Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





3. Древнерусское государство и Хазария

В период княжения, а скорее опекунства Олега до 903 г.1 и, очевидно, совместного его правления с Игорем вплоть до 907 г. главной целью политики Киева было дальнейшее «собирание» восточнославянских земель, так что к началу первого похода на Константинополь почти все восточные славяне2 оказались (возможно, по-разному) в сфере влияния Древнерусского государства. После этого центры внешней политики переместились далеко от пределов Киева в два направления: византийское и восточное. Оба они были взаимосвязаны3. Византийская политика и два4 договора с греками изучены основательно, на восточной же политике в первые два десятилетия X в. следует остановиться, поскольку она непосредственно связана с русско-хазарскими отношениями. Хазария первой половины X в. неуклонно шла к упадку и теряла свой политический вес. Это хорошо видно по материалам Константина Багрянородного, для которого Хазария — второстепенная политическая сила, уступающая печенегам, Руси и венграм. Гегемония печенегов на юге Восточной Европы уже определилась, и лишь Северный Кавказ по-прежнему находился под преимущественным влиянием хазар, хотя и там поднялась роль алан, да и Византия из Крыма старалась, лавируя среди местных политических сил, увеличить свое влияние в этом регионе. Отсюда особое внимание Багрянородного к печенегам, расчет на подкуп их вождей с целью натравить на Русь, венгров или хазар.

Русско-печенежские отношения в правление Олега, как уже сказано, не выглядят враждебными и это помогало Киеву водить дружины и славянские ополчения5 через печенежские владения на Византию, а также на восток.

О восточных походах существует большая литература, начиная с классической для своего времени книги Б. Дорна до исследований наших дней. В работе Дорна да и всей последующей историографии до советского времени превалировало определение походов русов на восток как более древнего варианта казачьих походов XVII в. за зипунами. Другое, что занимало историков XIX — начала XX в., — это этническая принадлежность участников походов, т. е. древних русов. Трактовка проблемы была различной у норманистов и антинорманистов: первые видели в русах скандинавов, вторые — чистокровных славян.

В данной работе нет необходимости подробно и всесторонне изучать походы древних русов на Каспийское море6, ибо это иная тема. Необходимо затронуть только те ее аспекты, которые связаны с русско-хазарскими отношениями.

О ранних походах древних русов на Каспий в нашем распоряжении имеются свидетельства исключительно мусульманских источников, разных, однако, по времени составления и информативности.

Самый ранний из них — рассказ ал-Мас’уди7, побывавшего в прикаспийских областях спустя 2—3 десятилетия после описываемых событий, о которых он имел возможность опросить очевидцев. Этот рассказ самый подробный, но в то же время ставящий ряд вопросов.

Другой рассказ — местного, прикаспийского происхождения, сохранился в историческом труде «История Табаристана» (начало XIII в.)8. Он интересен своей дополнительной информацией по сравнению с ал-Мас’уди и наличием точной даты похода. Варианты этого рассказа есть в «Истории Руйана» (XIV в.)9 и табаристанской же (мазандеранской)10 хронике конца XV в. Захир ад-дина Мар’аши11.

Довольно давно на основании этих источников утвердились две точки зрения. Согласно одной, было два похода русов на Каспий: один — описанный прикаспийскими историками12, другой — ал-Мас’уди. Детали этих описаний во многом сходны или дополняют друг друга, но у ал-Мас’уди сказано, что поход, ему известный, имел место после 300 г. х. (912 г.), хотя тут же ученый добавляет, что «дата ускользнула из моей памяти»13. В другом месте ал-Мас’уди называет дату около 300 г. х. без оговорок14.

Согласно другой точке зрения, был один поход, приходившийся на 909—910 гг.15 Основания для этого следующие. Во-первых, ал-Мас’уди все-таки не уверен в названной им дате. Во-вторых, он от обитателей Прикаспия слышал, что до этого походов русов на Каспий не было16. В-третьих, — и это для нас особенно важно — трудно и даже невозможно предположить, чтобы хазары в то время пропускали русский флот на Каспий чуть ли не ежегодно, если из повествования ал-Мас’уди об этом походе видно, что хазарский царь пропустил русов неохотно, а на обратном пути им была устроена в устье Волги засада.

В 1969 г. была опубликована статья С.М. Алиева, в которой он старается доказать, что, помимо похода IX в., были три набега русов в области Южного Прикаспия: один в октябре 910 г., второй в 911/912 гг. и третий, описанный ал-Мас’уди, «видимо, после 310/922 гг.»17 Первые два похода, по сути дела, укладываются в один, описанный у прикаспийских историков, которые, упомянув первый набег на Абасгун, указывают, что в следующем году русы явились в Дейлем и Табаристан опять18. Логичнее предположить, что они никуда с Каспийского моря не уходили и, перезимовав, скажем, на дагестанском побережье, опять появились у дейлемских берегов. Не столь важен и перенос С.М. Алиевым даты начала похода с 909 на 910 г. — известные основания для этого есть19. Но датировка похода, описанного ал-Мас’уди, совершенно необоснованна. Во-первых, как уже сказано, очевидцы, информировавшие ученого, не могли забыть поход, случившийся за 10 лет до этого (поход IX в. они могли и не помнить). Во-вторых, согласно ал-Мас’уди, поход русов происходил при ширван-шахе Али б. Хайсаме20 (а не просто Хайсаме, как пишет С.М. Алиев21), а Али б. Хайсам правил Ширваном лишь до 917 г.22

Поэтому можно считать, что имел место один поход русов на Каспий где-то между 909 и 914 гг.23 Принимая эту столь приблизительную дату, я учитываю и возможную ошибку Ибн Исфендияра, и неуверенность ал-Мас’уди. Кроме того, есть соблазн связать этот поход с событиями на Восточном Кавказе, происходившими в 909 либо в 912 г.24 В эти годы имели место военные действия между Шанданом, Сариром и хазарами, с одной стороны, и дербентцами и ширванцамн — с другой. Источник об участии русов в этом Конфликте не упоминает, но вполне возможно, что хазары одним из условий пропуска русских судов на Каспий поставили помощь в их войне с закавказскими мусульманами. Конфликт же хазар с последними, согласно дербентским хроникам, начался еще в 901 г,25, и союзники хазарам были нужны.

Царь Иосиф в письме Хасдаю Ибн Шафруту специально отмечает как свою важнейшую задачу — не пропускать корабли русов через устье Волги в Каспийское море26. И если эти корабли туда проходили, то для этого необходимо было вольное или вынужденное согласие хазар. В данной ситуации условия для этого сложились, и я попытаюсь дать тому объяснение. Согласно ПВЛ, Олег совершил поход на Византию и заключил с ней два договора, выгодные для Киева, охранявшие права русских купцов и регламентировавшие разные стороны византийско-русских отношений27. Давно уже Обращено Внимание на враждебность арабо-византийских связей той поры, специфику политики Халифата и его вассалов в Закавказье, где местные христианские владетели в своих попытках обрести независимость от арабов, естественно, обращали взор к Византии.

Что же мы можем сказать в этих условиях о позиции Хазарии? К сожалению, наши источники по Восточному Закавказью и прилегающим районам Северного Кавказа, подчиненным хазарам или находившимся в их сфере влияния, более чем скудны. Несколько приоткрыта завеса над событиями на Восточном Кавказе после публикации В.Ф. Минорского реликтов местных хроник XI в. Некоторые события начала X в., упомянутые в них, представляют определенный интерес. Хотя хазары после 799/800 гг. в закавказские дела уже не вмешивались, ход событий в том районе, который был некогда их центром (современный Приморский Дагестан), им не мог быть безразличен. Естественным центром мусульманских владений, которых в ту пору в Дагестане еще было немного28, стал Дербент. Его правители уже во второй половине IX в. все активнее проявляли себя в северокавказских делах, что неизбежно вело к столкновению с хазарами. В 50-х годах IX в. «газии Дербента» стали союзниками арабского наместника Закавказья Буги Старшего. Ширванская хроника упоминает войны последнего с хазарами и аланами, а затем совместную с дербентцами военную экспедицию против «неверных» по соседству с Дербентом29. Особенно упорной была борьба Дербента с Шанданом, народ30 которого был злейшим врагом мусульман ал-Баба31. Эмир Дербента Мухаммед б. Хашам в 273 г. х. (886 г.) напал на Шандан и покорил прилегающие к территории последнего (селения?) Д. нк. с. и Ш. л. шли32. А в августе 901 г. хазарский царь напал на Дербент, но был отбит.

Затем оформился союз мусульманских правителей, эмира Дербента и ширван-шаха, с одной стороны, и Шандана, Сарира и хазар — с другой (в 909 или 912 г.)33. Мусульмане потерпели страшное поражение от шанданцев, сарирцев и хазар, так что ширван-шах Али б. Хайсам и эмир Дербента Мухаммед б. Хашим попали в плен34, по-видимому, к сарирцам35. После этого ширванские и дербентские хроники (в сохранившемся виде) отмечают до 916 г. лишь смену правителей36 и, как это ни странно, молчат о походе русов, который состоялся именно в эти годы. Возможно, в текстах хроник лакуны или, что вероятнее, часть событий опустил Мюнаджим-баши, в пересказе которого упомянутые хроники уцелели.

Между тем событиями в Дагестане в первом десятилетии X в. можно объяснить решение хазарского царя пропустить русский флот на Каспий. Сначала русы воевали с владетелями Южного Прикаспия, в ту пору подвластными Саманидам37, а затем сражались с военачальником Ибн Абу-с-саджа38 и одним из недругов хазар — ширван-шахом. Попытка последнего сразиться с русами на море закончилась катастрофой для мусульман, «тысячи (которых) были убиты или потоплены»39. После этого ал-Мас’уди отметил, что русы пробыли на Каспийском море много месяцев, что в принципе подкрепляет рассказ Ибн Исфендияра о двух годах пребывания здесь русского войска40.

Однако, когда при возвращении русы связались с хазарским царем, отдав ему часть добычи, «как это было договорено между ними», последний под воздействием мусульман Хазарии решил устроить возвращавшимся из трудного похода и, несомненно, понесшим большие потери русам засаду в устье Волги.

Именно от ал-Мас’уди мы знаем о роли мусульманской гвардии (ал-ларсийа) при хазарском царе. Мусульмане, конечно, знали, зачем русы прошли в Каспийское море, но в то время не оказались способными воспрепятствовать этому. Теперь же они склонили хазарского царя на, по сути Лела, предательские действия.

Думается, что влияние мусульман не следует преувеличивать и решение хазарского царя встретить русов в устье Волги было в этой ситуации выгодным прежде всего хазарскому владыке, который опасался таких союзников, как русы, и счел возможным уничтожить их руками атильских мусульман. Согласно ал-Мас’уди, погибли около 30 тыс. русов и только 5 тыс. прорвались к буртасским землям, где бросили свои суда и дальше двинулись по суше41. По данным арабского энциклопедиста, и эти русы были уничтожены буртасами и булгарами-мусульманами42. Вероятно, какая-то часть русов добралась домой, но потери были огромны. Ал-Мас’уди указывает, что первоначально в Каспийское море вошло около 500 русских судов. По летописи, корабль вмещал 40 человек43; следовательно, численность русского войска была около 20 тыс., и это ближе к истине, чем цифры потерь, которые были названы ал-Мас’уди жителями Прикаспия (или хазарскими купцами?), несомненно преувеличившими «по6еду» в устье Атиля.

Урон в сражении в устье Волги был велик, и он, конечно, обескровил на некоторое время Русь. В связи с этим напрашивается ряд вопросов, на которые пока, к сожалению, убедительного ответа дать нельзя. Уже говорилось о различиях в характеристике Олега между ПВЛ по Лаврентьевскому и Ипатьевскому спискам и Новгородской летописью, в которой Олег предстает как воевода Игоря, после успешного похода на Византию вернувшийся на север в Новгород и Ладогу. Затем сказано: «Друзии же сказають, яко идущу ему за море, и уклюну змиа в ногу, и с того умре; есть могила его в Ладозе»44. Эти разночтения показывают, что в XI—XII вв. Олег был личностью полулегендарной. Однако князем его именует киевская традиция, тогда как в новогородской он воевода. В Новгородской летописи и иная хронология событий. В данном случае важно отметить, что смерть Олега датируется 922 г.45 Эта дата считается неверной, но, может быть, не стоит ее игнорировать? Вопрос сложный и требует специального рассмотрения с учетом всего материала и всей фактуры источников, в том числе и иностранных. Ясно пока одно — летописная хронология до середины X в. весьма условна и неточна. Приведу пример. В летописях, в том числе и Новгородской46, Святослав во время похода на древлян 946 г. представлен ребенком, следовательно, в период войн его на Балканах он был совсем молодым человеком. Но описание князя Львом Диаконом дает иную картину. К тому же, если Святославу в год смерти было немногим за тридцать, когда успел он иметь трех сыновей: Ярополка, Олега и Владимира, которые, во всяком случае, во второй половине 970-х годов были взрослыми людьми? В поздних летописях встречается и более ранняя дата рождения Святослава — 920 г.47 Может быть, она точнее?

Если усомниться в хронологии ПВЛ по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям для первой половины X в., то можно лучше объяснить ряд фактов русской истории той поры. И здесь я перехожу к известному сообщению Кембриджского документа о хазаро-русском конфликте во времена царя Иосифа и византийского императора Романа, т. е. Романа I Лакапина, правившего с 920 по 944 г. Время правления царя Иосифа нам неизвестно, и дата, приводимая в новейшей литературе (около 920—960 гг.)48, условна. Точнее, начало царствования Иосифа выводится из предположения, что упомянутое в Кембриджском документе гонение на евреев в Византии имело место в дни Романа Лакапина49.

Текст Кембриджского документа содержит пропуски и темные места, но общий смысл данного отрывка ясен.

Привожу его в моем переводе50: «И еще во дни царя Иосифа, моего господина51, искали его поддержки, когда были преследования (евреев) во дни злодея Романуса. Когда это стало известно моему господину, он уничтожил52 многих необрезанных53. Но злодей Романус послал большие дары Хлгу54, царю55 Руси56, подстрекнув его совершить злое дело. И пришел тот ночью к городу Смкрии57 и захватил его обманным путем, так как не было там правителя58, раб-Хашмоная59. И стало это известно Булшци60, он же Песах Имкр61, и пошел тот в гневе на города Романуса и перебил (всех) от мужчин до женщин. И захватил он три города и, кроме того, много селений62. Оттуда он пошел к (городу) Шуршун63 и воевал против него ...И вышли они из земли подобно червям64... Исраиля и умерло из них 90 человек...65, но заставил их платить дань и выполнять работы66. И избавил (Песах хазар?) от руки русов67 и поразил всех находившихся там мечом. И пошел от оттуда на Хлгу и воевал с ним (четыре)68 месяца, и Бог подчинил его Песаху, и он направился и нашел добычу, которую (Хлгу) захватил в Смкриу69. Тогда сказал (Хлгу), что это Романус побудил меня сделать это. И сказал ему Песах: если это так, то иди войной на Романуса, как ты воевал со мной, и тогда я оставлю тебя в покое» Если же нет, то умру или буду жить, пока не отомщу за себя. И пошел тот и делал так против своей воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там его мужи70, так как македоняне71 победили его огнем. И бежал он, и устыдился возвращаться в свою землю и пошел морем Прс72 и пал там он сам и войско его73. И так попали русы74 под власть хазар75».

Этот рассказ Кембриджского анонима, естественно, давно привлек внимание исследователей, и по нему были высказаны разные суждения. Пытались увидеть в Хелгу документа самостоятельного князя «Тмутараканской Руси»76, воеводу киевского князя Игоря77, усматривали смешение имен Олега (Хелгу) и Игоря78 и т. д, М.И. Артамонов решил, что данный Хелгу — один из подвластных Игорю князей или воевод, возможно, один из предводителей наемных варяжских дружин79. Одним из последних коснулся проблемы О. Прицак, который пришел к выводу, что поход Хелгу идентичен описанному ал-Мас’уди и имел место около 925 г.80

Вероятно, сколько-нибудь точно этот вопрос не будет решен, если в нашем распоряжении не появятся новые источники. Пока же можно высказать лишь некоторые дополнительные соображения. Прежде всего приходится отказаться от предположения, что Хелгу был одним из князей или воевод Игоря. В документе он именуется «мэлэх», т. е. царь, верховный глава русов. Очень соблазнительно отождествить его с летописным Олегом, и это выглядит реальным, если принять хронологию и свидетельства Новгородской летописи. Тогда события укладываются в царствование Романа Лакапина. Правда, отнесение тех походов русов на Восток, которые описаны прикаспийскими историками и ал-Мас’уди, к 20-м годам X в., как уже сказало, необоснованно, но ведь мог иметь место и еще один поход, о котором иных данных, кроме Кембриджского документа, не сохранилось.

Игорь в 941 г. ходил на Византию, и его флот был сожжен греческим огнем81. События до этого похода в летопись не попали, да и вообще в ней для правления Игоря до 941 г. упомянуты лишь конфликты с печенегами и древлянами82. Так что и сам этот поход как-то неожиданно появляется на страницах ПВЛ, автор которой для 920—930-х годов не смог указать ни одного события русской истории.

С другой стороны, поход на Берда’а и другие районы Закавказья должен датироваться 945 г.83 и его, скорее всего, следует увязать с договором Игоря с Византией 944 г.84 А главное — в 40-е годы не было на свете русского князя Олега, с которым Кембриджский документ упорно связывает описанные им события.

Вероятно, надо еще раз обратить внимание на характер этого документа и его предназначение. Собственно говоря, это в основных чертах уже давно проделал П.К. Коковцов, который видел в Кембриджском документе своеобразное литературное произведение, в котором реальные исторические факты довольно свободно перемещаются автором85. Можно не соглашаться с некоторыми выводами выдающегося русского семитолога: слишком большое сближение с «Книгой Иосиппон», возведение сведений Кембриджского документа к утраченному византийскому памятнику и т. п. Но общий вывод о характере документа пока никак не поколеблен. Это не летопись, это вообще, строго говоря, не исторический документ в узком понимании этого слова. Очевидно, перед нами трактат, цели и задачи которого мы сейчас сколько-нибудь точно установить не можем из-за отсутствия других памятников из той же среды. Мне кажется, его можно датировать X в., но скорее периодом после падения Хазарии. Это видно из того, что автор в одном месте называет своим господином («адонай») царя Иосифа86, очевидно последнего хазарского владыку, но в конце трактата обращается к какому-то другому своему господину («адони»), которому он сообщает «имя нашей земли, как мы ее нашли в книгах», название столицы и другие данные87, которые любой хазарин должен был и так знать. Примечательно, что ниже автор трактата упоминает о посланцах этого второго господина88. Этот конечный раздел Кембриджского документа содержит до сих пор не разгаданные загадки, например наименование Хазарии Аркнус89 и др.

Возможно, автором является какой-то крымский еврей или хазарин, который, как бывший подданный Иосифа, после гибели каганата нашел другого господина (вряд ли это византийский император), может быть главу одной из иудейских общин Византии, и по просьбе последнего составил по памяти, слухам и отчасти по книгам что-то вроде справки о Хазарии. В частности, он знал, что когда-то часть славян подчинялась хазарам, но перенес это на время Иосифа. Он слышал о князе Олеге, о походе 941 г. на Византию и о походах русов на Каспий, но точных данных и дат в его распоряжении не было, и он объединил все это в один весьма впечатляющий рассказ для просвещения своего любознательного, но малоосведомленного корреспондента.

Рациональным зерном в этом рассказе, думается, является повествование о событиях в Самкерце, связанных с гонениями евреев в Византии при Романе I. Этот последний факт подтверждается ал-Мас’уди90, у которого есть также пока далеко не во всем ясный рассказ о греческом городе Влндр на северных границах империи между горами и морем. Этот Влндр при Романе Лакапине подвергался нападению «турок»91. Император прислал вспомогательные войска, но все-таки византийцы были разбиты и город взят, после чего «турки» пришли под Константинополь и стояли у города 40 дней, торгуя пленниками из Влндр92. Рассказ, конечно, сильно отличается от повествования Кембриджского документа, но какие-то общие черты прослеживаются. Сам ал-Мас’уди известия о Влндр, по-видимому, получил из третьих рук; во всяком случае, по тексту видно, что они не византийского происхождения. При наших более чем скудных конкретных известиях о событиях X в. в Восточной Европе загадок много и вряд ли мы их можем сейчас разрешить.

Что касается похода русов в Закавказье 945 г., то здесь не место его рассматривать, так как источники ничего не говорят о его связи с Хазарией. Старая точка зрения, восходящая еще к В.В. Григорьеву, о том, что русы шли тогда до Каспия сушей, не выдерживает критики93. Во-первых, этот маршрут все равно шел через хазарские владения; во-вторых, известно, что русы по Куре поднимались на судах; значит, возникает вопрос — откуда они их взяли: перетащили через весь Северный Кавказ (?!) или построили на Каспийском море? М.И. Артамонов, справедливо полагая, что русы и на этот раз шли с Дона на Волгу и оттуда в Каспийское море, считает, что это путь был «услужливо» открыт хазарами94. Скорее всего, последние в середине 40-х годов X в. просто не в силах были помешать проходу русских судов. Если предположить, что поход 945 г. русы совершили по договоренности с Византией, то вряд ли ослабевшая Хазария могла воспрепятствовать союзу таких двух политических сил.

Примечания

1. Согласно ПВЛ по Лаврентьевскому и Ипатьевскому спискам, в 903 г. Игорь вырос «и хожаше по Олзе и слушаше его» (ПСРЛ. Т. 1. С. 29; Т. 2. С. 20—21). Новгородская же летопись дает совершенно другой вариант рассказа. Инициатором убийства Аскольда и Дира выступает Игорь, который и посылает войска на Царьград. Олег же остается в тени, хотя он и возглавляет второй поход на Византию, датируемый 922 г. Добычу Олег сдает Игорю, а сам уходит в Новгород и т. д. (Новгородская первая летопись... С. 107—109).

2. В походе участвовали варяги, словене, чудь, кривичи, меря, поляне, северяне, древляне, радимичи, хорваты, дулебы и тиверцы (ПСРЛ. Т. 2. С. 21). Упоминание вятичей в Лаврентьевской летописи (Там же Т. 1. С. 29) — явная ошибка.

3. Пашуто В.Т. Указ. соч. С. 99—103.

4. Вопрос спорный, так как существует мнение о том, что был только один договор Олега с империей. См., однако: Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980. С. 139—146.

5. В походе 907 г. участвовало, по летописи, 80 тыс. человек, в их числе «славяне» — очевидно, ополчения разных земель, а «русь» — скорее всего, княжеская дружина.

6. Например, я совершенно не затрагиваю поход IX в., очень смутно упоминаемый Ибн Исфендийаром. Сама достоверность его сомнительна, поскольку ал-Мас’уди, описывая поход своего времени, со слов жителей Прикаспия отмечал, что ранее русы здесь не появлялись.

7. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 198—201.

8. Ибн Исфендияр. Тарих-е Табаристан. Тегеран, 1941. С. 266.

9. Мауляна Айлийа-улла. Тарих-е Руйан. Тегеран, 1934. С. 75—76.

10. Мазандеран — современное (с XV в.) название области Табаристан.

11. Захир ад-дин Мар’аши. Тарих-е Табаристан ва Руйан на Мазандаран. СПб., 1850. С. 302.

12. Бартольд В.В. Указ. соч. Т. 2, ч. 1. С. 829—832; Дорн Б. Указ. соч. С. 5.

13. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 201.

14. Там же. С. 198.

15. Там же. С. 150; Пашуто В.Т. Указ. соч. С. 99.

16. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 199.

17. Алиев С.М. О датировке набегов русов, упомянутых Ибн Исфендияром и Амоли // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. М., 1969. Вып. 2. С. 316—321.

18. Ибн Исфендияр. Указ. соч. С. 266.

19. Алиев С.М. Указ. соч. С. 318.

20. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 200.

21. Алиев С.М. Указ. соч. С. 321.

22. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 48.

23. Обе даты (909/910 и 913/914 гг.) согласуются с тезисом о связи похода с русско-византийскими договорами (907 или 912 г.).

24. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 48, 65.

25. Там же. С. 65.

26. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 83, 102.

27. ПСРЛ. Т. 1. С. 29—38; Т. 2. С. 21—28.

28. Исламизация Горного Дагестана интенсивно стала проходить с XV в.

29. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 46.

30. В оригинале «ахл». См.: Там же. С. 6 (араб. текст).

31. Там же. С. 48.

32. Там же. С. 65.

33. См. выше.

34. В ширванской хронике 912 г., в дербентской — 909 г.

35. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 48.

36. Там же.

37. Бартольд В.В. Указ. соч. Т. 2, ч. 1. С. 831.

38. Йусуф ибн Абу-с-садж — наместник халифа в Закавказье, с ним вел в те годы борьбу армянский царь Смбат I, союзник Византии. В 914 г. Смбат потерпел поражение, был взят в плен и казнен Йусуфом. Дербент и Ширван зависели от последнего.

39. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 200.

40. Ибн Исфендияр. Указ. соч. С. 266.

41. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 266.

42. В этом сообщении интересны два момента. Во-первых, указание на то, что русы, бросив суда, двинулись по суше. И во-вторых, участие в событиях булгар, живших на севере. Это, кажется, доказывает, что уцелевшие после боя с атильскими мусульманами русы могли разделиться затем на два отряда, один из которых поднимался по Волге, чтобы пройти во «Внешнюю Русь», другой сухопутным путем возвращался в Киев.

43. ПСРЛ. Т. 1. С. 29; Т. 2. С. 22; Новгородская первая летопись... С. 108.

44. Новгородская первая летопись... С. 109.

45. Там же.

46. ПСРЛ. Т. 1. С. 58; Т. 2. С. 46. Новгородская первая летопись... С. 110.

47. Татищев В.И. История Российская. М., 1963. Т. 2. С. 40.

48. Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 137.

49. Ibid.

50. В качестве оригинала использованы публикации П.К. Коковцова (Указ. соч. С. 35—36) и Н. Голба (Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 115—119). Учтены и их соответственно русский и английский переводы.

51. Эта фраза доказывает, что автор — современник Иосифа и его подданный.

52. Я перевожу глагол «слh» так, а не «ниспроверг», как Коковцов (Указ. соч. С. 118), который опирается на текст Плача Иеремии (I, 15).

53. В оригинале «арэлим», что значит и «нееврей». У П.К. Коковцова (Указ. соч. С. 118) перевод такой же. У Н. Голба (Op. cit. P. 115) «арэлим» — «христиане».

54. Написание близко скандинавскому оригиналу имени Олега — Хелгу. См.: Коковцов П.К. Указ. соч. С. 118.

55. Др.-евр. «мэлэх».

56. Термин оригинала звучит как «Русиа», т. е. Русь.

57. Соответствует Самкерцу письма Иосифа и Самкушу арабских источников.

58. Др.-евр. «ha-пакид». У Коковцова (Указ. соч. С. 118) «начальник», у Голба (Op. cit. P. 117) «the commander».

59. Так у П.К. Коковцова (Указ. соч. С. 118), и, думаю, верно.

60. Вероятно, какой-то хазарский титул. По тексту данного документа видно, что Песах был не просто «градоначальником», а скорее правителем более высокого ранга, возможно, наместником всех западных частей Хазарии. У Феофана соответствующее лицо фигурирует как архонт Боспора. См.: Чинуров И.С. Указ. соч. С. 62—63, 126.

61. Коковцов (Указ. соч. С. 118) перевел это слово как «достопочтенный», Голб (Op cit. P. 116—117) оставил без перевода, предположив в данном случае описку переписчика, которую объяснить нельзя. Может быть, это иранский титул «hамаркар», носители которого в Сасанидском Иране, в том числе в его кавказских владениях, занимались фиском?

62. О терминах поселений древнееврейского языка см.: Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 117. Перевод П.К. Коковцова (Указ. соч. С. 119) «пригороды» не точен.

63. Херсонес.

64. Какое-то библейское выражение, смысл которого неясен из-за дефекта текста.

65. Возможно, горожан Херсонеса.

66. Мне кажется, такой перевод точнее отражает древнееврейский текст, нежели просто «заставил их платить дань» (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 120). Н. Голб (Op. cit. P. 117) перевел: «He set them to service in bondage».

67. В тексте «русу».

68. Цифра восстанавливается Н. Голбом (Op. cit. P. 117).

69. Несколько иное написание названия Самкерца (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 120).

70. Др.-евр. «гэвэр».

71. Именно так в тексте названы византийцы, от Македонской династии. См.: Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 133.

72. Коковцов, переведя как «Персия», в комментарии предположил, что речь может идти и о Фракии, куда отступали войска Игоря в 941 г. (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 120). Н. Голб (Op. cit. P. 118—119) решил, что Прс не может обозначать в данном тексте Персия, и слово не перевел, но О. Прицак прокомментировал это как обозначение южных берегов Каспийского моря (Ibid. P. 138). Эти районы можно отнести к Персии.

73. Коковцов (Указ. соч. С. 120) библейский термин «маханаh» переводит как «стан», но он означает и «войско». См.: Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 119.

74. В тексте «русиим».

75. Здесь форма «казар», а не «хазар», как в еврейско-хазарской переписке.

76. Mosin V. Op. cit.; Он же. Хельгу Хазарского документа // Slavia. Praha, 1938. T. 15.; и др.

77. Артамонов М.И. Указ. соч. С. 377.

78. Там же. С. 377—382.

79. Там же. С. 379.

80. Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 137.

81. ПСРЛ. Т. 1. С. 44—45; Т. 2. С. 33.

82. Там же Т. 1. С. 42—44; Т. 2. С. 31.

83. Кесрави А. Шахрийаран-е гомнам. Тегеран, 1956. С. 59—69.

84. Пашуто В.Т. Указ. соч. С. 101.

85. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 31.

86. Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 114.

87. Ibid. P. 118—119.

88. Ibid.

89. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 120—121; Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 142—144.

90. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 193.

91. Эти «турки» довольно загадочны. Их четыре племени, но только два из них точно устанавливаются: печенег» и «баджгурды», т.е. венгры. Два других под вопросом, в тексте ал-Мас’уди их названия можно прочесть как йаджни и нукарда (Ал-Мас’уди. Мурудж аз-захаб. Т. 2. С. 58—64). В.Ф. Минорский (Указ. соч. С. 151—152) пробует последний этноним (вслед за Френом и Шармуа) объяснить как «новгородцы». Были попытки увидеть здесь и норманнов-русов.

92. Ал-Мас’уди. Мурудж аз-захаб. Т. 2. С. 62—64.

93. Ибн Мискавейх (The concluding portion of the Experiences of the Nations. Oxford, 1921. Vol. 2. P. 66) прямо указывает, что русы уходили из Берда’а на тех судах, на которых прибыли из своей страны.

94. Артамонов М.И. Указ. соч. С. 381.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница