Рекомендуем

ключ стим

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Письменные памятники о хазарах

Хазары упоминаются во многих средневековых письменных памятниках. Известны упоминания русских летописей о хазарах, взимающих дань со славянских племен. Они известны как народ, исповедующий иудейскую религию. Открыты документы, написанные на древнееврейском языке, о самих хазарах и их предыстории. Есть упоминания о них в византийских, сирийских, армянских, грузинских источниках. Но более всего известий содержат очень далекие от восточноевропейских земель книги арабских и персидских писателей (обзор большинства источников см.: Новосельцев, 1990. С. 5—45). Это обстоятельство не должно удивлять, если вспомнить, что именно с хазарами встретились арабские войска, когда, столкнувшись с персидскими и византийскими силами, покорили Иран и вышли в Закавказье. Здесь они встретили хазарских воинов. Их происхождение, местоположение, города, государственное устройство, быт, войны нашли отражение в арабо-персидской литературе (многие ученые, по происхождению персы, писали по-арабски, потому и называются они арабо-персидскими литераторами).

Очень важное значение имеет так называемая «Анонимная записка о народах Восточной Европы», как она была условно названа исследователями, сохранившаяся у ряда арабо-персидских авторов Х—XVII вв. «Анонимная записка» представляет собой сводку информации о печенегах, хазарах, буртасах, волжских булгарах, мадьярах, славянах, русах, земле ас-Сарир и аланах. Полнее всего сводка представлена в написанной по-арабски «Книге дорогих ценностей» персидского географа Ибн Русте (первая треть Х в.) и в персидском труде «Краса повествований» персидского же автора Гардизи (XI в.); именно последний привел еще и данные о печенегах, которых нет в версии Ибн Русте. Целый ряд других писателей — Мутаххар ибн Тахир ал-Мукаддаси (Макдиси) (2-я пол. X в.), ал-Бакри (XI в.), ал-Марвази (конец XI — начало XII в.), Ахмад Туси (2-я пол. XII в.), Мухаммад Ауфи (XIII в.), Закарийа ал-Казвини (XIII в.), ал-Варрак (нач. XIV в.), ан-Нувайри (XIV в.), Мирхонд (XV в.), Шукрулла ибн Шихаб (XV в.), Али аш-Ширази (XVI в.), Хаджжи Халифа (XVII в.), Али эфенди (XVII в.) и др. — дают, как правило, сокращенную версию тех же известий. Указанные авторы не упоминали, что их информация восходит к «Анонимной записке», в ряде случаев они указывали одного из авторов, чьи сведения восходили к ней: например, писатель XIII в. Йакут ссылался на литератора Х в. ал-Мукаддаси. Таких примеров множество, и не только по отношению к авторам, воспроизводящим «Анонимную записку».

Особенность арабо-персидской литературы заключается в том, что почти все авторы обязательно опирались в своих рассказах на предшественников. Использовать их данные было обязательно и почетно. Средневековый автор зачастую напрямую или в измененном виде использовал известный ему сюжет, но ссылаться на того автора, чья информация использовалась, по представлениям восточных писателей, было вовсе не обязательно (Крачковский, 1957. С. 23; Халидов, 1985. С. 75). Поэтому не известны возможные персидские, византийские, сирийские первоисточники сведений арабов. Впрочем, даже когда известен оригинал, из которого взяты данные, они могут быть искажены или переделаны, в большинстве же случаев первоисточник не сохранился, не дошел до нашего времени. Поэтому современный исследователь должен всегда помнить, что известия могут восходить совсем не ко времени жизни и работы сочинителя, а к гораздо более ранней эпохе или к совсем иному, чем у арабов, кругу восприятия информации. Вследствие такого отношения к первоисточникам в арабской литературе зачастую встречаются анахронизмы, что было замечено еще 150 лет назад (Григорьев, 1876. С. 29—33).

Анахронизмы в сведениях о хазарах

В книге ал-Мас'уди (ум. 956) «Золотые копи и россыпи самоцветов» имеется фрагмент, где пересказана история о сасанидском царе Каваде II Шируе (Ширавайхе) (628 г.), который упомянул о войне с хазарами Ардашира Папакана, первого шаха династии Сасанидов (224—241) (ал-Мас'уди, 1863. С. 280, 281; 2002. С. 62). Ал-Масуди отметил, что он использовал «жизнеописание царей персов», т. е., вероятнее всего, одну из персидских хроник «Хвадай-намак», которые содержали достоверные исторические сведения (Новосельцев, 1990. С. 85). Однако в данном случае рассказ ал-Мас'уди являет собой типичный пример исторического анахронизма. В мифо-эпической традиции Ирана, восходящей к «Книге деяний Ардашира Папакана», последний представлен героем, который не только победил парфянского царя Артабана V (216—224) и кочевников, не только расширил границы царства, но и вступил в единоборство с чудовищным червем и одолел его (Книга деяний Ардашира, 1987. С. 66—84). Возможно, Кавад и назвал парфян или кочевников хазарами, которые действовали в его время.

В авторском сокращении «Истории пророков и царей» ат-Табари (839—923), в разделе о борьбе римлян и персов, есть история о том, как римский император Юлиан II Отступник (Лулийанус) (361—363) в борьбе с персидским царем Шапуром II (Сабур) (309—379) привлек на свою сторону византийцев, арабов и хазар (ат-Табари, 1879. С. 840, 841. Anm. «С»). О событиях, связанных с историей Юлиана II и его войнах с персами, гораздо более подробно писали на других языках его современники и более поздние авторы — Аммиан Марцеллин, Евнапий, Созомен, Феофан и многие другие, но о хазарах в этих сведениях речь не идет. Поэтому данные ат-Табари должны рассматриваться как исторический анахронизм, связанный с довольно многочисленной информацией о хазарах более позднего времени.

В ряде грузинских и армянских памятников хазары тоже упоминаются в очень раннюю эпоху. Так, в грузинском летописном своде «Картлис Цховреба», который содержится в труде историка XI в. Леонти Мровели, упоминается о захвате хазарами земель Кавказа и борьбе с ними прародителей кавказских народов до времени правления легендарного героя иранского эпоса Феридуна (Афридуна) и прежде царствования Александра Македонского, а затем о победе над хазарами Александра (Леонти Мровели, 1979. С. 25, 26, 29). Легенда об Александре Македонском имела основой здесь «Роман об Александре» Псевдо-Каллисфена (III в. н. э.) (Там же. С. 59. Примеч. 84). Упоминание хазар же — исторический анахронизм, в основе которого лежало реальное нашествие хазар на Кавказ, случившееся на рубеже VI—VII вв.

Согласно известию Мовсеса Хоренаци (V в.), который ссылался на сирийского писателя II в. Бардесана, чьи труды не сохранились, хазары пришли в Закавказье во времена царя Валарша, сына Тиграна, во II в. н. э. (Мовсес Хоренаци, 1990. С. 114, 249. Примеч. 471). Под именем Валарша здесь выступают парфянский царь Вологез IV (148—190) (Мовсес Хоренаци, 1990. С. 249. Примеч. 460) или такие древнеармянские правители, как Арташес I, Тигран II, Трдат I (Новосельцев, 1990. С. 42. Примеч. 328). Рассказ Мовсеса Хоренаци повторили ряд армянских писателей X—XIII вв.: Стефан Таронский (Асохик), Ухтанес Урхайский или Эдесский, Фома Арцруни, Вардан (Меликсет-Бек, 1960. С. 112—115). Однако армянские историки V—VII вв. Агафангел, Фавстос Бузанд, Корюн, Лазарь Парбский, Зиновий Глак, Егише, Себеос, как и сборники эпистолярных документов и догматико-политических трактатов, не знают хазар (Там же. С. 113, 114). Упоминание их здесь считалось позднейшей интерполяцией (Там же. С. 249. Примеч. 468), хотя скорее это еще один пример исторического анахронизма.

В «Истории страны Алуанк» Мовсеса Каланкатуаци (VII или Х в.) упоминается, что в эпоху царствования сасанидского царя Шапура II (309—379) хазары вторглись в Арран (Мовсес Каланкатуаци, 1984. С. 80, 81). Поводом для появления таких сведений анахронистического порядка послужили, по-видимому, данные о действительных вторжениях хазар на Кавказ, но не в IV в., а в VII.

Хорошо известны анахронизмы в персидских поэмах. Так, в «Шахнаме» Фирдоуси (ок 940—1020) фигурируют епископы и кесари Рума, а также владыки-богатыри хазар Ильяс и его прародитель Мехрас. Все они упоминаются как противники, действовавшие во времена мифического персидского царя Лохраспа (Фирдоуси, 1969. С. 48—53). Есть и другие подобные упоминания хазар в этой поэме как примеры анахронизмов Низами Гянджеви (1141 — ок. 1209) в поэме «Искандер-наме», привлекая традиционные сюжеты и персонажи из легенд об Александре Македонском, создал образ идеального вождя Искандера, который сражался во имя защиты справедливости как с хазарами, так и с русами, напавшими с войском из числа хазар и буртасов на царство легендарной царицы Нушабе (Бертельс, 1962. С. 352, 354).

Такие сюжеты в произведениях персидских поэтов отражают и давнюю, и не слишком старую реальность: походы русов на Каспий в Х в., захват русами города Барда'а в 945/46 гг.; появление русов на Кавказе в X—XII вв. Во всех этих событиях определенную роль играли хазары, пропуская русов через свои земли.

Таким образом, подобные сведения источников опираются, с одной стороны, на историческую традицию, сохранившую память о походах скифо-сарматских народов через Кавказ в Переднюю Азию во второй половине I тыс. до н. э. С другой, основой для сведений о набегах хазар в столь ранние времена послужили данные об их вторжении в Армению, Грузию и Албанию в более позднее время (Миллер, 1887. С. 18—23; Меликсет-Бек, 1960. С. 117—119; Ковалевская, 1975. С. 2—73; Леонти Мровели, 1979. С. 50, 51. Примеч. 56; Артамонов, 2001. С. 162, 163; Новосельцев, 1990. С. 29, 30).

Анахронизмы в восточной литературе объясняются оригинальным восприятием действительности, когда реальность переплетается с мифами, легендами, традициями Как представляется, в данном случае мы имеем дело с типичным примером проявления «мифологического времени». Как отмечал А.Я. Гуревич, «архаическое сознание антиисторично. Память коллектива о действительно происшедших событиях со временем перерабатывается в миф, который лишает события индивидуальных черт и сохраняет только то, что соответствует заложенному в архетип образцу; события сводятся к категориям, а индивиды — к архетипам» (Гуревич, 2007. С. 90).