Рекомендуем

• В нашей компании разборка тигуан на лучших условиях.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Сарматы, аланы, роксоланы, тавроскифы

В средневековых польских хрониках и русских летописях XVI—XVII вв. бытовала версия происхождения русов от сармат. Сохранилась она и в фольклорных сказаниях, и в трудах первых русских историков — В.Н. Татищева и М.В. Ломоносова. Так она выглядит в «Синопсисе» — своеобразном учебнике по истории второй половины XVII в.:

«Иные летописцы род Сарматов производят от Асармафа или от Сармафа, праправнука Арфаксадова сына Симова. Инии от Рифада, внука Афетова, того ради, яко Асармафа и Рифада племя совокупившиеся купно обиташе, откуду под тем Сарматским именем все прародители наши Славенороссийские, Москва, Россы, Поляки, Литва, Поморяне, Волынцы и прочая заключаются... От тех же Сарматских и Славянороссийских осад той же народ Росский изыде, от него же неции нарицахуся Россы, а иныи Аланы, а потом прозвашася Роксоланы, аки бы Росси и Аланы...»1

Большинство современных ученых относятся к этой версии скептически, считая ее книжной, тенденциозной и поздней. Якобы она была создана уже в XV в. и имела лишь одну, политическую цель — «удревнение» славянской истории с использованием античных данных. Конечно, славянские книжники ловко воспользовались тем, что Польша и Южная Русь находились там, где античный географ Птолемей в I в. н. э. располагал Сарматию. Но в отношении русов и алан легенда имела реальную древнюю основу, которую только сейчас можно подтвердить благодаря археологическим находкам, изысканиям лингвистов и антропологов. И дело тут не только в очевидной близости названий «рокс» и «рус».

С начала II в. до н. э. античные источники выделяют множество сарматских племен, упоминая их названия и локализацию от Поволжья до Дона и Крыма. Перечисление крупнейших племен Сарматии у Птолемея показывает, что это разные, далеко не родственные народы: венеды, бастерны, певкины, языги, роксоланы, аланы-скифы и др.2. Бастерны и венеды, например, — это иллирийские племена, берущие начало в Малой Азии и переселившиеся в Европу на рубеже II—I тысячелетий до н. э. Уже обосновавшись на южном берегу Балтики, венеды вступили в контакт с праславянами и ассимилировались ими. Некоторые племена балтийских славян приняли название вендов. Поэтому византийские историки VI—VII вв. уже производят склавинов и антов от венедов. Так что у составителей славянских хроник и летописей были основания называть своих предков сарматами (балтийские славяне, в частности венды, приняли немалое участие в этногенезе польского народа).

Да и между этносами, причисляемыми к ираноязычным сарматам современными учеными, различия в археолого-этническом типе очень велики.

Сарматы — это общее название ираноязычных племен, которые кочевали с III в. до н. э. по IV в. н. э. в степях от Тобола до Дуная. Конечно, реально существовал и собственно сарматский этнос, о котором известно весьма много.

У сарматов очень велика была роль женщин; многие ученые даже считают, что некоторое время у них был матриархат. Женщины были хорошими наездницами, прекрасно владели оружием, воевали наравне с мужчинами, и хоронили в курганах их вместе с конем и оружием. Поэтому ученые предполагают, что во многих греческих и латинских источниках сарматы скрываются под именем амазонок.

Сарматы стали важной политической силой в жизни Причерноморья. В конце II в. до н. э. они были союзниками скифов против греков, а в I в. до н. э. уже вытеснили остатки скифских племен с берегов Черного моря. С тех пор на античных картах «Скифия» (причерноморские степи) стала называться «Сарматией». Соответственно, племена, которые переселялись из других мест в Северное Причерноморье, автоматически для греков и римлян становились «сарматскими», даже не будучи таковыми по происхождению. Кстати, такое же явление наблюдается и в римских описаниях Германии: у Тацита германскими считаются руги, варины, бойи, фризы, которые относились к кельтской и иллиро-венедской группам.

Однако многие современные специалисты безосновательно доверяют античной традиции, не учитывая ее особенностей. С легкой руки историков и археологов К.Ф. Смирнова, В.Б. Виноградова, В.А. Кузнецова, аланы, асы и особенно интересные нам роксоланы были объявлены сарматами. Историки не обращали внимания даже на некоторые странности. Ведь археологические и антропологические характеристики и сарматов, и алан известны. И первые относились по черепным показателям к круглоголовому (брахикранному), а вторые — к длинноголовому (долихокранному) типу. А это полностью исключает близкое родство народов. Антропологический тип человека гораздо консервативнее всех традиций и обычаев. Ясно, что так кардинально он не мог смениться.

Какие-то данные о происхождении аланских племен, не позволяющие отнести их к сарматам, имеются у античных и византийских авторов. Аланы стали известны римлянам с 60-х гг. до н. э. Тогда Помпей, будущий противник Юлия Цезаря, совершил поход в Закавказье и преследовал там «суровых и вечно воинственных аланов»3.

Аммиан Марцеллин, римский историк IV в. н. э., в рассказе о том же походе Помпея в Закавказье и Персию пишет:

«(Помпей. — Е.Г.), пройдя земли албанов и массагетов, которых мы теперь называем аланами, разбили это племя и увидел Каспийское море...»4

Массагеты — это тоже североиранское племя, но близкое не сарматам, а скифам. Иначе называемые «маскутами», они жили на территориях к востоку от Кавказского хребта еще в II—X вв.

Вносит некоторую ясность и сообщение Гая Плиния Старшего (23—79 гг. н. э.) в энциклопедическом труде «Естествен — ная история»:

«К северу от Истра (Дуная. — Е.Г.), вообще говоря, все племена считаются скифскими, но прибрежные (к Черному морю. — Е.Г.) местности занимали разные племена, тогеты, у римлян называемые даками, тосарматы, или по-гречески савроматы, и из их числа гамаксобии, или аорсы, то неблагородные, рабского происхождения скифы, или троглодиты, затем аланы и роксоланы»5.

Таким образом, если аорсы у Плиния сарматское племя, то аланы и роксоланы сами по себе. Такого же смысла сведения находим в знаменитой «Географии» Страбона:

«Все пространство... между Борисфеном (Днепром. — Е.Г.) и Истром занимают, во-первых, пустыня гетов, затем тирегеты, за ним иязиги-сарматы, так назваемые царские, иурги; ...а самые северные, занимающие равнину между Танаисом (Доном. — Е.Г.) и Борисфеном, называются роксоланами»6.

В другом месте Страбон называет роксолан вообще самым северным из известных ему племен и рассказывает о легендарной отваге роксоланских воинов7. Равнина между Доном и Днепром, кстати, это то самое место, где через полтысячелетия возникнет салтовская культура. Восточнее Танаиса, по представлению греков и римлян, начиналась Азиатская Сарматия. Деление на «европейскую» и «азиатскую» части было сохранено с тех пор, когда там простиралась Скифия. Правда, за рекой Ра (Волгой), по сообщению Птолемея, Азиатская Сарматия заканчивается и начинается Скифия. Это было причем не книжным измышлением, а отражением реальности: именно за Волгу в III в. до н. э. были вытеснены сарматами основные скифские силы (какие-то скифские «государства» сохранялись до гуннского нашествия в Крыму). И в Азиатской Сарматии, и в Скифии за Волгой упоминаются аланы и скифы (иногда как одно племя, иногда по отдельности), но роксолан Птолемей знает только в Европейской части.

Кроме того, среди жителей степей между Доном и Волгой Птолемей указывает еще один интересный нам народ — асов, обитавших непосредственно перед «северным поворотом реки Танаиса»8. Именно асами (ясами) называли русские летописи ираноязычных обитателей Подонья XII в.

Следующее подробное известие о северных иранцах Причерноморья относится ко времени римского императора Аврелиана, который в 274 г. устроил триумф. Описание его сохранилось у Флавия Вописка Сиракузского:

«Впереди шло двадцать слонов, двести различных прирученных диких животных из Ливии и Палестины... восемьсот пар гладиаторов, не считая пленников из варварских племен — блемии, аксомиты, арабы из Счастливой Аравии, индийцы, бактрийцы, иберы, персы — все с произведениями своих стран; готы, аланы, роксоланы, сарматы, франки, свевы, вандалы, германцы...»9

Ясно, что и в конце III в. н. э. современники не смешивали три народа — алан, роксолан, сарматов.

И если при Страбоне, труд которого датируется началом I в. н. э., роксоланы жили в Подонье, то во II в. Птолемей их знает уже как обитателей западного берега Меотийских болот (Азовского моря)10.

Очевидно, именно в это время роксоланы и аланы начали проникать в Крым. А уже в V в. в анонимном сочинении «Перипл» Феодосия называется Ардабдой (иранск. семисторонний), а аланское население — таврами, по имени древнего, доскифского племени.

О тавроскифах уже давно ведется дискуссия. Ведь это название часто применяли византийцы I—XII вв. по отношению к русам, в том числе и киевским. Так называет воинов Святослава Игоревича Лев Диакон в описании похода русов на дунайских болгар и византийцев 971 г.

Во «Всемирной хронике» Константина Манассии (XII в.) в рассказе об осаде Константинополя в 626 г. объединенным войском персов, авар и славян упоминается о кораблях тавроскифов, воевавших на стороне антивизантийской коалиции. Правда, остальные византийцы, повествуя о том же событии, знают среди нападавших с запада лишь авар, болгар, гепидов и славян. Причем и славяне, и авары пользовались так называемыми моноксилами — лодками, выдолбленными из цельного дерева. Часто на этом основании ученые пытаются объявить тавроскифов славянами11. Но славяне в Крыму в это время отсутствовали, судя по данным археологии12. Еще более интересно, что в старогрузинской хронике рубежа I—XI вв. при описании тех же событий есть уточнение:

«Осаждавшие в 626 г. Константинополь скифы были русские, государь которых назывался хаканом»13.

Совпадение удивительное. Современники событий — составитель «Пасхальной хроники» и Феодор Синкелл — скифами называли авар, правитель которых действительно именовался хаканом. Но почему грузинскому хронисту почти через четыре века показалось естественным назвать русов, хотя при весьма развитых отношениях Грузии с Киевской Русью автор должен был знать, что главы восточных славян именуются князьями? Вероятно, он имел в виду других, не киевских русов. Но связаны ли эти русы с тавроскифами?

Ясность могут внести русские летописи. Как известно, византийские хроники были одним из основных источников летописных сводов Средневековья, в том числе и Повести временных лет. При переводе хроник на древнерусский язык летописцы комментировали их, заменяли некоторые слова более близкими читателю. В относительно точном переводе в Хронографе западнорусской редакции (XVI в.) авары-обры отделены от скифов, а тавроскифы упоминаются хоть и в непосредственной связи со скифским хаганом, но все же не вместе:

«Персидский же воевода Сарвар подступил к Царствующему граду (Константинополю. — Е.Г.) спереди. Тогда же подошел к стенам и скифский каган со множеством воинов. К ним присоединились полководцы таврийских скифов с бесчисленным множеством свирепых воинов в деревянных ладьях, закрывающих собой море...»14

В Повести временных лет также сохранилось упоминание о событиях тех лет, только в комментарии летописца в рассказе о князе Кие. Споря с оппонентами, доказывавшими простонародное происхождение легендарного основателя Киева («иные, не зная, говорят, будто Кий был перевозчиком»), летописец приводит такой аргумент:

«Однако если бы Кий был перевозчиком, то не ходил бы он к Царьграду. А Кий этот княжил в роде своем, и ходил он к царю (царями тогда назывались только византийские императоры. — Е.Г.), как говорят; великие почести воздал ему тот царь, при котором он приходил...»15

«Почести», которые один из авторов Начальной летописи относит к Кию, на деле являются откупными дарами византийцев аварскому хагану. Что дало летописцу возможность перенести «скифов» и «тавроскифов» византийских источников на Кия? Очевидно, все то же понимание тавроскифов как русов. И если славяне археологически появляются на Крымском полуострове достоверно после Х в., а то и в XIII в.16, то русы-тавроскифы не славяне.

По версии известного лингвиста современности О.Н. Трубачева, это реликтовый пласт индоарийского населения — синды и меоты, в малом количестве сохранявшегося в Крыму и Прикубанье в первые века н. э. Однако другие иранисты отмечают, что «все, что Трубачев относит к индоарийскому, хорошо известно в ирано-сарматском мире»17, соответственно, ираноязычный этнический элемент был преобладающим среди местного населения Северного Причерноморья античности, причем как в южных и западных районах Крыма и Приазовья, так и в восточных: так, североиранским является название «Судак» (осетин. «святой», иран. «чистый»). Однако роксоланы и тавроскифы упоминаются в источниках античности как разные народы, и лишь во второй половине I тысячелетия н. э. русы в глазах современников приравниваются к тавроскифам. Это может отражать естественный процесс взаимной ассимиляции (миксации) племен, долгое время проживающих на одной территории. Прояснить этот вопрос могут археологические источники и исследования антропологов.

Большой сармато-аланский этнический пласт первых веков н. э. имеется как на территории Юго-Западного Крыма, так и в черняховской культуре конца II—IV вв. в восточноевропейской степи и лесостепи от левого берега Днепра до Нижнего Дуная. Черняховскую культуру традиционно считают принадлежащей Готскому союзу племен, который возглавлял Германарих, но, как и в случае с салтово-маяцкой общностью, под одним названием здесь скрываются многочисленные народы со своими традициями. Это и готы, и кельты, и фризы, и даки, и аланы, и возможно, славяне. Причем и в Крыму, и в черняховских степных памятниках в сармато-аланских погребениях наблюдается исключительное разнообразие как погребальных обрядов (подбои, грунтовые ямы, катакомбы, склепы18), так и краниологических серий. Среди последних выделяются две, характерные для сарматов и алан: узколицый брахикранный европеидный и узколицый долихокранный европеидный, что соответствует данным античных авторов о разнообразии сармато-аланских племен19.

Интересно, что и те, и другие краниологические серии имеют аналогии на территории Русского каганата в Подонье. Палеоантропологический материал из Маяцкого могильника наиболее близок не северокавказским аланам I—VII вв., а ранней группе могильников Крыма и черняховской культуры. Причем среди погребенных по катакомбному обряду встречаются как долихокраны (в большей степени), так и круглоголовое население без монголоидной примеси. Брахикранные узколицые черепа находят в аланских могильниках Юго-Западного Крыма и на Северном Кавказе (плитовые могилы в Осетии I—XII вв.)20. Г.П. Зиневич отмечает также «значительное сходство, доходящее до идентичности... при сопоставлении салтовских долихокранных серий с черепами полей погребений Украины (I—IV вв. — Е.Г.), в частности, с территорией Нижнего и Среднего Поднепровья»21.

До появления сарматов в степях и лесостепях Северного Причерноморья многие века господствовали скифы. Согласно античным источникам, как мы видели, роксоланы лишь территориально принадлежали к сарматам. По мнению известного антрополога ХХ столетия Г.Ф. Дебеца, мезо-долихокранный тип Верхне-салтовского могильника наиболее близок не к аланскому, известному по Северному Кавказу, и не к сарматскому, а к древнему скифскому22.

В Зливкинском же могильнике степного варианта салтовской культуры, также входившего в Русский каганат, и на Правобережном Цимлянском городище обнаруживаются две разноэтничные краниологические круглоголовые серии: европеидная — сарматская и со значительной монголоидной примесью — очевидно, праболгарская.

То есть в создании политического образования VIII — начала IX в. в Подонье участвовали по меньшей мере два сармато-аланских племенных объединения, одно из которых вело, очевидно, кочевой образ жизни (зливкинцы), другое — оседлый. Это разделение между сармато-аланскими племенами наблюдается еще с собственно сарматского времени. А некоторые племена переходили на оседлый образ жизни уже после Великого переселения народов, в VI—VII вв. н. э.

Практически идентичные зливкинским скорченные трупоположения в ямах встречаются в черняховской культуре, аланских могильниках Юго-Западного Крыма, в Дмитриевском могильнике лесостепного варианта салтовской культуры. В черняховской культуре на Среднем и Нижнем Днепре также был распространен обряд обезвреживания покойных, очень популярный у жителей лесостепи Подонья. В лесостепном варианте встречаются и подбойные погребения, связанные с сарматской традицией. То есть потомки сарматов были среди тех, кто входил в Русский каганат, но они не являлись господствующим этносом — русами. Археологически эти сарматы характеризуются погребениями в ямах и европеидным круглоголовым типом.

Близкие же конструкции в катакомбном обряде захоронения обнаружены в могильниках Юго-Западного Крыма позднеримского и раннесредневекового периодов, аланских могильниках Северного Кавказа (I—VII вв., близ Кисловодска) и могильниках лесостепного варианта салтовской культуры. Причем в могильниках I—VII вв. в Крыму процент катакомбных захоронений даже выше, чем в синхронных на Кавказе23.

Прямые аналогии между Русским каганатом и черняховской культурой существуют и в традициях керамики (изготовленные на гончарном круге кувшины с двумя ручками). Причем на Северном Кавказе такой тип посуды появился лишь в I—XII вв.24. Это означает, что часть носителей лесостепного варианта салтовской культуры прибыла в Подонье не с Северного Кавказа.

Непосредственную связь русов СМК с сармато-аланами Северного Причерноморья и Крыма первых веков н. э. подтверждает лингвистика и эпиграфика. Средневековый период истории осетинского языка начался в Северном Причерноморье, и огромную роль в этом играл Танаис (Дон). Новые буквенные знаки, встречающиеся в письме Верхнего Салтова и Маяцкого городища, появились на монетах скифских и сарматских боспорских царей в первые века н. э., в сармато-аланских надписях, выполненных красной краской на амфорах местного производства II—III вв. н. э.

Примечания

1. Гиляров Ф. Предания русской начальной летописи. — М., 1878. С. 10.

2. Удальцов А.Д. Племена Европейской Сарматии II в. н. э. // Советская этнография. — 1946. № 2. С. 45.

3. Лукан, Марк Анней. О гражданской войне десять книг // Вестник древней истории. — 1949. № 2. Кн. VIII. С. 215—225.

4. Аммиан Марцеллин. Римская история. — СПб., 1994. С. 290—291.

5. Гай Плиний Секунд. Естественная история // Вестник древней истории. — 1949. № 2. IV, 80.

6. Страбон. География. — М., 1994. VII, 3, 17.

7. Страбон. Указ. соч. — II, 5, 7.

8. Клавдий Птолемей. Географическое руководство // Вестник древней истории. — 1948. № 2. V, 8, 16.

9. Флавий Вописк Сиракузский. Божественный Аврелиан // Вестник древней истории. — 1959. № 4. XXXIII, 5.

10. Клавдий Птолемей. Указ. соч. — III, 5, 6.

11. Боровский Я.Е. Византийские, старославянские и старогрузинские источники о походе русов в VII в. на Царьград // Древности славян и Руси. — М., 1988. С. 114.

12. Пиоро И.С. Крымская Готия. — С. 32—33.

13. Осада Константинополя скифами, кои суть русские, и поход императора Ираклия в Персию // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. — Вып. 27. Тифлис, 1900. С. 15.

14. Русский хронограф. — Ч. II. — Хронограф западнорусской редакции. // Полное собрание русский летописей. — Т. 22. Ч. II. СПб., 1914. С. 119.

15. Лаврентьевская летопись. Ст. 9—10.

16. Пиоро И.С. Крымская Готия. С. 33.

17. Грантовский Э.А., Раевский Д.С. Об ираноязычном и «индоарийском» населении Северного Причерноморья в античную эпоху // Этногенез народов Балкан и Северного Причерноморья. — М., 1984. С. 62.

18. Рикман Э.А. Некоторые традиции черняховской культуры в памятниках VI—X вв. в низовьях Днестра и Дуная // Исследования по истории славянских и балканских народов. — М., 1972.

19. Далее в работе будет не раз употребляться термин «сармато-аланы», что подчеркивает не этническое родство этих народов, а их долгое совместное проживание и контакты.

20. Зиневич Г.П. Антропологические материалы средневековых могильников Юго-Западного Крыма. — Киев, 1973. С. 248.

21. Зиневич Г.П. Очерки палеоантропологии Украины. — Киев, 1967. С. 152.

22. Дебец Г.Ф. Палеоантропология СССР. — М., 1948. С. 252.

23. Кузнецов В.А. Очерки истории алан. — Владикавказ, 1992. С. 133.

24. Рикман Э.А. Некоторые традиции. С. 42—43.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница