Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Русские письмена в Житии св. Кирилла

Вообще проблема Причерноморской Руси, к сожалению, мало исследована, да и археологический материал недостаточен. Можно лишь констатировать, что за время, прошедшее с Великого переселения народов, произошла взаимная ассимиляция части североиранского населения и этноса с «дунайскими» традициями, в котором одни видят готов, другие — ругов. Эти дунайские элементы «наследили» в Крыму и Причерноморье, оставив в погребениях I—VI вв. пальчатые фибулы, похожие на пастырские («антские»), но не идентичные им.

Не исключено, однако, что именно о салтовской сармато-аланской руси имеется сообщение в Житии св. Кирилла, в главе о его миссии в Хазарию в 861—862 гг.:

«Пришли же к цесарю послы от хазар, говоря: "От начала знаем лишь единого Бога, который стоит над всеми, и Ему кланяемся на восток, в остальном держась своих постыдных обычаев. Евреи побуждают нас принять их веру и обычаи, а с другой стороны, сарацины, предлагая мир и дары многие, принуждают нас принять свою веру, говоря: "Наша вера — лучшая среди всех народов". Из-за этого посылаем к вам, (вспоминая) старую дружбу и сохраняя взаимную любовь, ибо вы — великий народ, о Бога царство держите. Вашего совета спрашиваем и просим от вас мужа книжного. Если переспорит евреев и сарацин, то примем вашу веру".

Тогда стал искать цесарь Философа и, когда нашел его, рассказал ему о хазарском деле, говоря: «Иди, Философ, к людям тем...» (...)

Тогда же пустился в путь и, когда дошел до Херсона, научился здесь еврейской речи и письму, переведя восемь частей грамматики, и воспринял от этого еще большее знание.

Жил там некий самаритянин и, приходя к нему, беседовал с ним, и принес самаритянские книги, и показал ему.

И выпросив их у него, Философ затворился и отдался молитве, и, приняв знание от Бога, начал читать (эти) книги без ошибок. Увидев это, самаритянин возопил великим гласом и сказал: «Во истину те, кто веруют в Христа, скоро и Дух Святой и благодать обретают». А когда сын его вскоре крестился, тогда он и сам крестился после него.

Нашел же здесь Евангелие и Псалтирь, написанные русскими письменами, и человека нашел, говорящего на том языке, и беседовал с ним, и понял смысл этой речи, и, сравнив ее со своим языком, различил буквы согласные и гласные, и, творя молитву Богу, вскоре начал читать и излагать (их), и многие удивлялись ему, хваля Бога»1.

Житие св. Кирилла написано, как установлено, одним из его современников или ближайших учеников. Поэтому такому сообщению вполне можно и нужно доверять. Из приведенных слов биографа, который мог быть и свидетелем описанных выше событий или мог слышать о них от самого Кирилла, очевидно, что еще до обретения моравскими славянами азбуки от святых братьев существовали какие-то русские письмена и русские книги — Евангелие и Псалтырь. Значит, в середине IX в. у древних русов не только была своя письменность — они уже были христианами. Очевидно также, что русы Жития этнически не славяне — славянские языки Кирилл знал прекрасно.

Этот сюжет вызвал немалые затруднения в интерпретации и длительную научную дискуссию. Особую популярность получила версия об ошибке переписчика, что якобы в оригинале было написано «сурские» письмена, то есть сирийские. Но в те времена сирийской общины в Крыму не было, а автор жития говорит только о народах, постоянно проживавших в Крыму.

Другие считали русов норманнами и утверждали, что биограф Кирилла русами мог назвать живших в Тавриде готов, чей язык «похож» на норманнский. Но ученик и сподвижник Кирилла был прекрасно осведомлен о существовании племени готов, и в XVI главе Жития готы упоминаются среди народов, имеющих свое письмо.

Н.К. Никольский предложил версию о «русских письменах» жития как глаголице2, имеющую логическое продолжение в отождествлении русов с дунайскими ругами. Руги, жившие на Дунае, уже в V в. исповедовали арианство (течение в христианстве, согласно которому Бог-Сын не равен Богу-Отцу, а лишь подобен Ему). Поскольку еще в 325 г. на Вселенском соборе арианство было объявлено ересью и потом преследовалось, поэтому арианам для записи богослужения потребовалась тайнопись. Именно арианской тайнописью, по мнению многих ученых, и была изначально глаголица — система письменности, именовавшаяся «русским письмом» в южно — и западнославянских землях в XII—XV вв. Первоначально глаголица не была славянским письмом, и для ее приспособления к славянской речи потребовалось введение дополнительных букв. Также глаголицу часто называли «готским» письмом. То есть выражение «русское письмо» здесь носит религиозный смысл (как алфавит неортодоксальных христиан). А в Житии Кирилла «русские» — это явно этническая принадлежность, а не религиозная. Суть именно в том, что народ русов имел свою письменность и знал христианство. Кроме того, следы ругов в IX в. в Крыму не обнаружены археологически.

Вспомним, что «русские письмена» в Житии Кирилла упоминаются в одном ряду с труднодоступными восточными языками и системами письма, которыми тяжело овладеть европейцу. Видимо, восточной была и система письма увиденного Константином Евангелия. Тем более что Кириллу пришлось различать «буквы гласные и согласные», сравнивая с греческим языком. А лишь в семитических алфавитах гласные обозначались огласовками. Потому в принципе можно принять точку зрения Г.Ф. Турчанинова на «русские письмена» жития как систему письма сармато-алан Подонья и предположить возможность миграции части населения Русского каганата в Причерноморье и Крым. Тем более что роксоланы жили там и раньше, и часть их, по всей видимости, оставалась и до Средневековья.

Указанием на эту локализацию, возможно, являются сообщения о русах арабо-персидской географии, восходящие ко второй половине IX в. («Анонимной записке»). Не исключено, что именно Керченский полуостров — это тот самый «остров русов», куда мигрировали многие жители Русского каганата после войны с мадьяро-хазарской коалицией. Тем более что активность русов на Черном море во второй половине IX в. после некоторого затишья резко возрастает. Это заметно по сочинениям константинопольского патриарха Фотия, фрагмент из которых уже приводился в части 1 главе 1.

Русы вновь заявили о себе как о политической силе, с ко — торой нужно считаться. Но располагалась эта сила уже в другом месте, в Северном Причерноморье. Что-то более конкретное сказать о причерноморских русах нельзя: для этого необходимы немалые дополнительные исследования. Тема эта, особенно связь Руси Причерноморской и Киевской, достойна отдельной книги.

Примечания

1. Сказания о начале славянской письменности. — М., 1981. С. 76—77.

2. Никольский Н.К. К вопросу о русских письменах, упоминаемых в Житии Константина Философа. — Л., 1928. С. 36—37.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница