Рекомендуем

Готовые сип sip дома под ключ СК СИП ТЕХНОЛОГИИ.

• Купить Полипропиленовые трубы pipesys.ru/nasha_produktsiya/fitting/.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Заключение

Таким образом, наряду с формирование и становлением Древнерусского государства как самостоятельного субъекта международных отношений одновременно начались также формироваться и политические связи с разными странами и народами на рубеже VIII—XII вв., которые осуществлялись в непростых условиях. В работе были рассмотрены только некоторые политические процессы, события и исторические деятели тех или иных государств, прямо или косвенно повлиявшие на зарождение и развитие политических контактов Древней Руси. На практике эти международные отношения тесно переплетались и были связаны между собой, характеризуя в целом отношения древнерусского государства, в частности к странам Причерноморья.

Исторический этап с VIII по XII вв. в нашей истории был исключительно деятельным и напряженным не только для Древней Руси, но и в истории всей западной части Евразии. Территорию, на которой складывалась Русь, со всех сторон окружали чрезвычайно энергичные и активные исторические силы, которые оказывали и положительное, и отрицательное влияние на формирующуюся государственность Древней Руси. Это языческая Скандинавия на северо-западе, христианская Византийская империя на юго-западе, государство Хазарского каганата на востоке и юго-востоке (а через них — опосредованно — Арабский халифат и Хорезм). Непосредственно, сменяя друг друга, подпирали южные границы Киевской Руси воинственные кочевые народы — печенеги, венгры, половцы и др., что требовало от нее постоянного укрепления своих границ. С полным правом можно утверждать, что русская государственность и культура сформировались в сложнейшем и мощном магнитном поле, создаваемом этими силами, в котором и сама Русь (Северная и Южная) развивалась как постоянно возрастающая сила.

Этот период характеризовался широким выходом Древней Руси на мировую арену, выходами в прямом, буквальном смысле слова, ибо в течение этих двух веков десятки тысяч русских людей побывали в соседних и более далеких странах, которые в большинстве были связаны с политическими, военными, торговыми и культурными связями с различными странами средневекового периода истории.

В таких условиях с окружающими ее странами в той или иной степени оказывали и положительное и негативное влияние на формирование международных отношений, государственности и культуры Древней Руси, да и на историю российского государства в целом.

В работе подробно исследованы формы и направления на зарождение и развитие Древней Руси с конца VIII по начало XII вв., установление политических и военных контактов с Византийской империей, Хазарским каганатом, Болгарией, печенегами и половцами и т.д. В результате, с одной стороны, эти контакты благоприятствовали культурному обмену, торговле Древней Руси с этими странами, а, с другой, выражались в недружеском отношении, что заставляло молодое государство искать пути решения в целях укрепления и утверждения как самостоятельного политического субъекта международных отношений.

Дошедшие до нас источники дают все основания утверждать, что государственность Руси почти с самого своего рождения выходит на широкую мировую арену — от Скандинавии до Багдада и с запада на восток от Испании до Хорезма. Исследования этой проблемы позволило нам сформировать следующие выводы: во-первых, судьба Древней Руси в VIII — начале XII вв. была неотделима от четырех чрезвычайно мощных исторических сил тогдашнего мира; во-вторых, определенное влияние оказали на Русь и такие причерноморские кочевые народы, как черные булгары, печенеги, венгры, половцы.

Наши исследования показали следующие этапы развития международных отношений Руси: первый этап — конец VIII — середина X вв. — время самого широкого выхода Руси на тогдашнюю мировую арену. Именно в этот период и сложился русский героический эпос. Это время правления таких русских князей, как Кий, Аскольд и Дир, легендарный и талантливый государственный деятель Олег Вещий, Олег II, Игорь, равноапостольная Ольга (период, который не отражен в летописях); второй этап — вторая половина X — начало XI вв. — время дружинного былинного эпоса и параллельного написания летописей. Это время правления воинственного и талантливого полководца Святослава Игоревича, его сына Владимира Красное Солнышко — главного героя цикла киевских былин, принятие христианской православной веры. Это время князей, которые подняли Русь на новый этап развития международных отношений; третий — XI — первая половина XII вв. — время правления замечательных государственных деятелей Ярослава Мудрого, а затем Владимира Мономаха, при которых Русь окончательно сформировалось как мощное сильное государство и воплотилась в бытие и сознании многих стран как Величавая Державная Русь. И наконец, выводы привязаны к следующим группам взаимоотношений — византийско-хазарским в свете становления государственности Древней Руси, русско-византийским в свете взаимоотношений с Хазарским государством, русско-хазарским в свете взаимоотношений с Византийской империи, русско-печенежско-половецким и византийско-западным отношениям. Суть вышеперечисленных взаимоотношений можно свести к следующим кратким выводам.

Византийско-хазарские взаимоотношения. Считалось, что значение Хазарского каганата в истории не так существенно, так как нет достаточных сведений в летописях, что не разработанность порождало вокруг «хазарской проблемы» произвольные концепции и мифы. Однако археологические исследования доказали, что на юго-восточной границе Руси в IX — первой половины X вв. имелись укрепленные крепости и поселения Хазарского каганата. Кроме того, достаточные сведения о Хазарском каганате сохранились в арабских и других зарубежных источниках. В VII — конце VIII вв. Хазарское государство (основная религия — язычество и частично христианство) представляло собой воинственный кочевой тюркский народ и находилось в тесном союзе с Византийской империей против их общего врага — Ирана, а затем Арабского халифата.

Основное население Хазарского каганата находилось на стадии «таборного кочевания», но к концу VIII в. предстает уже как оседлое, занятое земледелием и ремеслами и обитающее в больших селениях с бурно развивающейся экономикой. Согласно новейшим исследованиям, основная причина такого изменения в жизни тюркско-хазарского народа заключалась в хорезмийском влиянии на уклад его жизни, так как в государстве Хорезм, с исключительно высокой степенью развития цивилизации и культуры, было хорошо развито военное дело и торговля, строительство и разнообразнейшие ремесла, достижения ирригации. И когда в первой четверти VIII в. Хорезм оказался под властью Арабского халифата, то многие хорезмийцы, не желая власти мусульман над собой, стали уходить из своей страны в Хазарию. Массовый исход хорезмийцев произошел в 720 году. Благодаря давним дружеским связям Хорезма и Хазарии, а также учитывая то, что тюркское государство Хазария еще в начале VIII века вело давнюю и достаточно решительную борьбу с общим врагом Хорезма арабами, завоевавшими Закавказье, то понятно, почему хорезмийцы переселились в Хазарию, а некоторая часть пошла еще дальше — в Древнюю Русь. И естественно, что они были приняты в Каганат как союзники — враги арабов.

Следовательно, можно с полным основанием утверждать, что Хазарское государство к концу VIII в. стало мощным военным и цивилизованным государством благодаря именно хорезмийскому влиянию. Его могущество позволяло как самостоятельно, так и в союзе с Византией, противостоять сильному государству Иран, а затем мощной империи — Арабскому халифату.

С середины VIII в. в Хазарском государстве происходят коренные изменения, в связи с принятием в качестве официальной религии — иудаизма, а на рубеже конец VIII—IX вв. Хазария предстает уже как совсем иное явление, с новой внутренней и внешней политикой. Прежние длительные союзнические отношения между Византийской империей и Хазарским государством разрываются и становятся враждебными.

Разумеется, как показано в диссертации, что переход от одного исторического состояние к другому совершился не сразу, а в течение ряда десятилетий, которые порой приводили к гражданской войне между новым — иудаистским — правительством и «коренными» тюркскими предводителями Хазарии, что кончилось в конечном итоге подавлением восстания и исходом венгров из Хазарского каганата, а также вторым переселением хорезмийцев, часть которых пришла на Русь.

Границы Хазарского каганата простерлись от Кавказа до Камы и Оки и от Урала до Крыма. Новый центр Хазарского каганата (государства) переместился почти на полтысячи километров к северу, в город Итиль в низовьях Волги, что резко обогатило верхушку правителей Каганата, что в конечном итоге через десятилетие Хазария превратилась в паразитирующее государство, в котором большую роль стала играть спекулятивная посредническая торговля, перепродажа от мелких вещей до рабов...

Международная политика Хазарского каганата резко сменилась с конца VIII в. с доброжелательной на враждебную по отношению к Византии. Кроме того, для Хазарской империи с новым геополитическим статусом и новым значением «объектом» активнейшей политики стали не только Кавказ и Крым, как ранее, но вся Восточная Европа от Урала до Дуная, где многие народы в разное время и по-разному от него зависели; военная его мощь слагалась из подчиненных воле Каганату различных этносов и народов. Каганат стал главной политической силой Восточной Европы и достиг вершины своего могущества к началу X в.

Русско-хазарские отношения. К востоку от Руси на рубеже VIII—IX вв. располагался могущественный Хазарский каганат, где официальной государственной религией являлся иудаизм. В период, когда Древняя Русь находилась только в начале становления и формирования своей государственности, империя Каганата простиралась от Кавказа до Камы и Оки и от Урала до Крыма. Эта огромная могущественная империя с самого начала своего существования постоянно стремилась подмять земли южных и северных славян, выйти к Балтийскому морю, но на пути стояла Древняя Русь. Хазария с самого начала стала традиционным врагом Руси. В результате Хазарский каганат постоянно противодействовал мирной и созидательной жизни Руси, стремился подчинить киевских князей своему влиянию, втянуть ее в те или иные военные конфликты с целью ослабления Киева. В частности, правителям удалось спровоцировать военные походы русских войск на Византию (860, 941 гг.), а также — на Арабские страны, например, поход 943 года, которые совершались под диктатом хазарских властителей. Кроме того, южные границы постоянно подвергались опустошением от набегов булгар, венгров, гузов и др. кочевых народов, находившихся в зависимости от Каганата.

Но несмотря на сложные и угрожающие отношения со стороны восточного соседа — Хазарского каганата, а также непростой ситуации в Киеве (в городе в это время находилась хазарская администрация), княгиня Ольга не прекращала свою деятельность во благо Руси и, соблюдая меры безопасности, втайне готовила вдали от хазарского контроля мощное войско, где и возмужал юный Святослав.

Упорная борьба между Каганатом и Русью продолжалась почти 120—140 лет и принесла юной Руси много испытаний. Но это был героический век в истории молодого русского государства, который отразился в мире русского былинного эпоса. Только героический период истории может породить героические былины. Разгром в 960-х годах русским князем Святославом Хазарского каганата предотвратил угрозу суверенитету юному Древнерусскому государству, обеспечил его ускоренное становление и развитие, что показано в диссертации на большом фактическом материале.

Русско-византийские взаимоотношения. Вся многовековая история взаимоотношений Руси и Византии в основном были союзническими и дружескими, особенно, когда Русь в 988 году приняла православное христианство. Связи между двумя государствами укрепились на основе политического, торгового, культурного и религиозного сотрудничества.

Союзнические и дружеские отношения между Русью и Византией сохранялись в продолжении почти полутысячелетия — до захвата Константинополя турками в 1453 году. Тесная связь русской Церкви с Константинопольской патриархией сохранилась и после этого. Но к великому сожалению, долгое время во многих работах историков преобладала тенденция всячески «ухудшать» и «обострять» взаимоотношения Руси и Византии, что, мягко говоря, не соответствовала действительности. В этом отношении в диссертации сделаны два вывода — один, связанный с периодом до разгрома Хазарской империей, а второй — после разгрома Каганата. В частности, первое военное столкновение русских и византийцев 860 года, когда войско Руси осадило Константинополь, как показали новейшие исследования, было совершено под диктатом Хазарского каганата, который активно использовал тактику натравливания одного народа на другой. Второй поход русских войск в 941 года также был совершен под диктатом Хазарского каганата, в том числе на Прикаспийские мусульманские страны в 943 году. Эти походы совершались Русью, когда она попадала в вассальную зависимость от Каганата. Эти два похода в 860 и 941 годах носили характер тотального смертоубийства, способ, который уже использовался в Палестине — способ, который «возродили» правители Хазарского каганата в походах «россов» на Константинополь. В последующих войнах Руси, без хазар, сознательная гибель населения исключалась. Кроме того, вся последующая история Руси подтверждает, что ее нападения на Византию явно шли вразрез со всеми ее коренными интересами — от экономических до духовных. В частности об этом убедительно свидетельствует характер отношений Византии и Руси после разгрома Каганата Святославом в 960-х годах. Русско-византийские отношения и особенно после принятия Русью христианства она имела самые дружеские отношения с Византийской империей и никогда не совершали прямой агрессии против Византии. Ни с каким другим независимым государством Европы Византия не была тогда столь связана, как с Русью. Кроме того, тесная связь была скреплена договорами военной, экономической и политической взаимопомощи.

Последующие походы Киевских князей на Византию в 986, 988, 1043, 1116 (или 1163) годах, как показали исследования, имели совершенно другой смысл и не носили агрессивного характера. Они были направлены не против Византии как таковой, а против вполне определенных конкретных сил в Империи, боровшихся с той византийской властью, которую на Руси считали законной. Великие русские князья выступали защитниками легитимных византийских императоров от узурпаторов, так как известно, что в истории Византийской империи было множество внутренних конфликтов, дворцовых переворотов, жестоких войн за власть между теми или иными претендентами.

Таким образом, Древняя Русь, с одной стороны, укрепила союзнические и дружеские отношения с Византией, особенно после разгрома общего врага — Хазарского каганата; с другой стороны, она стала покровительствовать Византийской империи, а не наоборот.

Русско-печенежские и русско-половецкие взаимоотношения. Взаимоотношения русских и печенегов, как показали наши исследования, не имели опасного характера для государственности Руси. Печенежские набеги носили скорее разбойный характер, чем настоящее противоборство с Древнерусским государством. Кроме того, печенеги, в отличие от хазар, легко переходили от вражды к союзничеству и весьма часто выполняли для Руси роль наемного войска. Печенеги делились на две группы — «тюркские печенеги», кочевавшие в степях южнее Руси и находившиеся с ней то в союзнических, то во враждебных отношениях, и, с другой стороны, «хазарские печенеги», которые являли собой одну из составных частей враждебного Руси Хазарского каганата, подобно аланам, болгарам, гузам и т.д. «Хазарские печенеги», вошедшие в состав Каганата, действительно представляли собой гораздо более существенную опасность для Руси, нежели кочевавшие сами по себе печенеги.

История взаимоотношений русских и половцев также ясно свидетельствует о способности русских установить — при всех имевших место противоречиях — равноправные отношения с, казалось бы, совершенно не совместимым с ними, чуждым кочевым народом. Русь рассматривала половцев как некое приложение, как ее часть, но никогда как смертельных врагов государства, в отличие от Хазарского каганата.

Итак, взаимоотношения русских и половцев никак нельзя трактовать в плане борьбы с некой непримиримой враждебной силой; половцы, в конечном счете, были частью Руси.

И наконец, в диссертации был сделан краткий вывод о характере византийско-западных взаимоотношениях. В частности, взаимоотношения между Западом и Византией всегда были недружескими. В западной идеологии всегда царило негативное восприятие Византийской империи и с давних пор господствовало враждебное отношение к Византии. Резко критическое отношение к Византии рано стало господствующим на Западе. В ней Европа видела реального «конкурента» западноевропейского мира (позднее точно так же и по той же причине Запад стал относиться к России), поэтому в западной идеологии издавна царило не только принципиально негативное восприятие Византии, но и отрицалось по сути дела само ее право на существование, как сегодня отрицается Западом право современной России на самостоятельный путь своего развития. И не случайно поглощение Византии в XV в. Османской империей Запад воспринимал как совершенно естественный итог.

И в заключение данного диссертационного исследования приведем слова виднейшего политического деятеля Англии, лорда Джорд Керзона (1859—1925), вице-короля Индии, а затем министра иностранных дел Великобритании, который довольно точно подметил суть характера отношений Руси-России с другими странами и народами: «Россия бесспорно обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчинила сил ой... Русский братается в полном смысле слова. Он совершенно свободен от того преднамеренного вида превосходства и мрачного высокомерия, который в большей степени воспламеняет злобу, чем сама жестокость. Он не уклоняется от социального и семейного общения с чуждыми и низшими расами...».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница