Рекомендуем

Бухгалтерские курсы с нуля бухучет для начинающих.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





3. Древнейшие города1

На Левобережном Приднепровье были расположены многие крупнейшие города древней Руси, имевшие большое значение в складывании в дальнейшем вокруг них самостоятельных княжеств. Эти древние по своему происхождению города стояли на втором месте после Киева. Таков, например, Любеч, один из главных городов Северской земли, стоявший на основной водной артерии, где впоследствии, по выражению летописи, была сосредоточена «вся жизнь» (т. е. все богатство северских князей). Он впервые упоминается в летописи под 882 г., когда произошел захват его Олегом:

«...поиде вниз, и взя Любець, и посади муж свои».2

Затем Любеч встречается в летописи под 907 г., к которому летопись приурочивает первый договор русских с греками, но тут уже вместе с Черниговом и Переяславлем.3 Все три города играют большую роль в древней Руси, по ним «седяху велиции князи, под Олгом суще»,4 и на них греки обязуются «даяти уклады». Четвертый крупнейший город Северской земли — Курск, — судя по «Житию Феодосия Печерского», является таковым уже в начале XI столетия.

Археологические исследования показали, что вся территория северянской земли заполнена остатками городищ весьма древнего происхождения. Даже не считая городищ древнейшей поры (скифско-сарматской), все же необходимо указать на чрезвычайное обилие следов древних поселений, являющихся остатками славянских городищ и особенно часто встречающихся по течению рек. В свете данных археологии можно считать близким к истине упоминание анонимного Географа Баварского о более чем 300 городах в славянской земле.5 Часть городищ, несомненно, является остатками упоминаемых в летописи городов. Часть городов-городищ сохранилась до наших дней; одни из них так и остались городами (Чернигов, Переяславль), другие стали поселениями сельского или даже деревенского типа. В названиях таких сел и деревень до сих пор звучит их древнее наименование (древнее — Березый, современное — Березна). Многие городища так и остаются безымянными и обозначаются по названиям соседних с ними современных поселений, например Бельск. Многие упоминаемые в летописи города трудно поддаются определению в настоящее время и связать их с каким-нибудь определенным географическим пунктом почти невозможно. Сплошь да рядом летопись, упоминая о ряде городов, совершенно не оставила нам их наименований.

Так, например, в период походов Святослава Ольговича упоминается о ряде городов земли вятичей.6

В 1147 г. в Черниговском княжестве упоминаются Уненеж, Беловежа, Бохмач, Всеволож и «иные грады многие».7

Под тем же годом упоминается ряд непоименованных городов курского Посемья.8

В 1214 г. новгородцы берут Речицу и много других черниговских городов по Днепру, тогда как по летописи мы знаем только один город — Любеч.9

Таким образом, набрасывая карту Северской земли по летописи, мы, конечно, теперь не сможем нанести все ее населенные пункты. Не только мелкие, но даже и крупные — города в собственном смысле этого слова — опускаются летописными источниками.

Что же представляют собой эти города?

Н.Я. Марр по этому поводу замечает:

«Город имеет свою историю с подлинно доисторических времен, не исключающую переходную ступень развития, когда соответствующий пункт являлся одновременно и "селом" или "деревней" и "городом", что между прочим, отразилось и в речи, именно в наличии термина "село-град", напр., у армян "gyuğa-qağaq", синонима в известной степени нашего местечка».10

Часть городищ являлась именно подобными «село-градами» — местечками (кстати сказать, этот термин уцелел на территории северян в украинском языке, где термин «град» среднего рода — «місто», — тогда как в русском языке — мужского), небольшими селениями, которые так и не стали городами в собственном смысле этого слова; часть же из них в связи с развитием ремесла и его отделением от сельского хозяйства, ростом торговли, обусловленным их географическим положением, а также в силу ряда политических обстоятельств (например, превращения в княжеско-дружинную феодальную резиденцию и т. п.) превращалась в города.

Упоминания летописи о «градах», таким образом, следует рассматривать именно в данном разрезе, и летописные «грады» не должны создавать впечатления о большом количестве крупных городов, так как многие поселения, принципиально отличные от Чернигова, Переяславля, Любеча, Курска, действительно являвшихся городами, летописью причисляются к городам. Но указания летописных источников о большом числе «градов» и наличие сохранившихся до нашего времени сотен городищ (частично раскопанных и ставших достоянием науки) позволяют сделать выводы о сравнительно густом населении Северской земли VIII—XI вв. Многие из таких городищ связаны генетически и выросли на культурных слоях поселений предшествующих эпох, начиная с неолита и до времен владычества хазар, но бо́льшая часть их относится ко времени не раньше IX—X вв.

В этой главе мы не будем касаться данного раскопками городищ археологического материала и тех выводов, которые он позволяет сделать, а только попытаемся набросать историческую карту городов Северской земли. Этим вопросом специально занимались Багалей11 и Голубовский12 в своих монографиях, причем последний дал еще историко-географическую карту Черниговской губ.,13 Ляскоронский,14 Андрияшев,15 Самоквасов16 (набросавший карту городищ Северской земли) и Грушевский.17

Попытаемся определить местоположение городов Северской земли и дать их краткую характеристику.

Главным городом Северской земли был Чернигов, упоминаемый, как было уже указано, впервые под 907 г. Центральное положение Чернигова, как главного города, сохранялось до татарских времен, когда главенство перешло к Брянску. Расположенный на высоком правом берегу Десны, при впадении в нее речки Стрижня, Чернигов являлся крупным транзитным торговым пунктом. Он связывал Северскую и Киевскую земли через Десну, Сейм, Донец и Оскол с Доном и Волгой, из которых Дон вел к Азовскому морю, греческим колониям, к Тмутаракани, а Волга — к Каспийскому морю, связывая русскую торговлю с арабской.

По замечанию Андрияшева, город складывался из «детинца» и «окольного града». Первый занимал самое высокое место в городе. Там помещались княжеский двор и Спасский монастырь, основанный еще Мстиславом в 1034 г. «Детинец» защищал собой «окольный град», занимая угол между Стрижнем и Десной, с юга, юго-запада, юго-востока и с севера. «Окольный град» был окружен валом и частоколом, с проделанными в нем воротами. Стрижень и Десна должны были защищать его с востока и запада.

Чернигов X—XI вв. имел ряд укреплений: 1) вал внешний, охватывающий все поселения, 2) укрепленный вал, окружавший «передний город» («предгорье»), 3) вал кругом внутреннего города, состоявшего из трех частей: а) острога, б) укрепленного района у Болдиных гор — с Елецким монастырем и в) «детинца», окруженного в свою очередь четвертым валом. Последним в системе всех укреплений был так называемый «третьяк». В «детинце», кроме Спасо-Преображенского собора, были церкви Бориса и Глеба и Михаила, в «окольном граде» — церковь Параскевы-Пятницы. Под городом было еще два монастыря Успенский-Елецкий и Троицкий-Ильинский, расположенные на Болдиных горах. Как сам Чернигов, так и окрестности служили объектом археологических раскопок, произведенных главным образом Д.Я. Самоквасовым, которому, в частности, принадлежит заслуга разрытия и описания могил «Черной» и «Княжны Чорны» в самом городе, курганов на Болдиных горах, близ монастырей и т. д.18

В окрестностях Чернигова были расположены: Гостничи, или Стояничи (1160), под Елецким монастырем, Семинь — «сельцо св. Спаса» (1152) — и Гюричев19 (1152). «Ольгово поле», упоминаемое под Черниговом и расположенное на пространстве от Троицкого монастыря до дер. Гущиной и р. Белоуса, представляло собой не только поле в буквальном смысле этого слова, но и ряд деревень; об этом свидетельствуют остатки селищ, найденных в этом месте, масса всевозможных вещей X—XII вв. и само название одного из сел в этом районе — Льгова (изредка называемого местными жителями Ильговым), расположенного на берегу высохшей речки «Льговочки», впадавшей в Белоус (летописный «Боловос»).20

Крайним юго-западным городом Черниговской земли была Лутава (1155), стоявшая у впадения Остра в Десну. На другом берегу Остра стоял Остерский городок, принадлежавший с 1055 г. Переяславльскому княжеству. Ныне на месте Лутавы находится одноименное село.21 Выше по течению Десны стоял Моровийск (1134) (ныне местечко Моровск). К северу от Чернигова был расположен Орогощь (1159), у истоков Боловоса, теперь с. Рогощь у р. Белоус;22 еще выше — Листвень23 (1024), теперь с. Малый Листвен. На восток от Чернигова, у впадения р. Свини в Десну, стоял городок Свенковичи (1160), ныне дер. Свинь.24

Километрах в двадцати от Чернигова по р. Снови лежал Сновск (1068), теперь Седнев, — старейший центр Северской земли, с громадными городищами, обилием курганов наиболее древней эпохи, а позднее — центр феодальной дружины, знаменитой «сновской тысячи».25

Еще дальше на восток лежал Березый (1152), теперь Березна.26 Недалеко от него, к югу, расположен Блестов (1151), теперь с. Блистово.27 Далее — Хоробор, ныне с. Мена, к западу от р. Убеди, невдалеке от которого находится громадное городище княжеской поры, и Сосница28 на р. Убеди.

На левом берегу Десны были расположены с запада на восток: Игорев (1160), у теперешнего Нежина,29 где расположено большое городище. Всеволож (1147), теперь с. Сиволож б. Борзенского уезда,30 Уненеж, теперь Ивангород,31 в районе которого имеется городище, Белая Вежа (1147) на месте современного одноименного села (Белемешь),32 Бохмачь33 (1147) и Глебль, остатки которого усматривают в огромном городище у гор. Красного Каледина б. Конотопского уезда по р. Ромну.34 На севере, далее по Десне, лежал Новгород-Северск (1141). Город состоял собственно из города-поселения и «острога» — крепостцы. В городе были трое ворот — «Острожные», «Черниговские» и «Курские». Под городом находился Спасо-Преображенский монастырь.35 Близ города были расположены село Мельтеково и Игорево сельцо, остатки которых в виде двух городищ существуют до сих пор36 у сел Старохорщины и Дегтяревки. В Игореве сельце была феодальная усадьба князя и церковь св. Георгия.

Далее на севере находились города Стародуб (1096), Синин (1155), ныне одноименное село, Радогощ, или Радощ (1155), ныне Погар,37 далее Росуха (1160),38 Воробейна (1142)39 и западнее — Ормина (1142),40 теперь одноименные села. Еще дальше к северу, у границ со Смоленским княжеством, лежал Вщиж (1142) — центр небольшого удела, теперь село Вщиж на Десне.41 Последним городом, входящим в Новгород-Северский удел, был Ропск (1159) у истоков р. Снови.42

К юго-востоку от Вщижа, ниже по течению Десны, находился Брянск, или Дьбрянск (1146). На севере от него лежал Блов, или Оболвь (1147),43 у истока р. Болвы, а на юге, приблизительно на параллели Синина, по Десне был расположен Трубчевск (1185).44 На левой окраине Посемья лежали: Вьяхань (Бьяхань) (1147), на р. Терне — Попашь (1147), Вир у нынешнего Белополья, Липец, или Липовец (1283), — на Псле.45

Крупнейшими городами Посемья были: Путивль (1146), с близлежащей Игоревкой,46 Рыльск (1152), Глухов (1152). К Рыльску принадлежал еще в XIII в. Воргол, ныне с. Воргол б. Глуховского уезда. Вокруг Рыльска расположены поселения IX—X вв., свидетельством чему являются курганы Подмонастырской слободки, раскопанные Дмитрюковым. На верхнем течении р. Сейма лежал главный город Посемья — Курск (1095), окруженный целой цепью городищ. Далее на восток в летописи не встречается указаний на наличие поселений. Андрияшев считает возможным причислить к Посемью Донец, расположенный близ Харькова на р. Уди, ныне так называемое «Донецкое городище».47 Между Курском и Рыльском по течению Сейма лежал Ольгов (1152), ныне Льгов, в 7 км от которого расположены славянские погребения языческой эпохи. В состав Северской земли входили и немногочисленные города радимичей. Летопись знает несколько городов радимичей, тогда как по археологическим данным их было много больше.

Исследователь истории радимичей Б.А. Рыбаков радимичскими бесспорно считает Гомель и Чичерск.48 Радимичским был, по-видимому, и Прупой; Речица находилась на стыке дреговичей, северян и радимичей и, судя по археологическим данным, не может быть названа радимичским городом. Не был таковым и Любеч, почему-то относимый Андрияшевым к радимичам.49 Все эти города входили в состав Северских земель.

Перейдем к земле вятичей.

Первым известным нам городом собственно вятичской земли, вошедшей в южной части своей в состав территории Чернигово-Северской земли, была Рязань, захваченная Олегом Святославичем в 1096 г., ныне Старая Рязань.50 С конца XI в. Муромо-Рязанская земля становится уделом Святославичей. Долгое время, начиная с 1094 г., в ней распоряжался Олег Святославич. Еще до этого времени Муром был вотчиной Олега Святославича и его отца Святослава. После княжившего в Рязано-Муромской земле брата Олега, Ярослава Святославича, умершего в 1129 г. в Муроме, кончается тесная связь между Чернигово-Северским и Рязано-Муромским княжествами. Сыновья Ярослава, Юрий, Святослав и Ростислав, интересуются не югом, а севером, и среднее течение Оки обособляется в самодовлеющую политическую единицу.51 Ввиду этого обстоятельства признать Муромо-Рязанскую область постоянной составной частью Северской земли нельзя, поэтому мы и не останавливаемся подробно на рязанских городах. В дальнейшем мы также не будем останавливаться на специфических особенностях развития Рязанской области и ее истории. Эти вопросы заслуживают особого внимания и ждут специального исследования, тем более необходимого, чем больший промежуток времени отделяет нашу историческую науку от науки времен Иловайского.

В земле вятичей крупным городом была только Рязань. Остальные представляли собой в большинстве случаев просто земляные укрепления — городища, своеобразные «детинцы», куда во время опасности сходилось население окрестных поселков.52

Древнейшими городами вятичей, кроме Рязани, были Лопасна и Колтеск по Оке и Дедославль в верховьях Угры.53 С середины XII в. мы знаем еще целый ряд городов, ставших нам известными благодаря подробному изложению летописью межкняжеской борьбы, разгоревшейся на земле вятичей. К ним мы относим: Севск, вокруг которого найдены северянские могилы, находившийся на границе земли собственно северян и вятичей, Болдиж, Кромы, Мценск, Карачев, Волхов, Девягорск, Домогощь, Козельск, Воротынск, Серенск, Лобыньск, Новосиль, Мосальск, Мещовск, Таруса, Одоев.54

Вятичский север, являвший собой в XIII—XIV вв. наиболее яркую картину феодальной раздробленности, со второй половины XIII в. также постепенно порывает связи с Черниговским Левобережьем и все больше и больше начинает этнически, экономически и политически тяготеть не к украинизирующемуся Поднепровью, а к русифицирующемуся междуречью Волги и Оки. В силу указанного обстоятельства вятичские города с конца XIII и первой половины XIV в. перестают нас интересовать.

Переяславльская земля лежала по течению рек Трубежа, Альты, Супоя, Сулы с притоком Удай; часть ее поселений была расположена и далее на юго-восток — по Хоролу, Пслу и Ворскле.

Главный город — Переяславль (907) — стоял у слияния Альты и Трубежа, невдалеке от Днепра. Это был основной укрепленный пункт в борьбе Киева со степью. Переяславль состоял собственно из «города» и «пригорода», хорошо укрепленных. В «городе» находился княжеский двор и церкви: митрополичья св. Михаила, св. Федора, св. Андрея, богородицы, Воздвижения и монастырь св. Ивана. Сама крепость, небольшая по размерам, была окружена рвами, валами и каменными стенами с тремя воротами: Княжескими, Епископскими и Кузнечными. «Предгорие» («пригород») было также укреплено, но, конечно, не так, как кремль. В городе было много каменных зданий и даже общественные бани. В окрестностях Переяславля был расположен княжеский «Красный двор» и монастыри Саввы, рождества богородицы, Бориса и Глеба. Со всех сторон Переяславль был окружен двумя длинными, змеевыми валами — «Большим» и «Малым», очень древнего, еще скифского происхождения, к X—XI вв. уже утратившими свое былое значение оборонительной линии.55

Окрестности Переяславля были густо заселены. У впадения Трубежа в Днепр стояло Устье (1096) — гавань Переяславля, между Устьем и Переяславлем стоял Корань (1140), на северо-востоке — села Кудново, Стряково и Янчино (1140). Здесь же близко были расположены Мажево сельцо (1151) и город Глебов. На границе Киевского, Черниговского и Переяславльского княжеств, у впадения Остра в Десну, стоял Остерский городок («Юрьев городок», «городок на Остре»), ныне с. Старогородок, принадлежавший Переяславльскому княжеству и игравший большую роль в княжеских войнах. Между Старогородком и Переяславлем было расположено много городов: Баруч (современная Барышевка) (1126), к западу, на Трубеже, — Лто, или Льто (1159), на север от Баруча стоял Носов (1147), теперь городище у Глаголева. Невдалеке стояли еще: Бронь-Княж (1125), Городок и Нежатин (1125). В верховьях Супоя лежали Русотин (1147), ниже по течению — Песочен (1172), теперь с. Песчаное, и у впадения в Днепр — Дубница (1153), где ныне расположено у д. Дубново городище X—XII вв.

По течению Удая были расположены, начиная с верхнего течения: Песочен (1092), Прилука (1092) и Переволока (1092) (последние два существуют поныне), Варин, Пирятин (1154) и Полкостень (1125) (на месте городища у с. Повстин). У впадения р. Ромны в Сулу стояли Ромны (1125), а дальше вниз по течению Сулы: Синец, Кснятин (1125), ныне Снятии. У впадения Удая в Сулу были расположены Лубны (1107), Снипород, Лукомль (1125) (ныне городище у с. Лукомье), Горошин (1125) (теперь с. Горошино), Жолни (1116) (теперь с. Жовнин) и Воинь (1055) у с. Воинская Гребля.

На северо-восток от Переволоки, по-видимому, находился город Серебряный (1147), на северо-запад от Пирятина — Малотин (1140); у Переяславля лежал Обров (1125), на север от Жолни стоял Деменеск (1155).

Почти не поддаются нанесению на карту Римов (1125) и Вороницы (1125). Ляскоронский приурочивает летописный Римов к нынешнему местечку Буромке (Буромле), на правом берегу Сулы, напротив Горошина.56 Некоторые исследователи сближают Римов и Ромны, считают их одним и тем же городом.

Славянские поселения уходили далеко вглубь степи. В 1174 г. половцы, подойдя к Ворскле, ищут «языка» для выяснения расположения русских войск, а следовательно, русское население имелось и там, на границе степи. Поэтому я считаю возможным не согласиться с А. Андрияшевым и признать в летописной Голтаве (1111), современной Голтве, не реку, а поселение. Равным образом, по-видимому, поселениями были и Хорол (1107), где русская рать оставила свои сани ввиду наступления весны, и Лтава (1174) на Ворскле.

Таким образом, угол, образуемый Сулой, Днепром и Остром, являлся довольно густо заселенным краем; частично, на юго-востоке, славянские поселения заходили и за пределы этой черты.

Кроме указанных городов,57 концентрируясь вокруг них, население Переяславльской земли жило в многочисленных селах. О селах в Переяславльской земле говорят летописи. В 1092 г. половцы берут три города на Удае и «многие села».58 В 1110 г. половцы «воеваша около Переяславля по селам».59 В 1135 г. они пожгли села у Городка и Баруча,60 в 1136 г. разгромили села на Суле и т. п.61

В летописи имеются аналогичные упоминания о селах собственно Чернигово-Северской земли. Летописи и «Жития» говорят о селах близ Чернигова, Путивля, Новгород-Северска, Стародуба, Курска.

Славянские поселения по Дону, Осколу, Донцу уходили далеко на юг (например Донецкое городище, Ницаха, Саркел, ставший к началу XI в. русским городом, и т. д.), но многие городища лесостепной полосы не оставили нам своих названий.

На далеком юге были расположены Тмутаракань, Корчев, «Русское село» (Russia, Ρωσσια) — крайние аванпосты русской государственности на юго-востоке, связанные со своей далекой метрополией — Черниговым.

Приведенный перечень городов, конечно, не полон.

Ряд городищ IX—XII вв., остатков древних поселений, следы многочисленного населения Левобережного Приднепровья дошли безыменными до наших дней. Летопись умолчала о них, так как они не вошли в число мест, захваченных княжескими походами — важнейшими моментами политической деятельности князей, столь интересовавшей летописца.

Таким образом, набросанная карта поселений Северской земли, основанная на указаниях летописи и, частично, археологических материалах, конечно, далека от совершенства и нуждается в уточнении, но она все же дает некоторый новый материал, корректирующий и дополняющий карты Грушевского, Голубовского, Багалея, Андрияшева и Ляскоронского.

Подводя некоторые итоги изучения географической карты древнейших городов Северской земли, следует отметить, что большинство их располагалось по течению рек и у озер. На юге города возникали за древней линией укреплений: «змиевыми валами». Правые берега рек, особенно Трубежа и Сулы, были усеяны укрепленными поселениями; левый, степной, берег рек представлял собой уже несколько иную картину — население жило редко, прячась в болотах и лесах по берегам рек.

Примечания

1. В данном разделе автор не касается вопроса о происхождении городов, ограничиваясь лишь географическим очерком и описанием крупнейших городов.

2. «Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку», с. 22.

3. Дата условная, и большинство исследователей сомневается в наличии договора 907 г., считая первым достоверным договором договор 911 (912) г.

4. «Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку», с. 22.

5. Шафарик. Славянские древности, XIX примечание // Землеписец Баварский. Т. II. Кн. III. С. 70.

6. Ипатьевская летопись. 1843. С. 35—37.

7. Там же. С. 36.

8. Там же.

9. Самоквасов Д.Я. Древние города России. СПб., 1873. С. 84.

10. Марр Н.Я. Из переживаний доисторического населения Европы, племенных или классовых, в русской речи и топонимике. Избр. работы. Т. V // Этно-глоттогония Восточной Европы. С. 316.

11. Багалей Д.И. Ук. соч. С. 52—69, 137—160.

12. Голубовский П.В. История Северской земли до половины XIV столетия. С. 7—14.

13. Голубовский П.В. Историческая карта Черниговской губернии до 1900 г. // Труды X111 Археол. съезда Т. II.

14. Ляскоронский В. Ук. соч. С. 157—198.

15. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверскої землі до початку XVI віку; Его же. Нарис історії колонізації Переяславської землі до початку XVI віку.

16. Самоквасов Д.Я. Северянская земля и северяне по городищам и могилам; Его же. Древние города России.

17. Грушевский М.С. Історія України-Руси. Т. І и II.

18. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверскої землі до початку XVI віку. С. 103; см. также карту древнего Чернигова у М. Погодина в его «Древней русской истории до монгольского ига»; Смоличев П. Чернигів та його околиці за часів великокнязівськіх // Сборник «Чернигів і північне Лівобережжя». С. 125—146; Ярыгин. Изыскания о древнем расположении города Чернигова // Труды XII Археол. съезда. Т. III. С. 175—177.

19. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 104; Голубовский П.В. Историческая карта Черниговской губ. до 1300 г. С. 11—15, 36—37.

20. Голубовский П.В. Ук. соч. С. 28; Ефимов А. Олегово поле // Труды XIV Археол. съезда. Т. III. С. 89—92.

21. Голубовский П.В. Ук. соч. С. 20.

22. Там же. С. 29—30.

23. Там же. С. 19—20.

24. Там же. С. 36.

25. Там же. С. 38—40; Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 104.

26. Голубовский П.В. Историческая карта Черниговской губ. до 1300 г. С. 2—5.

27. Там же. С. 42—50.

28. Голубовский П.В. Историческая карта Черниговской губ. до 1300 г. С. 40.

29. Там же. С. 16—19.

30. Там же. С. 8—9.

31. Там же. С. 41—42.

32. Там же. С. 6.

33. Там же.

34. Там же. С. 9—10; Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 105.

35. Андрияшев А. Ук. соч. С. 105.

36. Голубовский П.В. Историческая карта Черниговской губ. до 1300 г. С. 19, 21—22; Андрияшев А. Ук. соч. С. 105.

37. Голубовский П.В. Ук. соч. С. 31.

38. Там же. С. 33.

39. Там же. С. 7—8.

40. Там же. С. 30.

41. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 105.

42. Голубовский П.В. Историческая карта Черниговской губ. до 1300 г. С. 32—33.

43. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 106.

44. Там же.

45. Там же.

46. Сенаторский Н. К истории заселения северо-западного района Курского края // Известия Курского губ. о-ва краеведения. 1927. № 4.

47. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 107.

48. Рыбаков Б.А. Ук. соч. С. 120—121, 146—147.

49. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 108.

50. «Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку», с. 223.

51. Иловайский Д.И. История Рязанского княжества. С. 36—39.

52. Арциховский А.В. Курганы вятичей. С. 159.

53. Ныне с. Дедилово у Тулы.

54. Арциховский А.В. Курганы вятичей. С. 159—160; Андрияшев А. Нарис історії колонізації Сіверської землі до початку XVI віку. С. 109; Голубовский П.В. История Северской земли до половины XIV столетия. С. 19—20; Багалей Д.И. Ук. соч. С. 110—111.

55. Андрияшев А. Нарис історії колонізації Переяславської землі до початку XVI віку. С. 6—8; Ляскоронский В. Ук. соч. С. 159—163.

56. Ляскоронский В. Ук. соч. С. 187.

57. Там же. С. 159—199; Андрияшев А. Нарис історії колонізації Переяславської землі до початку XVI віку.

58. Грушевский М.С. Історія України-Руси. Т. II. С. 312—358; «Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку», с. 208.

59. Ипатьевская летопись, с. 188.

60. Ипатьевская летопись, 1843. С. 13.

61. Там же. С. 13—14.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница