Рекомендуем

http://www.putevka-perm.ru/ нижне-ивкино.

Блендер bosch купить иркутск по материалам http://www.attika-shop.ru .

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Заключение1

Мы проследили историю хазарского народа от возникновения до его конца. Мы видели, что судьба хазар и созданного ими государства была изменчивой и противоречивой. Предки хазар — потомки гуннов — не унаследовали традиций срединноазиатской культуры, растерянной среди постоянных переселений, славных побед и жестоких поражений. Но азиатская традиция все-таки пришла к ним, и соучастие в предприятиях тюркютских ханов спаяло осколки самых разных племен в единый народ. Даже после падения Тюркютского каганата хазары остались верны древнетюркютским обычаям, острой саблей и длинным копьем они распространяли свою власть над соседними племенами и народами.

Тем не менее, в эту эпоху роль хазар в истории была прогрессивной. Они остановили натиск арабов, открыли двери византийской культуре, установили порядок и безопасность в прикаспийских и причерноморских степях, что дало мощный толчок для развития хозяйства этих стран и обусловило заселение славянами лесостепной полосы Восточной Европы.

Но принятие иудейской религии было для них роковым шагом. С этого времени был потерян контакт правительства с народом и на смену развития скотоводства и земледелия наступила эпоха посреднической торговли и паразитического обогащения правящей верхушки. Новое правительство справедливо не верило своему народу и держалось на копьях мусульманской гвардии. Талмудическая образованность не затрагивала массы, оставаясь привилегией немногих. С этого времени роль Хазарского каганата стала резко отрицательной и культура народов Восточной Европы потекла по другим руслам.

Все богатство, накопленное иудейскими купцами в Итиле, не могло купить сердец заселявших лесостепи славян, степняков Причерноморья — печенегов, кочевников зауральской равнины — гузов, занимавших горные ущелья Среднего Кавказа алан и обитавших по Азовскому побережью болгар. Данлоп, собиравшийся написать историю иудейских хазар, не понял, какую коварную роль сыграло иудейство с Хазарским государством. Иудеи сумели стать во главе государства, но оно растаяло в их руках потому, что полностью порвалась связь между правительством и народом. Хазарские иудеи не учли, что религия является могучим фактором социального объединения даже тогда, когда в нем не нуждается экономическая основа. А иудейская религия в силу своей специфики не могла стать религией не только многих народов, входивших в состав Хазарского государства, но даже и самих хазар в целом.

Самым могучим врагом иудейской Хазарии стала Киевская Русь, на пути экономического и политического развития которой она оказалась. Последствием столкновения было полное и окончательное уничтожение Хазарии. Погибло Хазарское государство, исчез и хазарский народ. Последнее заслуживает особого внимания, так как обычно народы не исчезают с уничтожением их государств. В данном случае это произошло потому, что хазарский народ стал исчезать задолго до крушения Хазарского царства. Он распался на части, из которых большинство сливалось с другими родственными народами, а меньшинство, засевшее в Итиле, утратило свою национальность и превратилось в паразитический класс с иудейской окраской.

Русские никогда не чуждались культурных достижений Востока. От тюркютов они унаследовали титул кагана, который принимали первые киевские князья, от печенегов была заимствована удельно-лествичная система — знаменитый «ряд Ярославль», от половцев изогнутые сабли — «мечи харалужные» (карлукские) и многое другое, а от итильских хазар русы не взяли ничего. Впрочем, также относились к воинствующему хазарскому иудаизму и другие связанные с хазарами народы: мадьяры, болгары, печенеги, аланы и половцы. Именно потому от позднехазарской культуры нигде не осталось следов.

Но вместе с тем нельзя преуменьшать значение даже этого позднего периода хазарской истории, хотя оно было по существу негативным. Необходимость бороться с эксплуататорами из Итиля стимулировала объединение гузов и славян вокруг золотого стола Киевского, а это объединение, в свою очередь, создало возможность и перспективу для бурного роста не только русской государственности, но и древнерусской культуры. Эта культура всегда была самобытной и никогда не находилась в зависимости от хазар. Те незначительные переданные через Хазарию восточные элементы в русской культуре, которые обычно имеются в виду, когда дело касается вопроса о культурных связях руси и хазар, не проникли в глубь русской культуры, а, оставаясь на поверхности, имели кратковременное и малое значение. Они не дают никакого основания выделять особый «хазарский» период в истории русской культуры.

Более ста лет просуществовала идеалистическая концепция истории хазар, созданная юным В.В. Григорьевым. Сокрушительный удар ей был нанесен только в наше время маленькой критической заметкой, напечатанной в «Правде» никому не известным П. Ивановым. Б.А. Рыбаков поторопился, вопреки фактам, низвести хазар на второстепенную историческую роль. Моя задача заключалась в том, чтобы путем пересмотра всех доступных в настоящее время данных по истории хазар установить истину. Она оказалась много сложнее, чем это казалось и В.В. Григорьеву, и Б.А. Рыбакову. Ну, что ж! Так бывает всегда, когда мы внимательно и подробно знакомимся с тем или другим явлением, все равно в жизни или в истории.

Примечания

1. Заключение из книги М.И. Артамонова «История хазар» (Изд-во Гос. Эрмитажа, Л., 1962), научным редактором которой был Л.Н. Гумилев.

Предыдущая страница К оглавлению