Рекомендуем

Взять кредит под залог без дохода mfork.ru/kredity/.

заказать диплом по праву

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Городище Самосделка

Об этом исследуемом в настоящее время памятнике уже накопилась небольшая литература, так что его описание можно опустить. Напомню лишь, что городище находится в низовьях Волги, ниже Астрахани, в дельте на правом берегу р. Старая Волга (Бирюль). В древности основная часть поселения располагалась на острове посреди Волги, а восточная — на левом берегу за протокой. Такое географическое расположение сделало городище вероятным «кандидатом» на развалины Итиля. Предварительная публикация, остающаяся, однако, самой значительной на сегодня, содержала данные о слоях X—XIV вв. и сообщение о том, что «самые ранние культурные слои городища будут изучены в ходе раскопок будущих лет» (Васильев Д.В., Гречкина Т.Ю., Зиливинская Э.Д. 2003. С. 106).

Целесообразно рассмотреть библиографию исследований за последние несколько лет, хотя я уже имел возможность высказаться о публикациях Э.Д. Зиливинской и её соавторов о ходе раскопок городища Самосделка и её предположении о существовании на его месте Итиля (Флёров В.С. 2009б).

Начнём с публикации 2005 г., когда на островной, основной, части городища площадью 2 кв. км было вскрыто около 370 кв. м, из которых на трети был достигнут уровень материка. Слои X в. содержали сильно разрушенные сооружения неясной конструкции из турлука. Сообщалось о юртообразном жилище. О слоях более раннего времени информации ещё не было (Зиливинская Э.Д. и др. 2005. С. 291, 292).

Верхние слои и постройки из вторично использованного кирпича соавторы ещё ранее предположительно идентифицировали с городом Саксин (Васильев Д.В., Гречкина Т.Ю., Зиливинская Э.Д. 2003. С. 119).

Хазарская тема более определённо обозначилась в статье основного исследователя городища Э.Д. Зиливинской (2007). Лейтмотив статьи — заселённость дельты Волги в хазарское время, с вероятностью чего нельзя не согласиться. Но в этом уже угадывался явный намёк на предполагаемое автором открытие Итиля. Аргументы, с одной стороны, сообразуясь с небольшой вскрытой площадью, достаточно весомы: юртообразные жилища и кирпич вторичного использования со следами извести, происходящий предположительно из нижних слоёв. Но с другой стороны, исследовательница указывала, что абсолютное большинство форм керамики из раскопок городища находит аналогии среди посуды IX—XII вв. Волжской Болгарии (Там же. С. 158). В то же время никак не была освещена проблема салтово-маяцкой керамики. Не было сведений о ней и на перечисленных автором городище и могильнике Мошаик, могильнике Маячный бугор, Чертовом городище. Предположение А.В. Шевченко, на которое ссылалась Э.Д. Зиливинская, о наследовании с хазарских времён некоторых антропологических характеристик населением, оставившем могильник Хан-Тюбе, и сегодня надо рассматривать как предположение, не более (Там же. С. 159).

Обратим внимание на следующий нюанс. Возникновение городища Самосделка в IX в. Э.Д. Зиливинская обосновывала «керамикой хазарского времени», хотя собственно «хазарская керамика» на городище не выделена. Может быть, и следует говорить о керамике булгарского и огузского времени? Перестановка акцентов будет полностью соответствовать и преобладающей керамике.

В 2004 г. благодаря любезности руководителей «Хазарского проекта» В.Я. Петрухина и И.А. Аржанцевой (Петрухин В.Я., Аржанцева И.А. и др., 2009) и самой Э.Д. Зиливинской я посетил городище Самосделка. По первым (без замеров) впечатлениям от обожжённых кирпичей вторичного использования можно сказать, что некоторые из них напоминают саркельские и семикаракорские. Многообразие кирпичей Саркела (Флёрова В.Е. 1997» приложение 3), равно и Самосделок, осложняет сравнение, но не делает его невозможным. Замечу, что на самосдельских кирпичах пока не обнаружены какие-либо метки, что характерно для Саркела и Семикаракор (Там же. С. 43—54).

Исследователи городища сделали пока только общий обзор размеров самосдельских обожжённых кирпичей; привели некоторым из них аналогии из других регионов (Васильев Д.В., Греч-кина Т.Ю., Зиливинская Э.Д. 2003. С. 105), но к определенным выводам не пришли. И это не удивительно. По кирпичам городища Самосделка необходима большая работа по статистике их форматов, в итоге которой выделятся самые массовые серии. Можно ожидать, что размеры кирпичей наиболее встречаемых серий совпадут с основными сериями Семикаракорской и Сар-кельской крепостей. В то же время основные форматы и размеры самосдельских кирпичей могут оказаться более разнообразными. Что же касается знаков и рисунков на кирпичах, то как их репертуар, так и само наличие или отсутствие их непосредственно с размерами кирпичей не связаны. Это зависело исключительно от традиций людей, которые были заняты изготовлением кирпича. Население, имевшее обычай метить знаками и рисунками керамику и иные изделия, перенесёт их и на кирпичи. И наоборот, отсутствие таких традиций приведёт к изготовлению кирпичей без каких-либо изображений.

Частное замечание. Э.Д. Зиливинская писала об употреблении т.н. «лекальных» кирпичей, в данном случае вторичных с городища Самосделка, для кладки куполов и сводов. В связи с этим напомню о находке единственного трапециевидного кирпича в Семикаракорской крепости (Флёров В.С. 2001. С. 62). Мне чрезвычайно трудно представить здания с куполами в хазарской крепости. Я не исключаю, что «лекальные» кирпичи могли использоваться только для декорирования каких-то элементов кирпичных построек. В связи с этим отмечу показанный мне в археологической лаборатории Астраханского университета пятиугольный кирпич с городища Самосделка, вероятно, декоративного назначения.

В 2008 г. раскопщики городища вынесли уже на всероссийский форум свою попытку «обосновать возможность соотнесения нижних слоёв городища с культурными отложениями города Итиля — предшественника Саксина» (Зиливинская Э.Д., Васильев Д.В., 2008. С. 224—226). Аргументы более систематизированы, но базируются опять же на едва начатых, учитывая громадную площадь памятника, раскопках. Тезис о кирпичах рассмотрен выше. Новым в раскопках стало открытие пока только отпечатков стен из комбинированной кладки из известняка, кирпича и речной гальки на известковом растворе. Тип такой кладки до настоящего времени не был известен на памятниках Хазарского каганата и сам по себе не может служить аргументами «pro» или «contra» открытия Итиля. Два следующих тезиса, о жилищах и керамике, несколько противоречат друг другу. Аналоги трём юртообразным жилищам указаны на поселениях салтово-маяцкой культуры, но, с другой стороны, соавторы отметили «полное отсутствие классических "салтовских" сосудов». Пока их всего четыре, названных «импортами из других регионов Хазарии» (о них см. ниже). Остаётся ожидать от Э.Д. Зиливинской и Д.В. Васильева новых сообщений о том, что представляет собой керамический комплекс слоёв предполагаемого Итиля. Все-таки ещё рано говорить о материальной культуре ранних Самосделок. Нельзя исключить, что она может иметь значительные отличия от салтово-маяцкой, в том числе в наборе преобладающих форм керамики. Это принципиальный вопрос, который может быть решён только раскопками.

И наконец, главный археологический довод авторов — это аэрофотоснимки городища, на которых просматриваются треугольные очертания «цитадели» с расплывшимися стенами. Использование аэрофотосъёмки надо приветствовать, но её данные должны быть проверены раскопками, без которых невозможно определить: а) материал и конструкцию стены и б) соотнесение стены с определенным слоем городища. Другими словами, остаётся неизвестным время возникновения предполагаемой цитадели. Может быть, это укрепления времени Саксина? Вопросов к треугольной цитадели более чем достаточно, и ответы могут быть получены, повторю, только в ходе раскопок1.

Да, сочетание в ранних слоях городища юртообразных жилищ и находок кирпичей вроде бы согласуется со сказанным мною выше о предполагаемой (не более) застройке Итиля: сочетание «дворцов» с примитивными постройками. Дело за малым — найти дворец и вскрыть не три, а минимум несколько десятков жилищ.

Гипотеза, в данном случае гипотеза «Итиль-Самосделка», это признанный инструмент любого исследования. Но и гипотеза должна иметь прочное основание. Пока такого нет. Мало того, не всё ясно с уже добытым на памятнике материалом, его хронологией.

В гою г., в ходе обсуждения доклада Э.Д. Зиливинской «Самосдельское городище. К вопросу о датировке нижних слоев» на очередной VII Московской конференции «Восточные древности в истории России» я имел возможность задать эти вопросы и по новой публикации о городище Самосделка (Зиливинская Э.Д., Васильев Д.В. 2009. С. 103, 104).

В совокупности с выступлениями других участников дискуссии картина получилась следующая. Предложенная дата возникновения городища — не позднее начала IX в. — может быть принята к сведению только как мнение автора. Ссылка на среднеазиатские сферические котлы с горизонтальными ручками, представленные на городище, дату которых Э.Д. Зиливинская указала в рамках VI—VIII вв., делу пока не помогает. В ходе дискуссии выяснилось, что сама хронология этих котлов требует уточнений. П.В. Попов, специально изучавший котлы из нижних слоев городища, датирует их IX—X вв. (Попов П.В. 2009. С. 163).

Э.Д. Зиливинская затруднилась ответить на принципиальный вопрос о связи предполагаемого Итиля с салтово-мяцкой культурой: какую «болгарскую» керамику приазовского происхождения с городища Самосделка, упомянутую в публикации, она и Д.В. Васильев имели в виду.

Э.Д. Зиливинская была вынуждена сообщить, что неоднократно упоминаемые ею ещё в предшествующих публикациях среди находок на городище пять «классических салтовских» кувшинов найдены вовсе не на городище, а принесены местными жителями из неустановленного (!) места. Судя по сохранности, они происходят из неизвестного могильника. Именно сохранность кувшинов, нехарактерная для городищ, где целые сосуды встречаются как исключение, и вызвала у меня вопрос о месте их обнаружения. Отмечу, что кувшины далеко не «классические».

Категорически не могу принять мнение Э.Д. Зиливинской об отнесении части самосдельского населения к савирам. В качестве аргумента выдвинуто сходство «некоторых гончарных форм» с керамикой из раннесредневековых памятников Дагестана, но памятник указан один — Андрейаульское городище, население которого и принято ею за савиров. На каком основании? Сходство с керамикой Андрей-аула не проиллюстрировано и очень сомнительно. Этническая материальная культура савиров, в том числе керамика, вообще не выделяется в Дагестане.

И никак не может быть принято указание на связь с Дагестаном по обнаружению на городище не совсем понятных «остатков комбинированных кладок, состоящих из известняка, обожжённого кирпича и речной гальки». О каких аналогиях в Дагестане идет речь — не указано.

Новейшая на сегодня публикация (Зиливинская Э.Д. 2010) почти дословно повторяет упомянутую казанскую, комментировать её нет смысла, кроме одного положения. Приведённые в ней радиоуглеродные даты, позволившие автору утверждать, что «жизнь на Самосдельском городище началась в интервале с середины VIII в. до второй половины IX в.», оказались, как выяснилось ещё в ходе московской дискуссии, сомнительны. Это означает, что говорить о VIII в. для городища Самосделка ещё рано. На первое место выдвигается вопрос о достоверности радиоуглеродных дат для этого памятника. Напомню, что в ранней публикации приведены иные результаты: «...важным результатом почвоведческих исследований [на городище Самосделка. — В.Ф.] явилась серия радиоуглеродных дат, по которым нижние слои культурного слоя можно отнести к II—X вв.» (Васильев Д.В., Гречкина Т.Ю., Зиливинская Э.Д. 2003. С. 107). Целесообразно ли вообще радиоуглеродное датирование городища с допусками в век или два?

Хронология раннего, самого нижнего слоя городища в целом остаётся неясной. Не выделены для её определения и хронологические реперы, т.е. узкодатируемые артефакты.

Ещё о радиоуглеродном датировании. Все-таки к использованию этого метода применительно к Средневековью надо подходить с известной осторожностью. По случайному совпадению вместе с упомянутой последней публикацией Э.Д. Зиливинской напечатана другая, специально посвящённая проблематичности датирования по С. 14 гораздо более ранних памятников и необходимости вносить поправки в первоначальный результат анализа для проверки его достоверности (Шишлина Н.И. 2010. С. 371—373).

Особое место среди публикаций с упоминанием памятника Самосделка занимает информация четырёх авторов о деятельности «Хазарского проекта», созданного по инициативе В.Я. Петрухина и успешно действующего до настоящего времени, но теперь уже не поддерживающего самосдельские раскопки ввиду несогласия участников проекта с применяемой методикой полевых исследований (Петрухин В.Я., Аржанцева И.А. и др. 2009). На два положения в разделе, написанном Э.Д. Зиливинской, обращу внимание.

Первое. Общая площадь памятника, как в прочих публикациях, оценивается Э.Д. Зиливинской в 2 кв. км по естественным границам, но собственно «границы памятника определить довольно сложно» (Там же. С. 94). Проще говоря, распространение культурного слоя, а нас в первую очередь интересуют ранние напластования, не установлено. Я акцентирую на этом внимание в связи с поставленными выше вопросами о размерах Итиля и характере его застройки, сплошной или кустовой, и связанными с этим оценками численности его населения.

Второе. В этой публикации среди населения городища ещё не упоминаются савиры, а лишь волжские болгары и огузы, с чем предварительно можно согласиться, с оговоркой, что этническая принадлежность первопоселенцев остаётся под вопросом.

Наконец, отмечу, эта публикация о памятнике Самосделка — единственная, в которой в связи с ним не фигурирует «Итиль». В этом отразилась позиция трёх соавторов статьи, И.А. Аржанцевой, В.Я. Петрухина и В.С. Флёрова.

* * *

В условиях ещё очень слабой исследованности (о «масштабности» раскопок говорить преждевременно) вопрос об идентификации Самосделок с остатками Итиля уходит на второй план, на первый же выдвигается задача методически выверенного изучения материальной культуры нижнего горизонта городища, создание для него типохронологической колонки керамики, а проще говоря — керамической стратиграфии, хотя бы по образцу саркельской. Разумеется, со статистическими выкладками. Весьма корректными и доказательными должны быть и керамические аналогии, подтверждать которые должны сравнительные таблицы рисунков сосудов. Сегодня мы имеем иное: на «Болгарском форуме» (г. Болгар, 19—21 июня 2010 г.) изложенная одним из руководителей раскопок городища Д.В. Васильевым программа статистической обработки самосдельской керамики была подвергнута резкой критике. Сама программа предполагает устаревшую «поштыковую» статистику вместо послойной, соответствующей стратиграфии раскопов. Безусловно, и так называемой «поштыковой» учёт даст определённые, но обобщённые выводы. Иного выхода сегодня просто нет, т.к. учёт по слоям и закрытым комплексам в ходе раскопок не вёлся2, несмотря на то что на первом этапе раскопок было заявлено: «Специфика данного памятника такова, что основным датирующим материалом и материалом, который может дать культурную интерпретацию слоя, является керамика» (Васильев Д.В., Гречкина Т.Ю., Зиливинская Э.Д. 2003. С. 107).

Самосделка — безусловно, выдающийся памятник и вызывает большой научный интерес. Но необходимы десятилетия для того, чтобы сокрытые в его напластованиях артефакты сложились в определённую историческую картину.

И ещё. Ввиду чрезвычайно слабой археологической разведанности дельты Волги не исключается открытие другого памятника, который в свою очередь станет претендовать на идентификацию с Итилем. С другой стороны, может выясниться, что подобных крупных памятников нет, что станет аргументом в пользу гипотезы идентификации Самосделки с Итилем.

О будущих раскопках городища Самосделка

По сообщению Д.В. Васильева на форуме в Болгарах только в ходе раскопок городища учтено 125 000 фрагментов керамики (вся ли она взята в коллекцию?). Это громадный массив, обработка которого потребует не один год. Уже это одно делает необходимым приостановить на некоторое время раскопки. В противном случае образуется «завал» находок, который даже физически будет весьма сложно систематизировать, т.е. разработать типологию, определить культурную принадлежность и дату каждой группы керамики, подготовить к изданию итог этой работы.

Необходимо в связи с этим опять обратиться к опыту раскопок Саркела — Белой Вежи, как положительному, так и негативному. Что касается положительного, то в первую очередь следует указать на достойное подражания использование типов керамики, стратиграфии её залегания при определении этнической принадлежности и систематизации жилищ и их хронологии в обширной статье В.Д. Белецкого (1959). Что касается негативной стороны дела, то при том, что саркельские керамические находки тщательно фиксировались, должная обработка и публикация керамики Саркела до настоящего времени не осуществлены, что грозит и самосдельской коллекции. Работа же С.А. Плетнёвой о керамике Саркела — Белой Вежи сегодня видится как предварительная (1959), хотя в своё время она была едва ли не базовой для изучения керамики всей салтово-маяцкой культуры.

Стратиграфический раскоп

Первое, с чего следовало бы продолжить работы на городище Самосделка, — заложить новый раскоп, стратиграфический, как это было сделано на городище Фанагории3. Лучше, если он будет примыкать к прежнему раскопу. Работы на стратиграфическом раскопе необходимо вести с учетом погрешностей в приёмах раскопок прежних лет и строго по сформировавшимся на городище культурно-историческим слоям, а не по «штыкам» независимо от их толщины. Соответственно находки, в том числе вся без исключения керамика, должны учитываться по свите культурных напластований, а в них и по комплексам, в том числе так называемым закрытым. При этом, возможно, из статистики находок придётся исключать происходящие из совершенно нарушенных перекопами участков, т.е. добиться чистоты наблюдений. Но будет небезынтересно разобраться, в какой степени поздние нарушения (перекопы) искажают стратиграфию находок.

Полученная стратиграфическая картина ляжет в основу относительной хронологии памятника — базе для перехода к построению абсолютной. Разумеется, хазароведов будет интересовать не только нижний слой городища и его дата, но и перекрывающие его — в связи с версией Д.В. Васильева и Э.Д. Зиливинской о принадлежности их Саксину.

Где же находился политический центр Хазарского каганата?

В завершение раздела об Итиле и городище Самосделка — о предложенном Г.Е. Афанасьевым «переносе» т.н. домена Хазарского каганата с низовий Волги на Нижний Дон (Афанасьев Г.Е. 2009). Здесь нет возможности разбирать всю статью и всю аргументацию автора, что потребовало бы отдельной главы и увело бы нас от основной темы книги. Среди прочих отмечу только следующие доводы автора:1. Пересмотр письменных источников, в результате чего «славянской рекой» признаётся не Волга, а Дон (с вольным толкованием работы Т.М. Калининой; ср.: Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. 2007. С. 158—163, 181—196). 2. Утверждаемая (как и рядом авторов до него) Г.Е. Афанасьевым хазарская принадлежность подкурганных погребений на Нижнем Дону с географическим центром — погребение Большая Орловка в Мартыновском районе Ростовской области. Последнее может показаться весомым аргументом, если бы этническая принадлежность этих погребений была определена. Сегодня это не более чем мнение ряда авторов. Кроме того, надо обратить внимание на то, что по мере археологических исследований ареал подкурганных погребений всё более расширяется, в частности, в северном направлении.

Что же касается точки зрения Т.М. Калининой, то её позиция в вопросе о «реке славян» изложена Г. Афанасьевым в несколько модифицированном виде. Прежде всего, он пренебрёг необходимостью точно указать, информация какого средневекового автора рассматривается в вопросе о «реке славян», чему Т.М. Калинина придаёт первостепенное значение. Если обратиться к данным Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха, то действительно речь идёт об общем представлении этих авторов о водном пути из северных областей к южным, к хазарскому городу Хамлидж на Каспии (Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. М., 2007. С. 121). Однако нигде Т.М. Калинина не утверждает, что за этим путем, по мнению арабских авторов, «может стоять и Волга, и Дон, и Сев. Донец, и другие реки» (Афанасьев Г.Е. 2009. С. 9). Речь идет об умозрительной связи между севером и югом Европы, а вовсе не о конкретных сведениях арабских авторов о водных артериях Восточной Европы. «Река славян» ал-Куфи не может быть идентифицирована; «рекой славян» ал-Гарнати может быть Ока или часть Волги (Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В., 2007. С. 163)4.

Если принять новое географическое положение центра каганата по Г.Е. Афанасьеву, то неизбежно встанет вопрос и о новом местонахождении «столицы» Хазарского каганата. Вероятно, понимая сложность идентификации её с каким-либо из нижнедонских городищ, автор воздержался от прямого указания на одно из них. Но, следуя рассуждениям Афанасьева, на административный центр Хазарии должно (или могло бы) претендовать Семикаракорское городище — ближайшее к погребению Большая Орловка, кстати далеко не самому богатому среди подкурганных погребений региона, как Афанасьев подаёт его читателям. Безусловно, мне, как раскопщику городища, было бы лестно считаться первым исследователем административного центра каганата. Увы, по своим масштабам Семикаракорская крепость никак не может претендовать на столичный статус. Я уже неоднократно писал, что крепость могла быть не более чем ставкой каганов (или беков) на Нижнем Дону во время передвижений или просто основной военной базой хазарского присутствия здесь. Второй, более мощной, стал Саркел.

О курганах. Блестящее открытие Т.А. Габуева и В.Ю. Малашева — курганы с ровиками около известного городища Брут на Северном Кавказе — заставляет пересмотреть существующие представления о нижнедонских. Значимость открытия увеличивается многократно тем, что в брутских курганах стратиграфически увязаны ранние круглые ровики второй половины II — рубежа IV—V вв. и более поздние квадратные, сооружавшиеся до начала VII в. Причём преобладающим типом погребальных сооружений в обеих группах были катакомбы (предварительная информация появилась три года назад: Габуев Т.А., Малашев В.Ю. 2007; полная публикация этих же авторов:2009). В свете этих открытий должна быть пересмотрена и аргументация Г.Е. Афанасьева. Они заставляют ещё раз обратить внимание и на предложенную ранее сарматскую гипотезу происхождения подкурганных захоронений с ровиками, отрицающую полностью или частично их тюркские корни (Флёрова В.Е. 2001в). Ясно одно: дискуссия о подкурганных погребениях продолжится.

Какое же место в гипотезе Е.Е. Афанасьева отводится низовьям Волги и городищу Самосделка? На эти вопросы автор отвечает кратко, но достаточно определённо: «...B низовьях Волги археологи вообще не могут обнаружить следов Хазарского каганата. Пока там найдены только очень редкие и территориально разбросанные одиночные погребения хазарского времени». Прерву цитату. Какие автор имеет в виду одиночные погребения, не указано; может быть, найденные Л.Н. Гумилёвым? Однако стоит напомнить о могильнике у городища Мошаик и о кувшинах (о которых писала Э.Д. Зиливинская, см. выше), происходящих из обнаруженного местными жителями могильника где-то в районе Самосделки. Важнее другое: правильно поставленная сплошная археологическая разведка дельты Волги до сих пор не произведена.

Продолжу цитату: «А надежда на то, что достоверные культурные слои хазарского времени всё же будут найдены на открытом городище огузо-печенежского времени Самосделка или где-то рядом с ним, очень слаба» (Афанасьев Г.Е. 2009. С. 9). Возражу: подстилающий слой найден, не произведена его должная атрибуция.

Противоречие данных археологии и письменных источников, о котором пишет Г.Е. Афанасьев, мнимое. И те и другие содержат принципиально разную, в большинстве не сопоставимую информацию, но в равной степени не дают полной картины внутренней жизни в Хазарии и всех её изменений. Основная проблема даже не в этом: мы лишены третьей составляющей — исторической информации, которая могла содержаться в хазарских летописях, намек на существование которых есть в письме кагана Иосифа. Наше представление о каганате было бы совершенно иным, если бы его археологическую карту и карту, реконструируемую по письменным источникам, удалось бы наложить на канву событий и дат. Прибегну ещё раз к уже использованному приёму: попробуем представить, в каком положении оказались бы слависты — историки и археологи, не располагая погодовым летописанием, но имея в распоряжении сведения тех же арабо-персидских географов, ни один из которых не был на Руси и даже на её границах, и данными археологии. Сколь же много могло бы в таких моделируемых мною условиях быть найдено «противоречий» между весьма невыразительной (в сравнении с хазарской) славянской археологией и восточными географами.

В методическом плане прямое сопоставление двух видов источников, какое предлагает Г.Е. Афанасьев, вряд ли допустимо. Тем более если принять во внимание несравнимость регионов по археологической изученности — относительно хорошо исследованный Нижний Дон и почти ещё не изученную дельту Волги.

Обращение к статье Г.Е. Афанасьева даёт мне повод кратко сформулировать собственное на данный момент суждение о городище Самосделка и его идентификации с Итилем.

1. Письмо кагана (царя) Иосифа и множество других письменных источников не позволяют сомневаться в громадном значении низовий Волги, включая её дельту, в жизни каганата, несмотря даже на далеко не лучшие природные условия дельты (ср. с бассейном Дона). Отбросить эту письменную традицию невозможно. 2. Из этого следует, что отрицать существование или недооценивать расположенный в дельте Волги центр каганата, политический и административный (не географический), нет ни малейших оснований. 3. Нахождение минимум двух самых значительных крепостей на второй крупной речной артерии каганата — Нижнем Дону никак не противоречит указанному местоположению Итиля. Оно лишь указывает на значение нижнедонского региона и на неспокойную здесь внутреннюю политическую обстановку, д. Что касается конкретно городища Самосделка, то при совершенно недостаточной, если не сказать почти полной неизученности его нижних напластований в равной степени невозможно как отрицать нахождение Итиля на этом месте, так и утверждать. Столь масштабные многослойные памятники, повторю, исследуются десятилетиями. Остаётся набраться терпения.

Примечания

1. В журнале «Огонёк», № 42,2008 г. в материале «Хазарская мечта» В. Тихомирова и И. Поповой опубликован рисунок под названием «Саксин». С удивлением узнал в изображении воспроизведение в новом «цветовом решении» и с разворотом на 180° акварель художника О.В. Фёдорова «Реконструкция Правобережной Цимлянской крепости», опубликованную в журнале «Восточная коллекция», № 2 (25), 2006, с. 68. В отношении О.В. Фёдорова — это плагиат, для читателей — дезинформация и несуразица. Зачем авторам статьи в «Огоньке» понадобилось выдавать треугольное Правобережное городище за треугольный Саксин, остаётся только гадать.

Можно было бы не упоминать эту подделку-плагиат, если бы она не показывала, что для реконструкции Саксина и Итиля никаких данных пока нет.

2. Мне пришлось в своё время работать в Гос. Эрмитаже с описями керамики из раскопок Саркела (Флёров В.С. 1976). Могу свидетельствовать, что для каждого керамического фрагмента в руководимой М.И. Артамоновым Волго-Донской экспедиции фиксировались в полевых описях не только место его обнаружения, но и глубина залегания (за уровень отсчёта было приняло основание крепостных стен). Подчёркиваю, каждого взятого в коллекцию фрагмента. А ведь это делалось более чем за полвека до раскопок городища Самосделка.

3. В 2011 г. в Москве ожидается выход книги В.Н. Чхаидзе о Фанагории, что избавляет меня от описания этого раскопа.

4. Моя глубокая признательность Татьяне Михайловне Калининой за консультации.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница