Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Заключение

В формировании этнического состава населения степного и лесостепного Подонья в VIII—IX вв. наряду с оседлым большую роль сыграли кочевые и полукочевые народы, переходившие к оседлому образу жизни. В 30-е годы VIII в. после арабо-хазарских войн начинался новый период в политической истории Хазарского каганата, столица которого была перенесена из Северного Дагестана в низовья Волги. Хазары закрепились в Юго-Восточной Европе. Значительная часть населения этого обширного региона — древние болгары, угры и некоторые другие народы были объединены в рамках одного государственного образования — Хазарского каганата. В него вошли и аланы, переселенные центральным Хазарским правительством на Дон с Северного Кавказа. Этот вывод подтверждается сравнительными историческими и этнографическими аналогиями, свидетельствующими о том, что государственность у кочевников возникает в результате подчинения оседло-земледельческого населения или активных седентаризационных процессов. В настоящее время установлено, что в ранних государствах, особенно полиэтничных, государственная власть проводит политику, прямо или косвенно направленную на унификацию культурных различий. Кроме того, социально-экономические процессы, протекающие в подобных государствах, объективно способствуют уменьшению или стиранию локальных и этнических различий в культуре отдельных народов.

Одной из тенденций развития раннефеодальных кочевых государств является оседание кочевников в благоприятных для земледелия экологических зонах, таких, как Поволжье, Подонье и Поднепровье. Усиление этой тенденции в кочевых государствах было связано с объективными экономическими и политическими процессами государственной жизни (имущественное расслоение и обнищание части кочевников, заинтересованность социальной верхушки в получении продуктов земледелия и ремесла, влияние соседей-земледельцев, политической ситуации и др.). Появившиеся в Подонье форпосты Хазарского каганата закрепляли процесс оседания кочевников. На рубеже VIII—IX вв. возникает комплексное хозяйство, в котором земледелие, ремесла и торговля сочетались с экстенсивными формами скотоводства, практиковавшимися наиболее зажиточной частью населения. Такая экономика обеспечила создание материальной основы салтово-маяцкой археологической культуры. В период наивысшего расцвета салтово-маяцкой культуры ее население вступило в новую фазу общественного развития, характеризовавшуюся наличием высокоразвитого пашенного земледелия с применением рала и плуга и использованием тягловых животных. Его роль в общем балансе хозяйства постоянно повышалась, а сельскохозяйственная техника совершенствовалась.

Анализ орудий труда, которые население салтово-маяцкой культуры Подонья использовало для обработки земли, показал, что они аналогичны земледельческим орудиям восточных славян VIII—X вв. Кочевники переходят к пашенному земледелию как наиболее прогрессивному способу обработки земли в местных экологических условиях. Пашенные орудия появляются в Восточной Европе в период распада первобытно-общинного строя и становления раннеклассовых и феодальных отношений. В процессе освоения Подонья пришлое население использовало опыт и технику ведения земледельческого хозяйства ближайших соседей — славян и аланов, у которых пашенное земледелие возникло в результате внутренних социально-экономических процессов.

Основной системой земледелия в степи и лесостепи был перелог, развивающийся в двуполье. Особенностью такого земледелия являлось использование подсеки как мелиоративного способа обработки земли, прежде всего в лесостепи и лесных массивах степной части, по берегам Дона и его притоков. Подсека на этой территории отличалась от подсеки лесной полосы. Кроме хлебопашества, обитатели Подонья—Приазовья занимались виноградарством, огородничеством и бахчеводством. Большую роль в хозяйстве населения региона играло скотоводство — традиционное занятие номадов. В результате седентаризационных процессов кочевое скотоводство сменилось другими формами экстенсивного скотоводства. Население салтово-маяцкой культуры занималось также рыболовством, охотой и, возможно, бортничеством.

Определенный круг находок указывает на существование таких производств, как обработка дерева, кости и рога, прядение, ткачество, кожевенное дело. Наряду с керамическим и металлообрабатывающим ремеслами эти промыслы, по определению В.И. Ленина, были «первой формой промышленности, отрываемой от патриархального земледелия» [3, с. 329]. Общественное разделение труда достигло такой степени развития, когда осуществляется регулярный и прочный обмен между городом и селом, а товары постоянно и специально производятся на рынок, что характерно для Товарного производства.

Археологические материалы с памятников салтово-маяцкой культуры свидетельствуют об интенсивном социальном расслоении. Пашенное земледелие способствовало разложению первобытно-общинных отношений, усиливало индивидуализацию производства, повышало роль в нем отдельных семей. Безусловно, семьи объединялись в общины, которые на докапиталистических стадиях развития производства представляли собой универсальный институт. Но их формы у населения Подонья в VIII—X вв. нам неизвестны. Можно предположить, что в указанный период общины были основаны на принципах территориальных, а не кровнородственных связей. В таких общинах семьи являлись самостоятельными хозяйственными единицами.

Фактором, ускорявшим разложение первобытнообщинных отношений у кочевников, стало развитие орудий производства, появление ремесла и земледелия. Общественное разделение труда способствовало разложению доклассового общества, усилению социальной и имущественной дифференциации населения. Разделение производства сопровождалось ростом обмена, внутренней и внешней торговли, возникновением городов, что в свою очередь ускоряло социальное расслоение и укрепление частной собственности. Однако накопление богатств в раннем государстве осуществлялось и при помощи внеэкономического принуждения зависимого населения в виде дани, податей и других повинностей, которые превращались в основной источник доходов господствующего класса. Исследования археологических памятников салтово-маяцкой культуры подтверждают наличие социального расслоения и образования различных категорий населения: зависимых скотоводов и земледельцев — рядовых общинников, ремесленников, социально привилегированных и зажиточных слоев.

Печенежское вторжение конца IX в. привело в движение массы оседлого населения степных районов салтово-маяцкой культуры, которые мигрируют в лесостепь. В степи возрождается кочевническо-скотоводческий уклад хозяйства, к которому переходят салтовцы, вливаясь в печенежские орды. Хазарский каганат потерял плодородные земли и пастбища, т. е. его экономика была подорвана. С гибелью такого социально-экономического организма, как салтово-маяцкая культура, фактически погибло само Хазарское государство, переставшее теперь претендовать на гегемонию в Восточной Европе.

Отметим, что государственная жизнь и раннефеодальные отношения в Подонье в хазарское время носили несколько искусственный характер. Они не столько являлись результатом имманентного развития, сколько были привнесены извне и поддерживались там, пока не начался упадок Хазарского каганата. Салтово-маяцкая археологическая культура — прежде всего государственная культура Хазарского каганата с чертами определенного синкретизма. В этом отношении ее можно сравнить с культурой более позднего и мощного кочевого государства — Золотой Орды.

Некоторое время в зависимости от Хазарского каганата находилось славянское население лесостепи. Не будучи непосредственно инкорпорированным в его состав, оно тоже пострадало от печенежского вторжения, а затем от вторжений торков и половцев. Но это не могло существенно затормозить социально-политическое развитие славян, которые в отличие от салтовского населения пришли к созданию собственной государственности в тот самый период, когда в Подонье — Приазовье на многие столетия прекратилась оседлая жизнь.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница