Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Киев и киевские князья

Одним из мест, где, вероятно, издавна сталкивались интересы хазар и русов, был Киев. В этих землях еще до основания города обитали поляне. «Повесть временных лет» сообщает: «Поляне же жили в те времена сами по себе и управлялись своими родами; ибо и до той братии были уже поляне, и жили они все своими родами на своих местах, и каждый управлялся самостоятельно. И были три брата: а один по имени Кий, а другой — Щек, а третий — Хорив, и сестра их — Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, отчего и названа Хоривицей. И построили город и в честь старшего своего брата дали имя ему Киев. Был вокруг города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были люди те мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне — киевляне и доныне»1.

Несмотря на то что история эта, казалось бы, проста и однозначна, она вызывает множество споров в ученом мире. Спорным является прежде всего вопрос о национальности трех знаменитых братьев. Разные исследователи искали их имена в разных языках и порой находили самые неожиданные параллели.

Существует версия и о том, что они были хазарами. Имя Кий выводится из действительно известного в Хазарии имени Куйа (или Куба) — так звали хазарского вазира первой половины X века, о котором сообщает Масуди2 (правда, человек этот был мусульманином, потомком выходцев из Хорезма). Высказано, в частности, предположение, что хазарский полководец Куйа (предок вазира, упомянутого Масуди) по поручению своего царя выстроил или укрепил крепость, которая получила его имя3. В иранских языках (к которым относится хорезмийский) прилагательное может образоваться из существительного с помощью суффикса «ава», после чего это слово может стать топонимом. То есть город Куйаава — Куйев город. Именно так — Куйава — называл Киев германский хронист Титмар Мерзебургский4. Похожее слово использует и Константин Багрянородный: Киоава5.

В имени второго брата, Хорива, некоторые исследователи видят неслучайное совпадение с названием горы на Синайском полуострове — именно там Моисею явилась неопалимая купина и была обещана Земля обетованная6. Если принять эту версию, то следы основателей Киева ведут в Хазарию, причем в Хазарию, которая уже исповедовала иудаизм.

Интересно, что Кию случалось бывать в Константинополе и общаться с византийским императором. Летопись на сей счет сообщает: «А этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к цесарю, <какому> — не знаем, но только то знаем, что, как говорят, великих почестей удостоился тогда от цесаря, какого — не знаю, к которому он приходил»7. Это в определенной мере поддерживает гипотезу хазарского происхождения Кия — хазары имели тесные связи с Византией, их наместник вполне мог оказаться в Константинополе с каким-нибудь дипломатическим поручением.

Существует и другая теория, которая тоже связывает слово «Киев» с хазарами, хотя и не с мифическим Кием, и не с вполне историческим Куйем. Дело в том, что в древнетюркских языках существует слово «кый» — оно переводится как «берег реки», «граница», «окраина города», «посад». Таким образом, хазары могли назвать Киевом поселение на границе или на берегу реки8.

Археологи не подтверждают, но и полностью не опровергают хазарскую версию: на территории Киева были найдены салтовские погребения, хотя и немногочисленные9. Более того, в Киеве долгое время существовало урочище «Козаре», позднее превратившееся в район «Жиды» (именно здесь в 1113 году произошел первый в русской истории еврейский погром, о котором летопись сообщает: «Киевляне же разграбили двор тысяцкого Путяты, пошли и на евреев и их пограбили»)10.

Впрочем, версии славянского происхождения Киева (равно как и самого Кия) ничуть не менее убедительны. В рамках книги, посвященной хазарам, пожалуй, нет смысла подробно останавливаться на свидетельствах того, что Киев, «мать городов русских»11, был славянским городом. Во всяком случае, славяне в этих местах безусловно преобладали, кем бы ни были по национальности Кий и его братья.

После смерти братьев «стал род их княжить у полян...»12. А еще позднее в эти земли пришли хазары (если поверить летописи и исходить из того, что они не сидели здесь с самого начала) и потребовали дани от киевлян — тогда-то и случилась история с «данью мечами», о которой мы уже рассказывали13. По крайней мере с 859 года хазары уже «брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма». А варяги в эти же годы, «приходя из-за моря, взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и с веси, и с кривичей»14.

Но вскоре власти хазар над киевлянами пришел конец. Дружинники Рюрика, Аскольд и Дир, отправившиеся на завоевание Константинополя, прельстились городом, который контролировал важный водный путь. В результате византийцы получили еще несколько лет спокойной жизни, а Киев — новых князей. Летопись сообщает:

«И было у него (Рюрика. — Авт.) два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: "Чей это городок?" Те же ответили: "Были три брата, Кий, Щек и Хорив, которые построили город этот и сгинули, а мы тут сидим, родичи их, и платим дань хазарам". Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян»15.

С этого времени хазары начинают понемногу терять власть во всем регионе.

В 882 году в Киеве стал княжить Олег, в дружине которого, кроме варягов, уже имелись и чудь, и славяне, и меря, и весь, и кривичи — все вместе они назывались русью. «Тот Олег начал ставить города и установил дани славянам, и кривичам, и мери...»

«В год 6391 (883). Начал Олег воевать с древлянами и, покорив их, начал брать дань с них по черной кунице.

В год 6392 (884). Пошел Олег на северян, и победил северян, и возложил на них легкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: "Я враг их, и вам <им платить> незачем".

В год 6393 (885). Послал Олег к радимичам, спрашивая: "Кому даете дань?" Они же ответили: "Хазарам". И дали Олегу по щелягу, как и хазарам давали. И обладал Олег древлянами, полянами, радимичами, а с уличами и тиверцами воевал»16.

Вероятно, в эти годы уже сложилась система «полюдья», о которой чуть позднее, в начале X века, сообщал Константин Багрянородный. Император писал, что летом росы из множества городов «внешней Росии», то есть подчиненной им славянской территории, собирались в Киеве и оттуда шли на лодках вниз по Днепру со своими товарами (преимущественно рабами). «Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь месяц, тотчас их архонты (князья. — Авт.) выходят со всеми росами из Киава и отправляются в полюдия, что именуется "кружением"». Росы обходили древлян, дреговичей, кривичей, северян «и прочих славян», которые были их данниками. «Кормясь там в течение всей зимы, они снова, начиная с апреля, когда растает лед на реке Днепр, возвращаются в Киав»17.

Интересно, что Константин, который в своей книге «Об управлении империей» трижды перечисляет славянские племена, ни разу не упоминает полян. Вероятно, к началу X века за полянами уже закрепилось название «русы»18.

Примечания

1. ПВЛ 1997, с. 67.

2. Масуди 1963, с. 194.

3. Голб, Прицак 2003, с. 75; Бубенок, Радивилов 2004, с. 9—10.

4. Титмар 2010, с. 76.

5. Константин Багрянородный 1991, с. 45 и комментарий.

6. Голб, Прицак 2003, с. 75 и коммент. В.Я. Петрухина на стр. 209; Петрухин 2005, с. 87.

7. ПВЛ 1997, с. 69.

8. Вернадский, Измайлов 2002; Петрухин 2009, с. 211.

9. Голб, Прицак 2003, с. 36 и комментарий на с. 201.

10. ПВЛ 1997, с. 308; Петрухин 2005, с. 87.

11. ПВЛ 1997, с. 79.

12. ПВЛ 1997, с. 69.

13. ПВЛ 1997, с. 73.

14. ПВЛ 1997. с. 75.

15. ПВЛ 1997, с. 77.

16. ПВЛ 1997, с. 77—79.

17. Константин Багрянородный 1991, с. 51.

18. Константин Багрянородный 1991, с. 51 и комментарий.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница