Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Персоналии

О Джохаре Дудаеве написано более чем достаточно. Нет особого смысла повторять давно всем известное, равно как и изобретать новые версии его биографии. Однако широкой публике мало что известно о лидерах антидудаевской оппозиции. Может быть, потому, что они проиграли, — историю пишут если не победители, то о победителях, а судьбы неудачников никого по-настоящему не интересуют. Но я считаю это несправедливым. Руководители национально-демократического движения в Чечне заслуживают своего места в истории, хотя они и проиграли — как мы увидим, они проиграли радикальным националистам два раза, сначала при Дудаеве, потом при Путине. Но сам факт их существования показывает, что сопротивление было и другой вариант развития событий также был. Стирая их имена, кое-кто выхолащивает историю, сводит ее к удобной пропагандистской схеме. Но история не сводима ни к какой схеме — ни к той, что удобна русским сепаратистам («Хватит кормить Кавказ!»), ни к той, что удобна официальному Грозному («Деньги нам дает Аллах!») или официальной Москве (лозунги по обстоятельствам, полное отсутствие национальной политики как таковой). В действительности все было гораздо трагичнее и сложнее. Обратимся же к судьбам людей, возглавлявших сопротивление дудаевскому фашизму.

Умар Джунитович Автурханов родился в 1946 г. в Казахстане, куда, как мы помним, чеченцы были высланы со своей родины в 1944 г. В 1991 г., когда демократические силы Чечни стали стягиваться к Надтеречному району, Автурханов стал председателем Временного комитета по управлению Надтеречного района. С 1992 г. — сопредседатель партии «Маршо» («Свобода»), один из руководителей антидудаевской коалиции. С1993 по 1995 г. занимал пост председателя Временного совета Чеченской Республики, в 1995 г. — председатель Комитета национального согласия Чеченской Республики. Это были квазипарламентские органы, на которых основывало свою легитимность временное руководство Чечни, оппозиционное Дудаеву, существовавшее какое-то время параллельно с дудаевским в Надтеречном районе, а после взятия Грозного — как действующая местная администрация при российских войсках. Преемником Автурханова на посту председателя Комитета национального согласия стал Лечи (Леча) Магомадов.

Леча Добачевич Магомадов родился 3 сентября 1938 г. в поселке Шалажи Урус-Мартановского района Чечено-Ингушской АССР. Окончил механический факультет Грозненского нефтяного института, после чего работал мастером на стройке. Перейдя на партийную работу, дошел до поста второго секретаря обкома КПСС Чечено-Ингушетии. В 1989—1991 гг. был народным депутатом СССР. В сентябре 1991 г. на съезде Общенационального конгресса чеченского народа избран председателем временного республиканского комитета по разработке законов государственного устройства Чечено-Ингушетии. В ноябре 1991 г. покинул пост, отказавшись подписывать закон, отделяющий Чечню от Ингушетии. В 1993 г. перешел в оппозицию к Джохару Дудаеву. 24 октября 1995 г. был избран председателем Комитета национального согласия Чеченской Республики (одновременно с утверждением Доку Завгаева премьер-министром).

6 января 1996 г. заявил, что Комитет национального согласия отказывается от властных функций, поскольку не должен дублировать функции воссозданного в ноябре 1995 г. Верховного Совета Чеченской Республики. Самое интересное, что в 1996 г., когда лидеры оппозиции были вынуждены покинуть Чечню, Магомадов оставался в родном Шалажи; масхадовские власти относились к нему терпимо, даже предлагали баллотироваться в парламент Ичкерии, но Магомадов отказался сотрудничать с «независимой Ичкерией». 25 января 2005 г. он умер во время паломничества в священном для мусульман городе Мекка. Такие совпадения не бывают случайными: Всевышний отметил искреннего и праведного человека благочестивым уходом.

Саламбек Наибович Хаджиев из села Шали, где родился до депортации в 1941 г.; в младенчестве был депортирован вместе с родителями в Казахстан, а в 16 лет вместе с народом вернулся в Чечню; учился в Грозненском нефтяном институте, потом в аспирантуре МГУ. В 1991 г. занимал пост министра химической и нефтехимической промышленности СССР. Участвовал в антидудаевских выступлениях. В 1995 г. во время Первой чеченской войны возглавил правительство национального возрождения Чечни — пророссийскую администрацию. Вместе с тем жестко критиковал российские власти и военных за непропорциональное применение силы. Ушел в отставку незадолго до того, как Грозный был снова захвачен боевиками. Ныне бизнесмен, видный общественный деятель, академик РАН.

Сложной и неоднозначной была роль Хасбулатова Руслана Имрановича в российской политике и в событиях, происходивших в Чеченской Республике. Но без упоминания о Хасбулатове картина не будет полной. В 1991 г. Хасбулатов руководил последней сессией Верховного Совета ЧИАССР, на которой Верховный Совет заявил о самороспуске. Власть перешла к ОКЧН, который привел в республику Дудаева. В 1994 г. организовал «Миротворческую миссию профессора Хасбулатова», выезжал в Чечню, пытался вести переговоры и «примирить стороны». Стороны не примирялись, и Хасбулатов фактически примкнул к оппозиции. Однако в 1995 г., когда начались активные боевые действия, Хасбулатов умыл руки и уехал в Москву. Руслан Имранович всегда старался «стоять над схваткой», но эта его позиция не принесла ощутимой пользы его родине и народу.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница