Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 17. Торговля

Хазария производила не слишком много товаров. Ибн Хаукаль писал: «В самой стране Хазар кроме клея не добывается ничего такого, что вывозилось бы в близкие и далекие области. Что же касается до рабов, меда, воску, бобровых шкур и шерсти, то это доставляется к ним извне». Впрочем, клей, о котором сообщает арабский географ, был сам по себе достаточно значимым товаром. В Хазарии добывали так называемый «рыбий», а еще точнее, белужий клей, который получали из высушенных пузырей осетровых рыб. Это ценный продукт, который используют для склеивания особо дорогих изделий, а еще чаще — при производстве вина и пива для их очистки. Применяют его и в кулинарии — он похож на желатин, но желе получается значительно нежнее.

Гардизи, вопреки Ибн Хаукалю, писал, что «во владениях хазар... много меда; отсюда вывозят также хороший воск»1. Но, кроме клея, воска да еще разве что рыбы, хазары мало что могли предложить на международном рынке. Производство у них было развито слабо, и, если верить Ибн Хаукалю, даже одежду хазары закупали «за рубежом»; он пишет: «Одеяние хазар и соседних с ними народов состоит из коротких верхних одежд и мужских туник. У себя они не приготовляют никаких одежд, и это все ввозится к ним исключительно из стран Джурджана, Табаристана, Адербейджана, Рума и соседних с ними областей».

Ибн Хаукаль упоминал рабов, происходящих из Хазарии, но оговаривал, что в рабство могли попасть только жители каганата, исповедующие язычество. «А что касается хазар иудеев и христиан, находящихся среди них, то они, подобно мусульманам, не допускают рабства друг друга»2.

Но, несмотря на то что Хазария почти ничего не производила на экспорт, она была страной процветающей, поскольку каганат с первых лет своего существования стал контролировать важнейшие торговые пути. Сами хазары торговлей почти не занимались, во всяком случае, средневековые авторы о хазарских купцах не пишут. Зато они часто упоминают еврейских, арабских, русских, славянских купцов, возивших свои товары через каганат или же обитавших в его торговых городах, прежде всего в Итиле.

Особенно широкой была география путешествий у еврейских торговцев, которые освоили едва ли не всю Евразию. Арабский писатель Ибн Хордадбех (Хордадбе) еще во второй половине IX века сообщал о купцах-евреях, «которые говорят по-персидски, по-румски, по-арабски, по-французски, по-андалусски и по-славянски; они путешествуют с запада на восток и с востока на запад морем и сушей»3.

Позднее Хасдай Ибн Шапрут, написавший знаменитое письмо царю Иосифу, упоминал, что в Хазарии побывали два испанских еврея: «Я, однако, слыхал, что в места моего господина, царя, попали два человека из нашей страны: один по имени р. Иехуда, сын р. Меира, сына р. Нафана, человек умный, понимающий и ученый, а другой по имени р. Иосиф Хагрис, также человек знающий». О профессии путешественников Хасдай умалчивает, но, скорее всего, они были купцами, поскольку туризма в ту эпоху не существовало, а будь эти люди географами, историками или дипломатами, Хасдай, надо думать, упомянул бы об этом4.

Что же касается хазар, они исправно собирали торговые пошлины. Кроме того, они обслуживали купцов и их караваны, предоставляя им караван-сараи, рынки, проводников и охрану.

Известно, например, что в Саркеле с самого начала был построен большой караван-сарай, в котором имелось все, что по тем временам требовалось заезжим купцам. Здесь были пять гостевых комнат, помещение для скота и огороженный со всех сторон двор, а в нем — гончарная мастерская и кузница. Под полами гостевых комнат археологи обнаружили следы жертвоприношений — кости животных и рыб. Ямы, в которых они лежали, были, как и все земляные полы в доме, покрыты сверху глинисто-известковой обмазкой, и, значит, жертвы были принесены до завершения строительства. Не известно, должны ли они были обеспечить хозяевам приток богатых постояльцев или служить благополучию самих постояльцев. Но вероятно, что-то у владельцев караван-сарая или их гостей не заладилось, и позднее они принесли новую жертву: в одной из комнат полы были прорезаны ямой, в которой археологи нашли расчлененные останки женщины и череп ребенка.

Не исключено, что после этого торговые дела в Саркеле пошли на лад, потому что одно из стоявших рядом с караван-сараем зданий было переделано под второй караван-сарай, несколько более помпезный по архитектуре, чем первый5.

Торговые пути шли из Хазарии во все стороны света. Из Руси и Волжской Булгарин в Хазарию в огромном количестве поступали меха: и особо ценные (булгарские соболи, русские куницы, буртасские лисицы), и попроще (бобр, белка, заяц). С севера же шли мед, воск, янтарь. Русы привозили мечи и рабов. Из Итиля эти товары направлялись в Закавказье, Среднюю Азию, Византию и даже Александрию. Оттуда в Хазарию поступали изделия восточных ремесленников, предметы роскоши, ткани и огромное количество серебра, прежде всего арабских монет.

Один из основных торговых путей, проходивших по Хазарии6, вел в Итиль из Закавказья по западному берегу Каспия и затем поднимался вверх по Волге. В районе нынешнего Волгограда он разделялся: одна ветка продолжала идти по Волге и доходила до Волжской Булгарии, вторая через переволоку сворачивала к Дону и вела к Азовскому и Черному морям. Оба эти пути попали под хазарский контроль еще в VII веке, и каганат благополучно собирал на них пошлины до последних дней своего существования.

Волгу для торговых операций очень активно использовали русы — недаром арабы называли ее «Русской рекой» (ее же иногда называли «Славянской»7). В верховья Волги поступали товары из Прибалтики и других стран, прилегающих к Балтийскому морю. По ней они шли на берега Каспия, а обратно на север обильно поступали арабские серебряные дирхемы.

Русы и славяне, жившие в так называемой «Нижней Руси», в районе Киева, попадали на Волгу через Днепр, Черное море, Керченский пролив, Дон (который, как и Волгу, иногда называли «Славянский рекой») и переволоку. Контроль над Днепром хазары утратили с появлением русов в Киеве, но Керченский пролив держали крепко. И если в Керчи к концу IX века, по мнению некоторых исследователей, и сидели византийцы8, то хазары, во всяком случае, получали свою долю пошлин, поскольку Самкерц (Таматарха) на Тамани принадлежал им. Купцам приходилось платить традиционную десятину каждой из сторон9.

В течение многих лет хазары, владея большей частью Крыма, считались хозяевами черноморской торговли — недаром Черное море называли Хазарским. В X веке это имя перешло к Каспию, а Черное море стали называть Русским. Но контроля над Керченским проливом и Доном было достаточно для того, чтобы хазары не бедствовали.

Особо значимым для Хазарии, да и для всей евразийской торговли был проходивший через каганат Великий шелковый путь. Так называли грандиозную по тем временам торговую магистраль, которая связывала Китай с Ближним Востоком и странами Восточного Средиземноморья. Она более или менее сложилась к рубежу эр, меняла маршруты, разветвлялась, одна из основных трасс шла через Персию, вдоль южного берега Каспия к византийским владениям в Малой Азии и к Средиземному морю. Но поскольку Персия, а потом и арабы непрерывно воевали или, во всяком случае, находились не в самых теплых отношениях с Византией, путь этот стал считаться не самым удобным. Если им и пользовались, то, миновав Каспийское море, возможно, сворачивали на север, к Дербенту и далее в Хазарию.

Но имелся и альтернативный маршрут, который огибал Каспийское море с севера, проходил по Хазарии и переваливал через Кавказ, выходя к Черному морю. Вообще говоря, не вполне понятно, почему купцы, вместо того чтобы сплавиться по Волге и Дону и спокойно доплыть до моря, предпочитали карабкаться через горы. Возможно, в низовьях Дона, несмотря на хазарское присутствие и хазарские же крепости, пошаливали кочевники, а в горах порядка было больше. Впрочем, путь вдоль Дона (будь он водным или сухопутным) тоже существовал — он вел в Приазовье и Прикубанье (Тамань и Крым). Таким образом, купцы, везшие товары из Китая, могли попасть в Хазарию двумя путями, обогнув Каспий с юга или с севера, и далее тоже имели несколько возможных маршрутов. Большинство из них пересекались в Саркеле, тем более что здесь существовали не только крепость и караван-сараи (где, кстати, были обнаружены кости верблюдов), но и переправа через Дон10.

На Кавказе крупным перевалочным пунктом, через который шли китайские товары, стало место в верховьях реки Большая Лаба (приток Кубани), которое сегодня называется «Мощевая балка». Здесь более 100 лет тому назад обнаружили огромный могильник хазарского времени. Похоронены в нем преимущественно скромные местные горцы, которые, как это ни удивительно, были очень часто одеты в роскошные шелка. Всего здесь обнаружено около 300 экземпляров шелковых тканей, которые в те времена ценились на вес золота.

Здесь же был найден так называемый «комплекс китайского купца» — фрагменты китайских рукописей, буддийские флажок и икона (живопись на шелке) и обрывок розовой бумаги, на котором было написано: «...4-й месяц, 14-й день... 2000 вэней получено... купил мяса на 4 вэня...» Обстоятельства находки неизвестны, возможно, китаец и не был похоронен в Мощевой балке. Но во всяком случае, какой-то купец из Поднебесной дошел до берегов Лабы со своим товаром и здесь или погиб, или потерял личные вещи11.

Проходили по этому маршруту и еврейские, и христианские купцы: в Мощевой балке найдены два стеклянных осколка культового иудейского сосуда, о которых мы уже писали, — на них четыре раза повторялась надпись: «Израэль». И в этих же местах найден осколок христианской стеклянной лампады.

Мощевая балка была не единственным перевалочным пунктом для торговцев из Китая. Археологи находят шелковую одежду во многих могильниках, расположенных возле перевалов Северо-Западного Кавказа. Интересно, что лишь у самых богатых людей эта одежды сшита из цельных кусков шелка. Очень часто встречаются лоскутные одеяния, — вероятно, при дележе драгоценной ткани бедным членам рода доставались очень маленькие куски12.

Кстати, купцы вывозили из Китая не только шелк, но и другие предметы роскоши, например серебряные зеркала, фарфор, чай...13 Ассортимент товаров пополнялся во время долгого пути, в Хазарию караваны входили уже обогатившись слоновой костью из Индии и бирюзой из Хорезма. А обратно, из стран Средиземноморья, купцы везли на восток шерстяные ткани, гобелены, ковры... С севера поступали меха... И все эти товары проходили через Хазарию.

Такая активная торговля должна была подвести каганат к необходимости чеканить собственную монету. И первые попытки в этом направлении были сделаны. На территории Хазарии археологи находили отчеканенные здесь монеты, но выглядели они весьма странно: это были неумелые подражания арабским серебряным дирхемам. Простодушные чеканщики брали аверс от одной монеты, а реверс — от другой, неточно копировали арабский текст и очень часто дополняли его от себя. Деньги эти ни в коем случае нельзя считать подделкой — отчеканены они были из высококачественного серебра, на некоторых монетах, кроме прочего, были изображены знаки, очень похожие на тюркские тамги, а на некоторых местом чеканки прямо названа «земля хазар» — правда, надпись эта сделана арабским шрифтом.

На территории Эстонии и на острове Готланд найдены клады, в которых на монетах, подражающих арабским дирхемам, по-арабски же написано: «Моисей — посланник Божий». Есть мнение, что эти деньги тоже были выпущены в Хазарском каганате в середине IX века.

Специалисты считают, что хазары (как это бывало и у других народов), которые еще не успели освоить тонкости денежного обращения, выпуская свои монеты, стремились лишь к тому, чтобы они были в целом похожи на «настоящие», арабские. Поэтому они взяли их общий внешний вид за основу, но добавили кое-что и от себя. Деньги эти чеканились не постоянно, а по мере надобности. Если бы Хазария просуществовала дольше, ее «монетный двор» в конце концов пришел бы к мысли о необходимости разработать оригинальный и осмысленный дизайн своих собственных денег, но сделать этого хазары не успели14.

Примечания

1. Гардизи 1973, с. 57.

2. Ибн Хаукаль 1908, с. 115.

3. Ибн Хордадбех 1870, с. 48.

4. Хасдай ибн Шапрут 1932, с. 58.

5. Плетнева 2000, с. 89—90.

6. Обзор торговых путей дан по: Новосельцев 1990, с. 114—117; Тортика 2006, с. 187—188.

7. Якубовский 1926, с. 85.

8. Айбабин 1999, с. 222.

9. Якубовский 1926, с. 83—84; Чхаидзе 2008, с. 274—275.

10. Плетнева 1996, с. 150.

11. Иерусалимская 1992, с. 7; Открытие новой постоянной экспозиции «Мощевая Балка. Памятник на Северокавказском шелковом пути» (сайт Государственного Эрмитажа, http://www.hermitagemuseum.org/html_Ru/11/2007/hm11_5_50.html).

12. Иерусалимская 1992, с. 6—7.

13. Мамлеева 1999.

14. Быков 1974, с. 47—69; Петрухин, Флёров 2010, с. 159.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница