Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава пятая. ХАЗАРИЯ И НАРОДЫ КАВКАЗА И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

1. Арабо-хазарские отношения и Кавказ (3 часть)

К сожалению, как уже упоминалось, поход Мервана источниками отражен неравномерно и противоречиво. Достаточно сказать, что ат-Табари лишь упоминает о нем [179]. Очень краткая, но, пожалуй, одна из наиболее точных информация у ал-Белазури [180]. Из ранних авторов наиболее подробен, как обычно, ал-Куфи [181]. Буквально несколько строк посвящает походу Мервана Ибн ал-Асир [182]. Очень любопытны данные Левонда, излагающего совсем иной вариант похода [183]. Ал-Куфи после красочного описания встречи двух арабских отрядов у Самандара ничего не говорит о взятии этого города и делает странный переход к походу на г. ал-Байда, в котором пребывал хакан [184]. Но и о взятии этого города не рассказывается, а просто констатируется, что хакан стал убегать от Мервана, который его преследовал, пока не дошел до гор [185].

Самое, однако, интересное в связи с походом Мервана начинается после взятия Самандара. Ал-Куфи прямо пишет, что мусульманам сопутствовал успех и они достигли даже земель, расположенных за "биляд ал-хазар" ("страной хазар") [186]. А затем он добавляет: "Затем он (Мерван) совершил поход на ас-сакалиба и те виды ("аснаф") язычников ("ал-куффар"), что соседили с ними, и захватил в плен из них 20 тыс. семей ("ахл байт"). Потом он двинулся дальше и дошел до Славянской реки ("нахр ас-сакалиба")" [187]. За этой рекой военачальник Мервана Каусар ибн Асвад ал-Анбари разгромил хазарские войска, после чего хакан "впал в безысходную скорбь" и запросил мира. В манере, излюбленной ал-Куфи, передается диалог Мервана и хакана. Последний, отмечая, что Мерван пленил хазар и ас-сакалиба, признает свое бессилие и практически отдается на волю арабского полководца, который, как благочестивый мусульманин, прежде всего требует принятия ислама. После трехдневного размышления хакан согласился на это условие [188].

У ал-Белазури же сказано: "Мерван совершил поход на ас-сакалиба, что обитали в земле хазар, и, захватив в плен 20 тыс. семей, поселил их в Хахит [189]" [190]. Затем кратко говорится о поражении хазар и согласии хакана стать мусульманином. Ал-Белазури добавляет, что пленных Мерван поселил между Самуром и Шабираном в равнинной части земли лезгин [191].

Таким образом, в связи с войной 737 г. встают по крайней мере два вопроса: как далеко и куда на север дошли арабские войска; какое значение имела эта война для Хазарии и ее роли на Кавказе?

Начнем с первого. Первоначально исследователи исходили из рассказа ал-Белазури, поскольку вариант ал-Куфи впервые был введен в научный оборот 3. В. Тоганом в 1939 г. Подавляющее большинство специалистов полагали, что под Славянской рекой, до которой дошел Мерван, следует понимать Дон, тем более что в издании "Книги путей и стран" Ибн Хардадбеха де Гуе "нахр ас-сакалиба" обозначена как Танаис, т. е. Дон [192]. Такой точки зрения придерживался И. Маркварт [193]. В. В. Бартольд предположил, что в рассказе Белазури речь идет о славянах в стране хазар [194].

Когда 3. В. Тоган в 1939 г. опубликовал книгу об Ибн Фадлане, он коснулся и вопроса о Славянской реке, тем более что в этой книге Тоган привел отрывки о походе Мервана по рукописи труда ал-Куфи. Но исходил Тоган не столько из сущности рассказа о походе арабов 737 г., сколько из своей концепции, представляющей славян арабских писателей как общее наименование самых разных северных племен - тюрок, угров, славян и т. д. [195] Опирался он при этом и на текст "Рисале" Ибн Фадлана, где царь Волжской Булгарии назван царем славян. Конечно, вопрос и о "малик ас-сакалиба" Ибн Фадлана, и вообще о применении арабскими авторами IX-Х вв. этнонима "ас-сакалиба" не прост и требует осторожного подхода и конкретного, осмотрительного решения. Здесь же речь идет о походе VIII в. в связи с известной нам информацией арабов о славянах раннего времени.

Ряд авторов, как уже сказано в предшествующей главе, считают, что столица хазар ал-Байда была расположена в устье Волги. Д. Данлоп, описывая поход Мервана, считает, что хакан бежал к Уралу, Мерван его преследовал по берегу Волги до страны буртасов, которые и есть славяне, навел где-то в пределах современной Саратовской области понтонный мост через Волгу и затем в Заволжье догнал беглеца, взмолившегося о пощаде и получившего ее на условии принятия ислама [196]. Ни о чем подобном источники не говорят. Зато в них есть Славянская река, славяне и другие язычники, их соседи [197].

Противники отождествления Славянской реки с Доном обычно говорят, что славяне для первой половины VIII в. на Дону археологически не обнаружены. Но это не совсем так, и некоторые ученые славян на Северском Донце находят [198], а с Северского Донца славяне могли попадать и на Дон, хотя считать их поселения там массовыми оснований, конечно, нет. На Волге славян в VIII в. не было точно. Наконец, обращаю внимание на некоторые детали рассказа ал-Куфи, отличающие его от варианта ал-Белазури, У последнего славяне обитали в земле хазар, у ал-Куфи мусульмане достигли земель, расположенных за страной хазар, где жили славяне и другие виды язычников.

Вопрос решится, если мы уясним, могли ли арабские авторы IX-Х вв. называть поволжские народы (прежде всего буртасов) славянами и что такое Славянская река арабских источников IX-Х вв.

Арабские писатели, имевшие информацию о буртасах [199], никогда их со славянами не отождествляли и рассматривали либо как тюркский [200], либо как какой-то особый местный этнос. Тем самым вопрос об отождествлении ас-сакалиба 737 г. с буртасами должен быть снят.

О Славянской реке ("нахр ас-сакалиба") упоминают из ранних арабских географов Ибн Хордадбех и Ибн ал-Факих. В издании труда первого из них публикатор де Гуе прочел название Славянской реки как Танаис, и исправление Т. Левицкого на Итиль совершенно неправомерно [201]. В тексте Ибн ал-Факиха [202] под Славянской рекой также, скорее всего, следует понимать Дон. Наконец, здесь целесообразно привлечь внимание ал-Мас'уди о великой реке Танаис, на которой, по его словам, "множество поселении славян и других языческих народов" [203].

Посмотрим теперь, именовалась ли в раннее время Славянской рекой Волга. Обычное наименование ее в источниках IX-Х вв. - Атиль [204]. У Ибн Хаукаля [205] и некоторых более поздних писателей [206] Волга называется "нахр ар-Рус", т. е. Русская река. И только ал-Бируни, оригинальный автор начала XI в., называет Волгу Славянской рекой, но это исключение и для XI-XIII вв

Кроме того, как я уже писал [207], Мерван вряд ли пустился бы в путь через труднопроходимую Калмыцкую степь, далеко от своих опорных баз. Наконец, сведения ал-Куфи о том, что арабы зашли за пределы Хазарии, также говорят в пользу выхода к Дону, где Мерван и захватил 20 тыс. пленников, которые принадлежали не только к славянам, но и к иным этносам. Арабы же из всех народов этого района знали только славян, а потому их выделили особо.

Это свидетельства страшного, небывалого поражения хазар в 737 г. Однако в историографии утвердилась та точка зрения, что борьба хазар с арабами имела результатом спасение европейской цивилизации от натиска ислама [208]. Делаются сравнения с франками Карла Мартелла и т. п. Последнее вообще несопоставимо с событиями на Кавказе в 30-х годах VIII в. Франкский мажордом разгромил арабов и остановил их натиск в Западной Европе, тогда как в это же время арабы нанесли сокрушительное поражение хазарам в Восточной Европе. Вместе с тем, как мне уже приходилось писать [209], арабы никогда не пытались закрепиться к северу от Кавказских гор и не могли это сделать, имея у себя в тылу горный Кавказ - очаг постоянного сопротивления. Поход Мервана в Подонье был связан с преследованием войск хакана, который, очевидно, уходил в районы, расположенные рядом с владениями его союзника - Византии. Именно там, а не в пустынном, занятом враждебными кочевниками Заволжье хакан мог рассчитывать на организацию сопротивления. Но и Мерван понимал это, и его основная цель сводилась к достижению формального успеха - согласия хакана принять веру победителей - ислам. После этого арабский полководец спешно ушел на свои базы в Закавказье. Одной из причин этого было восстание в горном Кавказе. "Владыки гор" и прежде лавировали между Хазарией и Халифатом, по сути дела не подчиняясь ни той, ни другой державе. Теперь же они (возможно, по подстрекательству хазар и византийцев) свели на нет все победы арабского военачальника.

Согласно ал-Куфи, Мерван с триумфом вернулся в Закавказье, в Касак, отписал халифу о своих победах, отправил ему, как было принято, пятую часть добычи [210]. А затем началась его длительная, растянувшаяся на семь лет война с "владыками гор" [211]. Ал-Куфи начинает ее описание с похода на "сахиб ас-сарир" [212], однако у ат-Табари и Ибн ал-Асира под 120 г. х. (737/738 гг.) упомянут поход Исхака ибн Муслима ал-Укайма на владения туман-шаха, взятие и разорение тамошних крепостей и области [213]. Поход же на "сахиб ас-сарир" ат-Табари датирует 121 г. х. (738/739 гг.) [214]. Поход совпал с военными действиями против Византии, что, возможно, говорит о том, что последняя подстрекала и подкупила "владетеля золотого трона".

Как всегда, подробности о войне с "сахиб ас-сарир" находим у ал-Куфи [215]. По словам последнего, Мерван из Касака, переправившись через Куру, прошел в Шаки, а оттуда направился в горы. Первая крепость, называемая у ал-Куфи, ал-Балал [216] оказалась неприступной, и взять ее удалось лишь через месяц при помощи оригинального способа, описанного историком [217]. Была учинена жестокая расправа; Мерван сидел на камне у ворот крепости, оттуда по одному выводили ее защитников и им тут же рубили головы. Крепость была разрушена и сровнена с землей.

Та же судьба постигла следующую крепость, Амик [218] (Кумик у Ибн ал-Асира, где, по словам последнего, находились дочь и сокровища (?) "владыки трона" [219]). Затем Мерван овладел еще одной крепостью, Хайзадж [220], где находились золотой трон "сахиб ас-сарир" и сам его обладатель. Согласно ал-Куфи, осада этой крепости длилась год, а по Ибн ал-Асиру - "все лето и зиму" [221]. Мерван будто бы, переодевшись в одеяние своего повара, под видом гонца проник в крепость, разведал все ее слабые места и, вернувшись, написал о них "сахиб ас-сарир". Перепуганный "владыкд трона" запросил мира и получил его при условии ежегодной уплаты 500 рабов-юношей, 500 "белокурых, с длинными ресницами чувственных наложниц-девственниц", 10 тыс. динаров и 500 мудд [222] провизии [223]. Ибн ал-Асир пишет о 1 тыс. голов скота и 100 тыс. мудд (провизии?) [224]. Ат-Табари же говорит о джизии, 1 тыс. рабов и заложников [225].

Затем, по Ибн ал-Асиру, Мерван вступил в землю Азрубитран [226], правитель которой заключил с ним договор [227], после чего двинулся в землю туман-шаха [228]. Последний, согласно ал-Куфн, обязался ежегодно присылать в Дербент 100 рабов, 1 тыс. голов скота и 1 тыс. мудд провизии [229]. Далее ал-Куфи и Ибн ал-Асир упоминают (крепость) Хамэин [230], которая была взята и разрушена [231]. Подробности опять-таки приведены у ал-Куфи, именующего владетеля крепости хамзин-шахом [232]. Рассказ содержит пикантные подробности. Мерван, потерявший в первом сражении много людей, заявил, что тому, кто первый проникнет в крепость, достанутся 1 тыс. динаров и самая лучшая пленница. Охотник тут же нашелся: это был араб из племени танухи (Сирия), проведшии воинов в крепость по какой-то тайной дороге. После взятия крепости Мерван предложил отличившемуся выбрать себе подходящую пленницу, но, когда он ее выбрал, та заколола его ножом, отрубила голову, а сама бросилась в пропасть [233]. В ответ Мерван истребил всех пленников, а затем его конница опустошила землю Хамзина, разрушив 300 селений. В конце концов хамзин-шах заключил мир на условиях поставки в Дербент невольников и продовольствия.

Затем ал-Куфи пишет о покорении Тумана, Шандана [234] и тех (областей), до которых Мерван добрался, после чего к зиме арабы вернулись в ал-Баб, а весной к Мервану туда прибыли "цари" Шарвана, Лайзана [235], Филана [236], Табарсарана и другие, кроме Арбиса, царя лакзов (лезгин). Мерван выступил против последнего, опустошил долину Самура и осадил крепость Билистан [237]. Арбис тайно бежал из крепости, но был убит каким-то пастухом, после чего лакзы покорились [238]. Затем последовали походы на Мугань, Гилян, ан-Нахр [239] и Талакан [240], окончательное покорение Азербайджана, Армении и других земель [241]. Даты не указаны [242].

Ибн ал-Асир войну Мервана в горах относит к 121 г. х. (738/739 гг.), упоминая после Хамзина поход в страну Масдарт [243], взятие Кирана [244], мир с Табарсараном и Филаном и покорение всего побережья (Каспийского моря?) от Армении до Табаристана [245].

Поскольку Мерван находился в Закавказье до 126 г. х. (743/744 гг.), можно полагать, что все эти годы ему пришлось заниматься подавлением восстаний в Дагестане, Восточном Закавказье и областях Южного Прикаспия. В это время халифы воевали с Византией [246], а на востоке, в Хорасане, вызрело и началось Аббасидское движение [247]. В 126 г. х. халиф Залид II был убит, после чего Мерван активно вмешася в борьбу а власть и, победив, стал последним халифом динасии Омейадов(744-750 гг.). Но было уже поздно: сторонники дяди пророка [248] подняли весь восток и в конце концов Мерван потепел поражеме и был убит [249].

Любопытно, что источнки ничего не говорят о хазарах в это смутное для Халифата время. Может бьпь, Аббасиды через Среднюю Азию завязали с ними сношения? Ити хазары были настолько ослаблены войной 737 г.и своими внутренними делами, что просто не могли использовать трудности сюих исконных врагов-арабов? Не исключено, что хазары, не в силах вмешаться в события, с злорадством наблюдали, как потомки дяди пророка резали представителей старшей веви курейшитов [250]. Догадки могут быть разные, но фактов они неваменят.

Некоторый свет на собьтия в Закавказье в эту пору проливают армянские источники.

Левонд, который очень восхищался Мерваном и его политикой, упоминает, что после отъезда Мервана в Дамаск в Армении начались волнения. Ишхан Армении Ашот Багратуни, союзник и сподвижник Мервана, встретил сильную оппозицию, возглавленную Григором и Давидом Мамиконянами. Омейады поддерживали род Багратидов [251], но некоторые представители этого рода были настроены против Ашота [252]. В Армении наалось антиарабское движение [253], связанное с Виэнтиеи [254], по существу помогавшее низвергнуть Омейадов.

Первый аббасидский хлиф ал-Саффах (750-754 гг.), хорошо понимая политическую и тратегическуо роль Закавказья, в первый же год правления назачил наместником Джазиры, Армении и Азербайджана своего брата Абу Джаффара [255], будущего халифа ал-Мансура (754-755 гг). Одной из первых акций Абу Джаффара стало завоевание Баб ал-алан (Дарьяла), где был поставлен гарнизон из особо преданных воинов. Затем полководец Абу Джаффара Йазид ас-Сулами покорил санарийцев (цанар), обитавших в районе Дарьяла [256]. Занятие Дарьяла арабами определенно было связано с опасениями, что хазары могут прийти на помощь византийцам, действовавшим в 50-е годы в Западной Армении [257].

 

Примечания

[179] Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 2. С. 1635.

[180] Ал-Белазури. Указ. соч. С. 207-208.

[181] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 49-50.

[182] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 234.

[183] Левонд. Указ. соч. С, 112-114.

[184] Ал-Куфи. Указ. соч, С. 49-50.

[185] Validi Togan A. Z. Op. cit. S. 296 (араб, текст).

[186] Ibid.

[187] Ibid.

[188] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 51.

[189] Т. е. Кахети, как выяснил еще Й. Маркварт.

[190] Ал-Белазури. Указ. соч. С. 207.

[191] Там же.

[192] Ибн Хордадбех: Указ. соч. С. 154.

[193] Marquart J. Osteuropaische und ostasiatische Streifzuge. Leipzig, 1903. S. 198-199.

[194] Бартольд В. В. Соч. М., 1963. Т. 2, ч. 1. С. 870-871,

[195] Validi Togan A. Z. Op. cit. S, 305.

[196] Duniop D. The History of the Jewish Khazars, Princeton, 1954. P. 82-84.

[197] На этот момент впервые указал С. Г. Кляшторный.

[198] Ляпушкин И. И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства. Л., 1968; Седов В. В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М., 1982. С. 140-143.

[199] См., напр.: Ибн Русте. Ал-А'лак ан-нафиса. Лейден, 1892. С. 140-141.

[200] Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 196.

[201] Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 154.

[202] Ибн ал-Факих. Указ. соч. С. 270; Бартольд В. В. Указ, соч. Т. 2, ч. 1. С. 871.

[203] Ал-Мас'уди. Китаб ат-танбих. Лейден, 1894. С. 67.

[204] Ал-Истахри. Китабал-масалик ва-л-мамалик, Лейден. 1870. С. 220; Пакут ар-Руми. Муджам ал-булдан. Бейрут, 1955. Ч. 1. С. 87. У ал-Мас'уди это обычно Хазарская река (Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 201 и др.), то же у ал-Мукаддаси (Китаб ахсан ат-такаси. Лейден, 1877. С. 361).

[205] Ибн Хаукаль. Китаб сурат ал-ард. Лейден, 1938. Т. 1. С. 13; Лейден, 1939. Т. 2, С, 388.

[206] Китаб нузхат ал-муштак. Каир, 1740. Л. 144 а.

[207] Новосельцев А. И. и др. Древнерусское государство и его международное значение. МL 1965. С. 370.

[208] Dunlop D. Op. cit. P. X; Golden P. Khazar Studies. Budapest. 1980. Vol. 1. P. 14.

[209] Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII-IX вв, // Вопр. истории. 1987. No 2.

[210] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 52.

[211] С 738 по 744 г.

[212] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 52-53.

[213] Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 2. С. 1635; Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С 239.

[214] Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 2. С. 1667.

[215] Ат-Куфи. Указ. соч. С. 52-55. См. также: Ал-Белазури. Указ. соч. С. 208.

[216] Местоположение не установлено.

[217] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 53.

[218] Местоположение не установлено.

[219] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 245.

[220] Местоположение не ясно. 3. Буниятов считает, что это Хунзах (Ал-Куфи. Указ. соч. С. 82).

[221] Там же. С, 54; Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 245.

[222] Мудд равен 1053 литрам.

[223] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 55.

[224] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 245.

[225] Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 2. С. 1667.

[226] Искажение Зирехгеран (т. е. Кубачи)?

[227] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 245.

[228] См. выше.

[229] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 55.

[230] 3. Буниятов отождествляет с Хамри (Там же. С, 82). Недавно Т. М. Айтберов попытался дать очерк истории этого владения. См.: Освободительная борьба народов Дагестана в эпоху средневековья: Сб. ст. Махачкала, 1986. С. 22-25.

[231] Ал-Куфи. Указ. соч. С. 55-56; Ион ал-Асир. Указ, соч. Т. 4. С. 245,

[232] Титул шаха носили все дагестанские "владыки". Арабские источники возводили его к эпохе Сасанидов, что вполне вероятно, ибо вассалы сасанидского шаханшаха носили титул шахов. В целом же эти традиции восходят еще к парфянской эпохе.

[233] Ал-Куфи. Указ, соч. С, 55-56.

[234] О Шандане см.: Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 138-142.

[235] О Лайзане см.: Там же. С. 107.

[236] А. Р. Шихсаидов полагает, что это Акуша-Дарго. См.: Шихсаидов А. Р. Дагестан в Х-XIV вв. Махачкала, 1975. С. 9.

[237] Ал-Куфи, Указ. соч. С. 56.

[238] Там же, С. 57,

[239] Что это за "река" - не ясно.

[240] Талыш.

[241] У ал-Белаэури (Указ. соч. С. 208) упомянуты дидойцы.

[242] 3. Буниятов датирует эти походы 123 г. х. (740/741 гг.). См.: Ал-Куфи. Указ. соч. С, 82.

[243] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 245. Где расположен Масдарт-не ясно.

[244] Очевидно, Зирехгеран (Кубачи).

[245] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 245.

[246] Там же, С. 254, 261 и др.

[247] Беляев Е. А. Указ. соч. С. 203-204.

[248] Родоначальник Аббасидов Аббас был дядей Мухаммеда.

[249] Беляев Е. А. Указ. соч. С. 204.

[250] Омейады были потомками старшего внука Кусайи, легендарного основателя Ка'абы в Мекке. См.: Массэ А. Указ. соч. С. 27.

[251] Тер-Гевондян А. Н- Указ. соч. С. 91.

[252] Левонд. Указ. соч. С. 118.

[253] Тер-Гевондян. Указ. соч. С. 91-97.

[254] Левонд. Указ. соч. С. 128-130.

[255] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 335.

[256] Ал-Белазури. Указ. соч. С. 209-210.

[257] Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 4. С. 341, 344, 359 и др.