Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Эпилог

Сам факт, что Хазария сыграла значимую роль в истории, долгое время отрицался. По логике официальной советской науки «маленькое паразитическое ханство», к тому же постоянно угрожавшее Руси, конечно, не могло оставить после себя ничего ценного — ему «позволялось» только развеяться как дым, без следа. Сегодня наличие многопланового «хазарского следа» в истории и культуре народов Восточной Европы признано отечественными историками, но исследование его только начинается.

В результате разгрома Хазарии Святославом распалось государство, объединявшее множество этносов. Интересно, что хазарская кочевая империя была сокрушена не с востока, откуда время от времени, разоряя европейские земли, выплескивались волны «диких» кочевников, а с Запада. Остановив натиск арабов, долгое время сдерживая на своих границах кочевников-огузов, хазары не смогли устоять против русов, жаждавших оседлать ключевые торговые пути и самим получать дань со многих подвластных Хазарии народов.

Но Руси удалось удержать л ишь часть «хазарского наследства». Только до 90-х годов X века славяно-варяжские отряды, вероятно, оставались в низовьях Волги и контролировали район Итиля. Затем они были навсегда вытеснены оттуда новыми хозяевами этих мест — хорезмийцами. Полную независимость обретает и северо-восточная окраина Хазарии — Волжская Булгария. Освободившись от власти каганата, ей удалось не попасть в зависимость от Руси. Расположение на трассе важнейших торговых путей предопределило крепость и благополучие этого молодого государства на несколько веков вперед. «Повесть временных лет» рассказывает, как русские князья сами отказались от мысли владеть своими слишком успешными соседями:

«В год 6493 (985). Пошел Владимир на болгар в ладьях с дядею своим Добрынею, а торков привел берегом на конях; и так победил болгар. Сказал Добрыня Владимиру: "Осмотрел пленных колодников: все они в сапогах. Этим дани нам не платить — пойдем, поищем себе лапотников". И заключил Владимир мир с болгарами, и клятву дали друг другу, и сказали болгары: "Тогда не будет между нами мира, когда камень станет плавать, а хмель — тонуть". И вернулся Владимир в Киев»1.

Зато Руси удалось закрепиться на Тамани — захватить Таматарху и контролировать таким образом важнейший пункт в районе Керченского пролива. Собственно, сбылась мечта Хельгу, которого в этих местах не так давно победил один из последних полководцев Хазарии, Песах. Но успех Святослава все же был непрочным: примерно с конца XI века Тмутаракань переходит под контроль Византии.

Еще одна частица «хазарского наследства», Саркел, становится древнерусской Белой Вежей. Некоторое время славяно-русы господствовали на Дону. Но появление половцев стало началом конца древнерусского периода в донских степях. На рубеже XI—XII веков половцы осаждают Белую Вежу — археологи обнаружили в развалинах города следы страшных пожаров и скелеты его защитников со следами тяжелых ранений. Крепость выстояла, и город был частично восстановлен, но жить во враждебном окружении беловежцы уже не смогли и в 1117 году переселились на Русь2. По археологическим данным примерно в это время замирает жизнь и на многих славянских «сельских» поселениях Нижнего Дона, число которых увеличилось в XI веке — после краха Хазарии.

Древнерусское государство стало главным союзником Византии на востоке Европы, в определенной мере заняв место распавшегося хазарского государства. Уже в начале XI века Русь и Византия совместно подавляют в Крыму восстание византийского чиновника — протоспафария Георгия Цуло. Кстати, не исключено, что Георгий имел тюрко-болгарское происхождение, а его восстание носило некую «хазарскую» подоплеку. В Крыму, очевидно, жило много алано-болгар, предки которых еще в недавнем прошлом были подданными Хазарии. По крайней мере, византийский автор Кедрин сообщает (имея в виду Крым), что императорский флот направлялся для подавления этого восстания... в Хазарию. Крым именовался Хазарией (или Газарией) и позднее — в XII—XIV веках3.

В Дагестане на развалинах Хазарии появляются новые небольшие княжества местных правителей. Окончательную независимость получили и северокавказские аланы — с этого времени вплоть до монголо-татарских походов их государство постепенно усиливает свое влияние в регионе.

Аланы, жившие с середины VIII века на Среднем Дону, после краха Хазарского каганата оставили эти места и ушли, по-видимому, в основном на север. Их города и села не были разорены, — наверное, почувствовав угрозу, население заблаговременно покинуло насиженные места. Считается, что ушедшие с обжитых мест «хазарские» аланы поселились на землях славян по реке Воронеж. Асы, или ясы, древнерусских летописей — это, вероятно, большей частью потомки донских хазарских алан и людей, переселившихся на Русь из Белой Вежи после ее захвата половцами. Вместе с аланами мигрировали и местные славяне — усилившиеся степняки-печенеги были одинаково опасны оседлым поселенцам любой национальности. Возможно, часть жителей ушла в пределы Волжской Булгарии, где в это время отмечается приток населения4.

В итоге граница не освоенной земледельцами степи отодвинулась в конце X века далеко к северу. Донские степи вскоре превратились в малообитаемое «Дикое поле» (хотя так их стали называть значительно позже).

Впрочем, как мы уже писали, существует весьма обоснованная версия о том, что Хазарское государство на некоторое время пережило походы Святослава. А.П. Новосельцев, опираясь на сообщения арабских авторов, пишет, что после падения Итиля царь Хазарии находился в изгнании со своим двором, но потом вернулся в поверженную столицу и принял ислам. Это была уже агония каганата, однако государство это окончательно распалось лишь в середине XI века5.

На страницах древнерусских летописей при описании событий, имевших место уже после победы Святослава, хазары упоминаются неоднократно. «Хазарские евреи» пришли на в богословский диспут, который князь Владимир организовал для того, чтобы решить вопрос, какую веру принять6. Хазары участвовали в политической жизни тогда еще древнерусской Тмутаракани. Под 1023 годом они упоминаются в дружине тмутараканского князя Мстислава7. В 1079 году хазары выдали Византии русского князя-авантюриста Олега — так закончился его первый, недолгий период княжения в этом городе. Позднее, выпутавшись из этой передряги, Олег в 1083 году вернулся в Тмутаракань и «иссек хазар, которые советовали убить брата его и его самого»8. Все это говорит о том, что в Тмутаракани XI века существовала очень влиятельная «хазарская» партия, имевшая опору и среди части дружины.

Сокрушив Хазарию, Древнерусское государство унаследовало некоторые элементы ее государственной символики. Ученые не исключают, что знаменитый «трезубец» — символ власти киевских князей со времен Владимира Святого — производное от тюркской или аланской тамги9. Близкие по начертанию символы находят процарапанными на стенах хазарских Саркела, Маяцкого и Хумаринского городищ. Недавно в Крыму, в гроте на территории одного из самых известных христианских «пещерных» монастырей — Успенского, археологи обнаружили этот знак Рюриковичей. Возможно, он процарапан не позднее X века и, таким образом, относится ко времени походов князя Владимира на Корсунь (Херсон)10.

Титуловаться каганами для русских князей, даже после победы над Хазарским каганатом, некоторое время продолжало оставаться заманчивым. Написанное в середине XI века «Слово о Законе и Благодати» митрополита Иллариона постоянно именует каганами... князей Владимира Святославича и Ярослава Мудрого11. Этот титул есть и в граффито на стене Софийского собора в Киеве: «Спаси, господи, кагана нашего»12.

О хазарах еще долго вспоминали русские былины, например «Илья Муромец и Жидовин»:

Под славным городом под Киевом,
На тех на степях на Цицарскиих,
Под славным городом под Киевом,
Стояла застава богатырская.
На заставе атаман был Илья Муромец...
(...)
Из этой земли из Жидовския
Проехал Жидовин могуч богатырь
На эти степи Цицарския!13

Очевидно, что под «землей жидовской» могла иметься в виду только Хазария. А конный Жидовин, который в «чистом поле» бился с русскими богатырями палками, «саблями вострыми», «вострыми копьями» и «чинжалищём булатным», безусловно, гораздо больше похож на хазарского «ровиковца», чем на купца-еврея.

В другой былине богатырь даже носит имя Козарин. Впрочем, ко времени ее создания от хазар в народной памяти, видимо, уже мало что осталось, потому что Козарин этот родился у православных родителей и по отчеству прозывался Петровичем14.

Но куда же исчезли те, кого принято называть иудео-хазарами? То есть население Хазарии, действительно воспринявшее иудаизм, — хазарские прозелиты. Их следы особенно трудноуловимы, возможно, и потому, что многие из них эмигрировали из пределов погибшей родины и быстро смешались с новой этнокультурной средой. Вероятно, их можно отыскать в современных еврейских диаспорах Восточной Европы, например Украины и Белоруссии, — известно, что еврейские общины в этом регионе существовали по крайней мере с X века, их отличает особенный именник15.

Интересны в этом плане горские евреи Дагестана и Азербайджана, или таты. Они, как полагают, пришли в эти края из Ирана еще в VI веке, но их диаспора могла включить в свой состав и часть собственно иудео-хазар после распада их государства. В татском языке немало тюркизмов.

Согласно наиболее популярной версии, в качестве наследников иудео-хазар долгое время рассматривались крымские караимы. Авраам Фиркович, живший на рубеже XIX—XX веков известный историк и собиратель еврейских рукописей и других древностей, приложил много сил, чтобы доказать преемственность караимов от принявших иудаизм хазар. Но недавно стало окончательно ясно, что Фиркович для «пущей убедительности» систематически подделывал даты караимских надгробий, удревняя их. Комплекс всех других сведений о караимах подтверждает, что в Крыму они появились лишь в середине XIV века, несколько столетий спустя после разгрома Хазарии.

Тем не менее деятельность Фирковича не пропала зря, обернувшись совершенно неожиданной стороной. Предполагается, что именно его теория хазарского, а не еврейского происхождения караимов смогла, несмотря на исповедуемый ими иудаизм, уберечь этот народ от уничтожения во время нацистской оккупации Крыма в 1942—1944 годах16.

Постепенно «образы хазар» в исторической памяти становятся менее четкими, как бы растворяются под напором новых этносов, новых событий. Однако они не исчезают совсем. Они сохранились в топонимике многих земель, входивших в состав каганата. В Дагестане многочисленны топонимы с основой «Хазар»: ими обозначают села (Хазар), урочища (Хазарюрт), городища (Хазар-кала), поляны (Хазар-майдан)17.

На Нижнем Дону названия речки Цимла и старицы Дона Аксай — очевидно тюркские имена, сохранившиеся, возможно, еще с хазарского времени. Да и среди русских фамилий Хазаров — не самая редкая...

Вопрос, плюсом или минусом стало для России уничтожение Хазарии, всегда будет предметом ожесточенных дискуссий. С одной стороны, сокрушив Хазарию, славяно-варяжская Русь определила свое будущее в рамках христианской, европейской цивилизации. Хазария же, несмотря на иудаизм ее правителей, на последнем этапе своей истории явно склонялась к мусульманской религии и культуре. С другой стороны, пришедшие на славянские земли варяги были, по сути, иноземными захватчиками, людьми без родины, которые интересовались лишь сиюминутной выгодой. Их целью было не построение преуспевающего государства, а грабежи и взимание дани со славянских народов. Археология в ряде случаев подтверждает, что варяжская власть отличалась от хазарской только в худшую сторону. Так, на землях курских северян в нынешней Белгородской области именно в конце X века внезапно полностью прерывается хождение обычной в то время арабской серебряной монеты — это прежде всего свидетельство разорения края18.

Разгром Хазарии привел к тому, что процветающая территория, служившая рынком и торговым трактом для множества народов Европы и Азии, превратилась в безлюдную степь. Сюда, на эти пустующие земли, ринулись с востока половцы, а потом и татаро-монголы. Именно эти факторы и определили историю России на много веков вперед.

Примечания

1. ПВЛ 1997.

2. ПВЛ 1997, под 1117 годом.

3. ПВЛ 1997, с. 315.

4. Винников, Синюк 2003, с. 220—221.

5. Новосельцев 1990, с. 230—231.

6. ПВЛ 1997, под 986 годом.

7. ПВЛ 1997, с. 133.

8. ПВЛ 1997, с. 191.

9. ПВЛ 1997, с. 241.

10. Бобровский, Чуева 2008, с. 286—287.

11. Илларион 1997.

12. Высоцкий 1966, с. 52.

13. Илья Муромец. М.—Л., 1958, № 22.

14. Былины: В 25 т. Т. 4: Былины Мезени: Север Европейской России. СПб., 2004. № 196.

15. Бейдер 2010, с. 367.

16. Федорчук 2006, с. 82—88.

17. Магомедов 1983, с. 195.

18. Лебедев, Зорин 2009, с. 580—581.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница