Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Семикаракорская крепость

Семикаракорская крепость неоднократно упоминалась в изданиях XIX — первой трети XX в, но окончательно установил ее принадлежность к эпохе Хазарского каганата в ряду других нижне-донских городищ и поселений М.И. Артамонов (1935. С. 115). Первые и единственные раскопки городища осуществил уже в 1971—1974 гг. автор этих строк (Флёров, 2001)1. Приведу лишь основные сведения об этом уникальном памятнике. Крепость по своей планиграфии «квадрат в квадрате» (Рис. 6: план городища) принципиально отличается от Саркела и Правобережной Цимлянской. Внешний контур, собственно крепостные стены, — неправильный, но близкий к квадрату, прямоугольник с размерами 200×215 м. Внутри его цитадель с размерами 80×85 м. По общей площади, включая цитадель, Семикаракорская крепость значительно превосходит Правобережную (135×130×110 м) и Саркел (внутри 178,6×117 м).

По основному строительному материалу — кирпич — и его размерам она имеет прямое сходство с Саркелом, но с очень существенным отличием. Если фортификационные сооружения Саркела и все его здания возведены только из обожженного кирпича, то оборонительные стены Семикаракор состоят из сырцового (преимущественно 26: 26: 5 см) с незначительным, и только в некоторых местах, включением обожженных (преимущественно 25: 25: 5 см), а внутренние строения возведены из обожженного кирпича.

Использование кирпича идентичных размеров (Флёров, 2009а), безусловно, сближает Семикаракоры с Саркелом и хронологически. Однако если византийская традиция в планировке Саркела не вызывает сомнений, то истоки фортификации Семикаракорской крепости, вероятно, придется искать в восточном направлении. В частности, план «квадрат в квадрате» имела крепость, известная как III Шагонарское городище в Туве (Кызласов, 1969. С. 60, рис. 9; С. 61, рис. 10), но возведенная из кирпичей иного размера: 43: 23: 10 и 42: 20: 10 см (Кызласов. 1979. С. 146). Примечательно, что сырцовые кирпичи близкого формата встречены в крепостях Чир-Юрт в Дагестане (Магомедов, 1983. С. 129, 159) и в расположенной рядом с Саркелом Правобережной Цимлянской.

Что касается прямой связи Семикаракор и Правобережной крепости, то она иллюстрируется другим уже знакомым нам керамическим материалом — керамидами и калиптерами, а также штукатуркой. Именно они представляют в Семикаракорах несомненную византийскую составляющую. В крепости не обнаружены декоративные «кирпичики» из раствора, краска, но следует уточнить: не обнаружены на вскрытой площади, которая незначительна в сравнении с общей площадью крепости.

Что касается керамической плитки, упоминавшейся М.И. Артамоновым в Семикаракорах (Артамонов, 1959. С. 7), то в моих раскопках 1971—1974 гг. ее не оказалось (допускаю, что не опознал ее фрагменты2). Сам М.И. Артамонов не указал источник своей информации. Публикаций изображений и описаний плитки нет.

Штукатурка

Совершенно недавно я преждевременно сообщил, что она не найдена в Семикаракорах (Флёров, 2013. С. 486). Найдена (!), хотя и в очень небольшом количестве, в пределах десяти фрагментов3

Семикаракорская штукатурка, толщина 4,5—8,0 мм, чуть менее твердая, чем правобережная, и изготовлена не из белой известняковой массы, но серой. Этим она отличается и от совершенно белого известнякового раствора, которым скрепляли кирпичную кладку. Спутать их невозможно. Случайные налепы этого раствора встречаются на поверхности штукатурки, резко выделяясь на ее фоне. Внешняя поверхность штукатурки тщательно отполирована вплоть до тусклого блеска. На тыльной стороне шероховатый отпечаток-негатив поверхности кирпичей, которые она покрывала.

Находки в Семикаракорской крепости штукатурки подтверждают мое предположение о том, что кирпичные сооружения в ее цитадели, по крайней мере часть из них, не были рядовыми постройками.

Черепица

Черепица также зафиксирована главным образом в цитадели среди развалин кирпичных строений. От них in situ в пределах раскопа открыты под развалами кирпича и черепицы только обрывки двух стен (Флёров, 2009б. С. 521, рис. 6). Всего в ходе раскопок учтено фрагментов: керамид — 2439, калиптеров — 6175. Эти цифры примечательны. Как и в Правобережной крепости, преобладают обломки калиптеров, но здесь это выражено еще более определенно — их почти в три раза больше, чем керамид. Выводы делать еще рано, но обратить на это внимание необходимо. Возможно, объяснение заключается в особенностях черепичной кровли, в которой преобладали калиптеры.

Керамиды. Около единственной башни на северной стене крепости, т. е. за пределами цитадели, был найден квадратный очажок, составленный из четырех вкопанных в землю керамид; пятая перекрывала его и служила плитою для установки сосудов. В очаге действительно лежали обломки большого горшка с гребенчатым орнаментом на тулове (Флёров, 2001. С. 76—81). Куски четырех керамид удалось подобрать почти полностью, и благодаря этому получено представление о целых формах (Рис. 6). Все четыре почти одинаковых размеров — длина 49 см, ширина верхнего торца 34 см. Пластины (одна на фото 13) неравномерной толщины у каждого экземпляра; на верхней поверхности следы пальцев, оставшиеся при формовке; имеют поперечный выгиб (намеренный?); к нижнему торцу незначительно сужаются. Выступы для соединения с нижележащей керамидой едва выделяются; их никак не назовешь «коленообразными». Бортики высокие и выполнены неумело, то вертикальные, то наклонены внутрь; возвышаются над пластинами на 4 см, т. е. более высокие, чем бортики правобережных. Общая же высота бортика до 6 см. Характерная особенность: нижние торцы бортиков плавно закругляются. Цвет керамид желтоватый или красноватый, блеклый. Раствор глины хорошо промешан и не имеет грубых примесей.

Рис. 6. Семикаракорская крепость. Керамиды из очага (см. цв. вклейку, фото 13). Вверху слева: план крепости

Общая неумелая формовка, плохо выделенные соединительные выступы, заглаженная, но оставшаяся бугристой поверхность, неравномерность толщины пластин, «неустойчивые» по форме бортики, неровные линии торцов и бортиков — все это признаки недостаточной подготовленности ремесленников к изготовлению такой сложной продукции, как керамиды. Об использовании деревянных форм говорить не приходится. Собственно и следов их применения на этих экземплярах нет. Это основное, что кратко можно сказать о керамидах, составлявших очаг. Они на сегодня единственные целые керамиды из памятников Хазарского каганата на Нижнем Дону.

Перейдем к публикуемым здесь фрагментам бортиков (Рис. 7). Они явно однотипны, но в их профилях также хорошо отразилось неумение изготовителей добиться полного единообразия. Следы применения составной деревянной формы на экземплярах № 8, 9, 12 не просматриваются. Особенно грубо выглядит № 12. Немногим более удачно оформлен среди них только один — № 11. Для него можно допустить использование формы или дощечек для формирования бортика. Но добиться равномерности толщины пластины мастеру не удалось. Сплошной равномерный обжиг (излом светлый коричневато-палевый) имеет только № 8. У остальных трех сердцевина темная. Неравномерность обжига, когда только поверхность приобретает красные и палевые оттенки, также характерна для семикаракорских керамид.

Рис. 7. Семикаракорская крепость. Керамиды, профили бортиков (сборы 2009 г.)

Уже отмеченная выше особенность бортиков семикаракорских керамид — закругление верхней грани на конце соединительного выступа. У двух экземпляров на рис. 8 радиус закругления различен, что также указывает на отсутствие единообразия в оформлении и отдельных деталей керамид. Однако еще более разительно отличие в формовке обеих выступов. Изготовитель одной керамиды (Рис. 8: № 1, вид сверху) с трудом справился с оформлением выступа — он получился «мятым», такими же остались и боковые грани выступа. В противоположность ему, соединительный выступ другой керамиды (Рис. 8: № 10, вид сверху) четко отделен от бортика крутым изгибом, на его внешней боковой поверхности следы инструмента типа шпателя (возможно, дощечка).

К описанию технологии изготовления керамид из Семикаракорской крепости остается добавить, что все поверхности пластин, особенно верхние, обработаны очень плохо. Этим они резко отличаются от основной массы керамид причерноморских мастерских, которые наверняка использовались в качестве образцов для воспроизведения. Мало того, они изготовлены хуже, чем и большинство керамид из Правобережной крепости.

Рис. 8. Семикаракорская крепость. Керамиды, соединительные уступы (сборы 2008, 2009 гг.)

Продолжая сравнение керамид обоих памятников, обращаю внимание на очень заметное различие в типах бортиков. На правобережных они ниже, но шире, лучше оформлены. Возможно, прототипы для них происходили из разных причерноморских мастерских.

Одна общая особенность, присущая семикаракорским и правобережным керамидам, связана с составом глиняного замеса. Если для керамид Юго-Западного Крыма характерно разнообразие примесей, позволяющее разделить их на технологические группы (Моисеев, 2011. С. 177), то в донской черепице ярко выраженных искусственных примесей нет. Видимые глазом примеси являются естественными: мелкий песок, входивший в состав глин, и тонкая растительная, которую часто принимают за добавленную «растительную мелкорубленую» примесь. Те же естественные примеси входят в глину кирпичей Семикаракорской крепости. Примесь травы редка. Технологию изготовления семикаракорских кирпичей изучал С.Ф. Токаренко (2009). По его новой и еще не опубликованной информации, для кирпичей и для черепиц, включая калиптеры, использовали одни и те же глины и один способ подготовки глиняного раствора. Должен отметить, что в одной из моих публикаций я совершенно ошибочно упоминаю траву и песок в качестве обязательных примесей в глину для кирпичей Семикаракорской крепости (Флёров, 2009б. С. 481, 483).

Калиптеры. В целом они те же, что и в Правобережной Цимлянской крепости: слабоизогнутые с выступом для манжетного соединения (Рис. 9: № 1, 13). Длина выступа в среднем 55 мм. От керамид до некоторой степени отличаются лучшей отделкой поверхностей. Тем же был и режим обжига, в результате которого они приобретали на глубину 2—3 мм оранжевато-красноватую окраску разной интенсивности. Сердцевина при этом оставалась серой с вариациями оттенков, иногда почти черной по цвету, вероятной причиной чего было недостаточное время обжига. Между верхними слоями красных оттенков и сердцевинами серо-черных тонов всегда очень четкое разграничение.

Рис. 9. Семикаракорская крепость. Калиптеры: № 1 и 13 — соединительные выступы; № 2 — нижний торец с декором

Один калиптер, представленный неполным обломком нижнего торца, выпадает из общей массы (Рис. 9: № 2). Он круто изогнут, реконструируемая ширина по основанию (хорда) примерно 100 мм. Торец украшен малозаметным декором, образующим вихревую композицию, под которой проходит ложбинка. Вероятно, данный калиптер имел какое-то особое назначение. Оранжево-палевая поверхность хотя и осталась неровной, но заглажена тщательнее, нежели у прочих. При всем этом сердцевина после обжига осталась непрокаленной, темно-серой.

Сравнение семикаракорских и правобережных калиптеров приводит к тому же заключению, что и по керамидам: при общем сходстве есть типообразующие различия. Так, на семикаракорских пока не отмечены валики на нижних торцах.

Примечания

1. Глубокая признательность Игорю Сергеевичу Каменецкому (1930—2014) за сообщение о шурфовании городища А.Д. Столяром во время раскопок М.И. Артамоновым Саркела в 1950 г. Игорь Сергеевич за несколько месяцев до кончины рассказал мне о том, что из текста одной его публикации по вине редакции выпало название городища — Семикаракорское (Каменецкий, 2012. С. 28, 29). В более ранней публикации И.С. Каменецкий также упоминает о шурфовании Семикаракорского городища: «...Абрам Давидович [Столяр] отправился в разведку, взяв с собой А. Тихонова и меня. Я хорошо запомнил только два памятника: Семикаракорское городище хазарского времени и нижнепалеолитические Хрящи. Городище было занято бахчой. Шурф мы заложили в центре. Пока один копал, другой производил сборы. Собирали не только керамику, но и арбузы, потихоньку подкатывая их к шурфу. Приятный был памятник» (Каменецкий, 2006. С. 476). Публикации А.Д. Столяра о результатах этой работы на городище, насколько я знаю, не было.

2. В 2011 г. на месте казачьего поселения XVII—XVIII вв. на левобережье Дона у х. Титов примерно на равном расстоянии от Правобережного и Семикаракорского городищ краевед С.Ф. Токаренко вместе с кирпичами обнаружил фрагмент плитки. Из какого из двух городищ она происходила, сказать трудно.

3. Фрагменты найдены в 1971 г. в цитадели крепости, где находились строения из обожженного кирпича. По неопытности я не смог тогда определить, что имею дело со штукатуркой. Тем не менее фрагменты были взяты в коллекцию, хранящуюся в музее г. Таганрога. В 2013 г., уже будучи хорошо знаком со штукатуркой Правобережной Цимлянской крепости, я убедился, что не понятые мною сорок лет назад обломки из Семикаракор принадлежат штукатурке. Думаю, что обломков штукатурки в моих раскопках было гораздо больше, чем собрано.