Рекомендуем

Старинный Кассовый аппарат купить moscow.sampokkm.ru/torgovoe-oborudovanie/kkm/.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Баланджар (Варачан)

Бои разгорелись и за город Баланджар, который, вероятно, был первой столицей Хазарии. Где он находился, сегодня в точности не известно. Многие историки отождествляют его с Варачаном (местонахождение которого, впрочем, тоже доподлинно не известно). Во всяком случае, город или города с этими названиями стояли недалеко к северу от Дербента. Арабские авторы пишут, что Баланджар был первым от Дербента городом Хазарии, на который нападали арабские войска1.

Дагестанский археолог М.Г. Магомедов отождествляет с Баланджаром городище у села Чир-Юрт на реке Сулак2 (напомним, что городищем археологи называют развалины древнего города или укрепленного поселения). Его поддерживает крупнейший специалист по археологии средневековых кочевников С.А. Плетнева, которая считает Сулак описанной у арабов рекой Баланджар (Беленджер). Исследовательница основывается на том, что, когда в 723 году арабы в очередной раз взяли город, они утопили всех пленных в реке Баланджар — их оказалось слишком много, чтобы расправиться с ними каким-либо иным образом. Ни одна другая река Дагестана не подходит для такой массовой акции — они слишком мелкие. И значит, древняя столица хазар стояла на реке Сулак. Правда, в таком случае она оказывается от Дербента дальше, чем об этом сообщают арабские авторы.

Чир-Юртовское городище находится у выхода реки из предгорий на равнину. Город имел площадь около 16 000 квадратных метров. Со стороны равнины он был укреплен глубоким рвом и стеной, достигавшей 10 метров в толщину3.

Укрепления Чир-Юртовского городища строились в несколько этапов. Поначалу были возведены стены из рваного известняка, положенного на глиняный раствор. Стена состояла из двух панцирей, внешнего и внутреннего, между ними была сделана забутовка мелкими камнями и глиной. Через каждые двадцать метров шли прямоугольные оборонительные башни. В толще стен лежали слои камыша, которые должны были повысить их сейсмическую устойчивость... Эти великолепные фортификации очень скоро были частично разрушены арабами.

Однако жители города отстояли свою независимость и восстановили стены, хотя им и пришлось «латать» их на скорую руку, используя мелкий камень и позабыв о растворе. Но потом они вновь взялись за дело всерьез и по низу стены увеличили толщину наружного панциря на 3—6 метров, положив камни на глиняный раствор, а выше нарастили по нескольку слоев глинобита и сырцовых кирпичей. Крепостным башням хазары придали округлую форму, теперь диаметр их достигал 16 метров. Въезд в город (он имел ширину четыре метра) был с обеих сторон укреплен 5—6 метровыми стенами и двумя параллельными воротами, расположенными внутри стен, на расстоянии пяти метров друг от друга. Для охраны въезда были дополнительно построены три выносные башни, соединенные с основными стенами каменными перемычками4.

О мощных укреплениях Баланджара, в частности об одной из башен, которая доставила много неприятностей осаждающим, писал ат-Табари5. Он рассказывает о двух походах арабов на столицу Хазарии во второй половине VII века. Во время одного из них мусульмане захватили Баланджар, а потом продвинулись еще на 400 километров, дойдя до города ал-Бейд в устье Волги (вероятно, на его месте была позднее построена новая столица Хазарского каганата, Итиль). Впрочем, захватчики не стали закрепляться на этих землях и вернулись обратно в Дербент (попутно обратив жителей завоеванных городов в магометанство)6.

Второй поход оказался гораздо менее удачным. Баланджарцы вместе с подоспевшими на помощь тюрками атаковали арабов и убили 4000 воинов, в том числе их предводителя Абд-ар-Рахмана. Последнему особенно не повезло, потому что тело его хазары сохранили (вероятно, забальзамировав) и поместили в большой сосуд, чтобы с его помощью обеспечить себе победы в грядущих войнах. Таким образом, арабский военачальник должен был магическим образом послужить своим врагам в битвах с его же собственным народом. Кроме того, ему надлежало, по требованию своих победителей, вызывать дождь или засуху7. Впрочем, ставка хазар на Абд-ар-Рахмана не оправдалась. Авторам настоящей книги не известно, как после его убийства обстояли в Хазарии дела с дождем, но в том, что касается побед над арабами, войны велись с переменным успехом, и в 723 году Баланджар был взят и разграблен. Защитники его были перебиты, пленники утоплены, а каждый из 30 000 вражеских воинов получил добычу в размере 300 динаров8 (то есть 720 грамм золота).

Ибн ал-Асир подробно описал взятие Баланджара. Правда, он почему-то преуменьшил роль знаменитых городских стен и башен, описанных другими авторами, и не стал сообщать о расправах над пленными. Историк пишет об арабском военачальнике, наместнике Армении, по имени ал-Джаррах:

«Далее он двинулся к Баланджару, одному из их (хазар) известных "замков" и осадил его. Население "замка" собрало было триста повозок, связало их вместе и поставило вокруг своего "замка" с целью обороняться ими и не допускать мусульман к замку. Повозки эти являлись самой сильной (помехой) в борьбе мусульман с врагом. Поняв, какой вред приносят эти повозки мусульманским войскам, он (ал-Джаррах) вызвал некоторых воинов в количестве тридцати. Поклявшись умереть, они разбили ножны своих мечей и как один человек подошли к повозкам. Неверующие также (ревностно) воевали с ними и выпустили столько стрел, что покрыли солнце, но те (тридцать человек) шли вперед, пока не дошли до повозок. Они ухватились за некоторые из них, отрезали веревку, которой они были связаны, и потянули их, и они упали вниз и повлекли за собой остальные, так как все они были связаны между собою. После этого к мусульманам спустились все хазары и между ними завязался сильный бой, настолько тяжелый для всех, что "сердца дошли до гортаней". Все же хазары обратились в бегство, а мусульмане силой завладели замком и захватили... все, что было в нем, так что каждому всаднику досталось по триста динаров, а их было более тридцати тысяч. И взял ал-Джаррах (в плен) детей владетеля Баланджара и его семью, а затем послал за ним, возвратил ему все его имущество, семью и замок и сделал его соглядатаем для мусульман, который сообщал им все, что делают неверующие»9.

О Баланджаре времен его процветания рассказывает Мовсес Каланкатуаци, описавший миссионерскую поездку албанского епископа Исраэла в Варачан (он же, вероятно, Баланджар) в 684 году. Хронист называет Варачан «великолепным городом», а жителей его «несчастным, но приветливым народом». Несчастье варачанцев проистекало от того, что они «по северной холодной глупости своей вздорные и ложные верования, скверные языческие обряды свои» считали истинными. «Они забавлялись, резвились, пускались в пляски и предаваясь скверным поступкам, погружались в мрачную мерзость...» Кроме того, жители города были преданы «похотливым желаниям, присущим Афродите». Впрочем, стараниями святого епископа варачанцы очень быстро познали свет истины: теперь они «украшали себя святостью и скромностью» и стали предаваться постам, «забыв прежнюю прожорливость, которую святой епископ благодатью своих светлых наставлений соскреб с их умов».

Что же касается «колдунов и ворожеев, вместе с главными жрецами», епископ Исраэл «повелел некоторых из них сжечь на кострах на перекрестках дорог и улиц, чтобы показать [всем], как бессильно суетное колдовство, а некоторых бросил в темницы, и, [таким образом], вся страна избавилась от суетных верований». Кроме того, святой муж отобрал у язычников золотые амулеты и «на глазах у всех своими руками мял и скручивал их, придавая им вид креста, и тем самым показал всем свою праведность». Впрочем, праведность его и так не подлежала сомнению, ведь потому он и был отправлен к язычникам, что «благопристойной жизнью и мудростью души он истинно отличался среди всех остальных и умел завоевывать души других и не преступал заветов покорности и любви».

Тогда же было сожжено капище и вырублена священная роща. Епископ особо озаботился об уничтожении «дуба, с пышной кроной», который «был как бы главой и матерью всех остальных высоких, покрытых густой листвой деревьев» и считался «дарителем жизни и всех благ»10.

Так жил Варачан (Баланджар) и его обитатели во второй половине VII века. Город этот называют первой столицей Хазарии. В то же время существует мнение, что населяли его в основном потомки дохазарских, прежде всего сармато-аланских, народов и что город сначала был резиденцией местных правителей, а уже позднее — хазарских каганов11. Не случайно ат-Табари различает жителей города и тюрок (то есть собственно хазар), которые пришли к ним на помощь во время нападения арабов.

Если Баланджар действительно, как считает Магомедов, соответствует городищу Чир-Юрт, то стоит отметить интересные факты, обнаруженные археологами. Рядом с городом были раскопаны погребальные сооружения трех типов, — по-видимому, они принадлежали трем разным этническим группам: аланам, болгарам и господствующему народу — хазарам. Захоронения последних (в курганах) были самыми богатыми. На кладбище, в подтверждение рассказа Каланкатуаци, стояли две небольшие христианские церкви VIII века12.

Мовсес Каланкатуаци называет жителей Варачана гуннами — правда, гуннами раннесредневековые историки могли называть кого угодно. Каланкатуаци подчеркивает, что владыка Варачана, «доброжелательный великопрестольный князь Алп-Илитуер», не был владыкой всей Хазарии, хотя и приходился последнему зятем. Хронист пишет о нем: «...Он снискал себе великолепное имя доблестное, совершив многие подвиги храбрости в Туркестане при хакане хазиров, он снискал любовь хакана, и тот выдал за него свою дочь». Кроме того, в Хазарии христианство никогда не было государственной религией. Что же касается Алп-Илитуера, он, «поняв, что отечественные верования скверны и отвратительны», приказал разрушить древние капища и запретил жертвоприношения языческим богам13.

М.И. Артамонов предполагает, что Варачан был столицей «Гуннского царства» — страны гунно-болгар, находившейся в вассальной зависимости от Хазарского каганата. Что же касается второго названия этого города или даже всей страны — Баланджар, — это слово, возможно, появилось из-за ошибки переписчиков, которые неточно передали имя Болгар. В таком случае Баланджар — это страна гунно-болгар. Ее жители пользовались определенной независимостью от хазар: они могли вести переговоры с соседними государствами и даже самостоятельно поменять религию. Тем не менее они признавали главенство хазарского кагана14.

Впрочем, вся эта путаница и полная неопределенность в вопросе о том, кто населял Баланджар и чья это была столица, еще раз подчеркивает: словом «хазары» средневековые авторы могли называть самые разные народы, обитавшие на северо-западных берегах Каспия, а потом и на территории Хазарского каганата. И не исключено, что сама постановка вопроса о том, кто из них был прав, а кто ошибался, не имеет смысла.

Примечания

1. Новосельцев 1990, с. 123—124.

2. Магомедов 1983, с. 50—51.

3. Плетнева 1976, с. 26—27.

4. Магомедов 1980, с. 170—176.

5. Артамонов 2002, с. 196.

6. Артамонов 2002, с. 195—198.

7. Артамонов 2002, с. 196.

8. Новосельцев 1990, с. 124—125.

9. Ибн ал-Асир 1940, с. 24—25.

10. Мовсес Каланкатуаци 1984, с. 124—129.

11. Новосельцев 1990, с. 124.

12. Плетнева 1976, с. 28; Плетнева 2000, с. 182—183; Магомедов 1983, с. 158 и сл.

13. Мовсес Каланкатуаци 1984, с. 127—128.

14. Артамонов 2002, с. 201—203.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница