Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Хазарский ответ

Русы, о которых еще в начале IX века никто толком и не слышал, уже в середине того же века становятся серьезной политической силой. Они перехватывают у хазар не только славянскую дань, но и контроль над торговыми путями. В 860 году русы разграбили окрестности Константинополя; их ладьи достигают Дона, осваивают переволоку на Волгу и между 864 и 884 годами появляются на Каспии1.

Напомним, что, кроме русов (и попавших под их влияние славян), на западных рубежах Хазарии в это время обосновались мадьяры, которые, хотя и находились с каганатом в основном в союзнических отношениях, были народом воинственным и беспокойным, и их тоже нельзя было скидывать со счетов.

Хазары отреагировали на изменение политической обстановки очень оперативно. Уже в первой половине IX века на западных и особенно на северо-западных рубежах каганата начинается укрепление старых и строительство новых крепостей. Прежде всего стоит отметить крепость Саркел, построенную на Нижнем Дону с учетом достижений византийской оборонительной техники. Для ее возведения хазары обратились за помощью в Константинополь, и в донские степи был прислан Петрона, придворный архитектор императора Феофила2.

Примерно в те же годы на реке Тихая Сосна строятся сразу шесть крепостей, самой известной из которых стала Маяцкая. Они были возведены из каменных блоков или сырцового кирпича, а иногда — из того и другого вместе. В их архитектуре угадывается византийское влияние — есть предположение, что Петрона или кто-то из его коллег могли участвовать в их строительстве3.

Поскольку речь зашла о Маяцкой крепости, нельзя не упомянуть самые интересные сделанные здесь находки, хотя они и не имеют прямого отношения ни к русам, ни к политической обстановке на рубежах Хазарского каганата. Это — несколько сот рисунков, прочерченных на мягких меловых блоках, из которых была сложена крепость. Большинство их нанесено на внешний панцирь стены в том месте, где могла быть башня или башенный выступ. Именно здесь несли караул воины, которые, вероятно, и скрашивали рисованием скуку солдатской службы. Впрочем, множество рисунков нанесены и на других участках стен — это была своего рода городская традиция. Особенно популярны были изображения животных и жанровые сценки. А еще сохранились надписи в вечном жанре «Киса и Ося здесь были»: «Ума и Ангуш — наши имена». «Элчи и Атаач и Бука — трое их»4. Правда, перевод этих надписей вызывает сомнения, поскольку восточноевропейская руническая письменность до сих пор достоверно не расшифрована5.

Примечания

1. Артамонов 2002, с. 306, 373.

2. Константин Багрянородный 1991, с. 171 — 173.

3. Афанасьев 2001, с. 48—51.

4. Винников 2006, с. 28—32; Плетнева 1976, с. 46.

5. Плетнева 2000, с. 219—220; Эрдаль 2005, с. 125—126.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница