Рекомендуем

На сайте. http://www.kevi.ru фрукты доставка

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Оккупанты

Русская оккупация, конечно, имела место. Во время покорения Кавказа российские власти заселяли чеченские равнины русскоязычным населением. Заселяли по принципу чересполосицы, вклинивания русских казачьих поселений между чеченскими, чтобы разобщить последние, лишить их единства и силы. Так появились станицы — Ермоловская и др. И в центре, конечно, крепость Грозная. Кем заселяли? Редко терцами, чаще кубанцами, донцами или настоящими русскими крестьянами. Последним было сложнее всего, они не жили веками на Кавказе, культура и природа Кавказа были им дики и непривычны. Трудно сказать, насколько полезным оказалось это «мудрое» государственное решение тогда. Но плоды оно дало и дает по сию пору — плоды горькие.

Чеченцы затаили злобу на русское население, которое заняло «их» земли. И с той поры задумались об изгнании русских. Первый случай, казалось, дала революция 1917 г. Нельзя сказать, что все казаки были белые, а все чеченцы — красные. Были и красные казаки — даже терцы (правда, преимущественно из голытьбы), были и поддерживавшие белых чеченские отряды. А в основном чеченцы думали только о том, как бы из этой ситуации извлечь пользу для своего народа. И склонились к красным. Потому что против белого царя — иноверца и угнетателя. И потому что были планы забрать назад казачьи земли.

Поначалу все так и шло. Большевики разрешили Чечне полный шариат. (Да, при советской власти в Чечне действовали шариатское право и шариатские суды — недолго, правда.) Против белых и за свою мусульманскую веру воевали «мюриды революции» — так называл своих бойцов Асланбек Шерипов, главный красный чеченский герой, убитый белыми раньше, чем стало бы ясно: он не то чтобы до конца большевик, а отчасти чеченский националист и даже суфий.

Открываем Большую советскую энциклопедию и читаем:

Шерипов Асланбек Джемалдинович (1897, Грозный, — 11.9.1919, с. Воздвиженское Терской обл.), активный участник борьбы за Советскую власть на Северном Кавказе. По национальности чеченец. Член Коммунистической партии с 1919. В 1917 создал в Чечне первый Совет. Делегат 2—5-го Терских областных народных съездов, член Терского народного совета. Был командующим чеченской Красной Армией. Один из руководителей 100-дневной обороны Грозного от белогвардейцев (август-ноябрь 1918). После захвата Северного Кавказа белогвардейцами вместе с Н.Ф. Гикало создал повстанческий отряд и вел борьбу с деникинцами в их тылу. Убит в бою с деникинскими карателями.

Был у Асланбека родной брат Майрбек. Но про Майрбека Шерипова нет статьи в советских энциклопедиях, поскольку в 1941 г. брат революционера влился в отряды мятежников против советской власти и был убит в ходе карательной операции, на этот раз красными.

Очень похоже, что чеченцы были советской власти как бы попутчики. Пока было по пути. А путь был — истреблять и «расказачивать» казаков, отбирая у них земли. И вроде сначала получалось. И еще показалось чеченцам, что советский Ленин будет им как турецкий султан — далеко и жить не мешает, — а не как русский царь.

Но вскоре позиция советской власти изменилась. Изменилась и сама советская власть: с каждым годом большевики все тверже отказывались от иллюзий «скорого отмирания государства», интернационализма, мировой революции и проч. Большевики становились государственниками и естественным образом правопреемниками Российской империи. И по чеченско-казачьему вопросу подход изменился с «классового» на общегосударственный.

Лучше всего нам расскажет об этом один исторический документ. Это доклад И.В. Сталина на съезде народов Терской области 17 ноября 1920 г., посвященный решению советского правительства о размежевании горских народов и казаков. Вот самые интересные места:

Жизнь показала, что во избежание взаимных обид и кровопролитий необходимо отделить массы казаков от масс горцев. Жизнь показала, что для обеих сторон выгодно размежеваться. На этом основании правительством решено выделить большинство казаков в особую губернию и большую часть горцев в Автономную Горскую Советскую Республику с тем, чтобы границей между ними служила река Терек.

Далее комиссар по делам национальностей напоминает казакам про их вероломство и удар в спину России (восстание Сунженской линии) и обосновывает этим суровые меры — выселение провинившихся из станиц и заселение их чеченцами. Но продолжает:

Горцы поняли это так, что теперь можно терских казаков безнаказанно обижать, можно их грабить, отнимать скот, бесчестить женщин. Я заявляю, что, если горцы думаюттак, они глубоко заблуждаются. Горцы должны знать, что Советская власть защищает граждан России одинаково, без различия национальности, все равно, являются они казаками или горцами. Следует помнить, что, если горцы не прекратят бесчинств, Советская власть покарает их со всей строгостью революционной власти.

Напомню, что это 1920 г. Сталин ничего не забудет. Пройдет два с лишним десятка лет, и советская власть так и поступит. В конце доклада Сталин делает общие политические выводы:

Товарищи! В прошлом дело обстояло обычно так, что правительства соглашались на те или иные реформы, на уступки в пользу народов лишь в трудные минуты, когда они, ослабленные, нуждались в сочувствии своих народов... Жизнь показывает, что то, что дается правительствами в критическую минуту, непрочно, ненадежно, ибо оно всегда может быть отобрано, когда пройдет критическая минута...

Именно так была в конечном итоге отобрана автономия у терских казаков, чьи территории теперь включены в национальные республики Северного Кавказа.

Красная Москва показала, что намерена управлять всерьез. Игры с националистами и шариатом быстро закончились. Началось построение социализма. А как у нас по всей державе строили социализм, это понятно. И, главное, казачьи земли, вместо того чтобы просто раздать чеченцам, стали забирать в колхозы. А потом и чеченцам объяснили преимущества коллективного хозяйства: ну, вы знаете, трактор можно купить и все такое. Завыли чеченцы, как волки, и многие бросились в леса, прихватив с собой оружие, оставшееся еще от Гражданской войны. Но поздно — советская власть стояла крепко, и абречеством ее было не побороть.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница