Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





4. Падение Хазарского каганата

Политическое состояние Хазарского государства последние два десятилетия его существования можно охарактеризовать как нестабильное, а само его - как клонившееся к закату. Наиболее полное представление об этом дает Константин Багрянородный. В 40-е годы Х в. Хазария уже превратилась во второстепенное государство, которое интересовало империю лишь с точки зрения безопасности ее владений в Крыму. Именно здесь Византия еще опасалась хазарского присутствия и в необходимых случаях могла использовать против хазар алан и черных булгар [580]. Аланы, по-видимому, уже оправились к тому времени от поражения, нанесенного им Аароном, отцом царя Иосифа, и их отношения с прежним сюзереном, хазарским царем, выглядят как сложные, потенциально даже враждебные [581], хотя Иосиф был женат на аланской царевне.

На западе граница Хазарии и печенегов проходила у Саркела, ни о какой политической активности здесь хазар не было и речи. Примечательно, что византийский император особо отмечает роль узов (огузов) - восточных соседей Хазарии за Волгой, упоминая, что "узы могут воевать с печенегами" и способны воевать с хазарами [582]. Если учесть, что за 50-55 лет до этого узы были союзниками хазар в воине с печенегами [583], то теперь, как видим, ситуация изменилась: огузско-хазарские отношения испортились, а хазаро-печенежские не улучшились и, по данным Константина, Саркел его времени выглядит как опорный пункт на границе с владениями печенегов [584].

В 40-е годы Х в. черные булгары не только освободились от хазарской зависимости, но и "могли воевать с хазарами" [585]. Согласно договору Игоря с греками 945 г., черные булгары угрожали и византийским владениям в Крыму [586], т. е. их позиция не была устойчивой.

Вместе с тем для судеб Хазарии, кроме ее восточных соседей - огузов, все большее значение приобретали взаимоотношения с Русью. Границы с последней были далеко на северо-западе, на порубежье северян, радимичей, освобожденных от хазарской власти в 80-е годы IX в., и вятичей, по-прежнему плативших дань Хазарии. Район вятичей был удален от византийских владений и не интересовал Константина Багрянородного. Но русских князей он несомненно интересовал - не только потому, что вятичи были славянами, но и из-за важного географического положения Вятичской земли, расположенной по Оке. Однако ни Олег, ни Игорь, во всяком случае, большой активности здесь не проявляли. Возможно, это связано с тем, что основное направление политики Киева в первой половине Х в. было связано с Византией и юго-западными восточнославянскими землями (древлян, белых хорватов, уличей). К тому же для осуществления военных экспедиций на восток, на Каспий надо было либо сломить Хазарию, для чего условия еще не сложились, либо добиваться установления с ней "удобных" отношений.

Судя по летописным данным, вдова Игоря Ольга, которая с 945 по 964 г. была соправительницей своего сына Святослава и фактически управляла в Киеве [587], после "наказания" древлян никаких военных действий не вела. Во внутренней политике Ольга занималась упорядочением отношений центральной власти с подчиненными славянскими землями и, кажется, достигла здесь многого [588]. В своей внешней политике княгиня ориентировалась на союз с Византией, где она приняла крещение [589], и помогла империи вспомогательными войсками на разных театрах военных действий. Посылались небольшие отряды, очевидно из числа наемников (скандинавов и т. д.), для которых война была средством существования.

Однако, скорее всего, именно такая политика Ольги в конечном счете привела к тому, что ее сын Святослав, отношения которого с матерью были вполне хорошими, в 964 г. все-таки отстранил ее от власти [590]. Святослав опирался на свою дружину и ту часть (весьма влиятельную) русской знати, которая мечтала о возвращении времен Олега и Игоря с их заморскими походами и военной добычей. И политика Руси действительно резко изменилась. ПВЛ, охаратеризовав Святослава как сурового воина, легко переносившего походные невзгоды, отмечает его поход на Оку и на Волгу [591], где жили вятичи, платившие дань хазарам по щелягу с сохи [592]. Из летописи не видно, покорил ли в 964 г. Святослав вятичей, но нет оснований писать о походе в этом году русов на волжских булгар и буртасов, как пишет А. Н. Сахаров [593]. Скорее всего, в 964 г. поход Святослава в земли вятичей не принес результатов, и причиной, вероятно, была позиция Хазарии.

Поэтому-то в следующем, 965 г. "иде Святославъ на Козары" [594].

Вопроса об это летописной статье я касался выше (см. четвертую главу, сноску +443), но затрагиваю его вновь, ибо толкование ее по ЛаврентьевскоЙ летописи, да еще с переводом слова "град" как "столица" [595], стало восприниматься как доказательство похода Святослава в 965 г. на столицу Хазарии Атиль [596].

Между тем из летописи ясно только, что после взятия Белой Вежи Святослав воевал ясов (живших на Дону) и касогов (в Прикубанье, вероятно в районе Тмутаракани, которая тогда, очевидно, и была занята русами) [597]. И наконец, важно указание ПВЛ на то, что в следующем, 966 г. Святослав победил вятичей и обложил их данью [598].

Одним словом, ПВЛ не содержит указаний на уничтожение Хазарского государства в 965 г., а лишь говорит о поражении хазар, потере ими Саркела и земли вятичей, а также о каких-то военных действиях Святослава в Подонье и Прикубанье.

О падении Хазарии пишут только восточные источники, но их данные комментируются исследователями по-разному. Одни, опираясь в основном на географический труд Ибн Хаукаля, пришли к выводу, что был второй поход русов в 968/969 гг., в результате которого и пала Хазария [599]. Другие стремятся доказать, что этого второго похода не было [600]. Чтобы разобраться в этом, я даю ниже переводы восточных известий о падении Хазарии.

Начнем с самого раннего из них, рассказа Ибн Хаукаля, черпавшего информацию в прикаспийских областях в том же 358 г. х. (968/969 гг.), когда на Хазарию обрушились русы. У Ибн Хаукаля об этом идет речь в трех местах его сочинения. Данный вопрос специально изучала Т. М. Калинина, которая перевела тексты [601]. Ниже даю мой перевод по изданию Крамерса [602].

Первый отрывок [603]. "Булгар - маленький городок, и нет у него большого числа округов. Он был известен как пристань [604] для этих [605] государств, и опустошили его русы, а (затем) пошли на Хазаран, Самандар и Атиль (и случилось это) в 358 г. [606] И отправились сразу после этого в страну ар-Руми и ал-Андалус [607], разделившись на две группы. Русы же - варварский народ, живущий в стороне булгар, между ними и славянами на реке Атиль" [608].

Второй отрывок. "И ал-Хазар - сторона [609] и есть в ней город, называемый Самандар, и он в пространстве [610] между ней и Баб ал-Абвабом, и были в нем многочисленные сады (...) [611], но вот пришли туда русы, и не осталось в городе том ни винограда, ни изюма. Населяли этот город мусульмане, группы людей, исповедовающих веру [612], и идолопоклонники и они покинули его, но благодаря достоинствам их земли и хорошему их доходу не пройдет и трех лет и все станет как и было. В Самандаре были мечети, церкви и синагоги, и совершили они (русы) свой набег на всех, кто обитал на берегу реки Атиля из хазар, булгар, буртасов, и овладели ими [613], и искали люди Атиля убежище на острове [614] Баб ал-Абваб, и укрепились они там, а некоторые на острове Сийах-кух [615], и оставались они там в страхе" [616].

Третий отрывок. "Внутренние булгары [617] - христиане и мусульмане [618], но в наше время народ русы не оставил (ничего) этого [619] ни у булгар, ни у буртасов, ни у хазар, кроме разбросанной [620] неполной (части страны, земли?), выслеживали (их) в ней [621], те же, кто (уцелели), надеялись остаться в соседних областях. Дошло до меня, что большинство из них вернулись в Атиль и Хазаран при могущественном Мухаммеде б. Ахмаде ал-Азди, владетеле ширван-шахе [622], который оказал им помощь мужами и людьми [623], и они надеялись, просили, чтобы (те) заключили с ними договор и они были бы покорны им (ширванцам) [624] за благодеяния по отношению к ним" [625].

В данном случае целесообразно привести этот же отрывок по другой, более ранней редакции [626] труда Ибн Хаукаля [627]: "Не осталось в наше время почти ничего от булгар, буртасов и хазар, так как напали на них русы и захватили все их области, те же, кто спасся, рассеялись по соседним областям, надеясь, что (русы) заключат с ними договор и они смогут вернуться, (поселившись) под их властью" [628].

Кроме того, известия о рассматриваемых событиях содержатся у следующих авторов.

Ал-Мукаддаси: "Слышал я, что ал-Ма'мун [629] совершил на них поход из ал-Джурджании [630], овладел (Хазарией) и обратил ее в ислам [631]. Затем я слышал, что войско из ар-Рума, которых (воинов) зовут ар-Рус, напало на них и овладело их страной" [632].

Ибн. Мискавейх: "И стало известно [633], что турки напали на страну хазар и те обратились за помощью к людям Хорезма, но те отказались помочь, говоря: вы иудеи и, если хотите, чтобы мы вам помогли, примите ислам. И стали они мусульманами, исключая их царя" [634].

Ибн ал-Асир: "И в этом (году) [635] племя [636] из турок напало на страну хазар, и хазары обратились к людям Хорезма, но те не оказали помощи и сказали: вы неверные [637], но если примите ислам, то поможем вам. Те приняли ислам, исключая их царя, и тогда помогли им люди Хорезма и заставили турок отступиться от них, а после этого и их царь принял ислам" [638].

Таким комплексом сведений о падении Хазарии мы располагаем к настоящему времени. По сути дела, он же был в распоряжении исследователей и в прошлом веке, исключая дополнения в последней редакции географического труда Ибн Хаукаля, изданной Крамерсом. Правда, и труд Ибн Мискавейха стал известен только с 20-х годов XX в., но сведения этого источника (с добавлениями) повторены Ибн ал-Асиром и, следовательно, также введены давно. Поэтому историки в большей или меньшей степени использовали этот материал. Главные вопросы, которые их занимали,- сколько походов русов было на Хазарию и кто были эти русы - славяне или скандинавы? Первый вопрос и сейчас остается важнейшим, второй же, как мне кажется, существенной роли не играет. Меньше внимания исследователей привлекали те факты арабских источников, которые говорят об активном участии в событиях 60-80-х годов Х в. не только русов, но и восточных соседей Хазарии - турок, Хорезма, Ширвана. Прежде чем попытаться дать свое объяснение этим событиям, изложу основные концепции историографии, начиная с работ В. В. Бартольда и по сей день.

В. В. Бартольд, как уже сказано, решительно возражал против реальности похода русов 968/969 гг. В то же время он, по-видимому, был склонен считать "турок" арабских источников, воевавших с хазарами в 965 г., русами [639]. Оба момента весьма спорные. Но один вывод В. В. Бартольда заслуживает серьезнейшего внимания. Совершенно справедливо усматривая в сведениях Ибн Хаукаля о походе русов против болгар войну на Балканах, Бартольд писал: "Хазарское царство не могло уже оправиться от удара, нанесенного ему Святославом, и после 60-х годов Х в. уже не являлось крупным политическим фактором, но его разгромом воспользовались не столько русы, сколько болгары... К болгарам перешло, если не во всей восточноевропейской равнине, то в бассейне Волги наследие хазар..." [640] Бартольд отмечал и активную политику Хорезма в Поволжье, особенно, как он считал, в конце Х в. [641]

Особую роль Хорезма в истории Хазарии подчеркивал С. П. Толстов, считавший, что в 985 г. хорезмийцы покорили Хазарию [642].

А. 3. Валиди Тоган пытался усмотреть влияние на судьбы Хазарии разных политических сил - Руси, огузов и Хорезма. Поход русов он датировал 965 г. [643]

А. Ю. Якубовский также считал, что был только один поход русов на Хазарию в 965 г. В отличие от Бартольда он допускал возможность разгрома Волжской Булгарии Святославом. В турках Ибн Мискавейха и Ибн ал-Асира Якубовский склонен был усматривать печенегов, а вопрос о роли Хорезма ставил очень осторожно [644].

Д. М. Данлоп полагает, что турки, которые, по арабским источникам, напали на хазар в 965 г.,- русы. В вопросе о времени исчезновения Хазарского государства Данлоп, по сути дела, к окончательному выводу не пришел. С одной стороны, он, кажется, признает, что после похода Святослава этого государства не стало, с другой - приводя мнения некоторых ученых (Расмунсена и Поляка) о существовании Хазарского государства до XIII в.. Данлоп склоняется к тому, что Хазария пережила погром Святослава [645].

М. И. Артамонов пишет, что "смертельный удар Хазарскому царству был нанесен Русским государством". По Артамонову, Святослав начал свою войну с хазарами в 964 г. экспедицией на Оку, откуда он перешел на Волгу, разгромил булгар и буртасов, разграбил Итиль, опустошил Самандар, а затем пошел на запад, победил касогов и ясов и на обратном пути взял Саркел. После этого князь вернулся в Киев, а на следующий год окончательно покорил вятичей. Артамонов считает, что закрепиться Руси удалось лишь в Подонье и районе Тмутаракани. Волжская же Булгария и Хазария, по-видимому, недолго находились в зависимости от Руси и восстановили свою независимость [646]. Известия о нападении турок на хазар Артамонов склонен толковать двояко: либо "турки" здесь ошибочно стоят вместо "русы", либо речь идет о гузах, которых подбил на войну с хазарами Святослав [647]. Артамонов не отрицает и захвата Хазарии Хорезмом, но не считает этот успех прочным. Привлекая известия Иакова Мниха о походе Владимира против хазар, Артамонов склонен сопоставить его с данными Мукаддаси. В конце концов ученый приходит к выводу, что походы Владимира, в том числе и на Нижнюю Волгу, были последним этапом "более чем двадцатилетней войны" Руси за выход к Каспийскому морю. В итоге Русь пробилась к Каспию и поставила Нижнюю Волгу если не под свою власть, то во всяком случае, включила "в сферу русского политического влияния" [648]

И. М. Шекера пишет, что в 965 г. Древнерусское государство начало в союзе с гузами войну с Волжской Булгарией. После заключения с последней договора Русь совершила поход на Хазарию, в результате которого сила последней на Нижней Волге была подорвана. В защиту Хазарии выступил Хорезм, желавший закрепиться на Нижней Волге и вытеснить оттуда Русь. Хорезм же создал "печенежский буфер" между Русью и Нижним Поволжьем [649].

В 1968 г. вышла монография В. Т. Пашуто о внешней политике Древней Руси. Разделы о восточной политике Руси в ней написаны мною. Исходя из того, что было два русских похода на Хазарию, я отмечал: "Следствием двух походов войск Святослава было уничтожение, Хазарского государства и утверждение русского влияния в Подонье и Прикубанье, а также подчинение Вятичской земли. На Нижнем Поволжье позднее утвердили свое господство огузы и волжские булгары, воспользовавшиеся уничтожением Хазарского каганата" [650].

С. А. Плетнева в изложении гибели Хазарии следует за М. И. Артамоновым, полагая, что Святослав громил Поволжье с севера, от Волжской Булгарии до Атиля, а затем взял Самандар. разбил алан и касогов и овладел Саркелом. Достоверным она считает и поход Владимира на Волгу [651].

Подробно исследовавшая арабские источники о русско-хазарских отношениях в 60-е годы Х в. Т. М. Калинина пришла к выводу о двух походах русов на хазар. Калинина предполагает существование союза русов с печенегами и вслед за Бартольдом и другими учеными отрицает реальность похода Святослава на волжских булгар [652]. В работе есть и другие интересные, хотя порой и спорные положения.

А. В. Гадло считает, что Хазарский каганат был сокрушен в итоге похода Святослава в 965 г., но Нижняя Волга вскоре "стала окраинным владением Хорезма" [653].

П. Голден связывает крушение Хазарского государства с походами русов 960-х годов и в то же время пытается проследить судьбы хазар в конце Х-XII в. [654].

А. Н. Сахаров пишет о сокрушении Хазарского каганата Святославом и полагает, что тот "пытался закрепить за собой рядом чисто политических мер завоеванные территории, возможно, поставить ослабевшую Хазарию в вассальную от себя зависимость. Сахаров рассматривает волжских булгар и буртасов в качестве "давних союзников Хазарии" и считает, что Святослав прежде всего нанес удар по ним [655].

Из приведенного обзора, как кажется, видно, сколь по-разному излагается в современной литературе вопрос о падении Хазарского государства. В общем, все авторы отводят здесь большую роль русам, но роль эта различна. И дело не только в количестве русских походов, но и в их масштабе, направлении, а также роли в сокрушении Хазарии гузов и Хорезма.

 

Примечания

[580] Constantlne Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 52, 64.

[581] Ibid, P. 64.

[582] ibid. Р. 62.

[583] Константин Багрянородный отмечает, что часть печенегов осталась в прежних местах обитания. Через их кочевья проезжало и арабское посольство на Волгу в 921/922 гг.

[584] Coftstantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 182.

[585] Ibid. P. 64,

[586] ПСРЛ. Т, 1. С. 51; Т. 2. С. 39.

[587] Вопрос о соотношении власти Ольги и ее сына в эти годы не вполне ясен. Обратим внимание на формулировки летописных статей. Прежде всего это заголовок ПВЛ "Начало княженья Святославля 6454" (ПСРЛ. Т. 1, С. 57; Т. 2. С. 46). На древлян Ольга Ходила вместе с Сыном, а по возвращении из северных земель, где она устанавливала погосты, Ольга "възратися къ сыну своему Киеву, и пребывама с ним в любъви" (Там же. Т. 1. С. 60) и т. д. Вероятно, князем считался Святослав и только поздняя традиция усилила роль христианки Ольги, которая какое-то время могла и управлять именем сына.

[588] Там же. С. 60.

[589] Там же. С. 60-63. О крещении Ольги см.: Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. С. 260-298 (здесь и историография вопроса).

[590] ПСРЛ. Т. 1. С. 64; Т. 2. С. 52,

[591] Речь должна, очевидно, идти о Верхней Волге.

[592] ПСРЛ. Т. 1. С. 65; Т. 2. С. 53.

[593] Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава, X, 1982. С. 97,

[594] ПСРЛ. Т. 1. С. 65; Т. 2. С. 63,

[595] Памятники литературы Древней Руси, XI - начало XII в. М., 1978. С. 79.

[596] Артамонов М. И. Указ. соч. С. 427; Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа, IV-Х вв. Л., 1979. С. 206; и др.

[597] Кстати, еще М. С. Грушевский именно так определял места обитания ясов и касогов. См.: Грушевский М. С. Указ. соч. Т. I. С. 462.

[598] ПСРЛ. Т. 1. С. 65; Т, 2. С. 53.

[599] Й. Маркварт, Ф. Вестберг (видевшие в русах скандинавских викингов, независимых от Киева), А. П. Новосельцев, Т. М. Калинина (усматривающие в них киевских русов) и др.

[600] В. В, Бартольд, В. Ф. Минорский и др.

[601] Калинина Т. М. Указ. соч. Отдельные места переводились на русский язык и ранее (А. Я. Гаркави, В. В. Бартольд).

[602] Издание Крамерса сделано по старейшей рукописи (XI в.), оно содержит более полный текст и, по-видимому, последнюю редакцию сочинения. Иная редакция опубликована де Гуе во втором томе серии BGA.

[603] Как известно, труд Ибн Хаукаля представляет доработку и дополнение сочинения ал-Истархи. Данный текст, за исключением указания о походе русов, заимствован у ал-Истахри.

[604] Я перевожу "пристань", а не "порт", как Т. М. Калинина (Указ. соч. С. 94).

[605] Выше упомянуты кимаки, другие среднеазиатские кочевники и славяне. В представлении арабских географов Х в. Волга имела как бы два истока, и главным считалась Кама, истоки которой, в свою очередь, ошибочно искались где-то севернее Средней Азии.

[606] Точное указание даты. В. В. Бартольд считал это место небрежностью автора {Бартольд В. В. Указ. соч. Т. 2, ч. 1. С. 852). После издания Крамерса по другой редакции этот вопрос должен отпасть.

[607] У Ибн Хаукаля несколько упоминаний о походах русов в Испанию. Тема эта нуждается в специальном исследовании.

[608] Ибн Хаукаль. Указ. соч. Т. 1. С 14. В последнем предложении - указание на то, что первоначально русы прибывали с Верхней Волги.

[609] В арабском тексте слово "нахийа", указывающее именно направление.

[610] Здесь текст опять повторяет ал-Истахри. См.: Ал-Истахри. Указ. соч. С. 222.

[611] Пропускаю описание садов, где есть, однако, и дата пребывания Ибн Хаукаля в Джуржане - (3)58 г. х.

[612] Именно так лучше передать арабское "ахл ал-милал", здесь христиане и иудеи противопоставлены идолопоклонникам.

[613] Этими народами и их землями.

[614] Трудно сказать, что здесь имеется в виду, так как Дербент не расположен на острове. В. Ф. Минорский (Указ. соч. С. 152) предположил, что-речь идет об устье Терека.

[615] Мангышлак и Устюрт (перс. "Сийах-кух"-"Черная гора"). См.: Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 152; Агаджанов С. Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв. Ашхабад. 1969. С. 78.

[616] Ибн Хаукаль. Указ. соч. Т. 2. С. 393.

[617] Ибн Хаукаль передает текст ал-Истахри.

[618] С одной стороны, речь вроде идет о Дунайской Болгарии, с другой - она путается с Волжской.

[619] Благосостояния.

[620] Смысл не совсем ясен.

[621] Т. М. Калинина (Указ. соч. С. 93) переводит: народ рус "рыскал за ней".

[622] В тексте "сахиб ширван-щах". Ал-Азди, очевидно, испорченное ал-Йазиди {Минорский В. Ф. Указ. соч. С. 50, 152).

[623] Оба термина оригинала могут рассматриваться как синонимы.

[624] Мне кажется, правильнее понимать текст так. Т. М. Калинина (Указ. соч. С. 93) переводит: "и они были бы покорны им (русам за то, что (русы) оказали ему (ширван-шаху) благодеяние для них (беженцев)".

[625] Ибн Хаукаль. Указ. соч. Т. 2. С. 397.

[626] Ранее полагали, что существовало две редакции труда Ибн Хаукаля; 60-х и 70-х годов Х в. Крамере предположил (и обоснованно), что изданная им редак ция - третья. См.: Крачковский И. Ю. Избр. соч. М.; Л., 1957. Т. 4. С. 199.

[627] Кроме старого перевода Гаркави, сделанного по одной из рукописей, есть перевод В. В. Бартольда (Указ. соч. Т. 2, ч. I. С. 849) и Т. М. Калининой (Указ. соч. С. 93). Переводы отличаются друг от друга.

[628] Ибн Хаукаль, Китаб ал-масалик ва-л-мамалик. Лейден, 1878. С. 286.

[629] Имеется в виду эмир Северного Хорезма (со столицей Ургенч) Ма'мун ибн Мухаммед, формально вассал Саманидов.

[630] г. Ургенч.

[631] В другом месте ал-Мукаддаси (Указ. соч. С. 361) отмечает, что жители Атиля уходили на морское побережье, но затем вернулись, "приняли ислам и перестали после этот быть иудеями".

[632] Там же.

[633] Среди событий 354 г. х. (965 г.).

[634] The concluding portion of the Experiences of the Nations. Vol. 2. P. 209.

[635] 354 г. х. (965 г.).

[636] Араб. "таифа".

[637] Араб. "ал-куффар".

[638] Ибн. ал-Асир. Указ. соч. Каир, 1936. Т. 7. С. 15.

[639] Бартольд В. В. Указ. соч. Т. 2, ч. 1. С. 847-852.

[640] Там же. С. 851.

[641] Там же. С. 853.

[642] Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. М., 1948. С. 254-255.

[643] Validi Togan A. Z. Op. cit. S. 319.

[644] Якубовский А. Ю. О русско-хазарских и русско-кавказских отношениях в IX- Х вв. // Изв. АН СССР. Сер. ист. и филос. 1946. No 5. С. 470-472.

[645] Dunlop D. Op. cit. P. 244, 250-261.

[646] Артамонов М. И. Указ. соч. С. 426-429.

[647] Там же. С. 431.

[648] Там же, С. 433-436.

[649] Шекера I. М. Киiвська Русь XI ст. у мiжнародних вiдносинах. Киiв, 1967. С. 49.

[650] Пашуто В. Т. Указ. соч. С. 91.

[651] Плетнева С. А. Указ. соч. С. 71.

[652] Калинина, Т. М. Указ. соч. С. 90.

[653] 1'идло А. В. Указ. соч. С. 207.

[654] GoSiien P. Op. cit. Vol. 1. Р. 82-85.

[655] Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. С. 97 - 99, 101.