Рекомендуем

Уши эльфа делаем ушки эльфа.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Лунницы и «рогатые» пряжки

Тема двузубца и трезубца отражена еще в двух категориях бытовавших в Хазарии украшений: так называемые «рогатые» пряжки и «лунницы». На одной из матриц для отливки концы полукружий оформлены в виде птичьих протом (рис. 7, 11 — хранится в музее г. Славянска, Украина; найдена у городища Маяки; публикуется впервые).

Как двузубые и трезубые тамги в хазарской графике имеют переходные типы, не позволяющие жестко разграничить двузубцы и трезубцы (рис. 11), так и среди лунниц есть экземпляры с равными по величине тремя зубцами, с укороченным или вовсе рудиментарным центральным отростком и, наконец, двузубые лунницы (рис. 1, 11—14). Стеклянные и коралловые подвески-лунницы имеют по два рога. Происхождение раннесредневековых трехрогих лунниц в Европе связывают как с провинциально-римскими фибулами и накладками, так и с иранским влиянием, охватывающим в основном Кавказ (Каргапольцев С.Ю., Бажан И.А., 1993, с. 113). Салтовские типы лунниц в некоторых чертах повторяют признаки поздних типов лунниц VI—VII вв.: ложная зернь, орнитоморфное оформление крайних рогов, их волютообразность. Но тема парных протом и фигуры центрального божества с предстоящими, ярко выраженная в декоре лунниц второй половины IV—VII вв. (там же, рис. 6), в салтовских материалах по лунницам прослеживается слабо и без более ранних образцов ее рудиментарные признаки едва угадываются.

Несмотря на то что сами лунницы как тип украшений являлись заимствованием1 или вовсе инокультурным явлением, как, например, лунница из катакомбы № 44 Дмитриевского могильника (Плетнева С.А., 1989, рис. 58), лунарные символы органично входили в общераспространенный набор знаков Хазарии. Рога лунарных графических символов (рис. 11, 33—42) прямые, отогнутые в противоположные стороны, как в схеме амулетов с парными протомами. Знаки двуроги и трехроги. Имеются типы знаков с треугольными выступами в середине дуги (Флёрова В.Е., 1997, табл. I, 149—155, табл. II, 117—125; табл. IV, 113, 114, 124, 130—176). На одном из саркельских кирпичей в сочетании с двузубцем представлен знак по очертаниям абсолютно идентичный трехрогой подвеске-луннице (рис. 11, 12).

Волюты в виде бараньих рогов не получили в знаковой системе Хазарии особо широкого распространения. Только одна лунница на форме для отливки имеет загнутые внутрь боковые рога. Также только одно изображение из серии граффити Маяцкого городища имеет загнутую внутрь волюту конца чашечки двузубца (рис. 11, 18). Волюты представлены на вышеупомянутой стеле из с. Донского. Амулет из Верхне-Салтовского могильника в виде подвески, изображающей голову каменного козла или кавказского тура, по определению А. Федоровского, повторяет контур лунниц с закрученными внутрь концами (Федоровский А., 1912, с. 8, 9).

Некоторые «рогатые» пряжки салтовских памятников2 и северокавказских могильников имеют на концах отростки в виде бараньих рогов, хотя чаще встречаются вместо них трехрогие дуговидные отростки (рис. 7, 15—16). Интересен факт расположения отростков на этом типе украшений равным образом как вверх зубцами, как у амулетов с парными протомами, или вниз зубцами, как у лунниц. Третий тип пряжек украшен на концах кольцами.

В двух комплексах раннесредневекового могильника у с. Харачой найдены почти одинаковые подвески-лунницы с центральным ромбовидным выступом. У одной «рога» разомкнуты, а у другой сходятся над центральным ромбовидным выступом, образуя окружность. Обращает на себя внимание и тот факт, что «рогатая» пряжка из погребения 10 имела на концах завершения, полностью аналогичные подвеске-луннице из ожерелья погребенной женщины. Причем само ожерелье состояло не только из бус, но и набора металлических подвесок-амулетов в виде головок медведей, волка, быка, биконической с четырьмя фигурками птиц (Багаев М.Х., Виноградов В.Б., 1972, с. 80—86). Совпадение формы лунницы и концов пряжки явно не случайно и свидетельствует о семантической нагрузке оформления «рогатых» пряжек Северного Кавказа.

Переход лунарной символики в солярную, бинарная оппозиция луна — солнце, день — ночь, мужское — женское, вероятно, нашло отражение в чередовании символов, оформлявших треугольные пряжки. Среди кольцеобразных амулетов сочетание солярной и лунарной символики представлено только в северокавказских памятниках: тип 7 кольцеобразных амулетов, по В.Б. Ковалевской, включающий в себя 17 экземпляров. В салтово-маяцких древностях лунарным символам на концах лучей солярных амулетов соответствуют лишь потерявшие смысловую нагрузку отростки на одном из амулетов Дмитриевского могильника (Плетнева С.А., 1989, рис. 48).

С.А. Яценко высказывает предположение, что схема аланского амулета в виде кольца с серповидными отростками аналогична представленной на кольцевидной подвеске II—III вв. н. э. из Пантикапея с четырьмя головами быков по четырем углам и двумя птицами в центре и отражает схему микрокосма подобно скифским навершиям, тагарским алтарям и жезлам Прикубанья (Яценко С.А., 1992, с. 75, рис. 2, 5).

Надо отметить, что деление символики на солярную и лунарную сопряжено с некоторыми трудностями, заставляющими сомневаться в адекватности определений, уже вошедших в историографию. Лунница, при кажущейся бесспорности ее семантической связи, с месяцем, луной, могла и не являться лунарным символом.

Б.А. Рыбаков (1987, с. 535), вполне справедливо заметив, что в средних широтах луна никогда не смотрит рогами вниз, предлагает иную трактовку. Славянские лунницы, сохраняя заклинательное обращение к ночному светилу, изображали вместе с тем небосвод с его двумя небесами. Три позиции солнца на древнерусских лунницах — утреннее, дневное и вечернее можно видеть и на некоторых салтовских экземплярах.

Павлина Петрова (1990, с. 43) в связи с частыми находками дугообразных знаков в средневековой Болгарии отмечает: можно предполагать, что знак в виде дуги и знак «ипсилон» с вертикальными гастами одинаковы по значению и равноценны по смысловому содержанию. В системе протоиндийских знаков дуговидный символ обозначал «небо» и «небесное божество». Комбинации обеих символов подтверждают близкое, одного порядка, но не тождественное их значение.

В салтовской графике мы также находим объединение лунарного символа со знаком двузубца (рис. 11, 12). Причем это сочетание встречается на разных памятниках Подонья и неоднократно (Флёрова В.Е., 1997, табл. I, 143, табл. IV, 112, 113, 124). Есть аналогичное сочетание и на отдаленном Хумаринском городище (рис. 13).

Равным образом лунница могла восприниматься как солнечный диск с крыльями (Чаусидис Н., 1994, табл. LXXV, 1—3). В оформлении лунниц, предшествующих по времени салтовским, отмечается присутствие солярных знаков в центре, спорадически встречающееся и у лунниц из салтовских комплексов (Каргапольцев С.Ю., Бажан И.А., 1993, рис. 6, 3—5, 7, 8).

Присутствующие в оформлении трехрогих лунниц IV—VI вв. сюжеты парных протом животных и птиц, в том числе с солярным знаком в центре (там же, рис. 6, 1, 4, 5—7, 9, 12), и композиции, реалистически передающие антропоморфное божество в центре с предстоящими ему грифонами и львами (там же, рис. 6, 15, 16), семантически сближают данный тип украшений с символами двузубцев и трезубцев.

Примечания

1. Производство общеевропейского типа украшений осваивалось местными ремесленниками: литейная формочка трехрогой лунницы найдена у городища Маяки, двурогой в Старом Крыму (Баранов И.А., 1990, рис. 28, 6). Оно не могло не сопровождаться переосмыслением семантики украшения в соответствии с местной системой символов.

2. Найдены в Верхне-Салтовском и Ютановском могильниках и связываются Г.Е. Афанасьевым с одной из трех погребальных традиций донских алан, отразивших родоплеменную структуру (Афанасьев Г.Е., 1991, с. 24).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница