Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Тамань

В середине VIII века салтово-маяцкая культура распространяется и на берегах Керченского пролива, в том числе на Тамани. Еще с конца VII века, со времен хазарского вторжения в Крым, эти земли попадают под власть каганата и для них начинается новая эпоха. Раньше здесь, на задворках Византийской империи, после гуннских и тюркских погромов IV и VI веков жизнь едва теплилась; в VI—VII веках на всю Тамань известно 22 поселения. В VIII—IX веках их насчитывается уже 69 (и это лишь те, что обнаружены археологами). В них развивались скотоводство и земледелие (прежде всего виноградарство), в портовых городах — торговля и ремесла. В хазарском городе Таматархе (позднее — Тмутаракань), возможно, массово выпускали амфоры для вина и высокие красноглиняные кувшины для транспортировки нефти — археологи находят здесь огромное количество таких черепков1.

Люди, поселившиеся на Тамани, были вчерашними кочевниками, вероятно болгарами, тем же самым народом, который заселил степи Нижнего Дона.

Кроме того, в этих местах появились и выходцы из Малой Азии, которая входила в состав Византии. Империю тогда раздирали религиозные распри: в 730 году император Лев III Исавр, убоявшись идолопоклонства, выступил против почитания икон. Правда, существует мнение о том, что богобоязненный император думал не столько о душе, сколько о том, чтобы привлечь к себе симпатии мусульман и иудеев, которые никаких икон не признавали. Но так или иначе, Лев III законодательно утвердил то, о чем раньше лишь дискутировали знатоки Священного Писания.

Его преемник Константин V Копроним (муж хазарской царевны Чичак) пошел еще дальше и объединил усилия государства и церкви. В его правление, в 754 году, был созван Иконоборческий собор, который постановил, что «всякая икона, сделанная из какого угодно вещества, а равно и писанная красками при помощи нечестивого искусства живописцев, должна быть извергаема из христианских церквей». Собор приравнял иконы к идолам, а художников предал анафеме: «Кто лики святых будет изображать вещественными красками на бездушных иконах, которые не приносят ровно никакой пользы... — тому анафема». Кроме того, анафеме были преданы и все те, кто «не лобызает с полной готовностью» постановлений собора2.

Принять такое решение собору было нетрудно, потому что сторонников иконопочитания на него попросту не пригласили. После этого в империи началась охота как за иконами, так и за теми, кто им поклонялся. Их, по сообщению Феофана Исповедника, умерщвляли мечами и ударами бичей, ослепляли, поджигали им бороды, предварительно пропитав смесью воска и масла... Некоторых отправляли в изгнание3.

В 787 году Седьмой Вселенский собор восстановил иконопочитание, но потом его вновь отменили. Так происходило неоднократно, и каждый раз воспрявшие было иконопочитатели подвергались казням и ссылкам. Известный иконоборец император Феофил приглашал своих идейных противников на богословские диспуты, но в качестве аргумента использовал плеть и приказывал выжигать на лбу упорствующих стихи собственного императорского сочинения (отметим, что стихи были достаточно бездарными, а главное — весьма длинными)4.

Особенно ополчились иконоборцы на монахов, а их в империи было множество. Большинство монастырей оказалось разгромлено. В 765 году при сжигании Пелекитского монастыря около сорока человек из братии были загнаны в развалины древних терм и там живыми засыпаны землей5. В одном только Константинополе в результате душеспасительной деятельности иконоборцев опустело 120 монастырей, некоторые из которых насчитывали до тысячи монахов. Из страны началась массовая эмиграция6. Толпы неудачливых иконопочитателей оставляли империю и переселялись во владения хазар, которые хотя и были язычниками, но отличались редкой веротерпимостью и к изображениям христианских святых относились гораздо лучше, чем официальная Византия. Здесь прибывшие селились по преимуществу в Крыму и на Тамани.

Массовый исход иконопочитателей на Тамань примерно совпал по времени с оседанием здесь кочевых болгар. Византийцы принесли сюда свои строительные традиции. Дома они строили довольно большие, часто возводили двухкомнатные пятистенки общей площадью до 20 квадратных метров. Одна комната была жилой, вторая — хозяйственной; до VIII века таких домов на Тамани не было.

Болгары жили в небольших однокомнатных строениях площадью не больше 12 квадратных метров7. Даже в городах они так и не смогли полностью отойти от старых кочевых привычек и иногда, соорудив в углу комнаты современную печь, в центре устраивали еще один круглый очажок8. Они переняли у алан гончарные традиции, и в городах и селениях Таманского полуострова стала выпускаться типичная салтовская керамика, в том числе котлы с внутренними ушками.

Крупнейшими городами Тамани были в то время Таматарха и Фанагория. Там до сих пор идут раскопки, и не исключено, что самые сенсационные находки еще впереди.

Массовая миграция затронула и Крым, в котором тоже сложился свой вариант салтово-маяцкой культуры. Но истории Крыма в VIII веке будет посвящена отдельная глава.

Примечания

1. Плетнева 2003, с. 94—95.

2. Карташев, глава «Иконоборческий собор 754 года».

3. Феофан 1884, с. 325—326.

4. Продолжатель Феофана 1990, с. 50.

5. Карташев, глава «Константиново гонение».

6. Баранов 1990, с. 108.

7. Чхаидзе 2008, с. 119.

8. Плетнева 2003, с. 95.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница