Рекомендуем

Как заставить делать уроки plakatmsk.ru.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 12. Иудаизм и археология

Археологи почти не нашли свидетельств пребывания иудеев в Хазарском каганате. Имеющиеся находки настолько малочисленны, что не дают оснований даже для тех скромных выводов, которые можно сделать, прочитав арабских авторов, писавших об иудаизме в Хазарии. Все эти предметы могли бы быть оставлены немногими заезжими купцами, а не жителями страны, в которой иудаизм считается одной из ведущих религий.

С другой стороны, иудаизм — религия достаточно лаконичная в материальном плане, иудеи не злоупотребляют религиозной символикой. Во всем мире большая часть самых значимых археологических находок (для некоторых культур — подавляющая часть) происходит из погребений. Но евреи издавна хоронили своих покойников без погребального инвентаря, сняв с них все украшения и завернув их в саваны.

Древних израильтян хоронили в склепах — естественных или искусственных пещерах за городом. Тела укладывали на каменные выступы, вырубленные вдоль стен погребальной камеры, или на пол. Потом истлевшие кости собирали и переносили в боковую камеру или помещали в специальный сосуд-оссуарий. А освободившееся место использовали для следующего покойника... Но по мере того как евреи расселялись по миру, похоронный обряд менялся, и уже в раннем Средневековье иудеи обычно хоронили своих мертвецов в обычных грунтовых могилах.

Они укладывали покойных на спину, с руками, вытянутыми вдоль туловища, обычно — ногами в сторону Иерусалима, но в некоторых общинах — наоборот, головой к нему. Простой деревянный гроб не должен был иметь никаких металлических или иных накладок и украшений, даже ручек. На дне его обязательно отсутствовала одна доска или было сделано отверстие для контакта с землей1. Иногда вместо гроба могли использовать деревянные носилки. Но и от того и от другого за тысячу лет мало что остается... Поэтому уверенно объявить какое бы то ни было Раннесредневековое погребение иудейским практически невозможно. В принципе любое безынвентарное погребение (если только оно не совершено рядом с погребениями других конфессий и если покойник лежит на спине с вытянутыми руками) может быть иудейским, но может и не быть... Мусульманские погребения (например, ордынские), найденные археологами в степях Юго-Восточной Европы, выглядят примерно так же.

В этой ситуации археологам могли бы помочь каменные надгробные плиты — они во все времена были очень приняты у иудеев. На этих плитах часто были высечены религиозные символы и предметы культа, например менора (семисвечник), шофар (культовый музыкальный инструмент), лулав (нераскрытый пальмовый побег), свиток Торы, плод этрога или граната, нож для обряда обрезания... Популярны были эпитафии, причем не только на иврите или на арамейском языке, но и на греческом или латыни. Отметим, кстати, что шестиконечная «звезда Давида» стала появляться на еврейских надгробиях лишь в XIX веке, древние памятники ее не знали...2 Но надгробные плиты с иудейской символикой, найденные на территории Хазарии, как правило, относятся к более раннему времени.

На всю степную и лесостепную зону найдена только одна такая плита. Это, конечно, не значит, что их здесь не было, — за тысячу лет древние кладбища могли быть разрушены, застроены, распаханы... А плиты — использованы для строительства, разбиты или выброшены. Единственная находка сделана в 2005 году в дельте Дона, в поселении, получившем название «Переволочный Ерик». На плите из светло-серого кварцита высечены две строки еврейского текста и две большие красивые меноры. Рядом с одной из них виден еще один небольшой светильник, изображенный гораздо более условно. С одной стороны от ножки у него три ветви, как у меноры, а с другой — четыре, как у хануккии. Рядом с плитой были найдены кувшины, по которым археологи определили дату находки: вторая половина X — начало XI века3.

Но датировка эта вызывает некоторые сомнения. В крохотном поселении, затерянном среди болот и камышей дельты, еврейскому купцу делать, пожалуй, было нечего. А вот в крупном античном городе Танаисе, расположенном через Дон, в нескольких километрах к северу, купцов было много. Встречались среди них и евреи, по крайней мере, амфоры с еврейскими именами в Танаисе найдены. Проблема заключается в том, что Танаис в III веке н.э. был разрушен. Потом на развалинах снова возродилась жизнь, и в хазарское время, примерно с конца VII по середину VIII века4, здесь существовало небольшое поселение, но крупных торговых операций его жители уже не вели, и трудно представить, чтобы в нем жил и умер богатый еврейский купец. А к X веку в Танаисе уже никто не только не торговал, но и не обитал; камни, из которых был построен город, понемногу растаскивали для своих нужд все окрестные жители вплоть до XX века включительно. Можно предположить, что надгробная плита была водружена над могилой еврейского купца в окрестностях Танаиса в первые века н.э. — во времена, когда здесь действительно процветала международная торговля. А несколькими веками позднее обработанный и «орнаментированный» камень был перевезен в крохотное поселение и использован в каких-то хозяйственных целях.

Вообще в степи и лесостепи практически нет погребений хазарского времени, которые археологи с уверенностью могли бы счесть иудейскими5. Хотя кое-какие находки, связанные с иудаизмом, есть.

В Волгоградской области, в Царевском могильнике, в погребении женщины, умершей во второй половине IX — начале X века, археологи обнаружили металлическое зеркало, на обратной стороне которого отчеканен рисунок, который пытались интерпретировать как иудейский. Здесь изображен всадник на коне, а перед ним — нечто напоминающее деревце или куст: тоненький ствол, от которого отходит несколько ветвей. Высказывалось мнение, что это — схематически изображенный ритуальный светильник хануккия (в отличие от меноры, он имеет восемь одинаковых свечей и еще одну, большую, в центре)6. Но с точки зрения авторов настоящей книги, надо иметь очень раскованное воображение, чтобы в абсолютно несимметричном ветвящемся растении усмотреть строгую структуру хануккии. Впрочем, даже если это зеркало и символизировало собой праздник обновления Храма, признать его владелицу иудейкой невозможно: тогда никакие предметы не должны были бы сопровождать ее в последнее путешествие. А с этой женщиной были похоронены несколько мелких вещей (в том числе нож), кроме того, ей принесли в жертву собаку.

В Мариуполе, в погребении, совершенном не раньше конца VIII века, был среди прочих вещей найден керамический горшок, на котором начертаны символы двух религий сразу: крест и менора. Но менора эта настолько кривая и условная, как будто ее рисовал маленький ребенок. Трудно представить, что гончар осмысленно нанес эти линии на глину в попытке изобразить семисвечник. В лучшем случае неумелый художник по памяти начертил виденный когда-то символ, смысла которого он не понял7.

В одной из катакомб Дмитриевского могильника в Белгородской области был найден бронзовый перстень с плоским щитком. Могильник этот — типично салтовский, и перстни такие были популярны у салтовцев; странно одно: на щитке изображена менора. Причем на этот раз никаких сомнений по ее поводу быть не может: рисунок четкий, красивый и совершенно однозначный. Археологи установили, что перстень был местного производства, и, значит, примерно в IX веке кто-то, живший в этих краях, хотел иметь предметы, украшенные иудейской символикой, а кто-то готов был их выпускать8. Впрочем, для кого бы ни был изготовлен перстень, его последний владелец вряд ли был иудеем, потому что эта религия, как мы уже не раз говорили, предписывает снимать украшения с покойников.

Ни одной постройки, которую можно было бы счесть синагогой, в степях и лесостепях Хазарии тоже не найдено. Впрочем, в этих местах вообще почти не было зданий из кирпича и камня. Крепости здесь строили, но внутри крепостей стояли юрты, полуземлянки или деревянные хижины. В Саркеле и в Семикаракорской крепости найдены более фундаментальные дома, но их очень немного, и ни один из них не похож на синагогу. Тем более что на многих саркельских и семикаракорских кирпичах найдены тамгообразные знаки, которые говорят о языческих традициях местных жителей. Конечно, синагога могла располагаться и в любой дощатой хижине (небольшим иудейским общинам разрешается приспосабливать для религиозных собраний жилой дом), но ни подтвердить, ни опровергнуть это мы не можем. Во всяком случае, это говорило бы о том, что число иудеев в крепости было очень невелико.

Единственная на всю лесостепную и степную Хазарию постройка, которую при известной фантазии можно было бы считать синагогой, находится в Саркеле: два кирпичных строения, связанных общей платформой. Комплекс этот, судя по всему, являлся каким-то общественным зданием. Поскольку ни на языческое святилище, ни на христианскую церковь, ни на мечеть это ни в коем случае похоже не было, высказывалось предположение, что постройка могла служить синагогой9. Но высказывалось и не менее обоснованное предположение, что она могла служить и любым другим надобностям, поскольку никакой религиозной символики археологи в ней не обнаружили10. Вообще говоря, никто не знает, как должна была выглядеть синагога в Хазарии. Археологи допускают, что теоретически ее можно отличить от других зданий по отсутствию орудий труда и костей «нечистых» животных11 (посуду и кости «чистых животных» в развалинах синагоги встретить можно, поскольку в синагогах проводятся ритуальные трапезы).

Несколько больше материальных свидетельств иудаизма археологи нашли в других регионах Хазарии. В Керчи был найден обломок мраморного блюда с процарапанной менорой. Подобные блюда использовались в иудейских ритуалах, и высказывалось предположение, что блюдо это происходило из синагоги, которая, конечно же, существовала на Боспоре12.

На Тамани и в Крыму встречаются раннесредневековые амфоры с нарисованными менорами. Но считать их свидетельством, хотя бы и косвенным, иудаизации Хазарии — нельзя. Они были изготовлены не позже VII века, то есть еще до того, как хазары приняли иудаизм. Евреи в Причерноморье жили издавна, ведь и в Танаисе — греческом городе, стоявшем в устье Дона, археологи находили позднеантичные амфоры с еврейскими именами13. Еще на рубеже эр в Крыму и на Боспоре существовали поселения, созданные иудеями. После того как в 70 году н.э. император Тит разрушил Иерусалим, поток эмигрантов усилился.

Новая волна эмиграции прошла в середине II века, после того как Бар-Кохба поднял в Иудее восстание против римлян. У повстанцев были на то более чем веские основания: император Адриан под страхом смертной казни запретил обряд обрезания, а на месте Иерусалима решил воздвигнуть римский город Элия Капитолина, названный в честь себя самого (император происходил из рода Элиев) и Юпитера Капитолийского. На развалинах Иерусалимского Храма был построен храм Юпитера, а на том самом месте, где находилась главная святыня иудаизма, Скиния с Ковчегом Завета, была водружена статуя Адриана. В результате в стране вспыхнуло восстание, известное как Вторая Иудейская война. Оно было жестоко подавлено, большая часть еврейского населения Иудеи — уничтожена, а тем, кто остался в живых, пришлось бежать, в том числе в Крым и на Боспор14.

Приток еврейского населения в Крым шел с той или иной степенью интенсивности во все времена. Поэтому частыми находками в Крыму и на Тамани стали еврейские каменные надгробья и плиты с посвятительными надписями или юридическими актами. На многих есть религиозная символика, еврейские надписи и имена. Но абсолютное большинство этих плит были созданы задолго не только до иудаизации Хазарии, но и вообще до появления хазар, а датировка некоторых до сих пор не определена.

На таманском поселении, которое получило у археологов название «Вышестеблиевская-11», за восемь лет работы экспедиции было найдено 20 надгробий с иудейской символикой. Очевидно, это было место компактного проживания евреев15. Но все надгробия найдены археологами в полах и стенах домов или в перекрытиях более поздних могил — люди, жившие здесь в IV—VII веках н.э., использовали их в качестве строительного материала16.

При раскопках Судакской крепости в Крыму была найдена уникальная вещь — кусок сланца с процарапанными на нем звездой Давида и тюркской тамгой. Назначение этого камня не известно — на обратной его стороне имеется паз. Найден он в слое X—XI веков17, но нельзя исключить, что знаки были процарапаны в хазарское время.

Интересны плиты, связанные с освобождением евреями своих рабов. Такой акт подтверждался установлением специальной памятной плиты, а освобожденные рабы поступали под опеку синагоги с условием их вхождения в иудейскую общину и, вероятно, с последующим принятием иудаизма. Таким образом, хотя иудаизм и не слишком приветствует обращение иноверцев, на берегах Боспора такая практика существовала еще в римское время18.

На Тамани были найдены очень интересные надгробные плиты, в которых иудейская символика соседствует с тюркскими тамгами. Поначалу некоторые исследователи видели в этом неопровержимое свидетельство принятия иудаизма тюрками-хазарами. Но дело в том, что еврейская символика на этих плитах красиво вытесана на лицевой стороне, а тамги грубо процарапаны на оборотной. Все плиты были найдены уже во «вторичном» использовании — в кладках домов IV—VII веков или даже христианских гробниц, ни одна из них не лежала на могиле своего первоначального владельца. Поэтому нет никаких оснований считать, что иудейская и тюркская символика появилась на плитах одновременно. Скорее всего, тамги были процарапаны новыми владельцами плит после того, как они разграбили находившееся неподалеку старое еврейское кладбище19.

Аналогичную картину с иудейскими памятниками мы видим и в Крыму. Возникает парадоксальная ситуация: судя по письменным источникам, евреи расселяются по всему миру, в том числе по Хазарскому каганату. Причем если во множестве других стран их достаточно часто притесняют, в каганате царит полная веротерпимость, торговля процветает, а правители государства открыто исповедуют иудаизм. Но при этом археологических свидетельств пребывания иудеев в Хазарии почти нет, более того, создается впечатление, что, например, в Крыму и на Тамани их от века к веку становилось все меньше.

Традиционно считается, что на Северном Кавказе, прежде всего в Дагестане, издавна жило много евреев, которые переселялись сюда еще из Ирана, задолго до образования Хазарии. Однако археологических свидетельств этому (равно как и тому, что они жили здесь позднее, под властью каганата) почти нет.

Пожалуй, единственной находкой такого рода можно считать два стеклянных осколка культового иудейского сосуда из могильника Мощевая балка (на реке Большая Лаба на Северном Кавказе). После реставрации они сложились в один фрагмент, на котором вертикально, от дна к венчику, четыре раза повторялась сделанная «иудейским квадратным письмом» надпись: «Израэль»20. Место, где были найдены осколки, считается одним из перевалочных пунктов Шелкового пути, который проходил через Хазарию. А сами осколки говорят о том, что еврейские купцы принимали участие в этой торговле.

Остальные свидетельства того, что евреи жили на Северном Кавказе в Хазарское время, — косвенные. Например, известно, что в этих местах в течение многих веков были очень популярны каменные и янтарные бусы — их привозили с Востока и из Прибалтики. В VII веке по ряду причин (в том числе из-за хазаро-арабских войн) приток бус прекратился, однако мода на них не прошла. Правда, теперь местным модницам пришлось довольствоваться в основном стеклянными бусами — мастера стали налаживать их производство. И сырье, и технологии применялись разные, в том числе в конце VII века здесь появилось высококачественное и удобное в работе так называемое «иудейское стекло», уже известное в Западной Европе. Высказано предположение, что рецепт этого стекла был привезен в Дагестан еврейскими стекловарами и что они же наладили здесь выпуск стеклянных бус. Производство это прекратилось во второй половине X века — возможно, в связи с падением Хазарского каганата21.

Примечания

1. ЭЕЭ, статья «Погребение».

2. ЭЕЭ, статья «Надгробие».

3. Масловский 2006, с. 124—125.

4. Нидзельницкая, Ильяшенко 2007, с. 202.

5. Флёров, Флёрова 2005, с. 191.

6. Круглов 2005, с. 372—373.

7. Кравченко, Кульбака 2010, с. 278—280.

8. Афанасьев 2001, с. 46; Плетнева 1989, рис. 61 (с.116).

9. Плетнева 1996, с. 28.

10. Флёров, Флёрова 2005, с. 192.

11. Флёров, Флёрова 2005, с. 193.

12. Могаричев 2009, с. 268, 270.

13. Могаричев 2009, с. 266—267.

14. ЭЕЭ, статья «Бар-Кохбы восстание».

15. Кашовская, Кашаев 2010, с. 291.

16. Чхаидзе 2008, с. 231.

17. Майко 2004, с. 214—215.

18. Кашовская, Кашаев 2010, с. 288.

19. Чхаидзе 2008, с. 233.

20. Иерусалимская 1992, с. 30—31.

21. Ковалевская 2005, с. 266 и сл.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница