Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





В.С. Флёров. «Строительные материалы византийского происхождения в хазарских крепостях Нижнего Дона»

Почти двухсотлетние исследования материальной культуры Хазарского каганата показали, что в целом она не подверглась существенному влиянию со стороны Византии, равно как Арабского халифата и его обособившихся наследников, славянских племен и других непосредственных соседей. Есть, однако, в каганате производственная отрасль, в становлении которой не только бесспорно участие византийцев, но, что значительно важнее, видна переработка византийских образцов местными мастерами. Речь идет об изготовлении в Хазарском каганате керамических и ряда других строительных материалов.

Основная цель данного раздела — продолжить введение в научный оборот новых археологических источников из раскопок Семикаракорской и Правобережной Цимлянской крепостей1. В пределах километра от последней находится еще одна, открытая в конце XX в. и названная первоначально «Саркел-3». Название стало производным от ничем не обоснованных представлений двух авторов о ее назначении. При этом собственно Саркел становится «Саркелом-1», а Правобережная крепость «Саркелом-2» (Ларенок, Семёнов, 1999). В публикации не сообщалось, были ли найдены в ходе раскопок кирпичи, черепица, керамическая плитка, штукатурка, краска, которым посвящен данный обзор. Городище я предложил именовать в дальнейшем Камышино по примыкающей к нему балке. Это наименование уже вошло в литературу и не встречает возражений2

Публикационному разделу необходимо предпослать освещение проблемных археологических ситуаций, связанных с нижне-донскими хазарскими крепостями, не только Семикаракорской и Правобережной, но и Саркелом, с которого и начну.

Письменным свидетельством участия Византии в строительстве Саркела, единственной на Нижнем Дону крепости из обожженного кирпича, является информация о миссии Петроны Каматира (Константин Багрянородный, 1989. С. 170—173; Продолжатель Феофана, 1992. С. 56, 57), постоянно комментируемая историками и археологами по разным поводам. Пожалуй, наиболее детально предыстория поездки на Дон Петроны и политическая ситуация вокруг самого строительства Саркела освещены С.Б. Сорочаном (2005а. С. 553—572 и др.).

При всём внимании историков и археологов, остается одна не до конца решенная проблема в связи с участием Петроны в сооружении Саркела: действительно ли только с него и только в Саркеле начиналось в Хазарском каганате изготовление обожженного квадратного кирпича размерами преимущественно от 24: 24: 4—5 см до 27: 27: 5 (реже 7) см? Поиск ответа на данный вопрос усложняется тем, что в Саркеле обнаружены не только квадратные кирпичи (Раппопорт, 1959. С. 14, 17, 38 — сноска 1), но и многочисленные прямоугольные (Артамонов, 1935. С. 91, 92, рис. 38, 39; Флёрова, 1997. С. 167), подобрать которым византийские аналогии ввиду их нестандартности затруднительно. Кроме того, необходимо учитывать, что из квадратного кирпича, преимущественно сырцового, но также и обожженного, сооружена Семикаракорская крепость (допустимо для краткости — «Семикаракоры»), речь о которой пойдет ниже. Сырцовые кирпичи Семикаракор и обожженные Правобережной Цимлянской вкупе с другими керамическими строительными материалами вызвали следующее заключение М.И. Артамонова:

...в остатках Правобережного замка найдены такие же, как и в Семикаракорах, черепицы, также прямоугольные глиняные плитки для пола и тонкие, 4-сантиметровые кирпичи, совершенно другого типа, нежели саркелские. Несомненно, техника кирпичного строительства была известна на Дону задолго до сооружения Саркела, хотя и не получила широкого распространения (курсив здесь и далее мой. — В.Ф.); как показывают материалы Правобережного замка и Семикаракорского городища, в досаркеловское время в ходу были кладки из сырцовых, а не из обожженных кирпичей (Артамонов, 1959. С. 7).

Накопленные за прошедшие десятилетия материалы требуют возврата к обсуждению сложных вопросов появления на Нижнем Дону всех керамических строительных материалов, не только кирпичей. Сделаны первые шаги в этом направлении: доступная информация о саркелских и семикаракорских кирпичах систематизирована, что облегчит поиск их прототипов (Флёров, 2009а; Флёрова, 1997. С. 167). Можно сделать и коррективы к наблюдениям М.И. Артамонова: принципиальных отличий между саркелскими и семикаракорскими обожженными кирпичами нет, хотя в массе последние легче по весу.

Наиболее сложна проблема относительной хронологии трех донских крепостей. Если появление Правобережной крепости несколько ранее Саркела (Артамонов, 1962. С. 321—323; Плетнёва, 1994. С. 331—333; Флёров, 1994. С. 484—486) вроде бы не вызывает сегодня возражений, то даже примерная дата возникновения Семикаракорской крепости остается невыясненной. Некоторый намек на то, что она основана в коротком отрезке времени вместе с Правобережной и, во всяком случае, не позднее Саркела, дает находка известного типа золотой серьги с подвеской в виде опрокинутой пирамиды (происходит, к сожалению, из добычи мародеров). Это согласуется с предположением М.И. Артамонова о дате строительства Правобережной крепости: «По времени возникновения крепость, судя по всему, не выходит за пределы VIII в.» (Артамонов, 1962. С. 321).

Таким образом, вопрос о появлении кирпичного строительства на Нижнем Дону, а вместе с ним черепицы и керамической плитки, коренится в том, что три крепости возникли в узком хронологическом интервале, который не поддается более дробному членению на базе имеющегося археологического материала.

Примечания

1. Начало публикации положено в (Флёров, Ермаков, 2010; Флёров, 2013). В подготовке настоящего текста и иллюстраций принимала участие В.Е. Флёрова.

2. П.А. Ларенок продолжает придерживаться названия «Саркел-3» (Ларенок В.А., Ларенок П.А., 2013. С. 109).