Рекомендуем

Цены стеновые сэндвич панели в Москве

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Заключение

В данной диссертационной работе мы постарались выявить историю изучения особенностей формирования и развития Хазарского каганата, его культурную основу. Основная цель диссертации состояла в рассмотрении предыстории создания Хазарского государства, проблем локализации городов хазарского периода, наличия хазарского этноса, языка, и выявления памятников собственно хазарской материальной культуры через призму исследований различных авторов — хазароведов и археологов, занимающихся этой проблемой.

В ходе нашего исследования были подняты доступные источники, в которых содержатся какие-либо сведения о Хазарском каганате, написанные на арабском, персидском, еврейском, греческом, латинском, армянском и других языках, т.к. ни одно полноценное исследование не обходится без привлечения письменных источников. Помимо этого были использованы различные исторические труды как западных, так и российских авторов, когда-либо писавших о Хазарском каганате, включая и работы последних лет, которые ещё не получили общественного резонанса. Были привлечены малоизвестные материалы А. Куника «Тохтамыш и Фиркович», Ибн Фадлана на немецком и арабском языках, тезисы Международного Коллоквиума по хазарам и др.

В нашей работе мы постарались осветить и различные этапы проникновения кочевых племён сармато-алан, гуннов, булгар на территорию Кавказа и Дагестана и, в частности их роль в истории Дагестана, а также определили степень взаимодействия этих племён с Хазарским каганатом. В ходе нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

• На рубеже первых веков н.э. в Приморском Дагестане установилось господство сарматских племён, аорсов, а несколько позже алан. Сарматы, также как и аланы, состояли из ряда самостоятельных племён и принадлежали к ираноязычной группе индоевропейцев. О присутствии алан на территории Северного Кавказа свидетельствуют катакомбные погребения, датируемые первыми веками н. э. и особенно многочисленные в бассейне рек Терека и Кубани, а также катакомбные могильники в Верхнем Чирюрте и в урочище Паласа-сырт к югу от Дербента [Абрамова М.П., 1997; Котович В.Г., 1975; Кузнецов В.А., 1984; Смирнов К.Ф., 1951; Федоровы Я.А. и Г.С. 1969 и др.]. В течение длительного времени среди исследователей не было единого мнения в отношении этнической принадлежности Верхнечирюртовского могильника. В нашей работе мы подробно останавливались на этой проблеме и путём сравнения ряда изысканий пришли к выводу об алано-булгарской принадлежности этого могильника.

• С появлением на Северном Кавказе тюрков история алан протекает в тесной связи с ними, в период с VII по IX в. аланы находились в непосредственной связи с Хазарским каганатом, а в период наивысшего расцвета Хазарии — в вассальной зависимости от него. Алано-булгары принимали активное участие в многочисленных походах Хазарского каганата, а также выступали в знаменитых арабо-хазарских войнах на стороне последних. Кроме того, алано-булгары были создателями основ салтово-маяцкой культуры на территории Хазарского каганата, и именно эти племена были основным населением Хазарии, о чём свидетельствуют могильники, исследованные на территории Дагестана.

• Что касается предположения об опустошительных набегах на территорию Дагестана гуннов, то до недавнего времени оно поддерживалось большинством авторов. Но в свете последних изысканий и при анализе материальных остатков культуры на территории Дагестана «гуннского периода», авторы утверждают, что гунны прошли пределы Дагестана, не останавливаясь там надолго. Об этом свидетельствует малочисленность гуннских погребений на территории Дагестана. Наследником «царства» гуннов-савир был Джидан [Фёдоров Я.А. Фёдоров Г.С., 1978:138]. Государство Джидан с VII века занимало довольно обширную территорию и находилось в дружественных отношениях с Хазарским каганатом. Отношения их основывались на общности взаимных интересов. Правитель Джидана скорее всего был федератом хазарских каганов. Сувар-Джидан принимал участие в арабо-хазарских войнах совместно с Хазарией. И это последнее подтверждает лояльное отношение Сувар-Джидана к Хазарскому каганату.

• Также необходимо подчеркнуть, что народы, входившие в состав гунно-савирской федерации, сыграли не последнюю роль в этногенезе современных народов Дагестана — автохтонов северо-восточных предгорий Кавказа, так как позднее гунно-савиры окончательно растворились в местной этнической среде на территории Прикаспийского Дагестана, где около ста лет господствующее положение занимал Хазарский каганат. От гуннов кроме названия «гуннские племена», «гуннские пределы» в Дагестане ничего не осталось. Эти названия относились как к местным племенам, так и к савирам, булгарам, хазарам. Действительно, очень трудно определить этнический состав степных и Северо-Восточных предгорий Дагестана V—VII вв. н.э. Это положение осложняется и тем, что территория Северо-Восточного Кавказа и Дагестана до Дербента и его население, весьма неоднородное по составу, оказались в сфере политического влияния Западного Тюркского каганата, поэтому, естественно, роль тюркоязычных племён не только укрепилась, но и исторические судьбы Северо-Восточного Дагестана надолго оказались неотделимы от тюркской экспансии в Закавказье. Северо-Восточный Кавказ и Дагестан замкнулись в узких рамках локальной политики тюрков, где в среде алано-булгарских племён Северного Дагестана появилась база будущего варианта салтово-маяцкой культуры Хазарского каганата — район Верхнего Чирюрта [Фёдоров Г.С.; 1970:14].

При написании диссертационной работы нами был проведён сравнительный анализ истории изучения материальной культуры Северо-Восточного Дагестана VI—VIII вв. За основу были взяты отчёты и выводы по археологическим раскопкам М.И. Пикуль [1967], Г.С. Фёдорова [1966], М.Г. Магомедова [1983], А.В. Гадло [1974], И.П. Костюченко [1956], Н.Д. Путинцевой [1965], С.А. Плетнёвой [1967] и других исследователей, по данному вопросу были сделаны следующие выводы:

• Материальная археологическая культура Верхнечирюртовского могильника, имеющего алано-булгарскую этническую принадлежность — керамика, широко распространённая в то время на Среднем Сулаке и на поселениях Терско-Сулакской низменности, а также остатки предметов, украшения, свидетельствуют о этнической самобытности Северного Дагестана и его органической связи с миром степей Юго-Восточной Европы [Костюченко И.П., 1956; Пикуль М.И., 1957; Федоров Г.С., 1966—67].

• Исходя из многочисленных сравнительных анализов, мы пришли к выводу, что Северный Дагестан был одним из очагов салтово-маяцкой культуры Хазарского каганата. Именно в Северном Дагестане берёт истоки салтово-маяцкая культура Хазарского каганата. Здесь в колыбели Хазарского государства начинается его зарождение.

• До сих пор хазароведы не пришли к определённому и единому мнению в отношении хазарской культуры и хазарского этноса. С.А. Плетнёва утверждает, что разнообразие бытовой и духовной культуры входившего в Хазарский каганат населения, даёт основание для сомнений относительно существования единой государственной культуры. Памятники, которые можно было бы связать с хазарским этносом, т.е. считать, что они принадлежали именно хазарам, единичны. Практически мы можем изучать только культуру, складывающуюся из культур разных этносов, входивших в Хазарскую державу, и местами прослеживать следы этой культуры в занятых хазарскими войсками землях [Плетнёва С.А., 2000:4]. Сам же этноним «хазары» относят к разноэтническим группам. Единственное, что мы можем доказательно утверждать, что язык, на котором говорили племена, входящие в состав Хазарского каганата, относился к тюркским языкам [Артамонов М.И., 1962:128]. Мы также склоняемся к версии о том, что Хазарский каганат представлял собой конгломерат народов, входящих в него.

• Что касается границ Хазарии, то они были расплывчатыми. Первоначально территория Хазарского каганата охватывала пределы Северного и Приморского Дагестана. Государство занимало обширные территории. Как отмечали Я.А. и Г.С. Фёдоровы южная граница Хазарского каганата в период VII—VIII веков проходила вдоль северных склонов предгорий [1970:92]. Позже граница изменилась в связи с арабским вторжением на территорию Северного Кавказа, в частности, когда из-за понесенного от арабов поражения, основная часть хазар переместилась на Волгу (М.И. Артамонов, М.Г. Магомедов, С.А. Плетнева, Г.С. Федоров).

• В отношении памятников хазарской культуры также имеется ряд разногласий. Большинство хазароведов (М.И. Артамонов, С.А. Плетнёва, Я.А. Фёдоров, Г.С. Фёдоров, Е.В. Круглов, Г.Е. Афанасьев, А.Г. Атавин, В.С. Аксенов, Н.С. Джидалаев А.В. Гадло, А.П. Новосельцев) считают невозможным определить в «чистом виде» хазарскую культуру и этнос. Известно, что так называемая хазарская культура складывалась из смеси культуры местного и алано-булгарского населения, а также основ культуры Тюркского каганата, вассалом которого долгое время была Хазария. Это была культура, принадлежавшая разным этническим группировкам и народам, входившим в Хазарское государство. Единство её было обусловлено вхождением этих народов в крепкое государственное образование.

• На территории Хазарского каганата не была распространена какая-либо одна религия. Долгое время его жители были язычниками, затем имела место попытка распространения христианства и ислама. Но ни первая, ни вторая монотеистическая религия не была принята в качестве государственной в дагестанский период Хазарского каганата VII—VIII вв. Примерно в IX в. в Хазарии распространился иудаизм, который исповедовал хакан, его окружение и род, в отличие от простого народа, среди которого иудаизм не получил широкого распространения. Да, в Хазарии наблюдалось разнообразие религиозных культов, но ни один из них не возобладал с тем, чтобы стать единой религией для всего населения Хазарии [Плетнева С.А. 2000]. А объединяющей религией всё же оставалось язычество.

• Что касается городов Хазарии, то вопрос об их локализации до сих пор остаётся спорным. Исходя из анализа различных версий и сведений источников, мы лишь можем вынести свои предположения. Легче всего с локализацией города Беленджер — практически все современные хазароведы сошлись в одном: локализация его в районе Среднего Сулака. Но говорить о хазарской его принадлежности мы не можем, т.к., судя по сведениям источников и археологическим данным, Беленджер возник как результат социально-экономических сдвигов в обществе дохазарского населения Приморского Дагестана в качестве резиденции местного правителя, а позже там свою ставку разместили хазарские хаканы.

• В отношении локализации города Семендера вопрос остается открытым.

• И локализация третьего города Хазарии — Итиля по сей день доказательно не определена. Поиски Итиля ведутся уже около 50 лет. Выдвигались различные версии, в частности, локализация его на острове Чистая Банка в Каспийском море [Магомедов М.Г., 1983:58—60]. В последнее время популярна гипотеза нахождения Итиля на острове Самосделка Астраханской области, но доказать эти версии пока не представляется возможным.

• История средневекового Дагестана неразрывно связана с Хазарским каганатом, т.к. хронологически история существования Хазарии делится на два периода — дагестанский (30-е годы VII в. — 40-е годы VIII в.) и поволжский (50-е гг. VIII в. — 60-е гг. X в. — разгрома Хазарского каганата киевским князем Святославом Игоревичем).

• В дагестанский период существования Хазарского каганата степи Западного Прикаспия были заняты хазарскими племенами по крайне мере с гуннского времени. Приморская часть Дагестана использовалась Хазарским каганатом для вторжения в Восточное Закавказье.

• В первый период дагестано-хазарских отношений (VII—VIII вв.) направление хазарской экспансии шло мимо горного и предгорного Дагестана вдоль западного побережья Каспия, оставляя в стороне, за лесным массивом, районы древнего земледелия. Попытки вторжения на территорию Дагестана, конечно же, были, но все они были отражены. О хорошей боевой подготовке и отличном военном снаряжении местного населения можно судить по находкам Агачкалинского могильника.

• Второй период хазаро-дагестанских отношений (VIII—X вв.) характеризуется частичным переходом кочевого населения степных районов Северного Кавказа к оседлости. Попутно наблюдается консолидация племенных групп и возникновение феодальных отношений не только в степях, но и в предгорьях Северного Кавказа, в том числе и в предгорных районах Дагестана. Консолидации племён Дагестана способствовала захватническая политика арабов и их попытки поработить дагестанских горцев, но это уже тема для отдельного исследования.

• После ухода из Дагестана хазарские племена обратили свой взор в первую очередь на районы Поволжья и Юго-Восточной Европы, а второстепенное внимание Дагестану. Очевидно, основные их кочевья были сосредоточены в пределах, близких к своей столице — Итилю.

• Материальная культура Дагестана V—X вв. оставлена местными и другими кочевыми племенами, среди которых возможно были и хазары. Они входили в состав «царства» Джидан, которое после разгрома Мерваном Хазарии становится полноправным «хозяином» на территории Северо-Восточного Дагестана, и уже с ними продолжались этнокультурные контакты местного населения. В середине IX века «царство» Джидан приобрело независимость и распространило своё политическое влияние на степи, вплоть до низовий Терека [Федоров Г.С.; 2000].

• Роль Хазарского каганата в истории средневекового Дагестана неоспоримо велика: каганат явился связующим звеном в борьбе с арабами, когда в 40-е гг. VII — 30-е гг. VIII вв. Хазарии, при поддержке местных племён удалось сдержать натиск арабских завоевателей, продолжавшийся в течение более ста лет.

Хазарский каганат сыграл немаловажную роль не только в истории развития Дагестана, но и всего Северного Кавказа. Быть может, в скором времени будут выявлены какие-либо новые факты существования хазарской культуры, хазарского этноса на территории Дагестана, и тогда мы будем более уверенно судить о роли и месте Хазарии в истории средневекового Кавказа.

Автор отдаёт себе отчёт в том, насколько ограничен круг сведений о Хазарском каганате, учитывая лишь наличие письменных данных о Хазарии, да и то отрывочных. Мы надеемся, что в дальнейшем база данных будет расширена, и мы сможем заполнить пробелы в многолетней истории существования Хазарского каганата.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница