Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





1.2 Изучение истории Хазарии зарубежными и российскими авторами

Изучением различных вопросов хазарской истории занималось множество учёных как отечественных, так и западных. Первые труды о хазарах появились в Западной Европе во второй половине XVIII в. За основу учёные того времени брали еврейско-хазарскую переписку. И лишь в XIX в. стали использовать арабские и персидские источники: Д'оссон (1740—1807) и Г.Ю. Клаппорт (1783—1835). Труд Д'оссона написан от лица не существовавшего на самом деле арабского торговца Абу-л-Касема в форме путевого дневника. В течение долгого времени это произведение использовалось, как основной источник знаний о хазарах тем и кто не владел восточными языками и не был в состоянии изучать источники в оригинале. В России первые попытки обобщения знаний о хазарах, их политическом и государственном устройстве были предприняты только в XIX в. Известный русский востоковед В.В. Григорьев (1816—1881) [1876], который считается основателем русской школы востоковедения, проанализировал и обобщил имеющиеся до него знания. Ряд его работ: «Об образе правления у хазар», «О древних походах руссов на восток» и другие свидетельствуют о нетрадиционном подходе к изучению проблемы хазар. Именно он был автором теории о традиционализме государственного строя Хазарии и его элементах, восходящих к различным этническим компонентам. Эта теория получила широкое распространение и использовалась до недавнего времени как опорная точка в изучении хазар и их этнических особенностей.

В середине XIX в. появляются работы П.В. Голубовского [1881] и Д.И. Языкова [1840]. Труд Языкова Д.И. был полностью посвящен Хазарии и представляет собой систематическое изложение всего предшествующего материала по хазарам. Монография же П.В. Голубовского появилась позже и включает в себя описание истории двух восточноевропейских народов раннего средневековья — хазар и булгар. Хотя это сочинение и не содержит в себе новой концепции в рассмотрении хазарской проблемы, но является хорошим источником сведений для широкого круга читателей.

В 1874 г. была найдена новая редакция письма царя Иосифа среди рукописей известного своими подделками Фирковича А.С.. Нашёл её А.Я. Гаркави и использовал как основу для новой концепции хазарской проблемы [1879].

Ряд учёных усомнились в новой трактовке письма и в его подлинности. Это привело к разногласиям в учёных кругах, которые до сих пор не разрешены.

Доказательства фальсификации писем Х.Б. Шапрута мы находим в статье А. Куника [1876]. Автор приводит аргументы того, что Фиркович просто подделал эту переписку. Учёный нашёл в ней ряд исторических несоответствий, а также, подробно анализируя письмо, приходит к выводу, что достаточно и одного хазаро-еврейского изделия, чтобы отнести к многочисленным эпиграфам и послесловиям в собранных Фирковичем караимских рукописях, некоторые из них ясно обозначают, когда и с какой целью они были составлены.

«По переводу Зелига Касселя читается: «После этих событий был один из его внуков царь, по имени Обадиа.... и наследовал ему Хизикия, его сын; затем Менассе, его сын; потом Ханока, брат Обадии и Исаак, его сын; Зебулун, его сын; Менассе, его сын; Нисси, его сын; Менахем, его сын; Вениамин, его сын; Аарон, его сын, и я есмь Иосиф, сын помянутого Аарона». Между всеми этими именами лиц, живших, как полагают, около 740—960 гг., не встречается ни одного языческого; все имена либо древне-библейские, либо позднейшие еврейские. Действительно ли подлинны все эти имена, и не носили ли хаганы рядом с ними ещё светских имён североазиатского происхождения, — это другой вопрос. Что касается доподлинности имён, то она мне кажется не вполне несомненною, так как единственный источник, в котором упоминается по имени хазарский каган 9-го столетия, как будто обличает автора подложного ответного письма Хасдаю во лжи» [Куник А., 1876:34—36].

Среди западноевропейских хазароведов XIX в. наибольший вклад в изучении хазарского вопроса внёс И. Маркварт [1903], который в своих трудах, посвященных, различным проблемам кавказской и восточноевропейской истории рассмотрел основные вопросы хазарской истории, в частности хазаро-византийские, хазаро-арабские отношения. Отдельно был изучен вопрос об обращении хазар в иудейскую религию. Немало полезных сведений о хазарах можно найти в трудах В.В. Бартольда [1963], который, обосновывая все свои изыскания, опирался на источники.

В XIX веке появляются многотомные труды по истории еврейского народа, в которых имеются специальные разделы, посвященные хазарам.

В начале XX в. был дан новый толчок хазароведческим исследованиям. В 1912 г. был опубликован труд С. Шехтера [1912], который нашёл среди рукописей Кембриджского университета новый документ на еврейском языке, примыкающий к переписке Хасдая ибн Шапрута с царём Иосифом. Но это открытие было сделано накануне первой мировой войны, поэтому большая часть работы, в основу которых было положено это письмо, появилась лишь после окончания войны.

В 1919 г. появилась монография И. Берлина [1919], которая внесла значительный вклад в историю изучения Хазарского государства.

Академик Ю.В. Готье указывал, что «...всё, что касается собственно хазар, должно иметь место в степях по западному берегу Каспия от Железных ворот до Итиля на Волге» [1927:78].

В 20—30 гг. XX в. наряду с традиционными, появляются новые подходы к изучению хазарского вопроса. И по праву первое место в историографии того времени принадлежит русскому учёному П.К. Коковцову (1861—1942) [1932].

Известный русский семитолог заново издал все документы еврейско-хазарской переписки, критически прокомментировал их, а также поместил в приложении к публикации отрывки из других памятников средневековой еврейской литературы о Хазарском каганате. В комментариях к документам содержится немало ценной информации, отражающей отношение автора к различным аспектам хазарской проблемы. До сих пор трактовка П.К. Коковцова переписки царя Иосифа с Хасдаем ибн Шапрутом является непревзойденным источником для современных хазароведов, к которому трудно добавить что-либо нового.

Не меньше внимания заслуживает и работа В.Ф. Минорского [1930], который издал знаменитый «Худуд ал-Алам», и снабдил его подробными комментариями.

Сочинение было издано с английским переводом, и необходимо отметить, что автор подошёл к изданию с научной точки зрения и попытался выявить источники, которыми пользовался автор «Худуд ал-Алам», что говорит о глубоком знании арабских материалов. Надо заметить, что до него эта рукопись была воспроизведена в русском издании под редакцией и со вступительной статьей известного востоковеда В.В. Бартольда [1966:28].

Очень важным для исследователей хазарской проблемы являются публикации «Рисале» Ибн Фадлана [Новосельцев А.П., 1990:22]. Над текстом «Рисаля» параллельно работали советский востоковед — арабист А.П. Ковалевский и эмигрировавший на запад А.З. Валидов, изменивший своё имя на Зеки Валиди Тоган.

А.И. Ковалевский филологически прокомментировал и перевёл памятник. А Валиди Тоган, в свою очередь, использовал более полный текст «Рисале», который включал ряд новых сведений о Хазарии.

Наиболее ценным является для нас включение в публикацию А. Валиди Тогана перевода отрывка Ибн Асама с рассказом о походе Мервана на Волгу против хазар в 737 г., так как в других источниках сведения об этом рейде даются неполно и неточно. Обе публикации ценны, но к труду Тогана необходимо подходить более осторожно, так как в нём прослеживаются протюркистские взгляды, которые мешают автору полноценно и добросовестно освещать хазарский вопрос.

В период с 20 по 30-е гг. ряд учёных-востоковедов касались в своих изысканиях темы Хазарского каганата, его государственности и локализации городов. Это — В.В. Бартольд, А.Е. Крымский, А.А. Васильев и другие.

В 40-х годах появился ряд статей историка-эмигранта Г.В. Вернадского, а также В.А. Пархоменко, который старался доказать важную роль хазар в становлении Древнерусского государства. В 1937 г. появилась книга известнейшего русского хазароведа М.И. Артамонова, на трудах которого мы заостряем внимание ниже.

В этот же период появилась работа А. Зайочковского, посвященная этимологии языка хазар. Путём ряда сравнений и анализа языков автор приходит к выводу, что в основу хазарского языка лежал тюркский [Новосельцев А.П., 1990:54].

В послевоенный период работа учёных-хазароведов активизировалась. В первую очередь надо отметить работу американского учёного Д.М. Данлопа, которая была опубликована в 1954 г. «История иудейских хазар». Она являет собой завершение определённого этапа в изучении хазар, который подводит учёный. Данлоп уже во введении отмечает все те трудности, с которыми пришлось столкнуться при изучении хазарской проблемы. Автор упоминает, что это не первая попытка создания обобщающей монографии по истории хазар. До него это пытались сделать профессора Пауль Кам в Бонне и Анри Грегуар в Брюсселе, но в этом им помешала вторая мировая война. Все собранные планы были переданы Данлопу.

Книга состоит из восьми глав. Пятая и шестая посвящены принятию хазарами иудаизма. Причём, этот вопрос рассматривается весьма скрупулезно с использованием оригинальных источников на арабском и еврейском языках. В других же главах рассматриваются такие темы, как арабо-хазарские войны, происхождение хазар, становление Хазарского государства и его падение. В своей монографии Данлоп обобщает предыдущие исследования, собранные за 100 лет, и дополняет их. Особо ценно то, что автор использует разноязычные источники, большинство из которых американский историк использует в оригиналах.

Несомненно, в работе есть ряд спорных моментов, но это нельзя отнести к недостаткам монографии, так как автор использует первоисточники, трактование которых до сих пор не канонизировано [Новосельцев А.П., 1990:53—54].

Бесспорно, этот труд на долгое время стал основным источником о Хазарии не только за рубежом, но и в России до выхода монографии по истории хазар М.И. Артамонова.

Еще в 30-х годах XX в. М.И. Артамонов связал свою исследовательскую деятельность с хазарской проблематикой, в разработку которой внёс огромный вклад. Будучи археологом по специальности, он понимал в то же время, что сами по себе материалы раскопок, несмотря на их ценность и уникальность, не дадут возможности решить главные проблемы истории хазарского государства. Исходя из этого, учёный, активно занимаясь археологическими изысканиями, обращает пристальное внимание на изучение письменных источников, понимая, что выявление подлинных фактов возможно лишь при сопоставлении сведений источников на разных языках. Уже в 1936 г. выходит в свет книга Артамонова М.И. о древней истории хазар, где автор раскрывает роль хазар, барсилов, савир и других племен в попытках тюрок проникнуть в Закавказье, освещает их участие в ирано-византийских войнах. В свое время господствовало мнение, что именно хазары возглавляли турецкое вторжение на юг, за пределы Дербента. М.И. Артамонов доказал, что хазары в событиях VI в. играли подчиненную роль и, что войска, вторгавшиеся в пределы Закавказья, включали не только хазар, но и болгар, алан и другие народы, а ведущую роль при этом играли тюрки, пришедшие из Азии вслед за аварами [1937:98]. Но это была лишь одна из многих работ, посвященных Хазарии. Примерно в это же время М.И. Артамонов начал работу над основным трудом — монографией, посвященной истории Хазарии. Сбор материалов был завершен в сравнительно короткий срок, а сам труд, по словам автора, был готов к изданию к началу 40-х годов. В 1941 г. началась Великая Отечественная война и публикацию этой работы, к сожалению, были вынуждены отложить.

В силу определённых обстоятельств, монография была издана лишь в 1962 г. в Ленинграде.

Исследование М.И. Артамонова имело несколько отличительных особенностей. Одно из наиболее примечательных отличий работы от аналогичных исследований в том, что автор наряду с письменными источниками привлекает и обширный археологический материал, хотя он и не связывает его с чистыми хазарами. М.И. Артамонов прибег к помощи переводчиков при использовании источников, так как сам не владел рядом языков первоисточников. В его труде, по мнению А.П. Новосельцева, были допущены некоторые неточности, которые частично были разрешены с течением времени [1990:31 ].

Уже из названия книги видно, что автор ставит перед собой трудновыполнимую задачу: осветить и разрешить по возможности все проблемы истории хазар. М.И. Артамонов в своей работе использовал литературные и отчасти археологические источники, в той или иной мере освещающие историю хазар и Хазарского каганата. Исторический фон, на котором писалась история Хазарии, очень широк и охватывает почти всю территорию Восточной Европы. Такое построение исследования вполне оправдано, так как история Хазарского каганата, а тем более самих хазар, органически связана с этнической историей юга России и уходит своими корнями в прошлое нашей страны.

Во введении автор критически разбирает существующую литературу, посвященную хазарам, источники, а также ставится ряд вопросов, разбираемых в исследовании, и излагает основные взгляды на их сущность.

Первые главы книги посвящены проблеме происхождения хазар. В главе, посвященной гуннским племенам и их вторжению в Восточную Европу, закладывается основа всего исследования. В ней исследуется изменение этногеографии южнорусского степного пространства в результате гуннского вторжения.

Вызывает большой интерес тезис автора о роли угорских племен в формировании хазар и других народов, заявивших о своем существовании в послегуннскую эпоху. Автором обоснованно ставится вопрос о невозможности сопоставления этнонимов сарагур, угор, оногур с уйгурами [Артамонов М.И., 1962:58], что, как известно, позволило некоторым авторам причислить древних болгар, а также родственных им хазар к тюркам. М.И. Артамонов обосновывает свой тезис данными лингвистики и хронологическими сопоставлениями и предлагает версию об ассимиляции гуннами во время движения их на запад угорских племен Приуралья. Таким образом, закладывалась основа для образования в Восточной Европе новых этнических групп, к которым следует отнести древних болгар, савир и хазар. Именно они и оказались после распада гуннского союза хозяевами степей Восточной Европы.

Довольно подробно в монографии рассмотрены проблемы савир и связанного с ними «царства гуннов» в Дагестане. Ученый связывает появление савир на Северном Кавказе с передвижением тюркизированных угорских племен из Приуралья. Такая постановка вопроса поможет решить много проблем этнической истории Северо-Восточного Кавказа и, в частности, Дагестана.

Автору удалось нарисовать яркую, и довольно полную картину взаимоотношений Хазарии с Ираном и Халифатом. Картина была бы, по мнению А.П. Новосельцева, полнее, если бы ученый привлек археологические материалы раскопок, которые велись на территории Северного и Приморского Дагестана, в частности, раскопок В.Г. Котовича в урочище Урцеки [1990:12].

Глава о «гуннах» Дагестана занимает особое место в монографии, так как именно здесь, в низовьях Сулака и Терека, находилась колыбель Хазарского Каганата, именно отсюда начинается его история, и именно здесь же в дальнейшем, после перенесения столицы в низовья Волги, образовался Hinterland (тыл) Хазарии — царство Джидан [Новосельцев А.П. 1990:11].

Значительное место уделено им генезису Хазарского каганата как наследника Западного Тюркского каганата. М.И. Артамонов считал, что решающее значение для формирования Хазарского и Болгарского государств имели династические распри, потрясшие Западный Тюркский каганат в конце VI — первой половине VII вв. Для доказательства этого тезиса, автор приводит свидетельства большого количества источников [1962:159].

Учёный значительное место уделил и проблеме принятия иудаизма хазарами. Отдельные главы посвящены хазаро-булгарским отношениям, где автор подтверждает свои ранние предположения о том, что хазары и болгары вышли из одной среды [1962:82]. М.И. Артамонов на основе летописных данных делает ценные выводы о том, что некоторые славянские племена входили в состав Хазарского каганата [1962:288]. Но этот вывод можно оспорить, руководствуясь данными тех же источников.

На страницах своего исследования автор вступает в полемику с известным археологом — академиком Б.А. Рыбаковым в отношении роли Хазарского каганата в истории Руси. Спор этот имеет давнюю историю, и касаться его в нашем исследовании нет смысла. Хотя в отношении размеров Хазарского государства оба ученые разными путями приходят к одному выводу.

В разделах о византийско-хазарских отношениях М.И. Артамонов опирается, прежде всего, на материалы археологических раскопок, которые помогли устранить ряд неточностей, существовавших до исследования автора, и которые появились в результате неправильного истолкования письменных источников. Недаром, по словам самого автора, на составление монографии было затрачено около четверти века.

Отдельный раздел посвящен политической истории Хазарии, а в последней главе — «Хазарское наследство» — автор пытается разрешить очень сложную проблему, которую до него затрагивали Данлоп и Поляк. М.И. Артамонов идёт своим путём в решение этого вопроса, пытается сопоставить имеющиеся у него сведения из первоисточников, беря за основу произведения поэтов XII в. Низами и Хакани.

Оценка роли Хазарского государства в эпоху его существования, дана автором справедливо и обоснованно. М.И. Артамонов не умаляет роли Хазарии как барьера, сдерживающего натиск кочевников на Европу с востока. Несмотря на то, что многие вопросы и проблемы, которые ставил перед собой учёный, были не решены, монография М.И. Артамонова представляет собой огромный вклад в историю изучения хазар и является настольной книгой всех, кто занимается изучением историей Юго-Восточной Европы и Северного Кавказа.

В 1962 г. вышла в свет и первая часть монографии Б.Н. Заходера — «Каспийский свод сведений о Восточной Европе: Горган и Поволжье в IX—X вв.». Специальный раздел этой книги посвящен Хазарии. В нем автор рассматривает проблемы происхождения хазар и формирования Хазарского государства. Так же востоковед уделил внимание хазарской религии и вопросам локализации хазарских городов [Заходер Б.Н., 1962:139]. К сожалению, преждевременная смерть помешала талантливому ученому довести свои исследования до конца.

В 1966 г. была опубликована работа Л.Н. Гумилева «Открытие Хазарии», которая представляет собой увлекательное повествование об экспедициях самого автора в поисках археологических остатков Хазарии. В труде выдвинут ряд интересных предположений; он, например, располагает третью столицу Хазарии г. Итиль — в низовьях Волги [Гумилёв Л.Н., 1966:26].

В 60—70-х гг. проблемой Хазарии больше всего занималась известный археолог С.А. Плетнёва. Ряд её трудов были посвящены непосредственно хазарам. В 1967 г. вышла её монография «От кочевий к городам», где впервые в качестве основных источников использованы археологические материалы более чем с 200 памятников. Книга посвящена салтово-маяцкой культуре — культуре Хазарского каганата, где автор прослеживает переход кочевников к полуоседлости. В работе имеются топографические карты и иные наглядные материалы. Путём анализа различных групп археологических источников прослеживается история кочевников Юго-Восточной Европы VIII—X вв., однако самих хазар С.А. Плетнева не находит, и основным населением Хазарского каганата, по ее мнению, выступают алано-булгарские племена. Несколько позднее вышла работа того же автора — «Хазары» [1976]. Учёный считает, что среди пяти локальных вариантов салтово-маяцкой культуры выделяется отдельно и дагестанский вариант как самостоятельный очаг культуры Хазарского каганата [1976:43]. Это открытие было сделано не на основе археологических свидетельств, а опираясь на письменные источники. Автор также повествует о различных сторонах жизни Хазарского каганата — об арабо-хазарских войнах, хазаро-византийских отношениях. А в заключении даётся собственная оценка похода князя Святослава на Хазарию, приведшего к гибели последней. И третья из работ, в которой даётся оценка хазарской проблемы — труд «Кочевники средневековья», вышедший в 1982 г. С.А. Плетнёва приходит к переоценке некоторых положений, делает ряд открытий, помогающих облегчить понимание ряда сложных вопросов хазарского государства.

Со второй половины 60-х годов хазарской проблемой начали заниматься Я.А. Фёдоров и Г.С. Фёдоров. Они опубликовали статью в Вестнике МГУ, где определили южную границу Хазарского каганата [1970]. Г.С. Федоров защитил диссертационную работу «Северный Дагестан в раннем средневековье», где автор прослеживает связь между сложением салтово-маяцкой культуры и зарождением Хазарского каганата и указывает, что территориально и хронологически её возникновение связано с Северным Дагестаном, колыбелью Хазарского каганата [Фёдоров Г.С., 1970]. Вот, что написал М.И. Артамонов, после ознакомления с этой версией: «К примерно таким же результатам пришел я сам после осмотра ряда памятников в Северном Дагестане и изучения посвященной им литературы в подготавливаемом мною втором издании «Истории хазар» они найдут соответствующее подтверждение, и я не премину сослаться в подтверждение на Ваши исследования» [Приложение 4]. После выхода в свет очерков последовал ряд статей и многоплановых трудов, посвящённых проблеме Хазарии в частности средневековому Дагестану в целом. В 1972 г. была опубликована работа Я.А. Фёдорова под названием «Хазария и Дагестан» [1972], посвящённая раннефеодальному государственному образованию Джидан.

В конце 70-х годов вышел ряд значимых работ по истории хазарского государства. Это в первую очередь монография Я.А. Федорова и Г.С. Федорова «Ранние тюрки на Северном Кавказе» [1978]. В работе прослеживаются этапы проникновения тюрок в пределы Северного Кавказа в послегуннское время, их взаимоотношения с местным коренным населением. Монография охватывает большой отрезок времени вплоть до татаро-монгольского нашествия. Отдельные главы — IV и V посвящены хазарской эпохе в истории Дагестана. Авторы использовали антропологические, этнографические и археологические данные для получения новой информации по интересующей нас проблеме. В целом в монографии мы находим ряд новых сведений, помогающих полноценно раскрыть суть хазарской проблемы. Такие, как отождествление Сувара с Джиданом, вхождение Семендера в состав государства Джидан после ухода каганата с территории Дагестана в 40-е гг. VIII в. К такому выводу авторы приходят, тщательно проанализировав рукописи арабских хронистов второй половины X в.

В 1979 г. вышла в свет монография ленинградского археолога А.В. Гадло «Этническая история Северного Кавказа IV—X вв.» [1979], где даётся оценка письменным источникам по истории Хазарии. Автор отмечает, что культура памятников Терско-Сулакской низменности не может рассматриваться как собственно хазарская культура, т.к. культура этого региона оставлена в основном алано-булгарскими племенами.

В 1980 г. вышла двухтомная монография американского востоковеда П.П. Голдена [1980]. Разнообразные вопросы хазарского каганата разбираются в первую очередь с точки зрения этнографии. Автор скрупулезно сопоставляет имеющиеся у него сведения по процессу сложения хазарского этноса.

Особое внимание автор уделяет проблеме происхождения венгров и их связям с хазарами. Отведено в работе немало места и хазаро-русским связям.

Основная ценность этой книги в том, что автор использует в своём исследовании только оригинальные первоисточники, что до него делали немногие. Поэтому этот труд необходим для изучения каждого хазароведа.

В 1983г. вышла в свет монография М.Г. Магомедова, посвященная раннему периоду истории Хазарского государства [1983]. В основу своего труда ученый положил археологические исследования, произведённые им самим во время многочисленных экспедиций в места предположительной локализации хазар. Труд содержит подробное описание и схемы локализации городов Хазарского каганата. Однако автор опирается в большей степени на археологические находки, принадлежность которых хазарам оспаривают другие исследователи. М.Г. Магомедов считает, что катакомбные могильники, исследованные в районе Верхнего Чирюрта, как безкурганные, так и курганные, принадлежали хазарам. Вызывает возражение тезис автора о наличии двух Семендеров в дагестанский период Хазарского каганата (Гадло А.В., Фёдоров Г.С. и др.). Сама монография разделена на несколько глав, каждая из которых посвящена отдельной проблеме существования хазарского государства, а также затрагивается вопрос о взаимовлиянии земледельческих и кочевых культур.

В 1990 г. вышла интересная работа М.Г. Магомедова «Живая связь эпох и культур», в которой автор исследует вопросы, связанные с Барсилией, Хазарским каганатом, царством Джидан на основе археологических раскопок. Прослеживается взаимосвязь оседлых и кочевых народов первого тысячелетия нашей эры.

В перечне работ, посвящённых вопросам изучения Хазарского каганата необходимо упомянуть и книгу Х.Х. Биджиева «Тюрки Северного Кавказа», изданную в 1993 г. В работе имеются обстоятельные историографические разделы, где автор описывает материальную культуру, относящуюся к эпохе раннего средневековья. Имеется также отдельная глава посвящена роли раннесредневековых тюркских народов в истории Северного Кавказа. В ней мы находим сведения о границах Хазарского каганата, о материальной культуре, которую автор относит к периоду существования Хазарии.

В 1990 г. вышла монография А.П. Новосельцева, в которой содержится наиболее полная информация о политическом устройстве Хазарского каганата и быте хазар. Впервые в истории изучения Хазарского каганата автор использовал не готовые переводы письменных источников, а задался целью перевести их самостоятельно. Причём не только хорошо известные, но и самые незначительные, составленные как на живых, так и на мёртвых языках.

Первая глава этой работы полностью посвящена анализу источников, переведённых автором, и историографии вопроса. И уже на основе изученных переводов автор рассматривает основные этапы развития Хазарского каганата и его взаимоотношения с народами Кавказа и Восточной Европы.

В 1994 г. была опубликована книга М.Г. Магомедова «Хазары на Кавказе», в которой автор исследует вопросы связанные с существованием государства Хазарский каганат на территории Северного Кавказа. Исследователь рассматривает предысторию существования этого государства, политические центры, погребальные традиции, экономику и культуру каганата. Большое внимание М.Г. Магомедов уделяет религии Хазарии. В работе автор использовал собственные археологические изыскания, что придает значимость этому труду [1994].

В 1996 г. была опубликована монография Г.С. Фёдорова-Гусейнова, которая является результатом научных исследований, проведённых автором за последние 30 лет и посвящена истории формирования и развития кумыкского народа [1996]. В работе прослеживаются этнокультурные процессы, происходившие на территории Северной части плоскостного и предгорного Дагестана. В монографии мы находим ряд аргументированных выводов о влиянии тюркоязычных степных кочевников на местные дагестанские племена, особенно на язык кумыков. Автор, в частности, приходит к выводу, что нельзя связывать памятники Дагестана VII—VIII вв., в том числе Верхнечирюртовских могильников с собственно хазарами [1996:101].

Путём использования многочисленных письменных источников, а также проведённых археологических исследований Г.С. Фёдоров определяет места предполагаемой локализации города Семендера [1978].

В 1998 г. вышел этнологический сборник, составленный сотрудниками ИИАЭ и ИЯЛИ. В статье д.ф.н. проф. Джидалаева Н.С. под названием «К проблеме этнической принадлежности раннесредневековых кочевников Дагестана» [1998] оспаривается тюркизм хазарского языка. Исходя из этого, Джидалаев Н.С. считает, что не известно, каким был язык хазар, и отрицает существование хазарского этноса и языка.

В 2000 г. был опубликован совместный труд известного тюрколога С.Г. Кляшторного и Т.И. Султанова «Государства и народы Евразийских степей». В работе авторы рассматривают историю Западного Тюркского каганата, в частности, имевшую место усобицу 630—634 гг. в нем и другие не менее актуальные проблемы [2000].

В 2000 г. вышла в свет книга С.А. Плетнёвой «Очерки хазарской археологии» [2000]. Она представляет собой обобщение знаний, полученных в ходе многолетних исследований автора. Работа посвящена археологическим древностям, которые, по мнению автора, можно связывать с культурой Хазарского каганата.

Автор подчёркивает спорность существования единой государственной культуры, оговаривая, что «мы можем изучать только культуру, складывающуюся из культур разных этносов, входивших в Хазарскую державу, и местами прослеживать следы этой культуры в занятых хазарскими войсками землях» [2000:4].

В 2002 г. были опубликованы тезисы докладов Второго Международного Коллоквиума, в которых известные историки-хазароведы высказали свои мнения по вопросам происхождения хазар, наличия хазарской культуры, этноса и языка [2002].

Источники по хазарской проблеме разнообразны по содержанию и включают разноплановую информацию, которая нередко противоречит устоявшимся мнениям.

Анализ историографии ранней истории Хазарского каганата выявил различные точки зрения, касающиеся хазарского этноса, культуры и языка. И представить их палитру нам предстоит в ходе нашего диссертационного исследования.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница