Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Гибель Хазарии

Таким же случайным и политически не обдуманным был и набег Святослава на Хазарию. «Повесть временных лет» рассказывает, что князь «пошел на Оку реку и на Волгу, и набрел на вятичей, и спросил вятичей: "Кому дань даете?" Они же ответили: "Хазарам по щелягу с сохи даем"». Уже в следующем году Святослав отправился воевать с хазарами.

«В год 6473 (965). Пошел Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем каганом и сошлись биться, и в войне с ними одолел Святослав хазар и город их Белую Вежу взял. И победил ясов (алан. — Авт.) и касогов, и пришел в Киев»1.

Отметим, что вятичи, которых князь избавил от хазарской дани, вовсе не обрадовались такому повороту событий и не испытывали благодарности к своему освободителю. Вероятно, они предпочитали быть данниками стабильного и благополучного торгового государства, а не заезжего варяга. Во всяком случае, для того, чтобы обложить их данью, Святославу пришлось воевать и с ними: «В год 6474 (966). Вятичей победил Святослав и дань на них возложил»2.

Что же касается разгрома хазар, существует две трактовки этого события. Согласно одному прочтению, в летописи о победе Святослава говорится: «град их и Белу Вежю взя». Это сообщение переведено на современный русский язык следующим образом: «...столицу их и Белую Вежу взял». Такой вариант позволил предположить, что во время похода 965 года Святослав разгромил и Белую Вежу (Саркел), и столицу каганата Итиль, то есть раз и навсегда положил полный конец хазарской государственности3.

Но существует и другое прочтение летописи, согласно которому союз «и» перед Белой Вежей отсутствует. Кроме того, некоторые современные исследователи сильно сомневаются в правомерности перевода слова «град» как «столица». В их версии летопись на современном языке должна звучать так: «...и город их Белую Вежу взял». В таком случае Святослав, взяв крупнейшую крепость каганата и нанеся по Хазарии смертельный удар, все-таки не добил ее окончательно4.

О дальнейших событиях мы знаем в основном из сообщений арабских авторов и из русских летописей. Сообщения эти отрывочны и противоречивы, и разные исследователи предлагают разное видение событий5. Авторам настоящей книги представляется, что наиболее убедительную картину гибели Хазарского каганата рисует крупнейший российский историк-востоковед А.П. Новосельцев6.

После того как Святослав захватил Саркел (который с этих пор именуется на славянский лад — «Белая Вежа»), он воевал с ясами (аланами) и касогами, обитавшими на Тамани. Вероятно, князь взял Самкерц, который получил русское название Тмутаракань. Но Святослав не стремился к закреплению плодов своих побед, и Тмутараканское княжество здесь было основано позднее, князем Владимиром.

Тем временем победой Святослава над Хазарией попытались воспользоваться некие «тюрки», о которых пишут арабские авторы, в частности Ибн ал-Асир: «В этом же, 354 [965], году какое-то тюркское племя вторглось в страну хазар, которые обратились за помощью к жителям Хорезма...»7

Под «тюрками» здесь, видимо, имеются в виду огузы — ближайшие и воинственные соседи хазар, которые не преминули наброситься на агонизирующий каганат. Что же касается помощи из Хорезма, она, вероятно, пришла на несколько лет позднее. По крайней мере, известно, что, помимо огузов, в 968/969 году на Хазарию вновь напали русы (возможно, действуя в союзе с огузами8). Арабские авторы, от которых мы об этом знаем, не называют имен, но есть предположение, что на хазар вновь пошел Святослав. Правда, как сообщает русская летопись, сам князь в 968—970 годах сидел в Киеве: разбирался с печенегами, находился при умирающей матери и ставил на княжение своего сына Ярополка, — а потом отправился на Дунай по второму разу отвоевывать взбунтовавшийся Переяславец. Но киевскому князю совсем не обязательно было лично возглавлять войско — он мог послать против хазар кого-то из сподвижников, тем более что разгром вконец ослабленного государства уже не представлял особых трудностей.

На это раз воины Святослава не ограничились взятием лишь одной крепости — их целью были две хазарские столицы, старая и новая — Семендер и Итиль. Ибн Хаукаль писал:

«В хазарской стороне есть город, называемый Самандар, он между (хазарской стороной) и Баб ал-Абвабом [то есть Дербентом], были в нем многочисленные сады; говорят, что содержали (они) около 40 тысяч виноградников, а я спрашивал об (этом городе) в Джурджане в 58 году, вследствие близкого знакомства (с этим городом), и сказал [тот, кого я расспрашивал]: "Там виноградник или сад [такой], что был милостыней для бедных, а если осталось там [что-нибудь], то только лист на стебле". Пришли на него русийи, и не осталось в городе ни винограда, ни изюма. А населяли этот город мусульмане, группы приверженцев [других] религий и идолопоклонники, и ушли (они), а вследствие достоинства их земли и хорошего их дохода не пройдет и трех лет, и станет, как было. И были в Самандаре мечети, церкви и синагоги, и совершили свой набег эти (русы) на всех, кто был на берегу Итиля из [числа] хазар, булгар и буртасов, и захватили их, и искал убежища народ Итиля на острове Баб-ал-Абваб и укрепился на нем, а часть их — на острове Сийах-Куих, живущие в страхе»9.

Этот же автор сообщает: «И не осталось в это наше время ни булгар, ни буртасов, ни хазар [из-за] народа рус, кроме разбросанной неполной [части этих народов], и [даже] за ней рыскал [народ рус]. Целями и надеждами бежавших было оставаться по соседству со своими областями. И дошло до меня, что большинство из них вернулось в Итиль и Хазаран при поддержке Мухаммада ибн Ахмада ал-Азди, владетеля Ширваншаха (точнее, Ширвана. — Авт.), и содействовал он им своими воинами и своими людьми, а они, надеясь, просили, чтобы с ними заключили договор, и они были бы покорны им за участок земли, на котором они будут жить»10.

Ширван-шах Мухаммад ибн Ахмад ал-Азди взошел на престол в 981 году, и, значит, хазары обратились к нему за помощью не раньше чем через десять с лишним лет после того, как русская дружина разгромила их земли. Это, кстати, означает, что все эти годы завоеватели оставались на покоренных территориях и, по-видимому, собирались оставаться на них и в дальнейшем. Для дружины русского князя, посланной на единовременную военную операцию, это выглядит крайне странно. Тем более что Святослав до самой своей смерти в 972 году вел изнурительную войну на Балканах и, как видно из летописи, очень нуждался в воинах. «Повесть временных лет» сообщает, что после возвращения из-под Царьграда, до которого князь «немного не дошел», поскольку перепуганные византийцы откупились богатыми дарами, Святослав увидел, «что мало у него дружины... так как многие погибли в боях». Он сказал: «Пойду на Русь, приведу еще дружины»11.

Тем не менее значительная часть русского войска в это время обитала, и, судя по всему, неплохо обитала, на завоеванных землях Юго-Восточной Хазарии, которые никак нельзя было считать присоединенными к метрополии — они отстояли от нее слишком далеко и отделялись территориями, которые Киевом не контролировались, да и летопись ничего не сообщает о том, что на этих землях существовало подвластное Киеву княжество. Такая система была не характерна для Древнерусского государства. А вот для варягов, дружины которых расходились по миру не для расширения границ метрополии, а для поиска «места под солнцем» для себя лично, это была вполне обычная ситуация12.

Так или иначе, хазары, бежавшие из своих земель, обратились к властителю Ширвана. Он, судя по сообщению Ибн Хаукаля, оказал им какое-то содействие и помог вернуться на родину. Но в 991 году правлению Мухаммада ибн Ахмада ал-Азди пришел конец, а свою деятельность в районе хазарских владений он завершил годом раньше. Тогда обманутые в своих ожиданиях хазары обратились за помощью к Хорезму — об этом, как мы уже говорили, писал Ибн ал-Асир, только он отнес эту помощь к несколько более раннему времени и считал, что хазары просили защитить их только от огузов. «...Но те отказались им помочь, сказав им: "Вы неверующие, но если вы примете ислам, мы вам поможем", — и те приняли ислам кроме их царя. Тогда хорезмийцы пришли им на помощь и выгнали тюрок из их страны. После этого и царь их принял ислам»13.

Ибн ал-Асир пишет только об изгнании огузов, но русы тоже покинули завоеванные земли Прикаспия, произошло это, по-видимому, после 889—890 годов, и тоже не без вмешательства Хорезма14.

Хазары, по крайней мере частично, вернулись на родину, но теперь это был крохотный осколок былой державы. Бывшие подданные каганата, жившие в Подонье и на Тамани, попали под власть Руси. В Белой Веже поселились славяне, но былое благополучие ее не возродилось, поскольку торговые пути теперь проходили через земли, где не было единой государственности и полыхали войны. В качестве славянского города она просуществовала немногим более ста лет.

Несмотря на то что хазары (по крайней мере те, что пытались сохранить свою государственность в Прикаспии) вынуждены были принять ислам, какое-то количество иудеев среди них, вероятно, оставалось, потому что, когда киевский князь Владимир выбирал новую религию для своего народа, к нему, как гласит летопись, с проповедью «пришли хазарские евреи»15 (напомним, что на остальной территории каганата жили преимущественно язычники и только в крупных городах, прежде всего таких, как Итиль и Семендер, были еврейские диаспоры).

Дербентская хроника сообщает, что в 1064 году «остатки хазар численностью в 3000 семей прибыли в город Кахтан из страны хазар, отстроили его и поселились в нем». Но о каком городе идет речь и где он находился, доподлинно не известно16. Возможно, это было последнее сообщение о «стране хазар». Примерно с этого времени Хазария, уже исчезнувшая с карты Европы, окончательно исчезает и из письменных источников.

Примечания

1. ПВЛ 1997, с. 113—115.

2. ПВЛ 1997, с. 115.

3. Артамонов 2002, с. 428—429.

4. Новосельцев 1990, с. 166, примечание 443.

5. Обзор мнений см.: Новосельцев 1990, с. 222—225.

6. Новосельцев 1990, с. 225—231.

7. Ибн ал-Асир 1940, с. 107—108.

8. Новосельцев 1990, с. 227.

9. Калинина 1976, с. 91.

10. Ибн Хаукаль 2009, с. 94.

11. ПВЛ 1997, с. 121.

12. Новосельцев 1990, с. 229—230.

13. Ибн ал-Асир 1940, с. 108.

14. Новосельцев 1990, с. 230.

15. ПВЛ 1997, под 986 годом.

16. ПВЛ 1997, с. 133.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница