Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Гузы и печенеги

В VI в. до н.э. в Арало-Каспийской области жили массагеты — по-видимому, один из разделов саков: (мае + сака + та = большая сакская орда, ставка)1. По поводу их образа жизни и ныне уместно повторить слова Страбона: «...В результате своих исследований историки не сообщили об этом племени ничего точного и правдоподобного» (Страбон, книга XI, глава VI)2. Во II в. до н.э. на берегах Каспийского моря жили сарматы, а во II в. н.э. это была восточная окраина союза племен, возглавленных аланами3, которых около 156 г. хунны оттеснили на запад, на Волгу4. Хунны не остались в Приаральской равнине. Они предпочли Волго-Уральское междуречье и, объединившись там с уграми, образовали новый народ — гуннов.

Дальнейшая история гуннов освещена относительно неплохо, но о восточной окраине их владений нет никаких сведений. Известно лишь, что в IV в. в низовьях Сырдарьи обитали хиониты5, которые сначала, в 356—357 гг., воевали с Ираном, а потом в составе иранской армии штурмовали Амиду6. Об их внутреннем устройстве и образе жизни нет никаких сведений.

В середине VI в. тюркюты вторглись в Нижнее Поволжье и, значит, оккупировали приаральские степи7. В хорошо разработанной истории Великого каганата о судьбе этих территорий нет ни слова, и только авторы X в. сообщают, что здесь обитают два народа: гузы8 и печенеги9. Не странно ли такое умолчание о приаральских степях, в то время как история Монголии, Джунгарии и Семиречья описана весьма подробно?! Это не может быть случайностью.

Виной этому особенности древней историографии. Внимание летописцев привлекали преимущественно грандиозные или, по крайней мере, выходящие из ряда события. Обыденщина их не интересовала. Поэтому те местности, где не возникало заметных — иными словами, агрессивных держав, где не происходила организация походов и где не сооружались огромные дворцы или храмы, выпадали из их поля зрения. То, что кочевники ежегодно повторяли свои маршруты от колодца к колодцу и отгоняли волков от стад и табунов, историки древнего мира считали настолько очевидным, что не считали нужным это фиксировать. Только авторы X в. Гардизи10 и Константин Багрянородный11 оставили описание быта гузов и печенегов12.

В этом регионе основой общественной жизни был материнский род — огуз13, управлявшийся старейшинами. Группа родов управлялась советом старейшин, причем председательство переходило от одного родового старейшины к другому по очереди. Только в далеких походах твердая власть вручалась военному вождю, при выборе которого учитывались способности, а не только старшинство. Все указанные особенности общественного устройства, как мы видим, вытекали из повседневной хозяйственной деятельности, единственно возможной в данных природных условиях.

Гузы жили в бассейне Урала, по границе тайги и степи. В то время в степи, ныне распаханной, было много сосновых боров, подобных островам в открытом море. Одним из таких «островов» остался сосновый бор с озерами в Кокчетавской области Казахстана — курорт Боровое. Лес в степи — великое благо. В нем устраивают скот во время буранов, берут дерево для изготовления телег. Там ловят соколов для охоты на волков. Хозяйство гузов было органичным, а идея прогресса техники отсутствовала, поскольку жизнь их базировалась на природе, с которой гузы не воевали, а жили в прекрасном равновесии.

Южнее, между Балхашом и Аралом, располагалась держава Кангюй, или Канг. Это была тоже редконаселенная страна, но, видимо, культурная и самостоятельная. Жители ее назывались по-тюркски «канг-эр» — кангюские мужи, но уже в VIII в. их стали называть «пацзынак» — по-гречески или печенеги, что нам знакомо по русским сведениям.

Они не ладили ни с гузами, ни с соседними кыпчаками, обитавшими на склонах Алтая и в Барабинской степи, где растительность напоминает богатые пастбища по обоим берегам реки Дон, да и Иртыш своим положением в степи напоминает Дон.

Все три этноса были европеоиды по своему антропологическому типу, тюркоязычны, воинственны, но не агрессивны. Вторжение иноплеменников им не грозило, ибо арабы в такую далекую степь не приходили: Хазарский каганат на Волге был заинтересован в мире со степняками, а Уйгурский каганат был занят постоянной войной с Тибетом.

Примечания

1. См.: Тревер КВ. История Узбекистана. Т. I. Ташкент, 1964. С. 46.

2. Страбон. География / Пер. Г.А. Стратановского. М., 1964. С. 480.

3. «Владения Яньцай (сармат) переименовалось в Аланья». (Бичурин Н.Я. Собрание сведений... Т. II. Л.; М., 1950. С. 229.)

4. См.: Гумилев Л.Н. Хунну. С. 247.

5. См.: Гумилев Л.Н. Эфталиты и их соседи в IV в. // ВДИ. 1959. № 1. С. 134.

6. Марцеллин Аммиан. История / Пер. Ю. Кулаковской и А. Сонина. Вып. 1. Киев, 1906. С. 233, 248.

7. См.: Гумилев Л.Н. Три исчезнувших народа // Страны и народы Востока. Т. II. С. 107.

8. См.: Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. I. М.; Л., 1939. С. 78, 166—167.

9. См.: Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962. С. 350 и сл.

10. См.: Бартолъд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью в 1893—1894 гг. С. 120.

11. Багрянородный Константин. Об управлении государств // Извест. ГАИМК (Государственная Академия материальной культуры). Вып. 91. М.; Л., 1934. С. 17.

12. См.: Артамонов М.И. Указ. соч. С. 350—352, 416—418.

13. См.: Кононов А.Н. Анализ термина «тюрк» // Сов. этнография. 1949. № 1.С. 84.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница