Рекомендуем

чехол для шубы

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Шейх Мансур

Предтечей известного нам из истории Кавказской войны имамата, в котором имамом был дагестанец Шамиль, было движение во главе с чеченцем Ушурмой, впоследствии получившим титул шейха Мансура (что значит «победоносный»). Ушурма родился в селении Алды около 1760 г. (по другим данным в 1765-м), с 1783 г. проповедовал, с 1785 по 1791 г. возглавлял войну горских мусульман с неверными, был пленен и умер в 1794 г. в Шлиссельбургской крепости.

Версии о татарском и итальянском происхождении шейха — что-то из области «альтернативной истории», я не буду на них останавливаться. Ввиду темы моего исследования главное для меня — это не происхождение Ушурмы, а социально-политическая и идеологическая суть его движения. И очевидно, что основой была не «борьба с Россией», а мессианство, путь религиозный, мученический, это было что-то вроде крестовых походов, или тоталитарной секты, или, если назвать по-другому, ордена святых, воинственных суфиев — мюридов. Лучше меня об этом скажут цитаты. Вот выдержки из воззвания Ушурмы к соплеменникам:

Знайте, о верующие, развращенность, привычка к спиртным напиткам и употребление табака сделали наших вождей небрежными. Сейчас явился человек, чтобы наставлять людей на верный путь. Покайтесь и внемлите доброму совету раньше конца вашей жизни; во славу Бога, как он сказал: «Только те, кто кается, кто верует и делает доброе дело, только те блаженны». Наполните сердца ваши страхом Божьим. Молите прощения всех ваших ссор и раздоров, ваших злословий и сплетен. Будьте справедливы к тем, кто оскорблен. Прощайте преступников во славу Бога. Не плачьте, не сокрушайтесь над умершими, не одевайтесь в траур ради умерших. Не пейте алкоголь, не курите. Возвратитесь к Богу, творите милосердие. Мы пренебрегали законами Бога. Подчинимся Его законам, отбросим все, что Он нам запретил, и подготовим себя к битве. Бог сказал: бейтесь с неверными, уничтожайте многобожие. Пророк говорил: не отпускайте того, кто обращается к вам с грустью, кто разочарован, и старайтесь вырвать своих ближних, братьев и сестер из рук врагов. Будьте милосердны и дайте немного от вашего добра для Божьего дела, по Божественному слову. Тот, кто подает на Божье дело, уподобляется зерну, которое дает семь колосьев. Сила исходит только от Бога, Всевышнего и Всемогущего. Бог посылает победу тем, кто прославляет религию, и покидает того, кто от нее отворачивается. Да пошлет Он нам торжество над неверными! Кто не поверит моим словам и останется в прежнем заблуждении, тот не удостоится быть среди войска. И такие люди принуждены будут возвратиться в свои дома, где встретят их малолетние дети, станут укорять их и плевать в глаза. Пристыженные детьми, пойдут они за войском, но не найдут его, точно так же, как не сыщут и своих домов. Оставшись без крова, они будут искать убежища в казацких станицах.

В этом коротком отрывке дважды говорится о вреде курения и пьянства. Платформа шейха была скорее морально-религиозная, чем политическая: однако религиозное спасение он видел в смертной борьбе за веру, что и проповедовал. Чеченцы вначале сильно вдохновились призывами Ушурмы, обратились к строгому следованию заповедям ислама, шли воевать. Особенно помогали первые победы, которые показывали вроде бы благоволение Всевышнего к святому шейху и его начинаниям.

Бог его знает, зачем Ушурма решил повести чеченцев на Кизляр. Чеченцы-то понятно, почему пошли: хотелось пограбить богатый город. Но Всевышний не дал благословения на разбой, и удача отвернулась от шейха: поход провалился. А вслед за удачей отвернулись от Мансура и чеченцы. Вскоре он в отчаянии говорил: «Со мной остались всего девять чеченцев! Где вы? Придите ко мне, я обещаю вам новые чудеса и новые победы, а иначе я подвергну себя сожжению на глазах у всех!»

Никто не слушал. Нет пророка в своем отечестве. Вера — хорошо. Но земля и богатства кизлярских купцов... Шейх Мансур ушел к черкесам, которые приняли его с восторгом и несколько лет под его водительством воевали с Россией. Потом, конечно, все проиграли, а Россия всех победила. Но вот еще цитата, из повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат». Устами Хан-Магомы говорится так:

Святой был не Шамиль, а Мансур. Это был настоящий святой. Когда он был имамом, весь народ был другой. Он ездил по аулам, и народ выходил к нему, целовал полы его черкески, и каялся в грехах, и клялся не делать дурного. Старики говорили: тогда все люди жили, как святые, — не курили, не пили, не пропускали молитвы, обиды прощали друг другу, даже кровь прощали. Тогда деньги и вещи, как находили, привязывали на шесты и ставили на дорогах. Тогда и Бог давал успеха народу во всем, а не так, как теперь.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница