Рекомендуем

Инструкция по установке рейлингов на x3

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Персистенты

Утрата этносом пассионарности — процесс необратимый, но постепенный. Не все дети героев одновременно превращаются в капризных мальчишек и тупых эгоистов, не умеющих отличить приятное от необходимого.

На юго-восток ушли те уйгуры, которые предпочитали отступление сопротивлению, не соображая, что отступать некуда, ибо танский Китай степнякам не друг. Но были и «отсталые» уйгуры, еще не утратившие пассионарности дедов. Они пошли на юго-запад, где натиск тибетцев окончился, а китайский не возобновился. Они отделились от своих разложившихся соратников и перебрались в Ганьсу. В то же время джунгарские племена, члены уйгурской конфедерации, но не уйгуры, захватили Турфанский оазис и разбили тибетцев в 861 г.

Земли, освобожденные уйгурами от тибетских захватчиков, считались принадлежащими империи Тан, но китайцы не имели сил для возвращения их. Они были заняты делами внутренними — смирением постоянно возникавших возмущений: то крестьянских, то военных. Не имея возможности одерживать победы над внешними врагами, китайцы постарались создать врагов внутренних, расправиться с которыми было легко. Благодаря этому «отсталые» уйгуры укрепились в прекрасном оазисе Ганьчжоу и создали самостоятельное государство в Принаньшанье, присоединив к нему Дуньхуан и Хами. А джунгарские уйгуры овладели Карашаром, Кучой и окрестностями Лобнора. Так создались два уйгурских княжества, жизнеспособных, богатых и весьма непохожих на степное ханство, породившее и воспитавшее их предков1.

Военные успехи 851—861 гг. избавили уйгуров от южной, тибетской угрозы, но война с северными кыргызами продолжалась до начала X в. И, как ни странно, кыргызы терпели неудачи. Западная Гоби стала непроходимым барьером их экспансии, хотя до этого они торжествовали на востоке до самой Маньчжурии.

Тут невольно напрашивается аналогия с Византией XIII в. Крестоносцы с потрясающей легкостью взяли и разграбили богатый, многолюдный Константинополь, население которого позволяло себя грабить и убивать. Но маленькая Никея и бесплодный гористый Эпир побеждали лучшие войска французских и итальянских рыцарей, пока не вернули себе столицу и захваченные врагами области.

А в то время, когда этносы южной окраины Великой степи сгорали в пламени этносоциальных контактов, обитатели северной окраины жили относительно спокойно. В Горном Алтае, как в природной крепости, уцелели остатки древних тюркютов — телесы и их соперников телеутов — теленгиты. В Минусинской котловине до XIII в. сохраняли независимость кыргызы, а в Прибайкалье — курыканы, известные под названием «курумчинские кузнецы», так как у них было наиболее развито изготовление железного оружия. В VIII в. курыканы владели западным Забайкальем2, но к XI в. были вытеснены оттуда предками западных бурят: эхиритами и булагатами.

Война между монголоязычными древними бурятами и тюркоязычными предками якутов не нашла отражения в письменной истории, но якутские былины — «олонхо» сообщают, что праотцы якутов Омогой и Эллой под давлением врагов погрузили свое имущество на плоты и спустились по течению Лены3.

В пойме этой великой реки и ее притоков есть много лугов, а в прилегающей тайге встречаются широкие поляны — аласы. Здесь бежавшие курыканы нашли пастбища для своих коней и рогатого скота. Поскольку соседние эвенки были таежные оленеводы, войны из-за территории между пришельцами и аборигенами не возникло. Вскоре якуты достигли Лены, Индигирки и даже Хатанги (на Таймыре), но свою родину они покинули навсегда.

Курыканы были многочисленнее, богаче своих врагов и отнюдь не трусы. Но личные достоинства людей не восполнят уровня пассионарного напряжения этносов, которое в гомеостазе равно нулю. Уйгуры и якуты — восточные осколки хуннского суперэтноса — дожили до наших дней, ибо, сменив степной ландшафт, нашли эквивалентные экологические ниши — одни в оазисах Принаньшанья и Джунгарии, другие в аласах Лены. Смена ландшафта неизбежно привела к смене стереотипа, но позволила еще долго существовать забывшим историю потомкам. Совсем по-другому сложилась судьба западных степняков: гузов, печенегов, половцев и кимаков.

Примечания

1. Литературу вопроса см.; Грумм-Гржимайло Г.Е. Указ. соч. С. 361—364.

2. См.: Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. С. 275—276; Гумилев Л.Н. Древние тюрки. С. 266.

3. См.: Окладников А.П. История Якутской АССР. М.; Л., 1955. С. 365; Токарев С.А. Очерк истории якутского народа. М., 1940. С. 5—9.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница