Рекомендуем

Дом у водоема продажа недвижимости около водоемов.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Тюрки рода Ашина

В середине VI века на Алтае существовало небольшое племя ту-кю (тюрки, или тюркюты), правящая династия которого происходила из рода Ашина (волк)1. О происхождении этого рода (точнее, восстановлении его после разгрома врагами) существовала легенда, которую пересказывает знаменитый русский востоковед начала XIX века Н.Я. Бичурин. По его сведениям, Ашина были «отраслью Дома Хунну».

«Впоследствии сей род был разбит одним соседним владетелем и совершенно истреблен. Остался один десятилетний мальчик. Ратники, видя его малолетство, пожалели убить его: почему, отрубив у него руки и ноги, бросили его в травянистое озеро. Волчица стала кормить его мясом. Владетель, услышав, что мальчик еще жив, вторично послал людей убить его. Посланные, увидя мальчика подле волчицы, хотели и ее убить. В это время, по китайским сказаниям, волчица эта появилась в стране на восток от западного моря, в горах, лежащих от Гао-чан на северо-запад (Алтай. — Авт.). В горах находится пещера, а в пещере есть равнина, поросшая густою травой на несколько сот ли окружностью. Со всех четырех сторон пещеры лежат горы. Здесь укрылась волчица и родила десять сыновей, которые, пришед в возраст, переженились и все имели детей. Впоследствии каждый из них составил особливый род. В числе их был Ашина, человек с великими способностями, и он признан был государем: почему он над воротами своего местопребывания выставил знамя с волчьею головою — в воспоминание своего происхождения. Род его мало-помалу размножился до нескольких сот семейств».

В этом повествовании прямо не говорится, но подразумевается, что мальчик стал мужем волчицы и восстановил через нее свой род2. Через несколько поколений потомки волчицы признали над собой власть монгольских кочевников-жужаней (жужаньцев)...

Существует и другая легенда, тоже возводящая род Ашина непосредственно к волкам. Она повествует о семидесяти братьях, из которых внимания сказителей удостоились лишь два: один из них был сыном волчицы, а второй «был от природы глуп, почему весь Дом его был уничтожен». Какая именно глупость злополучного главы рода привела к столь печальному концу, легенда умалчивает. Что же касается сына волчицы, он, вероятно, был умен, потому что род его размножился и процветал, а один из детей, по имени Надулу-ше, удостоился почестей и власти. Этому внуку волчицы довелось жить в горах Басычу-сиши3 (на Алтае4), где «были холодные росы», но он, будучи по материнской линии внуком «духа лета», «произвел теплоту, и чрез то всех прочих спас», после чего был избран государем и принял имя Тукюе. После его смерти многочисленные сыновья государя от десяти жен стали спорить за власть и постановили, что «кто выше прочих вспрыгнет на дерево, тот и будет поставлен старейшиною». В этом странном соревновании победил малолетний Ашина, ставший главой племени5.

Помимо версий о непосредственно алтайском происхождении племени Ту-кю и рода Ашина, тот же Бичурин излагает и «китайский» вариант. Согласно ему, тукюеский Дом, носивший имя Ашина, составился «из смешения разных родов», кочевавших в Пьхин-лян (запад китайской провинции Шэньси)6. Когда в государстве началась смута, род Ашина с пятьюстами семьями бежал на территорию Монгольского Алтая и поселился по южную сторону Алтайских гор; случилось это в 439 году. Здесь беженцы занялись добычей железа для монгольского племени жужаней. А поскольку «естественное положение Алтайских гор походит на шлем», они стали называть себя монгольским словом «шлем» — «тукюе»7.

Но что бы ни говорили древние сказания и летописи, сегодня специалисты отвергают в равной мере как алтайскую, так и китайскую версии происхождения Ту-кю. Вероятно, племя это сформировалось в III—V веках н.э. из постхуннских и местных ираноязычных племен на территории Восточного Туркестана, а потом переселилось на Алтай. Что же касается их связи с волками, вероятно, слово «Ашина» на прародине тюрок не имело отношения к этим хищникам и означало «достойный, благородный»8. Впрочем, существует и компромиссная точка зрения: к монгольскому слову «волк» (шоночино) был приставлен префикс «А», являющийся в китайском языке знаком уважения. В результате появилось сочетание «Ашина» — «благородный волк»9.

«Потомки волка» быстро освоились на Алтае и приобрели политический вес. В середине VI века китайское царство Западная Вэй установило с вождем тюркютов Тумынем дипломатические отношения. Вскоре Тумынь, который в это время уже имел большое войско, перехватил армию телесцев, пошедших войной на жужаней, и подчинил 50 000 кибиток. Возгордившись своими успехами, Тумынь решил путем брака породниться с жужаньским государем Анахуанем, однако тот ответил вассалу оскорбительным отказом: «Ты мой плавильщик: как же осмелился сделать такое предложение?»10 Это было недальновидное решение. Китайцы оказались прозорливее жужаньцев, и правитель Западной Вэй выдал за Тумыня дочь-царевну. В 552 году Тумынь пошел войной на Жужань и разгромил своего бывшего сюзерена. Анахуань покончил с собой, его сын бежал, а победитель Тумынь принял ханский титул. Правда, ему недолго пришлось пожинать плоды своей победы — он умер через год. Но начало державе тюркютов было положено, и стремительный рост ее превосходил самые смелые фантазии. Уже в 555 году вчерашние плавильщики распространили свою власть до Аральского моря, а в 558 году вышли к Западной Сибири и Южному Уралу. Подчинив своей власти угров, тюркюты оказались на берегах Волги. Вскоре они овладели всем Северным Кавказом, доведя свои западные границы до Азовского моря. На Востоке их владения простирались до Желтого моря11.

Так был создан Первый Тюркский, или Тюркютский, каганат (то есть государство, возглавляемое каганом — буквально «ханом ханов»12), просуществовавший около полувека и успевший за это время стать одной из главных политических сил Азии и Восточной Европы. Под его властью оказалось подавляющее большинство тюркоязычных народов, языки которых, относящиеся к одной семье, позднее получили свое научное название в честь маленького алтайского племени. А словом «тюрки» в широком смысле стали

называть не только потомков рода Ашина и возглавляемых ими алтайцев, но и все те многочисленные племена, которые вошли в состав Тюркского каганата.

Н.Я. Бичурин, компилируя сведения древних китайских рукописей, писал о тюркютах: «Обычаи тукюесцев: распускают волосы, левую полу наверху носят; живут в палатках и войлочных юртах, переходят с места на место, смотря по достатку в траве и воде; занимаются скотоводством и звериною ловлею; питаются мясом, пьют кумыс; носят меховое и шерстяное одеяние... Из оружия имеют: роговые луки с свистящими стрелами, латы, копья, сабли и палаши. Знамена с золотою волчьею головою. Телохранителей называют Фули [буре], что на монгольском языке также значит: волк, в знак, что они помнят свое происхождение от волка. Искусно стреляют из лука с лошади... Письмен не имеют. Количество требуемых людей, лошадей, податей и скота считают по зарубкам на дереве. Вместо предписания на бумаге, употребляется стрела с золотым копьецом, с восчаною печатью. Обыкновенно пред полнолунием производят набеги и грабительства»13.

Тюркский каганат просуществовал очень недолго. Уже в восьмидесятых годах VI века его стали раздирать междоусобицы, и в 603 году он окончательно распался на две независимых державы: Восточный и Западный каганаты. Владения Западного каганата простирались от Дона и Азовского моря до восточных отрогов Тянь-Шаня и Северо-Западной Индии.14 Но эта держава, объединившая множество завоеванных народов, была лишена внутренней прочности, кроме того, ее ослабляли непрерывные внешние войны, прежде всего с Китаем и Ираном. В середине VII века Западно-Тюркский каганат закончил свое существование. Но к этому времени на западной окраине бывшего государства тюркютов возникла новая держава — Хазарский каганат.

Примечания

1. Артамонов 2002, с. 123.

2. Бичурин 1950, с. 220—221 и комментарий; Савинов 1984, с. 31.

3. Бичурин 1950, с. 221—222.

4. Савинов 1984, с. 32—33.

5. Бичурин 1950, с. 221—222.

6. Артамонов 2002, с. 124.

7. Бичурин 1950, с. 221.

8. Кляшторный 1965.

9. Гумилев 1993, с. 22—23.

10. Бичурин 1950, с. 228.

11. Новосельцев 1990, с. 73.

12. Новосельцев 1990, с. 135.

13. Бичурин 1950, с. 229—230.

14. Артамонов 2002, с. 164.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница