Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Название ал-Хазар

Имя ал-хазар встречается в арабо-персидских средневековых сочинениях довольно часто, но относится к весьма разным объектам.

Использовалось оно в названиях двух морей. Ибн Хордадбех (IX в.) и Кудама ибн Джа'фар (Х в.) морем хазар именовали Черное, когда описывали границы византийских фем (военных округов) (Ибн Хордадбех, 1889. С. 103, 105; 1986. С. 97, 98; Кудама ибн Джа'фар, 1889. С. 259; Новосельцев, 2000б. С. 365). Ученый IX в. ал-Йа'куби в «Книге стран» также упоминал море хазар: рассказывая об Андалусии, он утверждал, что эта страна находится на западе, около моря, которое простирается вплоть до моря хазар (ал-Йа'куби, 1892. С. 354). Эта короткая фраза означает соединение морей от Атлантики до Черного моря, которое здесь названо морем хазар, — такое представление о едином водном массиве широко бытовало в арабской литературе. Ибн ал-Факих, чье сочинение датируется 903 г, ввел понятие «залив или пролив хазар», по-арабски — халидж ал-хазар. Вся книга Ибн ал-Факиха построена на переработанной или видоизмененной информации предшественников. Так и данные о «заливе» или «проливе» хазар имеют основой сведения из труда Ибн Хордадбеха о пути между Каспием и хазарским городом Хамлидж. Ибн ал-Факих заменил название города Хамлидж термином халидж, введя, таким образом, понятие «пролива (или залива)» хазар — возможно обозначая так Азовское море. Ибн Хордадбех писал о дороге в 8 дней пути между Горганом, а это область южного побережья Каспия, и Хамлиджем, городом хазар, и подчеркивал, что город Хамлидж находится на конце реки, текущей из страны славян и впадающей в море Горгана (Джурджана), т. е. Каспий. В другом фрагменте читаем, что купцы-русы шли в Хамлидж — город хазар на «реке славян» (Танаису, хотя ряд исследователей считают эту реку Волгой — Итилем) (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124, 154; 1986. С. 109, 124). Ибн ал-Факих переработал эти материалы Ибн Хордадбеха и написал, что купцы-славяне (а не русы) следуют от моря славян в реку, которая называется славянской, и достигают залива хазар, откуда движутся к Каспию (Ибн ал-Факих, 1885. С. 7, 271). Таким образом, этот автор более детально рисует путь от славян, по «славянской реке» (Дону или Сев. Донцу) в «залив хазар» (вероятнее всего, Азовское море), откуда через 2 дня пути по переволокам и 8 дней плавания купцы попадали в Каспий. И Ибн Хордадбех, и Ибн ал-Факих считали реальной прямую водную связь между славянскими землями и Каспием. Ибн Хордадбех полагал, что из земель славян текла река, название которой в его рукописи не ясно, но можно интерпретировать как Танаис. Он не идентичен античному Танаису и реальному Дону, а представляет собой, по воззрению Ибн Хордадбеха, длинный водный путь, начинающийся от Балтики и идущий прямо до Каспия (ни о переволоках, ни о восточноевропейских реках Ибн Хордадбех не знал). Ибн ал-Факих не сохранил имени «реки славян», но тоже считал, что с помощью прямого водного пути от славянских земель можно доплыть до «залива хазар» — Азовского моря, а от него есть связь с Каспием. Складывается впечатление, что Ибн ал-Факих, обладая иной, кроме сведений Ибн Хордадбеха, информацией о Восточной Европе, знает больше об ее южной части, чем о Поволжье. Впрочем, есть и другое мнение об информации Ибн ал-Факиха, по которому его сведения только повторяют данные Ибн Хордадбеха о пути между Джурджаном и Хамлиджем (а не халиджем) и, следовательно, Ибн ал-Факих просто повторяет сведения Ибн Хордадбеха о низовьях Волги (Lewicki, 1956. S. 76, 77, 137. Kom. 157).

Название Черного моря морем хазар может объясняться хазарскими владениями в восточном Крыму в IX в. (Бартольд, 1963а. С. 826; Новосельцев, 2000а. С. 365; Айбабин, 1999. С. 187—224; Плетнева, 1999. С. 151—165). Однако ряд ученых считают, что Крым не принадлежал Византии (Сорочан, 2005. С. 201—222; см. там же обзор литературы «за» и «против»). Такое название может объясняться проще: та часть информации, где упоминается море хазар в отношении Черного, была получена от бывших византийских пленников Муслима ал-Джарми или Харуна ибн Йахъи.

Гидроним море хазар, однако, относился и к Каспию. Так, в одном из разделов тот же Ибн Хордадбех, а следом за ним Ибн ал-Факих (Ибн ал-Факих, 1885. С. 297) говорили, что город Дербент располагался на берегу моря хазар, что может относиться только к Каспию (Ибн Хордадбех, 1889. С. 173; 1986. С. 135). Ал-Йа'куби, описывая реки Кавказа, упоминал Куру и Аракс, которые, сливаясь, впадали в море хазар, т. е. Каспийское (ал-Йа'куби, 1892. С. 363). По-видимому, как и Ибн Хордадбех, ал-Йа'куби пользовался различными источниками, которые по-разному использовали термин море хазар. Ибн Русте, передававший сведения конца IX в., упоминал о впадении реки Итиль (т. е. Волги) в море хазар (т. е. Каспий) (Ибн Русте, 1892. С. 141). Ал-Масуди тоже часто именовал Каспий морем хазар: в упоминании торгового пути от Табаристана, мимо городов Амоль, Абаскун, побережья Джурджана до города Итиль, который отмечен как «вход в море Хазар» (ал-Мас'уди, 1863 С. 25; 1894. С. 139, 140), а также в рассказе о набеге русов «после 912 г.» на прибрежные области (ал-Мас'уди, 1861. С. 273, 274; 1863. С. 19—24). Однако ал-Мас'уди знал, что морем хазар называлось и Черное: ссылаясь на некие христианские источники, он утверждал, что море Меотис (здесь наш автор пользуется античным названием Азова — Меотис, но имеет в виду Черное море) было некогда известно как море хазар (ал-Мас'уди, 1894. С. 138). «Морем хазари» он называл Черное море при рассказе о переправах через Босфор (Там же. С. 139, 140). Таким образом, ал-Мас'уди тоже отразил две традиции арабских географов, одни из которых, следуя греко-византийской традиции, называли морем хазар Черное или Азовское, другие же, опираясь на информацию прикаспийско-поволжского региона, именовали так Каспий.

Географы ал-Истахри и Ибн Хаукал морем хазар именовали только Каспий, что для Х в. естественно, поскольку к этому времени хазары обосновались в низовьях Волги и на прикаспийских территориях, откуда происходила вся информация этих географов. Они подробно описывали море хазар, а также Волгу, которая, пройдя по землям русов, булгар и буртасов, впадала в то же море хазар (ал-Истахри, 1870. С. 218, 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 389).

Термин река хазар встречается у ал-Мас'уди по отношению к среднему и нижнему течению Волги, где жили буртасы и булгары (ал-Мас'уди, 1863. С. 14; 1894. С. 62); в рассказах о «рукаве» или «заливе», соединяющем реку хазар с морями Майтас (Меотис) или Бунтус (Понт) — для ал-Мас'уди эти моря могли называться и так, и эдак — вблизи волжских булгар (ал-Мас'уди, 1863. С. 7, 18), и опровержение этого же мнения (Там же. С. 24, 25); в пассаже о том, что с морем ал-хазар соединяется только река ал-хазар (ал-Мас'уди, 1861. С. 273); при упоминании реки хазар в рассказе о маршруте русов, спустившихся по ней до хазарской столицы Итиль (ал-Мас'уди, 1863. С. 19—24); во фрагменте о реке, проходящей через город Итиль и впадающей в море хазар (ал-Мас'уди, 1894. С. 62).

В первой половине Х в жил и работал географ, о котором исследователям не известно ничего, кроме прозвища — Сухраб, которое означает 'беднейший из бедных'. Он остался в памяти потомков потому, что сохранился его труд, представляющий собой почти точное воспроизведение «Книги картины Земли» Мухаммада ибн Мусы ал-Хорезми. Ал-Хорезми назвал местечко под названием ал-хазар, показав координаты для него в далекой Азии, восточнее Хорезма. Неподалеку, по его данным, протекала река под названием Длинная, которая соответствует координатным данным Птолемея для реки Яксарт, т. е. Сырдарьи. Ал-Хорезми не именовал эту реку рекой хазар, отметив только, что она протекает вблизи населенного пункта под названием ал-хазар (ал-Хорезми, 1926. С. 32, 147; Daunicht, 1968. S. 9ff.; Калинина, 1988. С. 40, 50, 74—76 (пер.)). Однако переписавший произведение ал-Хорезми Сухраб счел необходимым уточнить название главы, посвященной описанию этой реки: «Знакомство с рекой Длинной, а это — река хазар» (Сухраб, 1929. С. 144; Калинина, 1988. С. 117 (пер.), 129 (примеч.)). Во всем остальном координаты совпадают с описанием ал-Хорезми. Возможно, Сухраба привлекли необычные для Х в. сведения книги ал-Хорезми о близости некоего пункта ал-хазар к Сырдарье, почему он и подчеркнул их в названии главы.

Итак, арабо-персидские авторы IX—X вв. название ал-хазар применяли к восточноевропейским гидронимам.

Кроме того, наименование ал-хазар встречается среди упоминаний селений и городов.

Местечко ал-хазар у ал-Хорезми и Сухраба в шестом «климате» находилось вблизи города Невакет, а близкими городами пятого «климата» были Тарбенд, Исфиджаб, Бенакет, Ходжент (ал-Хорезми, 1926. С. 32, 147; Daunicht, 1968. S. 9ff.; Калинина, 1988. С. 40, 50, 74—76 (пер.), 100, 101 (примеч)). Таким образом, город ал-Хазар оказывался в среднем течении Сырдарьи, восточнее Хорезма. Эти места располагались, по материалам ал-Хорезми, внутри части света, обозначенной как Скифия, населенная тюрками, и соответствующей Внутренней Скифии Птолемея. А Абу-л-Фарадж ибн ал-'Ибри (XIII в.), пересказывая сведения Михаила Сирийского (XII в.), чьи данные в свою очередь восходили к источникам VI—VII вв., передал легенду о выходе из пределов Внутренней Скифии трех братьев, один из которых назывался Хазарик, родоначальник народа хазар (Калинина, 1988. С. 75, 76; Пигулевская, 2000. С. 320). Возможно, что азиатское местонахождение пункта ал-хазар, по материалам ал-Хорезми, отражает отдаленные реалии истории этого народа, который еще не выделился из состава Тюркского каганата, куда он, по мнению современных исследователей, входил до VII в.

Арабский историк ал-Балазури, работавший в конце IX в., рассказывая о строительной деятельности персидского царя Кобада I (488—531) на Кавказе, упомянул, что тот заложил город Кабалу, а «она — хазар» (ал-Балазури, 1866. С. 194). Эту фразу можно понимать по-разному: (1) как второе название города — «Хазар» (Marquart, 1903. S. 24), (2) как принадлежность города Кабала хазарам (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 402; Ludwig, 1982. S. 249—251), (3) как обиталище хазарских переселенцев при последних Сасанидах или после появления арабов на Кавказе (Lewicki, 1956. S. 232). Располагалась Кабала (упомянутая еще Птолемеем в форме Καβάλα и армянскими источниками как K'avalak') к юго-западу от Шемахи (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 402). Есть мнение, что Кабала называлась «лакзанским» княжеством и располагалась в западной части Ширвана, в районе селения Чурух-кабала (Аликберов, 2003. С. 89, 90). Ибн ал-Факих, использовавший книги предшественников, упомянул, что Хосров I Ануширван (531—579) строил города и крепости на Кавказе, и в том числе Баланджар, Самандар и Хазаран (Ибн ал-Факих, 1885. С. 288). Ал-Истахри говорил, что западная часть главного города хазар называется Итиль, а Ибн Хаукал, его младший современник, прибавил, что восточная сторона именуется Итиль, по имени реки, а западная — Хазаран (ал-Истахри, 1870. С. 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 389). Еще несколько раз Ибн Хаукал, рассказывая о разгроме русами в 968/69 г. городов Поволжья, называл Булгар, Хазаран, Итиль и Семендер (Ибн Хаукал, 1938. С. 15; 1939. С. 392, 397). Хазаран как селение (карийа) упоминался и в сочинении Шамс ад-Дина ал-Мукаддаси (ал-Мукаддаси, 1877. С. 46). Хазараном была также названа столица хазар, расположенная на реке Итиль, в анонимном персидском сочинении XII в. «Моджмал ат-таварих» (Новосельцев, 1990. С. 78).

Арабо-персидские авторы употребляли имя ал-хазар в отношении города и столицы (мадина; касаба, балад, миср), селения (карийа). Встречающаяся форма хазаран является персидским множественным числом от арабского хазар (Там же. С. 130; Поляк, 2001. С. 83).

В источниках также часто встречаются термины «страна хазар» (балад; слово может означать и город, и страну), «земля хазар» (ард), «государство хазар» (мамлака; слово тоже может иметь значение «область, страна»), и кроме того еще и «климат» (иклим).

Только ал-Истахри, а вслед за ним Ибн Хаукал и Йакут (XIII в.) считали территорию хазар «климатом», хотя Йакут все же подчеркнул, что хазар — еще и имя государства (ал-Истахри, 1870. С. 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 389; Йакут, 1866. С. 351). Теория семи «климатов», на которые делились обитаемые земли, была широко распространена в арабской географии. Часто арабские географы помещали страну и город хазар внутри шестого климата, среди восточных земель, не называя саму эту страну «климатом» (ал-Фергани, 1669. С. 39; Калинина, 1988. С. 130; Ибн Русте, 1892. С. 98; ал-Мас'уди, 1861. С. 182; ал-Мукаддаси, 1877. С. 61; ал-Бируни, 1975. С. 116; ал-Казвини Закарийа, 1977. С. 90).

Термин балад ал-Хазар достаточно устойчив и встречается в источниках в самом разном контексте (Ибн Хордадбех, 1889. С. 4; 1986. С. 54; Ибн ал-Факих, 1885. С. 290, 295; Ибн Русте, 1892. С. 139).

Термином «государство» — мамлака — пользовались многие авторы (Ибн Хордадбех, 1889. С. 122; 1986. С. 108; Ибн ал-Факих, 1885. С. 288; ал-Мас'уди, 1863. С. 14). Более общим представляется наименование «земля хазар» — ард ал-хазар (ал-Балазури, 1866. С. 207, 208; Ибн ал-Факих, 1885. С. 289; ал-Истахри, 1870. С. 218; Ибн Хаукал, 1939. С. 387).

Помимо названий гидронимов, топонимов, физико-географических и политических образований, термин ал-хазар, естественно, использовался при наименовании населения, несмотря на то что ал-Истахри, а вслед за ним и Ибн Хаукал считали, что слово ал-хазар относится только к государству, а не к людям (ал-Истахри, 1870. С. 223; Ибн Хаукал, 1939. С. 394). Впрочем, у тех же ал-Истахри и Ибн Хаукала есть и опровержение этой мысли: «Хазар — это название вида людей», — писали они (ал-Истахри, 1870. С. 10; Ибн Хаукал, 1938. С. 15). Те же авторы писали о языке хазар, о разделении народа хазар на «белых» и «черных», об образе жизни и властителях хазар, о торговле и вероисповедании населения, как и многие другие писатели (см.: Заходер, 1962. С. 117—229).

Таким образом, можно констатировать, что этникон ал-хазар запечатлелся достаточно широко и разнообразно далекими от восточноевропейского ареала арабо-персидскими писателями. Однако «отставание» развития арабской литературы, «золотым веком» которой считается Х в, от реальных событий истории, когда пик столкновений арабов с хазарами приходился на VII—VIII вв., отразилось в противоречивом толковании термина у ряда арабских писателей. Важное значение имело также использование разнообразных, не всегда известных, первоисточников.

Перечисленные выше примеры применения имени ал-хазар немного дают для представления о том, где конкретно находилась Хазария и каковы были ее границы. Но это естественно, поскольку границы Хазарии менялись на протяжении ее существования.

Изменяющиеся границы Хазарии

Восходящие к VII в сведения ал-Хорезми, а также описания шестого климата, основанные на книге ал-Фергани, относят хазар на территорию Средней Азии, что имеет архаичный характер (см. выше).

Границы Хазарии, естественно, менялись со времени появления их на Кавказе.

Писатели, следующие за так называемой «Анонимной запиской о Восточной Европе» (Ибн Русте, Гардизи, ал-Марвази и др.), передают сведения, относящиеся ко времени до 90-х гг. IX в., о том, что 10 дней пути отделяют хазар от печенегов, которые еще не переселились на запад и жили в междуречье рек Урала и Эмба (Ибн Русте, 1892. С. 139; Гардизи, 1973. С. 36, 57; ал-Марвази, 1942. С. 121). День караванного пути у арабов был разным, в зависимости от ландшафта, он мог быть от 30 до 40 с лишним километров, поэтому если даже предпочесть самую малую величину, то получим 300 км, отделявших печенегов от хазар. Таким образом, намечается некая расплывчатая западная граница Хазарии в конце IX в. где-то в относительной близости (300—400 км) от междуречья Урала и Эмбы. Путь проходил по степям и лесам, без проторенных дорог. Между Хазарией и Волжской Булгарией находилась земля буртасов, на расстоянии 15 дней пути (Ибн Русте, 1892. С. 140; Гардизи, 1973. С. 37, 58; ал-Марвази, 1942. С. 21). Местонахождение страны буртасов спорно, но если судить по достаточно реалистичным известиям ал-Мас'уди, то она находилась в среднем течении Волги, что не противоречит и указаниям на Нижнее Поволжье как на территорию Хазарии.

Страна хазар названа весьма большой. Одна из ее сторон, по данным «Анонимной записки», соприкасалась с горой, где жили некие народы тулас и лугар, и гора эта тянулась до Тифлиса (Ибн Русте, 1892. С. 139; Худуд ал-'Алам, 1937. С. 162; ал-Марвази, 1942. С. 20 — с немного искаженным написанием). О народах тулас и лугар ничего определенного сказать нельзя, а горы, поскольку назван Тифлис, можно смело идентифицировать с Кавказом (Заходер, 1962. С. 121, 122).

У Кудамы ибн Джа'фара есть определение хазарских границ «от Арминийи до хорасанского Хорезма» (Кудама ибн Джа'фар, 1889 C. 259). Для арабских авторов название «Арминийа» не было идентично собственно Армении: еще персы называли Арменией всю четвертую часть своего государства, куда входили некоторые земли Грузии и Азербайджана. После завоевания ряда закавказских территорий арабы оставили название для своего административного округа, но делили его по-разному в разные годы; были у них и четыре Арминийи, куда входили разные территории Кавказа, поэтому уточнить, какую именно часть провинции Арминийа Кудама называл границей Хазарией, довольно трудно.

«Хорасанский Хорезм», по Кудаме ибн Джа'фару, тоже оказывается понятием неопределенным Арабо-персидский географ первой половины Х в. ал-Истахри писал о Хорезме:

Хорезм — название области; это область отдельная и от Хорасана и от Мавераннахра, со всех сторон ее окружают пустыни... Следовало бы нарисовать половину Хорезма на карте Хорасана, а половину на карте Мавераннахра, но цель этой книги — знание карт этих областей и их городов, (поэтому) я предпочел объединить Хорезм на одной карте и поместил его на карте Мавераннахра, чтобы достичь этим своей цели без повторения на двух картах (ал-Истахри, 1870. С. 299).

К сожалению, я не нашла подобной карты в известных изданиях. Хорезм занимал нижнее течение Амударьи, Хорасан же находился к востоку от Каспия и включал северо-восточную часть территории Ирана; эти крупные области были разделены песками Каракумов, хотя торговые дороги всегда соединяли их. Поэтому восточные пределы Хазарии неясны, хотя хазарский царь Иосиф утверждал тоже, что на востоке границы его государства доходят до Хорезма и Джурджана (области Ирана на юго-восточном побережье Каспийского моря). Однако в 921 г., когда Ибн Фадлан ехал из Хорезма в Волжскую Булгарию, он не пересекал территорий, принадлежавших хазарам.

Особое внимание для определения границ Хазарии исследователи уделяют произведению «Границы мира от востока до запада» («Худуд ал-'Алам мин ал-машрик ила-л-магриб») неизвестного персидского автора Х в. Он был книжным ученым, никогда не путешествовал. Большая часть информация была основана на ранних источниках, переработанных в соответствии с его представлениями, сложившимися на основе других книг (Бартольд, 1973. С. 504—545; Худуд ал-'Алам, 1937. С. XVI—XIX; Новосельцев, 2002в. С. 380—399; Мишин, 2000. С. 52—63). Было отмечено также, что отличительной чертой описаний в ряде фрагментов книги является смешение стран света (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 445).

При описании Хазарского, т. е. Каспийского, моря автор «Худуд» начинал с юго-востока, где упомянул огузов (предков туркмен) и Хорезм, на севере — снова огузов, затем, тоже на севере и далее на северо-западе, — хазар, далее Азербайджан (на востоке примыкает к Каспию), Гилян, Дейлем и Табаристан (Там же. С. 53); эти области находились на южном и юго-западном побережьях Каспия.

В рассказе о стране хазар автор «Худуд» определил восточным ее пределом стену, протянувшуюся между горами и морем (о стене поговорим чуть позже), море и области реки Атил. Море и области реки Атил — это Каспий и известное его побережье К югу от Хазарии названа область Сарир, т. е. Северный Дагестан. Горы, указанные к западу от Хазарии, уточнить невозможно, если только не имеется в виду Кавказ, как и в случае с областью Сарир, с учетом больших проблем автора с ориентацией по странам света.

К северу от Хазарии автор назвал народ B.rdhas; соответственно, в рассказе о них сказано, что к югу находятся хазары (Ху-дуд ал-'Алам, 1937. С. 161). Исследователи давно отметили, что народ B.rdhas, в других случаях — берадас и буртас — одно и то же (Бартольд, 1973. С. 526; Худуд ал-'Алам, 1937. С. 462; Заходер, 1962. С. 230, 238). Назвать границей с севера от хазар буртасов можно было, лишь учитывая, что автор использовал здесь разные источники (Мишин, 2000. С. 54).

К северу от Хазарии назван также народ N.nd.r (*V.n.nd.r) (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 161); соответственно, в рассказе об этом народе сказано, что они находятся к югу от хазар. Это — оногундуры, жившие с конца V по конец VIII в. на севере Кавказа, к востоку от Азовского моря, в области р. Кубань (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 467). После смерти их предводителя Куврата (ок. 642 г.) народ разделился. Часть его под властью хана Баяна осталась на прежнем месте (позднее смешавшись с мадьярами, которые восприняли их имя и стали именоваться «hungar»). Другая часть, во главе с Аспарухом, двинулась на запад и, перейдя в 679 г. Дунай, захватила территорию современной Болгарии. Какой именно народ автор «Худуд» имел в виду, не ясно, следовательно, остается неопределенной и указанная им граница Хазарии.

Рассказывая о реке Атиль, т. е. Волге, автор «Худуд» следует за ал-Истахри и Ибн Хаукалом: протекая в своем верхнем течении между кимаками и гузами, река проходит по владениям волжских булгар, поворачивает на юг через земли печенегов, затем буртасов, затем хазар и впадает в Хазарское, т. е. Каспийское, море (Там же. С. 76). Ближайшими соседями хазар назван народ, имя которого нигде более не встречается: «хазарские печенеги» (Там же. С. 162). Тем не менее параллели можно встретить в книгах ал-Истахри и Ибн Хаукала: речь, вероятнее всего, идет о тех печенегах, которые переселились из-за Волги и захватили земли, находившиеся вокруг Дона и хазарских владений (ал-Истахри, 1870. С. 10; Ибн Хаукал, 1938. С. 15). Границей хазарских печенегов с востока названа некая гора Хазар, которая, вероятнее всего, является вымыслом автора или показывает смутные сведения, взятые автором из книг, о водоразделе между Волгой и Доном (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 443).

Таким образом, сведения об областях проживания и пределах восточноевропейских народов, в том числе хазар, в книге «Границы мира» не могут быть объективными. Эти материалы были взяты из разных и разновременных источников, они не могут относиться ко времени написания неизвестным автором своего сочинения, т. е. к 80-м гг. Х в. Поэтому вопрос о границах Хазарии не может быть решен с помощью книги «Худуд ал-'Алам».

Относительно «стены» как границы Хазарии. Автор «Худуд ал-'Алам» восточным пределом Хазарии назвал стену, протянувшуюся между горами и морем (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 162). Это утверждение имеет основой фрагмент из «Анонимной записки», в которой одной из «сторон» Хазарии названы «горы, дальним концом опускающиеся до туласа и лугара и простирающиеся до Тифлиса» (Ибн Русте, 1892. С. 139; ал-Марвази, 1942. С. 20; Гардизи, 1973. С. 57 — без упоминания туласа и лугара). Не останавливаясь на спорных идентификациях названий тулас и лугар, отметим, что в целом фрагмент «Анонимной записки» в данном случае подразумевает Кавказ; только автор «Худуд» отмечает его как именно восточную границу Хазарии.

Ибн ал-Факих утверждал, что от страны хазар до местонахождении некоей стены — два месяца пути (Ибн ал-Факих, 1885 С. 329). Шамс ад-дин ал-Мукаддаси писал, что дальний конец Хазарии доходит до стены Йаджудж и Маджудж, а границы ее — вблизи Византии (ал-Мукаддаси, 1877. С. 355). Вероятно, Ибн ал-Факих под «стеной» тоже подразумевал стену Йаджудж и Маджудж.

Последние имена — это арабская передача названий Гог и Магог из эсхатологических легенд иудаизма и христианства (Быт. 10:2; I Пар. 1:5; Иез. 38:1,6; 38:2—3, 14—16). По Апокалипсису, Гог и Магог — это враждебные всему сущему народы, которые не смогут одолеть Царства Божия (Откр. 20:7). По сказаниям Корана, народы Йаджудж и Маджудж живут за преградой, куда их заключил Александр Македонский (18,83; 92—97; 21,96). В арабском варианте имя его — Зу-л-Карнайн, т. е. «Двурогий». Прозвище восходит к «Роману об Александре» Псевдо-Каллисфена, где Александр оказывался сыном египетского бога Амона-Ра, которого изображали с бараньими рогами (Пигулевская, 2000. С. 427, 428; Климович, 1986 С. 231; Horovitz, 1926. S. 150, 151). В Коране говорится, что Зу-л-Карнайн достиг некоего народа, соседящего с нечестивыми Йаджудж и Маджудж, и приказал защитить от них этих людей, заполнив пространство между двумя склонами горы кусками расплавленного металла (18:90). В хадисах и произведениях толкователей Корана, как и у многих арабских географов (ал-Хорезми, ал-Фергани, Ибн Хордадбех, ал-Йа'куби, Ибн Русте, ал-Мас'уди; Мутаххар ал-Макдиси, ал-Марвази), эти народы располагались в районах далекого Востока (Anderson, 1932. P. 11—17). Существует обширнейшая литература по поводу местонахождения этой стены: Дербентская стена на Кавказе, Кавказский горный хребет, Урал, Великая Китайская стена, страна Кокурьо, горы Алтая и т. д. (Пигулевская, 2000. С. 423—428; Ибн Хордадбех, 1986. С. 43—46; Daunicht, 1970. S. 103, 107, 111, 169; Ахмедов и др., 1983. С. 183). Ряд арабских авторов (Ибн ал-Факих, Ибн Фадлан, ал-Истахри, Ибн Хаукал) связывали местонахождение народов Йаджудж и Маджудж с севером (Калинина, 2011а).

Поскольку ученые не пришли к единому мнению относительно местонахождения стены, определить этот предел Хазарии не представляется возможным.

Вышеупомянутый Шамс ад-Дин ал-Мукаддаси полагал, что второй, после «стены», границей Хазарии являются области ар-Рума, т. е. Византии (ал-Мукаддаси, 1877. С. 355). Этот автор мог передать информацию о землях Причерноморья, куда хазары продвигались начиная с VII в., или об областях Арминийи, захваченных Византией у хазар к 966 г. (ал-Мукаддаси, 1994. С. 310. Примеч. 24).

Кудама ибн Джа'фар отмечал, что византийские владения простираются от Пафлагонии до страны хазар (Кудама ибн Джа'фар, 1889. С. 55). Эти материалы были взяты из сочинения Муслима ал-Джарми, араба, выкупившегося в 845 г. из византийского плена, о Византии и соседних народах. Пафлагония — это византийская провинция (фема), находившаяся на южном побережье Черного моря, в Малой Азии, с центром в городе Амастрида. Возможно, византийско-хазарская граница в IX в. проходила по округе Херсонеса, поскольку вопрос о других владениях Византии в Крыму не решен (Сорочан, 2005. С. 322—395).

О кавказских войнах и переходе ряда земель то в руки хазар, то в руки арабов писали многие как арабские, так и другие писатели (Обзоры см.: Артамонов, 2001. С. 281—358; Dunlop, 1954. P. 46—88; Новосельцев, 1990. С. 172—248; Ромашов, 2000—2001. С. 304—306, 324—338ff.).

Еще в VI в. старинный город на западном берегу Каспия был перестроен иранскими владыками в мощную крепость и была возведена стена, уходившая одним концом в море, другим — упиравшаяся в крепость на горе. Таким способом был перегорожен проход между берегом моря и горой. Эту стену Дербента знали все восточные источники, называя ее «Ворота ворот», по-арабски «Баб ал-Абваб» или «ал-Баб ва-л-Абваб» (Минорский, 1963. С. 119—122; Аликберов, 2003. С. 197—231). По сведениям ал-Мас'уди, стена была выстроена от набегов хазар, алан, тюрок и савиров. Этот пограничный форпост имел важное значение. В VII в., по данным армянских источников, хазары овладели Дербентом, однако в течение трех веков город не раз переходил из рук в руки (Артамонов, 2001. С. 282—285ff.; Новосельцев, 1990. С. 177—182ff.; Ромашов, 2000—2001. С. 304—306, 324—338ff.). Из анонимной «Истории Дербента» ясно, что в Х в. Дербент был городом, пограничным с хазарскими владениями; схожая информация имеется в трудах поздних авторов Йакута, Казвини, Ибн Ийаса (Заходер, 1962. С. 121. Примеч. 23).

Пограничным городом Хазарии некогда был также город Самандар, о котором ал-Мас'уди писал, что он был столицей Хазарии до перенесения ее в Итиль (ал-Мас'уди, 1863. С. 7); Шамс ад-Дин ал-Мукаддаси отметил, что Самандар находился на берегу озера (бухайра) — так назывался им Каспий (ал-Мукаддаси, 1877. С. 361). Однако, несмотря на различные предположения (см. далее), местоположение Самандара по сей день точно не установлено.

Географы Х в. рассказывали о нижнем течении Волги и прикаспийских областях как местах обитания хазар (ал-Истахри, 1870 С. 10, 219—222, 227; Ибн Хаукал, 1938. С. 9, 15; 1939. С. 389—394ff.; ал-Мас'уди, 1863. С. 7, 10—12, 23—25, 28ff.). Эти знания отразились на картах мира «классической школы географов» (ал-Балхи, ал-Истахри, Ибн Хаукал), где можно увидеть схематичное изображение границ Хазарии, обозначенных на круглых картах мира.

В основанной халифом ал-Мансуром (754—775) новой столице Халифата Багдаде была собрана большая библиотека. На ее основе халиф ал-Ма'мун (813—833) организовал «Дом мудрости» («Байт ал-хикма»), в котором ученые разных стран переводили с греческого, латинского, сирийского и других языков философские, астрономические, математические трактаты. По инициативе ал-Ма'муна началась работа по созданию карты мира с введением географических координат известных объектов (стран, областей, городов) с опорой на античные традиции, особенно Птолемея. Такая карта была названа «сурат ал-ард» («вид», «образ», «картина», «изображение» Земли). Об этой карте ал-Мас'уди писал:

Лучшее, что я видел в таком роде, было в книге «Географии» Марина [Тирского], а география значит пересечение земли, и в «ма'муновской карте», исполненной для ал-Ма'муна, в составлении которой участвовало несколько ученых его времени. На ней был изображен мир с его сферами и планетами, сушей и морями, обитаемыми и необитаемыми частями, поселениями народов и прочим. Она лучше упомянутых раньше «Географии» Птолемея и «Географии» Марина и других (ал-Мас'уди, 1894. С. 33).

Эта карта не сохранилась, хотя была известна более поздним авторам (Крачковский, 1957. С. 87). В 80-х гг. XX в. была найдена копия такой карты, входившей в книгу «Маса̅лик ал-абса̅р» Ибн Фадлал-лаха ал-'Умари (1301—1340) (Sezgin Fuat, in print. Fig. 10). На этой карте показаны Каспий под именем море Табаристана (море хазар у ранних авторов) и река Итиль.

Другим важным направлением в восприятии мусульманскими учеными окружающего пространства стал «Атлас ислама», создателем которого был среднеазиатский ученый Абу Зайд ал-Балхи (849—934). Он написал в 920—921 гг. труд, известный под разными названиями, в который входили карты мира и его разных частей; он не сохранился. Недавно появилось небольшое исследование о недатированной Карте мира из арабской рукописи «Зикр ал-ма̅са̅фа̅т ва ува̅р ал-ака̅лим», автором которой указан ал-Балхи. Манускрипт хранится в Институте арабских рукописей Лиги арабских стран в Каире (по информации из частного письма Б.Е. Кумекова). На основе сравнения фрагментов текста с вариантами книг ал-Истахри был сделан вывод, что рукопись, как и карта в ней, вероятно, принадлежит ал-Балхи (Кумекова, 2009. С. 63, 64).

Ал-Балхи считается основателем «классической школы» географов, представленной, кроме своего зачинателя, именами ал-Истахри, Ибн Хаукала и Шамс ад-Дина ал-Мукаддаси (Watt, 1982. P. 399, 400; Tibbets, 1992. P. 108—111).

Текст этих произведений являет собой описания земель и торговых дорог; не исключено, что образцами для них послужили дорожники сасанидского времени (Tibbets, 1992. P. 114, 115). В этих сочинениях, как и в трудах Ибн Хордадбеха, Ибн ал-Факиха и ал-Мас'уди, содержится вполне конкретная, давно известная ученым информация о местонахождении хазар, их обычаях, образе жизни, политическом строе и т. д.

На картах из трудов ал-Истахри и его последователя и переработчика Ибн Хаукала хазары предстают жителями северо-востока Земли, наряду с булгарами, буртасами, русами. На этих картах и в текстах книг нет географических координат. Показательно описание карты севера, сохранившееся в книге Ибн Хаукала:

...Затем по проливу [Константинопольскому, который воплощает в себе соединение Северного океана со Средиземным морем. — Т.К.] — сторона Трапезунда, а сверху реки [Итиль. — Т.К.], идущей рядом, [живут. — Т.К.] булгары, русы, башджирты, буртасы, хазары, печенеги, булгары еще вторые, затем страна Сарир, а сверху тех — страна внутренняя и внешняя Армения (Ибн Хаукал, 1938. С. 9).

Фрагменты карт из круглых карт мира ал-Балхи (?), ал-Истахри и Ибн Хаукала с упоминанием хазар (Атлас, 2011. С. 100, 101, 118, 119, 121, 130, 131) показаны на ил. 1—5 (см. цв. вклейку). Ориентация карт — южная.

Таким образом, арабо-персидские источники дают лишь самое общее представление о границах Хазарии; в разное время они проходили внутри земель Кавказа (до Тифлиса, т. е. Грузии; иной раз — по Албании, Армении, Азербайджану); по части Крыма; по линии Дербента; по Нижнему Поволжью (Артамонов, 2001. С. 532ff.; Заходер, 1962. С. 117—123; Новосельцев, 1990. С. 172—210).

Хазары как этнос

Помимо названий гидронимов, топонимов, физико-географических и политических образований, термин ал-хазар, естественно, использовался при наименовании населения, хотя ал-Истахри и Ибн Хаукал считали, что термин ал-хазар относится только к государству, а не к людям (ал-Истахри, 1870. С. 223; Ибн Хаукал, 1939. С. 394). Впрочем, у тех же авторов есть опровержение собственного высказывания: «Хазар — это название вида людей» (ал-Истахри, 1870. С. 10; Ибн Хаукал, 1938. С. 15).

Ахмад ал-Фергани, Ибн Русте, ал-Мас'уди, ал-Бируни упоминали хазар в шестом, т. е. одном из наиболее отдаленных, климате, между страной Йаджудж на крайнем востоке ойкумены и морем Джурджана, т. е. Каспийским. Ал-Хорезми, Ибн Хордадбех, ал-Мас'уди, трактат «Чистые братья» тоже располагали их в самой восточной части ойкумены (Калинина, 2005. С. 254—258). Такая их отдаленность показывает, что хазары, по какой-то давней традиции, воспринимались как жители дальней восточной части Земли Ибн Хордадбех, а вслед за ним Ибн ал-Факих, следуя античной традиции, располагали в далекой северной Скифии земли тюрок и хазар. Ибн ал-Факих представил мир как птицу, частицу левого крыла которой занимает народ хазар, а позади него — легендарные народы восточной части ойкумены, в том числе Йаджудж и Маджудж. Аналогичные материалы встречаются и у других авторов ('Абд ар-Рахман ибн 'Абд ал-Хакам (802—871), Ибрахим ибн Васиф шах (к. XII — нач. XIII в.), Таки ад-дин Ахмад ибн 'Али ал-Макризи (1364—1442), Абу-л-Махасин ибн Тагриберди (ум. 1469)), однако не везде в этой картине упомянуты хазары. С одной стороны, это говорит об общем первоисточнике этих данных, с другой — понятно, что арабские писатели вносили изменения в информацию в соответствии со своими воззрениями. Ал-Мас'уди отмечал, что хазары — это вид оседлых тюрков; ал-хазар их называют арабы, по-тюркски же этот народ зовется сабир, а по-персидски — Хазаран (ал-Мас'уди, 1894. С. 83). Мутаххар ибн Тахир ал-Макдиси считал, что хазары являются соседями тюрков (ал-Макдиси, 1919. С. 66, 67). Таким образом, имена хазар и тюрков у многих арабских писателей оказываются рядом (Калинина, 2005. С. 251—258).

Тюркская принадлежность или близость к тюркам хазар выявляется в целом ряде конкретных деталей, переданных арабо-персидскими учеными. Так, при описании битв хазар и арабов на Кавказе ряд авторов именовали хазар тюрками, не употребляя этноним хазар (Marquart, 1903. S. 43). Исследователи по-разному объясняют это явление: имя тюрков вместо хазар появилось как результат анахронизма (Czeględy, 1960. P. 76ff.); хазары составляли основную часть тюркского войска (Ромашов, 2005. С. 193, 195); хазары в тюркском объединении постепенно выдвинулись на первый план (Ludwig, 1982. S. 134; Новосельцев, 1990. С. 86—88); этноним хазары относился к тюркоязычным и местным племенам Северо-Восточного Кавказа (Гмыря, 1995. С. 206); хазары вытеснили тюрков и гуннов с Кавказа с конца VII—VIII в. (Галкина, 2006. С. 14); тюрки объединились с хазарами в 652/53 г., по данным Ибн ал-Асира (Аликберов, 2010. С. 56, 57). При рассмотрении хода войн на Кавказе наиболее убедительной кажется версия, что арабы в целом считали хазар частью тюрков (Артамонов, 2001. С. 161; Калинина, 2005. С. 251—258).

Ал-Йа'куби (ум. 891) упоминал верховного правителя хазар — хакана, а также его заместителя по имени Йазид Булаш (ал-Йа'куби, 1883, II. С. 203, 204), а также одного из «царей» хазар Рас Тархана (ал-Йа'куби, 1883, II. С. 448). Ат-Табари называл его Ас Тарханом (ат-Табари, 1879. С. 328), а армянский историк Гевонд — Раж Тарханом (Гевонд, 1862. С. 92); эти имена считаются тюркскими, хотя не исключены и аланские корни (Golden, 1980. P. 151—153). Ал-Йа'куби при рассказе о расположении жилищ тюрков среди улиц Самарры отмечал, что именно среди них были участки хазар (ал-Йа'куби, 1892. С. 262). Ибн Хордадбех и ал-Бируни упоминали, что глава хазар, как и владыки тюрков и тибетцев, имел титул хакан (Ибн Хордадбех, 1889. С. 16; 1986. С. 60; ал-Бируни, 1957. С. 111). В книгу Ибн Русте вставлена записка византийского пленника Харуна ибн Йахъи со сведениями о европейских странах, и в этой записке было отмечено, что византийским императорам служила 10-тысячная тюрко-хазарская гвардия (Ибн Русте, 1892. С. 124). У Ибн Русте отмечено также, что вера хазар схожа с верованиями тюрков, а Гардизи, повторяя этот сюжет, прибавил, что сходство имеется с верованиями тюрков-огузов (Там же. С. 139; Гардизи, 1973. С. 36, 57). У Мутаххара ал-Макдиси есть информация, что личную стражу византийского императора составляли тюрки и хазары (ал-Макдиси, 1919. С. 67). При описании восточноевропейских рек — реки хазар (Волги от нижнего до среднего течения) и впадающей в нее реки буртас (идентификация спорна) — ал-Мас'уди отмечал, что на берегах этих рек живут тюрки, входившие в «общность государства хазар» (ал-Мас'уди, 1863. С. 12).

По арабской генеалогии народов, восходящей к библейской, люди произошли от Адама, но разделились на расы после потопа, когда у Ноя (араб. Нух) родились сыновья — Сим (араб. Сам), Хам и Яфет (Йафис̱). Хаму принадлежала Африка и близлежащие земли, Симу — Аравийский п-ов, Ирак и Иран, Византия и т. д.; Яфету же достались территории севера и востока ойкумены, соседящие с владениями Сима. Ат-Табари называл среди потомков Яфета хазар и тюрков (ат-Табари, 1879. С. 216—218). Ал-Йа'куби, обращаясь к библейской родословной, писал, что от одного из детей Яфета — Маша (библейского Мешеха) — произошли турк и хазар (ал-Йа'куби, 1883, I. С. 13, 17; II. С. 203); в другом же фрагменте он назвал предком хазар третьего потомка Йафис̱а — Тогарму (Там же). Потомками Тогармы называл хазар и хазарский царь Иосиф (Коковцов, 1932. С. 32).

Ибн Кутайба (828—889) тоже причислял к ним турк и хазар (Ибн Кутайба, 1850. С. 14). Рассказывая о постройке Дербента персидским царем Ануширваном, Ибн ал-Факих отметил, между прочим, что город Баланджар внутри земли хазар построил Баланджар, сын Яфета (Ибн ал-Факих, 1885. С. 293). Са'ид ибн ал-Битрик (христианский писатель, звавшийся по-иному Евтихием Александрийским и живший в Х в.) среди «детей» Яфета называл турк, хазар и еще Хазаран (Сейппель, 1896. С. 53). У ал-Мас'уди отмечались жившие «под Козерогом», т. е. на севере, потомки Яфета, среди которых были турк и хазар (ал-Мас'уди, 1863. С. 66). Он повторял также сведения из книги ал-Йа'куби о принадлежности стран и народов яфетидам, где хазар и турк названы рядом (ал-Мас'уди, 1861. С. 78, 79). В анонимном произведении «Мухтасар ал-'аджа'иб», чьи сведения относятся к Х в., хазар и турк относились тоже к потомкам Яфета (Мухтасар ал-'аджа'иб, 1983. С. 196). Как «детей» Яфета упоминал, среди прочих, тюрков и хазар Мутаххар ибн Тахир ал-Макдиси (ал-Макдиси, 1919. С. 28). Ибн Хаукал отмечал, что хазары — «род из потомков Яфета» (Ибн Хаукал, 1938. С. 110). Ал-Бакри называл среди «детей» Яфета и турк, и хазар (ал-Бакри, 1878. С. 18). В труде Гардизи, со ссылкой на Ибн ал-Мукаффу (VIII в.), утверждается, что Яфету достались земли турк и прочих народов; при этом среди ат-турк Гардизи называл хазар (Гардизи, 1973. С. 25, 26, 41, 42). Анонимный персидский историк, автор труда «Муджмал ат-таварих» (1126 г.), тоже считал тюрков и хазар яфетидами (Новосельцев, 1990. С. 78). В энциклопедии египетского ученого ал-Калкашанди (1355—1418), отразившего в своем кратком рассказе о хазарах информацию ученых IX—X вв., упомянуто, что округ третий, т. е. страна хазар, «восходит к Баланджару, сыну Яфета» (ал-Калкашанди, 1999. С. 72).

Один из книжных вариантов генеалогии хазар

Арабские писатели уделяли большое внимание установлению прародителей народов. Перечни поколений, сведения о системе родства и свойства были древнейшей формой исторического знания арабов. Постижение своей истории у кочевых и оседлых племен Аравии и Ближнего Востока ярко проявилось в Коране (Резван, 2000. С. 27—29). Проповедники ислама и чтецы Корана доводили до сведения народа известия о древних временах, часто заимствованные из иудео-христианской среды, поскольку именно эта сфера самым тесным образом была связана с арабским миром. Комментаторы Корана и создатели генеалогий соединяли родословия кочевых и оседлых племен Аравии в единое древо, часто с помощью эпонимов, и включали его в общую генеалогическую систему (Беляев, 1966. С. 67—71; Грязневич, 1982. С. 83, 84, 93, 124—126, 154).

Так же арабские ученые поступали тогда, когда вошли в соприкосновение с другими народами. Рассказывая о населении Земли, арабские писатели тоже искали прародителей чужих племен, используя разные традиции, в том числе библейскую и кораническую.

Среди них большую роль играло предание о разделении Земли среди сыновей Ноя (в арабском варианте — Нух): Сима (в арабском варианте — Сам), Хама и Яфета (в арабском варианте — Йафис). Как было показано выше, хазар арабы считали потомками Йафиса.

Необычный вариант генеалогии хазар привели Ибн Са'д (ум. 844/45) и ат-Табари (839—923) в пересказе библейского рассказа о сынах Авраама (Ибрахима), рожденных Хеттурой (в арабском варианте — Кантурой, дочерью некоего Мактуфа или Мактуна). Была она, по сведениям наших авторов, «истинного» арабского происхождения, т.е. предки ее восходили к одному из исчезнувших арабских народов ('ад, самуд, амалика и др.).

Оба автора повествуют о том, что сыновья шли по странам, но двум из них Ибрахим повелел поселиться в чужих и безлюдных землях, назвав при этом одно из имен Аллаха, которое должно было помочь этим потомкам вызвать дождь и оказывать всяческую помощь. Они поселились в Хорасане и смешались с жившими там тюрками (Ибн Са'д, 1905. С. 47; ат-Табари, 1879. С. 348). По рассказу ал-Джахиза (ум. 869) из трактата «Послание Фатху б. Хакану о достоинствах тюрков и остального халифского войска», тюрки Хорасана считали себя потомками именно этих сыновей Ибрахима (Асадов, 1993. С. 72, 95). Ибн Са'диат-Табари упомянули, что однажды к ним пришли хазары, которые восхитились знанием потомками Ибрахима, хорасанскими тюрками, священного имени Аллаха и стали называть своих царей хаканами (Ибн Са'д, 1905. С. 47; ат-Табари, 1879. С. 348). В этом предании не ясна связь названия царей хазар «хаканы» с хорасанскими тюрками.

По мнению А.Н. Поляка, сюжет взят из еврейского фольклора: хазары якобы истолковали еврейский титул обладателя волшебных знаний Авраама хахам — «мудрец», «раввин» — как хакан, титул тюркских властителей, знание о котором было получено хазарами от хорасанских тюрков (Поляк, 2001. С. 99). К сожалению, предположение о таком истолковании титула Авраама хазарами не может быть подтверждено доказательствами.

Предания коснулся и Ибн ал-Факих. Он писал, что весть о потомках Ибрахима в Хорасане дошла до хазар, а поскольку они являлись потомками Йафиса ибн Нуха, то они пришли к потомкам арабов — хорасанским тюркам — и «заключили с ними союз, взяли их дочерей в жены, а своих отдали им в жены. Некоторые из них так и остались с ними, а остальные вернулись в свою страну» (Асадов, 1993. С. 49).

Видимо, легенда об ушедших сыновьях Авраама в Хорасан и связь их с хазарами имеет глубокие и весьма древние корни. Появление в Хорасане арабов и существование там тюрков потребовало от арабской интеллектуальной элиты выяснения родословной народов, связанных с арабами политическими событиями. Причиной того, что злейший враг мусульман — хазары — возводится в данном случае к «чистейшим» арабам, при этом враги становятся как бы родственниками, может объясняться только менталитетом арабов, стремившихся непременно определить генеалогическое древо не только своего, но и иного народа. Арабские писатели всегда стремились опереться в изложении на авторитет древних, в данном случае — на кораническую традицию, идущую от библейской (Калинина, 2011б. С. 187—196).

Помимо библейской версии разделения обитаемого мира, в арабской литературе была распространена персидская традиция, по которой его разделил первый владыка Афридун (иранский Феридун). Ибн Хордадбех писал:

Владыки Земли в древние времена и их владения: Афридун разделил Землю между тремя сыновьями. Запад он отдал во владение Саламу — а это Шарам. Владыки Рума и Согда — из числа его потомков. Восток он отдал во владение Тушу, он же Тудж. Владыки тюрков и Китая — из его потомков... Их (Хосроев. — Т.К.) поэт сказал: «Мы разделили наше владение. Наша судьба [подобна] участи мяса на доске мясника. Мы определили Шам и Рум до места заката солнца благородному Саламу. Туджу определили [страну] ат-Турк...» (Ибн Хордадбех, 1889. С. 16; 1986. С. 60).

Подобные представления, вероятно имеющие единый первоисточник или восходящие к труду Ибн Хордадбеха, фигурируют в книгах ал-Мас'уди и Абу Рейхана ал-Бируни (XI в.) (ал-Мас'уди, 1894. С. 37; ал-Бируни, 1957. С. 3; 1975. С. 113). В труде ат-Табари тюрки, вместе с Китаем, рассматривались как потомки персидского царя — основателя Афридуна, который в свою очередь сопоставлялся ат-Табари с библейским Ноем (ат-Табари, 1879. С. 216—218).

Данные археологических исследований говорят о полиэтничности Хазарии (Плетнева, 1999). Арабо-персидские авторы IX—X вв. не имели представления о реальном населении государства, полагая, что все жители Хазарии и называются хазарами.

Однако восточные источники отмечали многообразие хазар. Ал-Истахри писал: «Хазары не похожи на тюрок, они черноволосы, разделяются на два разряда, один называется кара-хазар, они смуглы так сильно, что их смуглота отдает в чернь, они словно какой-либо разряд из Индии. Другой разряд — белые, красивые и совершенные по внешнему виду» (ал-Истахри, 1870. С. 223; Ибн Хаукал, 1939. С. 394). В персидской редакции труда ал-Истахри имеется другой вариант: «Хазарские люди походят на тюрок, но они не тюрки», далее идет сокращенное изложение рассказа о делении хазар на два разряда (Заходер, 1962. С. 135. Примеч. 133). Йакут повторяет сведения ал-Истахри (Йакут, 1867. С. 436). Закарийа' ал-Казвини, тоже опираясь на старые источники, повторяет эти сведения; вкратце о том же упоминают Ибн Ийас и Хаджжи Халифа (Заходер, 1962. С. 138). Хотя арабы утверждали, что хазары — не тюрки, тем не менее именуются они тюркским словом кара — черный, что само по себе говорит о тюркском происхождении народа (Там же. С. 137, 138), однако тот же автор и некоторые другие полагают, что деление хазар может объясняться и разностью их происхождения: таким образом отражено деление на богатых («белые и красивые») и бедных («черные») слои населения (Артамонов, 2001; Заходер, 1962. С. 142).