Рекомендуем

Купить ремни джинсовые кожаные кожаные ремни купить.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Классификация и хронология вещественного материала

В истории сарматской культуры поздний ее этап занимает почти три века. Для того чтобы перейти к рассмотрению некоторых проблем истории поздних сарматов, необходимо разработать более детальную хронологию их памятников как обязательную основу изучения любого конкретно-исторического периода. Эту работу необходимо начать с составления классификации вещественного материала. Для этой цели были отобраны различные категории вещей из подзнесарматских погребений, типы которых в той или иной степени отвечают трем основным требованиям: 1) имеют широкое распространение; 2) не встречаются вместе в погребальных комплексах только по хронологическим причинам; 3) имеют определенный отрезок времени существования, что определяется первоначальным ознакомлением с ними или опытом предшествующих исследований. Это в первую очередь глиняная посуда, фибулы, бронзовые зеркала, затем бусы, металлические украшения, курильницы, пряжки и ножницы.

Из числа распространенных категорий вещей позднего этапа сарматской культуры исключено вооружение, так как оно, являясь определяющим в выделении позднего этапа в целом, мало пригодно для разработки более дробной хронологии1. В дальнейшем вооружение и ряд других категорий вещей будут использованы дополнительно.

Для классификации глиняной посуды вводятся следующие классификационные ступени: группа — по функциональному назначению (кувшины, горшки, миски, кружки); раздел — по технике изготовления (круговая, лепная). Для кувшинов, изготовленных на гончарном круге, вводится дополнительная классификационная ступень — подраздел, учитывающий особенности фактуры (сероглиняные, красноглиняные). Отделы в каждой из групп выделены по наиболее общим признакам: кувшины (без ручек, одноручные, двуручные, трехручные); горшки (с плоским, с уплощенным и округлым дном). Тип выделен по устойчивым сочетаниям признаков форм сосудов.

Группа I. Кувшины.
Раздел I. Круговые.
Подраздел I. Сероглиняные.
Отдел А. Без ручек.

Тип I (3 экз.). Со слабо выделенным горлом. По середине тулова широкий вогнутый пояс. На плечиках небольшие ушки — петельки. Орнамент из комбинаций прочерченных линий. В одном случае кувшин найден с выпуклой крышкой с отверстием посередине (рис. 2, 1).

Тип II (4 экз.). Тулово шаровидное. Горло невысокое, цилиндрическое, венчик отогнут наружу (рис. 2, 2).

Тип III (2 экз.). Тулово грушевидной формы, наибольший диаметр его смещен к дну. Венчик отогнут наружу (рис. 2, 3).

Тип IV (1 экз.). Тулово биконическое, вытянутое. Горло низкое, воронкообразное. Орнамент по тулову из продольных и поперечных прочерченных линий (рис. 2, 4).

Тип V (1 экз.). Тулово биконическое приземистое. Горло воронкообразное (рис. 2, 5).

Отдел Б. Одноручные

Наиболее распространенная форма кувшинов. Они поступали к сарматам Нижнего Поволжья из различных производственных центров Прикубанья и Нижнего Дона, что обусловило разнообразие их форм. Чтобы избежать большой дробности, типы выделяются на основании сходства форм и пропорций основных частей кувшина: горла и тулова, а также особенностей моделировки ручки, что вполне удовлетворяет нашим целям.

Тип I (11 экз.). Тулово приземистое, широкое. Горло высокое, цилиндрическое или слабо расширяющееся кверху. Ручка длинная, идет параллельно горлу. Горло отделено от тулова валиком или желобком (рис. 3, 1—5).

Тип II (16 экз.). Пухлогорлые с яйцевидным туловом. Ручка петлевидной формы со срезанной сверху площадкой. Горло в верхней части обычно орнаментировано пролощенными желобками (рис. 3, 6—9).

Тип III (20 экз.). Тулово биконической формы, с большим диаметром посередине. Горло невысокое, воронкообразное. Ручки плоские в сечении, петлевидные (рис. 4, 1—3).

Тип IV (6 экз.). Тулово яйцевидной формы, расширяющееся книзу. Горло воронкообразное с широким кантом по краю. Ручка петлевидная со срезанной площадкой сверху (рис. 4, 5).

Тип V (6 экз.). Тулово шаровидное, горло невысокое, слабо расширяющееся кверху. Ручка петлевидная, круглая в сечении, в отдельных случаях с элементами стилизации (рис. 4, 4).

Тип VI (2 экз.). Пухлогорлые с сильно раздутым туловом, равным или превышающим высоту кувшина. Орнаментированы продольными валиками или канавками. Ручка вытянута вдоль плечика (рис. 4, 6, 7).

Тип VII (2 экз.). Тулово яйцевидное с приподнятыми плечиками. Горло невысокое со сливом — носиком. Орнамент из продольных и поперечных валиков и канавок. В одном случае ручка выполнена в виде фигурки кабана (рис. 4, 8, 9).

Тип VIII (9 экз.). Тулово грушевидной формы. Большой диаметр смещен к дну. Горло низкое, воронкообразное. Ручки круглые или овальные в сечении, часто с элементами зооморфной стилизации (рис. 5, 1—4).

Тип IX (2 экз.). Тулово биконической формы, горло воронкообразное. Ручка овальная в сечении, возвышается над горлом (рис. 5, 5).

Отдел В. Двуручные

Тип I (13 экз.). Кувшины крупных размеров. Тулово яйцевидное с приподнятыми плечиками. Горло невысокое, цилиндрическое. По тулову орнамент из продольных желобков, прочерченных линий или валиков и резных зигзагообразных линий. Ручки уплощенные (рис. 6, 1, 2).

Тип II (3 экз.). Тулово биконической формы. Горло цилиндрическое, невысокое. Ручки напоминают фигурки сильно стилизованных животных (рис. 6, 3).

Тип III (1 экз.). Тулово шаровидное. Горло цилиндрическое, невысокое с отогнутым венчиком. Ручки смещены к горлу с выступами в верхней части. Орнамент из прочерченных прямых и волнистых линий (рис. 8, 4).

Отдел Г. Трехручные

Тип I (1 экз.). Тулово приземистое, широкое Горло невысокое, расширяющееся кверху, венчик отогнут наружу. На тулове две петлевидные ручки, третья одним концом соединена с горлом, другим с туловом (рис. 6, 5).

Подраздел II. Красноглиняные
Отдел А. Без ручек

Тип I (1 экз.). Тулово яйцевидной формы. Горло невысокое. Венчик резко отогнут наружу. По плечикам две параллельно прочерченные линии (рис. 2, 6).

Тип II (1 экз.). Тулово грушевидной формы, расширяющееся книзу. Венчик отогнут наружу (рис. 2, 7).

Отдел Б. Одноручные

Тип I (3 экз.). Тулово вытянуто, плечики слабо выражены. Горло воронкообразное. Широкий венчик отогнут наружу. Ручка круглая, прямоугольная в сечении (рис. 5, 8).

Тип II (1 экз.). Тулово яйцевидной формы, расширяющееся к дну. По дну кольцевидный поддон. Горло узкое, расширяющееся кверху. Поверхность украшена канавками. Ручка желобчатая в сечении (рис. 5, 6).

Тип III (1 экз.). Тулово овальное с равномерным изгибом. Горло расширяется кверху. Венчик отогнут наружу. Ручка, овальная в сечении, возвышается над венчиком (рис. 5, 7).

Тип IV (1 экз.). Тулово круглое, горло низкое, расширяющееся кверху. Ручка петлевидная (рис. 5, 9).

Раздел II. Лепные
Отдел А. Без ручек

Тип I (1 экз.). Тулово грушевидной формы. Горло постепенно сужается кверху (рис. 7, 1).

Отдел Б. Одноручные

Тип I (1 экз.). Тулово яйцевидной формы. Горло приподнятое, цилиндрическое. Венчик слабо отогнут наружу. Ручка петлевидной формы. У основания горла три параллельных бороздки (рис.. 7, 2).

Тип II (8 экз.). Тулово приземистое, биконической формы. Горло невысокое, цилиндрическое. Венчик слабо отогнут наружу. Ручка круглая в сечении (рис. 7, 3).

Тип III (1 экз.) Тулово яйцевидной формы с приподнятыми плечиками. Горло невысокое, расширяется кверху. Ручка овальная в сечении, с защипом вверху (рис. 7, 4).

Тип IV (1 экз.). Широкое Тулово с приподнятыми плечиками, слабо сужается к широкому дну. Горло узкое, невысокое. Венчик отогнут наружу. Ручка петлевидной формы, круглая в сечении (рис. 7, 7).

Тип V (4 экз.). Тулово приземистое, биконической формы. Высокое горло цилиндрической формы с отогнутым наружу венчиком. Ручка плоская в сечении. Дно с выделенным поддоном (рис. 7, 5).

Тип VI (2 экз.). Тулово яйцевидной формы с приподнятыми плечиками. Горло цилиндрическое, невысокое. Ручка плоская в сечении. Дно уплощенное. Орнамент из прочерченных и зигзагообразных линий (рис. 7, 7).

Тип VII (1 экз.). Тулово шаровидное, дно уплощенное. Горло невысокое, цилиндрическое. Петлевидная ручка, круглая в сечении (рис. 7, 8).

Тип VIII (2 экз.). Тулово грушевидной формы с округлым дном. Горло воронкообразной формы. Ручка круглая в сечении с выступом вверху (рис. 7, 9).

Тип IX (3 экз.). Тулово биконическое, горло невысокое. Ручка петлевидная, начинается от края горла (рис. 7, 10).

Горшки2

Раздел I. Круговые

Тип I (2 экз.). Корчагообразные горшки с вытянутым туловом. Горло широкое, венчик круто отогнут наружу (рис. 7, 11).

Тип II (12 экз.). Тулово с выраженными приподнятыми плечиками, горло широкое. Венчик под углом отогнут наружу (рис. 7, 12).

Тип III (2 экз.). Тулово приземистое, элипсоидной формы. Венчик под углом отогнут наружу (рис. 7, 13).

Тип IV (2 экз.). Тулово шаровидное, небольших размеров. Горло невысокое, воронкообразное (рис. 7, 14).

Раздел II. Лепные
Отдел А. Плоскодонные

Тип I (7 экз.). Корчагообразные горшки с широким горлом. Горло невысокое, воронкообразное (рис. 8, 1).

Тип II (4 экз.). Тулово овальное, горло широкое, слабо профилированное (рис. 8, 2).

Тип III. (10 экз.). Тулово яйцевидной формы, несколько вытянутое с большим диаметром посередине. Горло невысокое, воронкообразное (рис. 8, 3).

Тип IV (16 экз.). Тулово с приподнятыми выраженными плечиками, сужающееся к дну. Венчик отогнут наружу (рис. 8, 4).

Тип V (3 экз.). Тулово вытянутое, плечики приподняты. Горло невысокое, цилиндрическое. По плечикам налепы и прочерченные сверху вниз линии (рис. 8, 5).

Тип VI (2 экз.). Широкогорлые горшки с ручками-ушками, имитирующими бронзовые котлы (рис. 8, 6).

Отдел Б. С уплощенным дном3

Тип I (3 экз.). Тулово биконической формы, горло воронкообразное (рис. 9, 1).

Тип II (20 экз.). Тулово с приподнятыми, резко обозначенными плечиками. Горло воронкообразное (рис. 9, 2).

Тип III (27 экз.). Тулово с приподнятыми, резко обозначенными плечиками. Горло прямое, край срезан (рис. 9, 3). Тип IV (4 экз.). Тулово яйцевидной формы. С большим диаметром в верхней части. Низкое горло, с отогнутым венчиком (рис. 9, 4).

Тип V (8 экз.). Тулово, с приподнятыми, резко обозначенными плечиками, сильно сужается к дну. Невысокое горло имеет отогнутый край (рис. 9, 5).

Тип VI (14 экз.). Тулово вытянутой яйцевидной формы, горло низкое, прямое (рис. 9, 6).

Тип VII (11 экз.). Тулово имеет вытянутую баночную форму. Горло широкое, воронкообразное. Край скошен (рис. 9, 7).

Тип VIII (30 экз.). Тулово, сужающееся к дну, имеет приподнятое, слабо профилированное плечико. Горло широкое, низкое (рис. 9, 8).

Тип IX (1 экз.). Тулово расширяется книзу. Горло низкое, прямое (рис. 9, 9).

Отдел В. Круглодонные

Тип I (1 экз.). Тулово приземистое, элипсоидное. Горло широкое, воронкообразное (рис. 9, 10).

Тип II (7 экз.). Тулово шаровидное. Горло узкое прямое (рис. 9, 11).

Кружки

Раздел I. Круговые

Все они оказались сероглиняными, близкими по фактуре сероглиняным кувшинам и мискам, изготовленным на гончарном круге.

Тип I (1 экз.). Тулово баночной формы, с почти параллельными стенками. Горло низкое, воронкообразное. Дно выделенное. Плечики и придонная часть орнаментирована тремя пролощенными продольными канавками. Ручка в форме стилизованной фигурки животного (рис. 10, 1).

Тип II (1 экз.). Тулово постепенно расширяется кверху, украшено шестью пролощенными параллельными канавками. Горло прямое. Ручка в форме стилизованной фигурки животного (рис. 10, 2).

Тип III (4 экз.). Тулово постепенно расширяется к дну. Орнамент в виде пролощенных параллельных линий, дно вогнутое. Горло воронкообразное. Ручка круглая или уплощенная в сечении (рис. 10, 3).

Раздел II. Лепные

Тип I (1 экз.). Цилиндрической формы, край слегка отогнут наружу. Ручка продолговатая, круглая в сечении (рис. 10, 4).

Тип II (2 экз.). Тулово постепенно расширяется кверху. Ручка петлевидной формы, круглая в сечении (рис. 10, 5).

Миски

Раздел I. Круговые4

Тип I (2 экз.). Бортик прямой желобчатый, наклонен внутрь. Край утолщен. Дно слегка вогнуто (рис. 11, 1).

Тип II (1 экз.). Бортик желобчатый, наклонен внутрь. Край отогнут наружу. Дно на кольцевидном поддоне (рис. 11, 2).

Тип III (1 экз.). Бортик, с двумя широкими желобками, загнут внутрь. Дно плоское (рис. 11, 3).

Тип IV (3 экз.). Бортик прямой, край отогнут наружу. Дно плоское (рис. 11, 4).

Тип V (1 экз.). Бортик прямой, с наружной стороны стенка бортика вогнута. Край утолщен, ровно срезан. Дно плоское (рис. 11, 5).

Тип VI (3 экз.). Бортик прямой, наклонен внутрь. Дно плоское (рис. 11, 6).

Тип VII (5 экз.). Бортик загнут внутрь. Край утолщен. По наибольшему диаметру срезана прямая полоска. Дно плоское (рис. 11, 7).

Тип VIII (8 экз.). Бортик утолщен, загнут внутрь. Дно плоское (рис. 11, 8).

Тип IX (36 экз.). Бортик загнут внутрь. Дно плоское (рис. 11, 9).

Раздел II. Лепные

Лепных мисок нам известно всего пять. Они в той или иной степени копируют аналогичные типы посуды, изготовленной на гончарном круге (рис. 11, 16—12).

Курильницы

Небольшие ритуальные сосудики ручной работы. В позднесарматское время в Нижнем Поволжье встречаются курильницы двух типов.

Тип I (6 экз.). Круглые, в форме усеченного конуса (рис. 11, 15—17).

Тип II (28 экз.). Кубической формы (рис. 11, 18—25).

Светильники

Тип I (1 экз.). На высокой четырехугольной ножке, полой внутри, с четырехугольными вырезками по граням. Основание ножки круглое. В верхней части помещена чашечка с отогнутым краем (рис. 11, 13).

Тип II (1 экз.). На полой конической ножке. Чашечка расширяется кверху (рис. 11, 14).

Фибулы

Особенностью материальной культуры позднесарматского времени Нижнего Поволжья является широкое распространение фибул. При составлении их классификации был использован опыт предшествующих исследователей. Наиболее детальная классификация фибул Юго-Восточной Европы сделана А.К. Амброзом5, ее в общих чертах мы и придерживаемся в этой работе6.

Группа I. Лучковые фибулы с подвязным приемником

Тип I. Одночленные фибулы с четырехвитковой пружиной и верхней тетивой. В зависимости от пропорций корпуса они подразделяются на пять вариантов.

Вариант 1 (3 экз.). Небольших размеров, с низкой спинкой и слабо прокованной ножкой, которая по ширине не превышает спинку (рис. 12, 1)

Вариант 2 (2 экз.). Отличается более сильной проковкой ножки (рис. 12, 2, 3).

Вариант 3 (1 экз.). Спинка мягко изогнута, плавно опускается к пружине. Ножка расплющена, но не очень сильно, приемник-лодочка крепится на дужке тремя-четырьмя оборотами проволоки (рис. 12, 4).

Вариант 4 (23 экз.). Спинка с более сильным прогибом, но она не нависает над пружиной. Ножка расплющена. Значительная часть спинки покрыта обмоткой, иногда фигурной (рис. 12, 5—9).

Вариант 5 (22 экз.). Основные характеристики такие же, как и у четвертого варианта. Отличается более сильным прогибом спинки, так что она нависает над пружиной (рис. 12, 10—14).

Тип II (14 экз.). Двучленные фибулы с расширенной ножкой. Передний конец дужки загнут в кольцо, в котором удерживается ось пружины, тетива нижняя (рис. 12, 15—18).

Группа II. Сильно профилированные фибулы

Тип I. Фибулы с крюком для тетивы, тетива всегда верхняя. В зависимости от пропорций корпуса подразделяются на два варианта7.

Вариант 1 (7 экз.). Спинка короткая, по длине меньше расстояния от задней бусины до кнопки приемника, приемник удален от задней бусины. Спинка преимущественно круглая (рис. 12, 19, 20).

Вариант 2 (23 экз.). Спинка длинная, превосходящая расстояние от задней бусины до кнопки приемника. Приемник начинается сразу от задней бусины. Большинство фибул имеют пластинчатые спинки (рис. 12, 21—24).

Тип II. Фибулы без крючка для тетивы. Тетива нижняя, удерживается под шейкой фибулы. В Нижнем Поволжье известно всего четыре фибулы этого типа, все они изготовлены из серебра. По форме и размерам выделено два варианта.

Вариант 1 (2 экз.). Спинка удлиненная, круглая, прогнута в передней части. Одна одночленная, другая двучленная (рис. 12, 25, 26).

Вариант 2 (2 экз.). Спинка короткая, массивная, круглая, снизу подрезана. Одна одночленная, другая двучленная (рис. 12, 27, 28).

Группа III. Фибулы с завитком на конце пластинчатого приемника

Тип I. Спинка плоская. Пружина четырехвитковая, тетива верхняя. Все из бронзы.

Вариант 1 (5 экз.). Фибулы с мягко изогнутой спинкой (рис. 12, 29—31).

Вариант 1а (1 экз.). Спинка мягко изогнута, пружина многовитковая.

Вариант 2 (15 экз.). Спинка коленчато изогнута, постепенно расширяется к головке (рис. 12, 32—34).

Вариант 2а (5 экз.). Спинка коленчато изогнута, имеет форму ромба (рис. 12, 35).

Тип II (1 экз.). К нему относится обломок единственной фибулы. От фибулы остался приемник с завитком и часть тонкой плоской спинки, которая имела круглую форму, более 5 см в диаметре. На спинке проколоты отверстия, образующие прямоугольник, посередине которого имеется отверстие (рис. 12, 36).

Группа IV. Шарнирные фибулы-броши

Тип I (1 экз.). С шестигранным щитком. Щиток с позолотой, он разбит на сектора, покрытые цветной эмалью (рис. 12, 37).

Тип II (1 экз.). С ромбическим щитком, покрытым эмалью (рис. 12, 38).

Тип III (1 экз.). С ромбическим щитком, с завитками на углах и шаровидным выступом в центре. Без эмалевого покрытия в центре (рис. 12, 39).

Отдельные типы фибул

1. (1 экз.). Фибула типа «Авцисса» (рис. 12, 40).

2. (1 экз.). Перекладчатая фибула (рис. 12, 41).

3. (1 экз.). Фибула с пластинчатой шейкой (рис. 12, 42)8.

4. (1 экз.). Железная фибула с трехвитковой пружиной, плоской спинкой. Спинка отделена от приемника шаровидным утолщением. Приемник пластинчатый (рис. 12, 43).

5. (1 экз.). Железная фибула с трехвитковой пружиной, пластинчатой спинкой, без бусины. Приемник пластинчатый (рис. 12, 44).

6. (2 экз.). Пружинные фибулы с гладким корпусом и с кнопкой на конце пластинчатого приемника (рис. 12, 45).

Бронзовые зеркала

Бронзовые зеркала часто встречаются в позднесарматских погребениях. При их классификации учитывались форма и некоторые элементы их орнаментации.

Отдел А. Большие плоские зеркала

Тип I (1 экз.). С боковым выступом-ручкой (рис. 13, 1).

Тип II (1 экз.). С двумя дырочками с краю для крепления ручки (рис. 13, 2).

Тип III (1 экз.). С отверстиями по краю и циркульными линиями на одной из сторон (рис. 13, 5).

Отдел Б. С валиком по краю

Тип I (1 экз.). С боковым штырем-ручкой (рис. 13, 3).

Тип II (1 экз.). С отверстиями для крепления ручки (рис. 13, 4).

Отдел В. Зеркальца-подвески с боковым ушком

Тип I (5 экз.). С коническим утолщением на обратной стороне (рис. 13, 6).

Тип II (23 экз.). С орнаментом или тамгообразными знаками с обратной стороны (рис. 13, 7—16).

Отдел Г. Зеркала с центральной петелькой

Все зеркала (14 экз.), включенные в этот отдел, мы относим к одному типу. Они очень близки между собой по форме и отличаются только характером орнаментации обратной стороны (рис. 13, 17—20)9.

Бусы

Часто встречаются в позднесарматских погребениях Нижнего Поволжья. Нами учтено их более ста. Как правило, их находят в женских могилах. Исходя из состава всей выборки позднесарматских бус Нижнего Поволжья, для определения типа бус мы выделяем следующие признаки: материал, техника изготовления, форма, пропорции. Вводятся следующие классификационные ступени: по материалу — группы; по технологии (для стеклянных бус) — разряд; по поперечному сечению — отдел; по продольному — тип10.

Группа I. Стеклянные бусы
Раздел I. Одноцветные
Отдел А. Круглые

Тип I (31)11. Прямоугольные. Синие, голубые, белые, зеленые (1:1)12 (рис. 14, 1, 2).

Тип II (20). Овально-уплощенные, преимущественно красного цвета, встречаются желтые (1:0,5) (рис. 14, 3, 4).

Тип III (3). Эллипсоидные, прозрачные (1:1, 5) (рис. 14, 5).

Тип IV (14). Прямоугольно-удлиненные. Синие, красные, прозрачные (1:3) (рис. 14, 6).

Тип V (6). Биконические. Зеленые, желтые (1:0,5) (рис. 14, 7).

Тип VI (18). Бисер. Зеленый, голубой, прозрачный (1:1) (рис. 14, 8).

Тип VII (16). Двух-пятичленные. Зеленые, черные, прозрачные (рис. 14, 9).

Тип VIII (8). Прямоугольные, украшенные шишечками (1:2) (рис. 14, 10).

Отдел Б. Ребристые

Тип I (7). Эллипсоидные, прозрачные (1:1) (рис. 14, 11).

Отдел В. Плоские

Тип I (22). Овальные, синие (1:3:3)13 (рис. 14, 12).

Тип II (4). Прямоугольные, зеленые (рис. 14, 13).

Тип III (4). Прямоугольные с углублениями на одной плоскости (1:3:3) (рис. 14, 14).

Отдел Г. Граненые

Тип I (21). Прямоугольные, со скошенными углами. Четырнадцатигранные. Преобладают синие (1:1,5:2) (рис. 14, 15).

Тип II (2). Пирамидальные, с усеченной вершиной, из желтоватого стекла (рис. 14, 16).

Раздел II. Одноцветные с металлической прокладкой
Отдел А. Круглые

Тип I (11). Бочонковидные с золотой прокладкой. Прозрачные (1:1) (рис. 14, 17, 18).

Тип II (13). Членистые с золотой прокладкой, прозрачные, двухпятичленные (1:2—5) (рис. 14, 19).

Раздел III. Глазчатые
Отдел А. Круглые

Тип I (5). Овальные. Поверхность синяя, глазки белые или желтые (1:0,7) (рис. 14, 20, 21).

Раздел IV. Полосчатые
Отдел А. Круглые

Тип I (6). Веретенообразные. Основа — красное или синее стекло. Линии белого, желтого или коричневого цвета (рис. 14, 22, 23).

Группа II. Янтарные
Отдел А. Круглые

Тип I (1). Прямоугольные (1:1) (рис. 14, 24).

Тип II (5). Бочонковидные (1:0,7) (рис. 14, 25).

Тип III (11). Уплощенно-цилиндрические (1:0,3) (рис. 14, 26).

Тип IV (4). Эллипсоидные (1:1) (рис. 14, 27).

Отдел Б. Плоские

Тип I (5). Овальные (1:2,5:3) (рис. 14, 28).

Группа III. Сердоликовые
Отдел А. Круглые

Тип I (5). Уплощенно-цилиндрические (1:0,3) (рис. 14, 29).

Отдел Б. Граненые

Тип I (30). Прямоугольные, со скошенными углами, четырнадцатигранные (1:1,5:2) (рис. 14, 30).

Тип II (23). Аналогичные типу I, надетые на бронзовую проволоку со спирально-загнутыми концами (1:1,5:2) (рис. 14, 31).

Тип III (1). Прямоугольные, продолговатые, восьмигранные (1:2:3) (рис. 14, 32).

Отдел В. Трапециевидные

Тип I (1). Круглые (рис. 14, 33).

Группа IV. Гагатовые
Отдел А. Круглые

Тип I (22). Цилиндрические, рубленые (1:0,7) (рис. 14, 34).

Отдел Б. Ребристые

Тип I (5). Овальные (1:0,7) (рис. 14, 35).

Отдел В. Граненые

Тип I (4). Прямоугольные со скошенными углами. Четырнадцатигранные (1:1:1,5) (рис. 14, 36).

Отдел Г. Линзовидные

Тип I (2). Топоровидные (1:1,2:2) (рис. 14, 37).

Отдел Д. Стреловидные

Тип I (3). Стреловидные (рис. 14, 38).

Группа V. Халцедоновые
Отдел А. Круглые

Тип I (3). Овальные (1:0,6) (рис. 14, 39).

Тип II (2). Бочонковидные (1:1,2) (рис. 14, 40).

Группа VI. Хрустальные
Отдел А. Плоские

Тип I (1). Прямоугольные (1:2,5:3) (рис. 14, 41).

Тип II (1). Овальные (1:2,5:3) (рис. 14, 42).

Отдел Б. Граненые

Тип I. Прямоугольные (1:2:2) (рис. 14, 43).

Группа VII. Каменные (кристаллическая порода)

Отдел А. Круглые

Тип I (3). Овально-уплощенные. Белого, желтого цвета (1:0,3) (рис. 14, 44).

Группа VIII. Костяные
Отдел А. Круглые

Тип I (3). Цилиндрические (1:0,6) (рис. 14, 45).

Группа IX. Меловые
Отдел А. Круглые

Тип I (7). Бочонковидные (1:0,8) (рис. 14, 46).

Группа X. Перламутровые
Отдел А. Круглые

Тип I (2). Веретенообразные (1:2) (рис. 14, 47).

Группа XI. Пиритовые
Отдел А. Граненые

Тип I (5). Квадратные (рис. 14, 48).

Группа XII. Египетский фаянс

Тип I (1). Плакетки с лежащими львами (рис. 14, 49).

Тип II (2). Плакетки с изображением скарабеев (рис. 14, 50).

Тип III (1). Биноклевидная подвеска (рис. 14, 51).

Тип IV (2). Рубчатые бусы (рис. 14, 52).

Группа XIII. Коралл

Тип I (6). Веточки коралла (рис. 14, 53).

Тип II (2). Круглые, сверленые (рис. 14, 54).

Металлические украшения

Среди металлических украшений выделены три группы: серьги, детали украшения ожерелья, нашивные бляшки.

Серьги

Тип I (8 экз.). Из круглой бронзовой проволоки с сомкнутыми концами (рис. 14, 55).

Тип II (4 экз.). Из круглой бронзовой проволоки. Один конец завит в спираль, другой заострен (рис. 14, 56).

Тип III (2 экз.). Из круглой серебряной проволоки. Концы связаны между собой (рис. 14, 57).

Тип IV (8 экз.). Серьги в форме лунниц с проволочной дужкой. На луннице гнезда для вставок. Изготовлены из золота, серебра или бронзы (рис. 14, 58, 59).

Тип V (1 экз.). Изготовлены из золота в форме усеченной пирамидки, грани которой покрыты зернью и гнездами для вставок из стекла и граната. Снизу на проволочке полые подвески (рис. 14, 60).

Тип VI (1 экз.). Изготовлены из золота, имеют сердцевидную основу, на которой пять напаянных гнезд для вставок, обрамленных зернью, вверху крючок, снизу на проволоке семь плоских круглых подвесок (рис. 14, 61).

Детали украшения ожерелья

1. (4 экз.). Лунницы, изготовленные из серебра или золота (рис. 14, 62).

2. (9 экз.). Подвески сердцевидной формы со вставками из стекла (рис. 14, 63).

3. (4 экз.). Подвески круглой формы, плоские с петелькой. Изготовлены из бронзы (рис. 14, 64).

4. (1 экз.). Бронзовое колечко с шишечками (рис. 14, 65).

5. (1 экз.). Цилиндрические золотые подвески со вставками из стекла, украшенные зернью и плетенкой (рис. 14, 66).

6. (3 экз.). Круглые, овальные или прямоугольные подвески-медальоны со вставками из камня, обрамлены плетенкой или зернью (рис. 14, 67, 68).

7. Бронзовые колокольчики (встречены двух типов):

Тип I (1 экз.). Верхняя часть цилиндрическая, нижняя — колоколовидной формы (рис. 14, 69).

Тип II (13 экз.). Полусферической формы с отверстием посередине (рис. 14, 70, 71).

8. Пронизи двух типов:

Тип I (9 экз.). В виде трубочек из спирально свитой проволоки (рис. 14, 72).

Тип II (8 экз.). В виде цилиндрической трубочки, свернутой из сплошного листа бронзы или серебра (рис. 14, 73, 74).

Нашивные бляшки

Тип I (10)14. Бронзовые или серебряные полусферической формы (рис. 14, 75).

Тип II (4). Треугольной формы, изготовлены из бронзы и золота (рис. 14, 76).

Тип III (2). Овальной формы с лжезернью по краю (рис. 14, 77).

Тип IV (2). Ромбические, из золота (рис. 14, 78).

Тип V (2). В виде уголков (рис. 14, 79).

Пряжки

Выделены следующие классификационные ступени: по металлу — группа; по способу крепления с ремнем — отдел; тип — по устойчивым признакам, характеризующим форму пряжки.

Группа I. Железные

Тип I (40 экз.). Круглые железные пряжки с подвижным язычком (рис. 15, 1—4).

Тип II (2 экз.). Прямоугольные пряжки с подвижным язычком (рис. 15, 5).

Группа II. Бронзовые
Отдел А. Пряжки без обоймы

Тип I (13 экз.). Круглые с подвижным язычком (рис. 15, 6, 7).

Тип II (1). Массивная пряжка с граненой поверхностью. На язычке щиток с сетчатым орнаментом (рис. 15, 8).

Тип III (1 экз.). Массивная пряжка прямоугольной формы с вырезами по сторонам (рис. 15, 9).

Тип IV (9 экз.). Пряжки с незамкнутыми, загнутыми краями (рис. 15, 10).

Отдел Б. Пряжки с обоймой

Тип I (7 экз.). Дужка эллипсоидной формы с овальной обоймой (рис. 15, 12, 14).

Тип II (2 экз.). Массивная пряжка с овальной обоймой и фигурно изогнутой дужкой. На язычке щиток с сетчатым орнаментом (рис. 15, 11).

Тип III (8 экз.). Дужка эллипсоидной формы с удлиненной прямоугольной обоймой (рис. 15, 15).

Тип IV (2 экз.). Дужка эллипсоидной формы с овальной обоймой без язычка (рис. 15, 16).

Тип V (4 экз.). Дужка прямоугольной формы с прямоугольной обоймой (рис. 15, 13).

Отдельные находки пряжек

1. Пряжка «восьмеркообразной» формы из золотой кованой проволоки с выступом — крючком на одном конце и четырьмя пластинчатыми петлями на оборотной стороне. В центре крестообразная фигура, заключенная между поперечными перекладинами. Середина украшена напаянным гнездом для вставки стекла или камня. Пряжка орнаментирована плетенкой (рис. 15, 17).

2. Пряжка из костяной пластины с двумя полуовальными вырезами, на одном конце — железный крючок (рис. 15, 19).

3. Овальная пряжка из перламутра с бронзовым подвижным язычком (рис. 15, 18).

Ножницы (23 экз.)

Все найденные ножницы однотипны: с плоской овальной пружиной и клинообразными лезвиями (рис. 15, 20—23).

Хронология вещественного материала

Обычно при датировке отдельных сарматских памятников или целых этапов сарматской культуры исследователи занимаются подбором аналогий в других более или менее надежно датированных памятниках. При этом использовались скифские и различные северопричерноморские древности.

Данный метод давно применяется в археологии и приносит ей немалую пользу. Однако наряду с положительными моментами он имеет и ряд недостатков. Известны случаи, когда хронологический диапазон одного и того же типа в разных местах может не совпадать, в отдельных случаях в хронологических построениях допускаются ошибки при датировке по импортным вещам, которые в других районах могут встречаться в более поздних комплексах. Иногда при датировке по аналогиям получается цепочка вещей, проверка исходной даты которых бывает затруднена.

В выделении близких по времени вещей из позднесарматских памятников Нижнего Поволжья нами использован метод, основанный на выявлении определенных типов с повышенной взаимовстречаемостью, обусловленной синхронностью их существования. Впервые этот метод в советской археологической литературе был изложен Г.А. Федоровым-Давыдовым и В.Б. Ковалевской15. В последующее время он с успехом использовался рядом исследователей в применении к различному массовому материалу16.

Наблюдение за положительной связью с одной стороны и отрицательной с другой между различными парами типов, приведенной выше классификации, позволяет выделить четыре основные хронологические взаимосвязанные группы вещей: I группа (рубеж I—II — вторая половина II вв. н. э.), II группа (вторая половина II — середина III вв. н. э.), III группа (вторая половина III вв. н. э.), IV группа (конец III—IV вв. н. э.). Кроме того выделено две группы вещей с более длительным периодом существования. V группа охватывает время бытования вещей первых двух групп (начало II — середина III вв. н. э.) и в VI группу включены вещи, которые находились в обиходе на протяжении всей позднесарматской культуры. Для обоснования дат выделенных сопряженных групп, все вещи, входящие в них, были подвергнуты тщательной проверке по датированным аналогиям.

В определении хронологических рамок сопряженных групп первостепенная роль отводилась фибулам и зеркалам, как наиболее точно датируемым категориям.

Фибулы в Нижнем Поволжье появляются в сарматских погребениях II—I вв. до н. э., но довольно редко17. Увеличение количества типов фибул в Нижнем Поволжье связано с начавшимся интенсивным их производством в первые века н. э. в городах Северного Причерноморья. В это же время увеличивается число их находок на Кубани, Северном Кавказе и Нижнем Дону. В Нижнее Поволжье фибулы попадали преимущественно через Танаис18.

Лучковые фибулы I типа 1 и 2-го вариантов были обнаружены в погребениях среднесарматского времени I в. н. э.19. Фибула 3-го варианта (в Нижнем Поволжье известен только один экземпляр) датируется первой половиной II в. н. э. Фибулы 4 и 5-го вариантов появляются во второй половине II в., причем 5-й вариант датируется преимущественно первой половиной III в. Этот тип фибул существовал в Поволжье до середины III в. н. э. С середины III в. здесь появляются лучковые фибулы II типа, двучленные с нижней тетивой. Они бытуют в Поволжье в пределах второй половины III в. н. э.

Сильно профилированные фибулы развитых боспорских образцов, по нашей классификации I типа 1 и 2-го вариантов, в Нижнем Поволжье появляются не ранее рубежа I—II вв. н. э. Во второй половине II в. они постепенно вытесняются лучковыми фибулами I типа 4-го, а затем и 5-го вариантов. Сильно профилированные фибулы II типа датируются второй половиной III в. н. э.

Фибулы с завитком на конце сплошного пластинчатого приемника, по мнению исследователей, — местного производства. Первый вариант их может быть датирован пределами III в., второй — концом III—IV вв. Указанные типы фибул в Нижнем Поволжье наиболее распространены и поэтому они в первую очередь учитывались при установлении дат той или иной группы вещей (табл. 1).

Подробнее остановимся на вопросах хронологии и технологии бронзовых зеркал. В свое время А.М. Хазанов для шиповской (позднесарматской) культуры выделил два основных типа зеркал: зеркала с боковым ушком (тип IX) и зеркала с петелькой в центре (тип X)20. М.П. Абрамова, исследовавшая северокавказские зеркала с боковым ушком, разделила их на три варианта. К первому она отнесла зеркала с валиком по краю и коническим утолщением в центре, ко второму — плоские зеркала, обратная сторона которых покрыта рельефным орнаментом, к третьему — зеркала с совершенно гладкой неорнаментированной поверхностью21.

Исследователи, занимавшиеся вопросами классификации, высказывали свои соображения и о их датировке. Так, А.М. Хазанов считал, что зеркала с боковым ушком характерны для начального этапа позднесарматской культуры, а с центральной петелькой — для ее конца. Объединяя все зеркала с боковым ушком в один тип, А.М. Хазанов все же отмечал, что зеркала с коническим утолщением в центре датируются I—II вв., а с орнаментом или тамгообразными знаками на обратной стороне II—III вв. Зеркала же с центральной петелькой, по А.М. Хазанову, появляются во II в., но только с IV в. они становятся господствующей формой зеркал в Восточной Европе22.

М.П. Абрамова, рассматривавшая подробно только зеркала с боковым ушком, зеркала с коническим утолщением (1 вариант) датировала в основном I в. н. э., из которых лишь редкие экземпляры могли относиться ко II в. С конца I в. н. э. на зеркалах с боковым ушком появляется орнамент (2 вариант), но он станет характерным для II—III вв. Зеркала 3-го варианта с неорнаментированной поверхностью она датирует также II—III вв.23. В принципе датировка А.М. Хазанова и М.П. Абрамовой мало чем отличается.

Нами в сарматских погребениях к востоку от Дона было учтено 40 зеркал с боковым ушком и 17 с центральной петелькой. М.П. Абрамова, в вышеуказанной работе, для Нижнего Поволжья назвала 5 экземпляров зеркал с боковым ушком и коническим утолщением на обратной стороне. Следует отметить, что некоторые из них она весьма условно объединила в один вариант. Так, например, зеркало из кургана № 4 у хут. Авиловского не может быть включено в этот вариант, так как автор раскопок И.В. Синицын отмечал, что оно имело слабо выраженный орнамент, неразличимый из-за окиси24. К тому же у этого зеркала отсутствует выраженное коническое утолщение. Оно, скорее всего, относится ко 2-му варианту по классификации М.П. Абрамовой. К этому же варианту следует отнести и зеркало из кургана № 37 I Бережновского могильника25. В настоящее время в Поволжье нам достоверно известно 5 экземпляров зеркал с боковым ушком и коническим утолщением в центре обратной стороны. Это зеркала из курганов № 24 III группы у с. Харьковка26, № 1 у с. Норка27, № 40 хут. Кузин I, № 14 Терновского могильника28 и № 28 Барановского могильника29.

Выделяя 3-й вариант зеркал с боковым ушком, М.П. Абрамова отмечала, что их очень мало. Они найдены в Поволжье и в Карабудахкентском могильнике на Северо-Восточном Кавказе. В Поволжье нам пока не известно ни одного такого зеркала. Зеркало из кургана № 73 II Бережновского могильника также нельзя отнести к 3-му варианту30. Оно имеет по краю валик, к тому же сильно окислено. Зеркало из кургана № 23 могильника «Три брата» также не может быть отнесено к этому варианту. В настоящее время это зеркало хранится в Саратовском краеведческом музее (инв. № 1500). С одной стороны оно орнаментировано двумя концентрическими валиками, которые соединены радиальными линиями, а в центре его имеется небольшая выпуклость, заключенная в квадрат (рис. 13, 9). По классификации М.П. Абрамовой это зеркало должно быть отнесено по 2-му варианту.

Таким образом, наиболее распространенный в позднесарматское время вид зеркал с боковым ушком в Нижнем Поволжье представлен двумя типами (или вариантами по М.П. Абрамовой):

1) зеркала с боковым ушком и коническим утолщением на обратной стороне (рис. 13, 6);

2) зеркала с боковым ушком и орнаментом или тамгообразными знаками с обратной стороны (рис. 13, 7—16). Зеркала с центральной петелькой, как уже указывалось, объединены в один тип (рис. 13, 7—20). Между ними имеются хронологические различия, о чем уже говорилось. Принятые датировки этих зеркал применяются без изменения обычно для всех районов, где они встречаются (Кавказ, Поволжье, Украина). В археологии достаточно примеров, когда один и тот же тип или вариант на разных территориях мог бытовать в разное время.

На материале Нижнего Поволжья и Южного Приуралья есть возможность проверить датировку зеркал II—IV вв. по встречающимся вместе с ними в погребальных комплексах фибулам. Так из 57 известных нам находок зеркал, в 34 случаях они были обнаружены с фибулами (табл. 2). Из пяти зеркал с боковым ушком и конической выпуклостью одно встречено с лучковой одночленной фибулой 3-го варианта, датирующейся первой половиной II в. Зеркала с боковым ушком и орнаментированной обратной стороной в единичных случаях встречаются с сильно профилированными фибулами I типа 1-го и 2-го вариантов, но гораздо чаще их находят вместе с лучковыми одночленными фибулами I типа 4-го и 5-го вариантов. Сильно профилированные фибулы I типа датируются преимущественно II в. н. э., лучковые одночленные фибулы I типа 4-го варианта появляются во второй половине II в., фибулы 5-го варианта — в конце II в. и в Поволжье бытуют до середины III в.31. Пока не отмечено на интересующей нас территории ни одного случая находки зеркал с боковым ушком с фибулами, датирующимися позже середины III в., с сильно профилированными фибулами II типа, с лучковыми двучленными фибулами и с фибулами с завитком на конце сплошного пластинчатого приемника 2-го варианта.

Для зеркал с центральной петелькой отмечен один случай нахождения их с сильно профилированными фибулами I типа 2-го варианта и один случай с лучковой одночленной фибулой I типа 5-го варианта. Большинство же их, в 10 случаях из 13, найдено с лучковыми двучленными фибулами и сильно профилированными фибулами II типа, датирующимися второй половиной III в.32. Один раз отмечена находка зеркал этого типа с фибулами с завитком на конце сплошного приемника 2-го варианта конца III—IV вв.

Имеющаяся выборка позволяет наметить хронологические рамки трех выше описанных типов бронзовых зеркал поволжско-уральского региона. Для зеркал с боковым ушком и коническим утолщением можно принять дату I — нач. II вв. Три из них, найденные у с. Харьковки, у хут. Кузина и с. Барановки, по сопровождающим вещам и обряду погребения относятся к I в. н. э. Одно из Терновского могильника, как уже отмечалось, обнаружено с лучковой фибулой первой половины II в. В кургане у с. Норка погребенный был ориентирован головой на север, что является признаком позднесарматской культуры, распространившимся со II в. К этому времени описанный тип зеркал уже начинает исчезать и появляются зеркала с орнаментированной обратной стороной, которые были дальнейшим развитием первых. Зеркала с боковым ушком и орнаментированной обратной стороной, появившиеся в Поволжье — Приуралье в начале II в., широкое распространение получили во второй половине II и первой половине III вв. С середины III в. полностью изменилась форма зеркал. С этого времени у сарматов Поволжья и Приуралья основными становятся зеркала с центральной петелькой. Зеркала этого типа появляются здесь раньше, вероятно, во II в. н. э.33, но вплоть до середины III в. они употреблялись редко, нам известно 2—3 случая находок этих зеркал, которые можно датировать временем до середины III в.34. Вероятно, в быту, по крайней мере в Поволжье, откуда происходит их основная масса, зеркала с центральной петелькой были недолго, если только обычай класть эти зеркала в погребения совпадает с употреблением их в обиходе у сарматов. Эти зеркала, судя по их взаимовстречаемости с фибулами, обнаружены в основном в погребениях второй половины III в. С более поздними фибулами с завитком на конце сплошного пластинчатого приемника 2-го варианта, датирующимися концам III—IV вв., зеркала с центральной петелькой встречены только раз. Хотя число погребений, в которых найдены эти фибулы больше (24), чем общее число погребений (16), где найдены профилированные фибулы II типа и лучковые двучленные второй половины III в., но именно они проявляют повышенную встречаемость с зеркалами с центральной петелькой (табл. 2, А, Б). После уточнения хронологии ведущих типов зеркал Нижнего Поволжья в позднесарматское время, приведем сопряженные группы выделенных типов вещественного материала рассматриваемого периода.

Группа I (рубеж I—II — вторая пол. II в. н. э.)

Из глиняной посуды в эту группу входят: круговые одноручные кувшины I и II типов (рис. 11, 1—9), горшки круговые III и IV типов (рис. 7, 13, 14), лепные плоскодонные горшки I типа (рис. 8, 1), круговые миски I—III типов с желобчатыми бортиками (рис. 11, 1—3). Кроме того курильницы I типа (рис. 11, 15—17), сильно профилированные фибулы I типа 1-го и 2-го вариантов (рис. 12, 19—24), лучковые фибулы с подвязным приемником I типа 3-го варианта (рис. 12, 4), зеркальца-подвески с боковым ушком I типа (рис. 13, 6).

Эта группа типов вещей датируется с помощью входящих в нее фибул и зеркал. Датировка подтверждается и другими предметами, характерными для материальной культуры сарматов предшествующего времени, которые продолжали существовать в начальный период позднесарматской культуры. Это цилиндрические курильницы, миски с желобчатыми бортиками, сероглиняные лощеные кувшины, известные в находках I—II вв. н. э. на Кубани35 и Нижнему Дону36.

Анализ взаимовстречаемости типов вещей на протяжении всего периода позволяет определить дату этой группы — рубеж I—II — вторая пол. II вв., видимо, с большим уклоном на первую половину и середину II в. н. э. Следует отметить, что сами по себе хронологические рамки этой и других групп несколько условны. Безусловных границ вообще нет для любой совокупности археологического материала потому, что все типы вещей не могут одинаково распространяться во времени. Для предметов материальной культуры, объединяемых в типы, характерно нормальное распределение. Сопряженные группы объединяют типы вещей, близко стоящие во времени по своему наивысшему распространению. Однако отдельные экземпляры того или иного типа могут выходить за рамки своей группы. Так, например, зеркала с боковым ушком и орнаментированной обратной стороной (II тип) появляются в первой половине II в. н. э., но наибольшее их распространение приходится на вторую половину II в. и первую половину III в., что подтверждается встречаемостью с другими типами вещей.

К первой хронологической группе можно отнести несколько типов вещей, которые не проявляют повышенной взаимовстречаемости с остальными вещами этой группы, что объясняется небольшим их количеством.

Это единственный экземпляр импортного южноиталийского плоского зеркала, орнаментированного концентрическими кругами с одной стороны и отверстиями по краю (рис. 13, 5). Указанное зеркало было обнаружено в кургане В7 у с. Альт-Веймар на реке Торгуне в Заволжье, раскопанном П.Д. Рау и Т.М. Минаевой в 1924 г.37. Находки этих зеркал известны как в самой Италии, так и в ее восточных провинциях, на территории современной Болгарии38 и Венгрии39, куда уже в I в. н. э. проникли сарматские племена. В.П. Шилов, проанализировав известные находки зеркал этого типа, счел возможным датировать их второй половиной I — первой половиной II вв. н. э. Комплекс погребения из кургана В7 он датирует первой половиной II в. н. э.40.

Судя по условиям находок, временем I хронологической группы датируются железные пряжки II типа (рис. 15, 5), которые ведут свое происхождение от вытянутых пряжек с прогнутыми сторонами прохоровской культуры41.

Группа II (вторая половина II — середина III вв.)

Наиболее многочисленная, она объединяет следующие типы различных категорий вещей, проявляющих повышенную взаимовстречаемость: круговые сероглиняные одноручные кувшины III, IV, IX типов (рис. 4, 1—5; 5, 5), красноглиняные одноручные кувшины I типа (рис. 5, 8), лепные одноручные кувшины II и VI типов (рис. 7, 3, 6), круговые горшки I типа (рис. 7, 11), лепные горшки с уплощенным дном II, III, VI, VII типов (рис. 9, 2, 3, 6, 7), круговые миски IV типа (рис. 11, 4), лучковые фибулы с подвязным приемником I типа 4-го и 5-го вариантов (рис. 12, 5—14), зеркальца-подвески с боковым ушком II типа (рис. 13, 7—16), бусы стеклянные одноцветные А IV, V, VII, VIII-го (рис. 14, 6, 7, 9, 10), В I, III типов (рис. 14, 12, 14), сердоликовые Б I, II (рис. 14, 30, 31) и гагатовые БI типов (рис. 14, 35), серьги II типа (рис. 14, 56), колокольчики (рис. 14, 70, 71), ножницы (рис. 15, 20—23).

Вторая хронологическая группа типов вещей датируется лучковыми фибулами I типа 4-го и 5-го вариантов и зеркальцами с боковым ушком II типа. Время распространения указанных лучковых фибул не совпадает с основным временем распространения профилированных фибул I типа42, которые датируют первую группу сопряженных вещей. Лучковые фибулы I типа 4-го и 5-го вариантов появляются во второй половине II в. и прекращают свое существование в Нижнем Поволжье в основном в середине III в. Распространение зеркал с боковым ушком II типа также падает преимущественно на вторую половину II — первую половину III вв. С середины III в. в Поволжье происходит смена типов зеркал. Зеркала с боковым ушком сменяются зеркалами с центральной петелькой.

Во второй хронологической группе представлено большое количество типов глиняной посуды. Наряду с круговой посудой увеличивается число лепной керамики, кувшинов и горшков. Среди горшков преобладают типы с уплощенным дном. Сероглиняные миски IV типа, входящие в эту группу, известны в некрополе Кобякова городища, где они датируются II—III вв. н. э.43, а также в слоях других нижнедонских городищ того же времени44.

Для второй группы характерен устойчивый, часто повторяющийся набор украшений. Типичны для позднесарматских погребений Нижнего Поволжья этого времени стеклянные четырнадцатигранные и многочленные бусы, плоские синего стекла, сердоликовые четырнадцатигранные бусы, часто надетые на бронзовую спиральку, серьги II типа с завитым в спираль одним концом, колокольчики.

В погребениях этого времени часто находят железные пружинные ножницы, которые, проявляя повышенную взаимовстречаемость с фибулами второй половины II — первой половины III вв. н. э., сами в свою очередь являются датирующей вещью.

Группа III (вторая половина III в. н. э.)

В третью хронологическую группу объединяются следующие типы вещей: кувшины круговые сероглиняные двуручные II типа (рис. 6, 3), горшки лепные с уплощенным дном IV типа (рис. 9, 4), фибулы сильно профилированные II типа 1-го и 2-го вариантов (рис. 12, 25—20), лучковые фибулы с подвязным приемником II типа (рис. 12, 15—18), бронзовые зеркала с центральной петелькой (рис. 13, 17—20), лунницы (рис. 14, 62).

Эту группу типов вещей довольно точно датируют лучковые и сильно профилированные фибулы II типа и зеркала с центральной петелькой. Фибулы, датирующие эту группу, поступали в Нижнее Поволжье уже из других мест. Лучковые и сильно профилированные фибулы I типа, как уже отмечалось, в Нижнее Поволжье попадали через Танаис. Вплоть до разгрома Танаиса в середине III в. на Нижнем Дону и в Нижнем Поволжье синхронно существовали одни и те же типы фибул. И только после событий середины III в. в Поволжье появляются фибулы, которые не были известны в находках Танаиса и других поселений дельты Дона45.

Лучковые и профилированные фибулы II типа могли попасть в Нижнее Поволжье, учитывая ситуацию, сложившуюся в Северном Причерноморье в период нашествия готов, только с Северного Кавказа, где известны в достаточном количестве находки обоих типов фибул46, что подтверждается и происхождением других вещей, входящих в третью хронологическую группу. Это и двуручные сероглиняные кувшины II типа с характерной северокавказской стилизацией ручек, зеркала с центральной петелькой и лунницы, также часто встречающиеся при раскопках на Северном Кавказе. В ряде случаев эти вещи найдены в погребениях в катакомбных ямах, широко известных на Северном Кавказе. Это подтверждают и новые материалы. Так, в Цимлянском районе Ростовской области В.П. Копыловым было открыто погребение в катакомбной яме, где были вместе найдены три лучковые фибулы II типа, сильно профилированная фибула II типа и бронзовое зеркало с центральной петелькой, что еще раз доказывает взаимосвязь основных датирующих типов третьей хронологической группы47.

Верхняя дата этой группы определяется распространением типов вещей четвертой хронологической группы.

Группа IV (конец III—IV вв. н. э.)

Четвертая группа одна из самых малочисленных по количеству входящих в нее вещей. В нее объединяются следующие сопряженные типы: лепные горшки с уплощенным дном VIII типа (рис. 9, 8), фибулы с завитком на конце пластинчатого приемника I типа 2-го варианта (рис. 12, 32—35) и бронзовые пряжки с обоймой I типа (рис. 15, 12, 14).

Фибулы с завитком на конце пластинчатого приемника I типа 2-го варианта, входящие в четвертую группу, представляют собой дальнейшее развитие фибул этого рода, количественно они преобладают по сравнению с 1-ым вариантом. Обращает внимание бедность инвентаря погребений, в которых найдены фибулы с завитком 2-го варианта. Полностью отсутствует круговая керамика, бронзовые зеркала, в ряде погребений кроме фибул нет никаких вещей. Фибулы с завитком на конце пластинчатого приемника 2-го варианта являются наиболее поздними у сарматов Нижнего Поволжья (конец III—IV вв. н. э.)48.

Бронзовые пряжки с обоймой I типа, встречающиеся с этими фибулами и горшками с уплощенным дном VIII типа, имеют большое количество аналогий в памятниках III—IV вв. н. э. Известны их находки в погребениях Черняховской культуры49. Так, например, нижняя дата Косановского могильника, в котором найдены пряжки этого типа, конец III—IV вв. н. э.50. Довольно широко этот тип пряжек был распространен в Прикамье: в бахмутинской культуре в раннем ее варианте, по Н.А. Мажитову, (II—IV вв. н. э.)51, в азелинской культуре (III—V вв. н. э.)52. Ряд аналогичных пряжек найден в Тураевском могильнике III—IV вв. н. э.53. Вероятно, появление этого типа пряжек падает на конец III в., а наивысшее распространение на IV в. н. э.

К хронологическому отрезку времени, соответствующему четвертой группе, относится ряд вещей, которые из-за своей малочисленности не проявляют повышенной взаимовстречаемости с вещами этой группы.

Это два экземпляра бронзовых пряжек с обоймой I типа, обнаруженные в Сусловском курганном могильнике в курганах № 58 и № 69 (рис. 15, 11). У этого типа пряжек прогнута передняя часть дужки, прогиб еще слабый по сравнению с более поздними, так называемыми, В-образными пряжками. Пряжки из Сусловского могильника имеют близкие аналогии в позднеримских погребениях Паннонии IV в.54. В могильнике Шагвар такие пряжки обнаружены с большим количеством монет 346—375 гг.55.

Пряжка с прогибом дужки найдена М.М. Кобылиной в некрополе Фанагории в погребении, которое она датирует III—IV вв.56. В Сусловском кургане № 69 вместе с пряжкой найден бронзовый наконечник ремня по оформлению близко напоминающий мазунинские наконечники IV в.57.

К этому же времени относится обломок фибулы, условно выделенный нами во II тип фибул с завитком, найденный около с. Бородаевки в кургане № 4, погребение № 2 (рис. 12, 36). Внешне он напоминает фибулы мазунинской культуры, племена которой жили при впадении реки Белой в Каму. А.К. Амброз считает, что мазунинские фибулы — дальнейшее развитие сарматских фибул с завитком, датируются не ранее IV в. н. э.58.

Группа V (рубеж I—II вв. — середина III в. н. э.)

В пятую хронологическую группу входят такие типы различных категорий вещей, которые, судя по их взаимовстречаемости с хорошо датированными предметами, существовали продолжительный промежуток времени, их находят с вещами первой и второй хронологических групп.

В пятую группу мы объединяем следующие типы вещей: круговые сероглиняные кувшины без ручек I—III типов (рис. 2, 1—3), одноручные V—VIII типов (рис. 4, 4, 6—9; 5, 1—4), двуручные I типа (рис. 6, I, 2), лепные одноручные кувшины V, VII, VIII типов (рис. 8, 3, 4), кувшины с уплощенным дном V типа (рис. 9, 5), круглодонные II типа (рис. 9, 11), миски V—IX типов (рис. 11, 5—9), кружки круговые (рис. 10, 1—3), курильницы II типа (рис. 11, 18—25), большие плоские бронзовые зеркала A I—II типов (рис. 13, 1, 2), зеркала с валиком по краю Б I—II типов (рис. 13, 3, 4), бусы стеклянные Б I (рис. 14, 11), с золотой прокладкой А I (рис. 14, 17, 18), янтарные А II (рис. 14, 25), Б I (рис. 14, 28), сердоликовые А I (рис. 14, 29), гагатовые А I (рис. 14, 34), халцедоновые А I—II типов (рис. 14, 39, 40), пиритовые (рис. 14, 48), коралловые (рис. 14, 53).

Нижняя дата этой группы совпадает с начальной датой первой хронологической группы и в общем с началом формирования позднесарматской культуры. Верхняя дата пятой группы — середина III века н. э. — является определенным рубежом в истории Северного Причерноморья, Северного Кавказа и Нижнего Поволжья. После некоторой стабилизации положения в Северном Причерноморье с середины III в. происходит ряд передвижений больших союзов племен. Это привело к гибели большинства ремесленных и торговых центров Северного Причерноморья. После разгрома Танаиса «основного торжища варваров на Боспоре» в сороковых годах III в. н. э. и нижнедонских поселений59, упадка большинства правобережных городищ Кубани60, полностью прекратилось поступление в Нижнее Поволжье ремесленных изделий из этих районов. В погребениях поздних сарматов Нижнего Поволжья с середины III в. н. э. постепенно перестает встречаться круговая сероглиняная посуда, производившаяся в основном на Кубани и на Нижнем Дону61. В данном случае наличие круговой сероглиняной посуды в позднесарматских погребениях может быть, с определенной долей вероятности, датирующим материалом. Таким образом, круговая сероглиняная керамика, которая не вошла в первые две хронологические группы, включена нами в пятую группу.

Типы глиняной посуды пятой группы обнаруживают положительную связь с разновременными вещами. Так, круговые сероглиняные двуручные кувшины I типа в одном случае найдены с лучковой фибулой с подвязным приемником I типа 3-го варианта и зеркальцем-подвеской I типа, датирующимися первой половиной II в. н. э.62, в другом случае эти же кувшины обнаружены в погребениях с лучковыми подвязными фибулами типа 5-го варианта, получившими наибольшее распространение в первой половине III в. н. э.63. Круговые сероглиняные одноручные кувшины V—VIII типов также встречаются с разновременными вещами II — середины III вв. н. э. Этим временем, судя по характеру связей, датируются кружки, изготовленные на гончарном круге, отдельные их типы отличаются некоторыми особенностями формы, проявляя сходство в технике изготовления и орнаментации.

VII, VIII и IX типы мисок по их взаимовстречаемости с другими типами керамики и фибулами, также датируются II — первой половиной III в., н. э. Миски V и VI типов, ввиду их малочисленности, невозможно точно датировать. Условно они отнесены к пятой хронологической группе, учитывая прекращение поступления в Нижнее Поволжье гончарной сероглиняной керамики с середины III в. н. э.

Кубические курильницы, являясь особенностью материальной культуры поздних сарматов Поволжья, в основном бытовали, судя по их многочисленным взаимонахождениям с хорошо датированными вещами, в пределах хронологических рамок V группы. И, вероятно, во второй половине III в. н. э. постепенно вышли из употребления.

Из украшений в пятую группу мы включили типы бус, которые часто встречаются с другими вещами этой группы. Сюда не входит ни один из известных нам в Нижнем Поволжье типов фибул, так как они наиболее точно датируемый реквизит позднесарматских погребений.

Из зеркал, входящих в пятую хронологическую группу, зеркала типов А I, А II, и Б I, Б II характерны для предшествующего времени. В данном случае они не могут быть датирующими вещами. Наоборот установление их даты зависит от комплексов, в которых они найдены. В настоящее время с уверенностью можно говорить лишь о том, что они происходят из погребений не позже середины III в. н. э.

Пятая хронологическая группа вещей является по времени общей для первой и второй групп. На наш взгляд это объясняется длительностью существования входящих в нее типов вещей, хотя возможно, что отдельные из них датируются более узким промежутком времени, но состояние материала на сегодняшний день не позволяет их выделить.

Группа VI (рубеж I—II вв. — IV в. н. э.)

Здесь объединен ряд типов вещей, которые, судя по наблюдениям за их взаимовстречаемостью, бытовали на протяжении всей позднесарматской культуры. Это в первую очередь стеклянные одноцветные бусы А I, II (рис. 14, 1—4), бисер, серьги I и IV типов (рис. 14, 55, 58, 59), медальоны (рис. 14, 67, 68), железные пряжки I типа (рис. 15, 1—4), бронзовые пряжки А I типа (рис. 15, 6, 7).

Большинство из этих вещей отличаются простотой формы и широким ареалом распространения. Так, например, бронзовые серьги I типа из проволоки в полтора оборота в Нижнем Поволжье известны еще с эпохи бронзы. Серьги IV типа были широко распространены в Северном Причерноморье и имели широкий хронологический диапазон бытования, начиная с античных памятников VI—V вв. до н. э. до раннего средневековья — IV—V вв. н. э.64. Все типы пряжек, входящие в эту группу, просты по конструкции и известны в Поволжье с раннесарматского времени.

Примечания

1. Хазанов А.М. Очерки военного дела сарматов. М., 1971, с. 15—26.

2. Классификация горшков дана с учетом сходства их основных указателей формы.

3. Имеются ввиду горшки, у которых нечетко выражен переход от преддонной части к дну. Они обладают плохой устойчивостью. Однако диаметр дна можно с определенной долей приближения замерять. Горшки этого отдела являются наиболее распространенными в позднесарматских погребениях Нижнего Поволжья.

4. Все миски, изготовленные на гончарном круге, были сероглиняными, часто с серо-черным лощением.

5. См.: Амброз А.К. Фибулы юга Европейской части СССР — Свод археологических источников (далее» САН). М., 1966, вып. 1—30.

6. См.: Скрипкин А.С. Фибулы Нижнего Поволжья (по материалам сарматских погребений). — СА, 1977, № 2, с. 100—120.

7. См.: Скрипкин А.С. Фибулы Нижнего Поволжья, с. 109—110.

8. Название условное, поскольку этот экземпляр не имеет аналогии.

9. В будущем, вероятно, исследователи разработают классификацию этих зеркал, а также и зеркал с боковым ушком, с учетом их орнаментальных особенностей. Разработка такой классификации будет безусловно перспективной при условии учета всей совокупности находок этих зеркал от Дуная до Урала и от Камы до Кавказа, где могут быть выявлены локальные особенности их орнаментации, определены эволюционные линии развития орнамента.

10. Классификация бус построена по традиционным методам. См.: Деоник В.Б. Классификация бус Северного Кавказа IV—V вв. — СА, 1959, № 3, с. 49—65; она же. Классификация бус Юго-Восточной Европы VI—IX вв. — СА, 1961, № 3, с. 202—232; Федоров-Давыдов Г.Л. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966, с. 71—77. В последние годы вышли работы Е.М. Алексеевой, посвященные классификации бус из античных памятников Северного Причерноморья, основанные на использовании статистико-комбинаторных методов (см.: Алексеева Е.М. Классификация античных бус. — В кн.: Статистико-комбинаторные методы в археологии. М., 1970, с. 59—82); она же. Античные бусы Северного Причерноморья. — САИ. М., 1975, 1978, вып. Г1—12, т. 1, 2. Выполнение такой же работы по сарматским бусам — дело будущего.

11. Количество погребений, в которых обнаружен данный тип бус.

12. Показатель наиболее часто встречающихся пропорций. Первая неизменная цифра обозначает диаметр бусин, вторая — длину вдоль ствола канала.

13. Для плоских бус вводится трехмерное пропорциональное отношение, характеризующее их форму. Первая, неизменная величина — толщина бусин, вторая — ширина перпендикулярно каналу отверстия, третья — длина вдоль ствола канала.

14. Количество погребений, в которых обнаружены нашивные бляшки.

15. См.: Федоров-Давыдов Г.А. О датировке типов вещей по погребальным комплексам. — СА, 1965, № 3, с. 50—63; он же. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966, с. 93—95; Ковалевская В.Б. Применение статистических методов к изучению массового археологического материала. — В кн.: Археология и естественные науки. М., 1965, с. 298—300.

16. См.: Новгородова Э.А. Центральная Азия и карасукская проблема. М., 1970, с. 155—167; Голдина Р.Д. Могильники VII—IX вв. на Верхней Каме. — В кн.: Вопросы археологии Урала (далее ВАУ). Свердловск, 1970, вып. 9, с. 57.

17. См.: Скрипкин А.С. К датировке некоторых типов сарматского оружия. — СА, 1980, № 1, с. 273—275.

18. См.: Шелов Д.Б. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры. М., 1972, с. 204—206.

19. Специальная статья по фибулам Нижнего Поволжья содержит развернутую аргументацию при обосновании датировки различных их типов (см.: Скрипкин А.С. Фибулы Нижнего Поволжья, с. 100—120).

20. См.: Хазанов А.М. Генезис сарматских бронзовых зеркал. — СА, 1963, № 4, с. 65.

21. См.: Абрамова М.П. Зеркала горных районов Северного Кавказа в первые века нашей эры. — В кн.: История и культура Восточной Европы по археологическим данным. М., 1971, с. 121—132.

22. См.: Хазанов А.М. Генезис сарматских бронзовых зеркал, с. 67.

23. См.: Абрамова М.П. Указ. соч., с. 129—131.

24. См.: Синицын И.В. Археологические памятники в низовьях реки Иловли. — Учен. зап. / Саратовский гос. ун-т, 1954, т. 39, рис. 16, 4.

25. См.: Синицын И.В. Археологические исследования Заволжского отряда (1951—1953 гг.) — МИА. 1959, № 60, с. 102, рис. 30а, 7.

26. См.: Рыков П.С. Отчет о раскопках в Нижнем Поволжье и Уральской губернии в 1926 и 1927 гг. — Архив ЛОНА, ф. 1, № 1927/187, л. 28—30.

27. См.: Rau P. Die Hügelgräber römischer Zeit an der unteren Wolga, S. 53.

28. См.: Шилов В. Я. Отчет Астраханской археологической экспедиции за 1966 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 4625, л. 26; он же. Отчет о раскопках Астраханской археологической экспедиции за 1962 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 2728.

29. См.: Федоров-Давыдов Г.А., Дворниченко В.В. и др. Отчет о раскопках Барановского могильника в Черноярском районе Астраханской области в 1972 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 4709, л. 29—30, рис. 70.

30. См.: Виноградов В.Б., Петренко В.А. К происхождению сарматских зеркал-подвесок Северного Кавказа. — Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях института археологии АН СССР (далее КСИА АН СССР). М., 1977, № 148, с. 48.

31. См.: Скрипкин А.С. Фибулы Нижнего Поволжья, с. 107—108.

32. См.: там же, с. 108—109, 113—114.

33. В кургане № 55 Старицкого могильника в диагональном погребении впервые было обнаружено зеркало с центральной петелькой вместе с профилированными фибулами I типа 2-го варианта (см.: Шилов В.П. Отчет о раскопках Астраханской экспедиции в 1961 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 2380, л. 151—157.

34. См.: Скрипкин А.С. Позднесарматский комплекс из Нижнего Поволжья. — В кн.: Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы. М., 1978, с. 77—81.

35. См.: Анфимов Н.В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской. — МИА. М., 1951, № 23, с. 194, рис. 15.

36. См.: Каменецкий И.С. Население Нижнего Дона в I—III вв. н. э. Дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. М., 1965, — Архив ИА АН СССР, р-2. № 1934, с. 52.

37. Rau P. Die Hügelgräber römischer Zeit an der unteren Wolga. S. 39, 56. См.: Цончев Д. Тракийски некропол при с. Половицы. — Годшиник на музите в Пловивски окр. 1. София, 1954, с. 226, рис. 21, 22.

38. Parducz M. Denkmaler der Sarmatenzeit Ungarns. Budapest, 1941 В. I, S. 57. T. 26, 6; B. 2, T. 62, 1.

39. См.: Шилов В.П. Южноиталийские зеркала в Волго-Донских степях. — СА, 1972, № 1, с. 261—264.

40. См.: Смирнов К.Ф. Курганы у сел Иловатки и Политотдельское Сталинградской области. — МИ А. М., 1959, № 60, с. 293, рис. 31, 32; Мошкова М.Г. Раннесарматские бронзовые пряжки. — МИА. М., 1960, № 78, с. 293, сл. рис. 3, 15, 16.

41. См.: Скрипкин Л.С. Фибулы Нижнего Поволжья, с. 110 112.

42. См.: Капошина С.И. Отчет об археологических раскопках Кобякова городища в 1957 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 1684, табл. X, I; за 1960 г. р-1, № 2226, л. 49.

43. См.: Каменецкий И.С. Население Нижнего Дона в I—III вв. н. э., с. 52, табл. XII.

44. См.: Скрипкин А.С. Фибулы Нижнего Поволжья, с. 109.

45. См.: Амброз А.К. Указ. соч., с. 53.

46. См.: Копылов В.П. Отчет об исследовании археологических памятников в зоне реконструкции Донской оросительной системы в 1975 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 5441, л. 25—32.

47. См.: Амброз А.К. Указ. соч., с. 46; Скрипкин А.С. Фибулы в Нижнем Поволжье, с. 114—116.

48. См.: Брайчевский А.Г. Черняховские памятники Надпорожья (по материалам раскопок и разведок И.М. Фещенко, А.В. Бодянского и др.). — МИА. М., 1960, 82, табл. V, 5.

49. См.: Кравченко Н.М. Косановский могильник (по материалам раскопок В.П. Петрова и Н.М. Кравченко в 1961—1964 гг.). — В кн.: История и археология юго-западных областей РСФСР начала нашей эры. М., 1967, с. 114.

50. См.: Мажитов Н.А. Бахмутинская культура. М., 1968, с. 1.

51. См.: Генинг В.Ф. Азелинская культура III—V вв. — ВАУ, Свердловск, 1963, вып. 5, табл. IV, 7.

52. См.: Генинг В.Ф. Тураевский курганный могильник в Нижнем Прикамье. — ВАУ, Свердловск, 1962, вып. 2, с. 77.

53. См.: Скрипкин А.С. Две бронзовые пряжки из Сусловского курганного могильника. — СА, 1976. № 3, с. 325—327.

54. См.: Амброз А.К. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы. — СА, 1971, № 2, с. 103, рис. 2, 9; Lanyi V. Die Spätantiken Gräberfelder von Pannonien. — Acta archaeologia hungaricae (AAH) Budapest, 1972, T. 24, Fas. 1—3, S. 158.

55. См.: Burger A.Sz. The Late Roman Cemetery at Sagvar. — AAH, Budapest, 1966, T. 18, fas. 1—4, p. 99—234.

56. См.: Кобылина М.М. Раскопки «Восточного» некрополя Фанагории в 1948 г. — МИА. М., 1951, № 19, с. 248, рис. 51.

57. См.: Амброз А.К. Проблемы раннесредневековой хронологии Восточной Европы. — СА, 1971, № 3, с. 108, рис. 9, 3.

58. См.: Амброз А.К. Фибулы юга Европейской части СССР, с. 46.

59. См.: Шелов Б.Д. Танаис и Нижний Дон в первые века нашей эры, с. 299 и сл.

60. См.: Анфимов Н.В. Из прошлого Кубани. Краснодар, 1958.

61. См.: Мошкова М.Г. Производство и основной импорт у сарматов Нижнего Поволжья. — Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. М., 1956, с. 6 7.

62. См.: Шилов В.П. Отчет Астраханской археологической экспедиции за 1966 г. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 4625, л. 26, рис. 42.

63. См.: Rau P. Die Hügelgräber römischer Zeit an der unteren Wolga, S. 10, T. 3, A; Мамонтов В.И. Отчет о работе Приволжского отряда Астраханской археологической экспедиции за 1968. — Архив ИА АН СССР, р-1, № 3656, рис. 8, Д.

64. См.: Segal B. Katalog der Goldschmide Arbeiten. Athen, 1938; ОАК, за 1892 г., с. 11, рис. 6; ОАК за 1909—1910 гг., с. 94, рис. 116—117; ОАК за 1911 г., с. 40; рис. 73—74; ОАК за 1913—1915 гг., с. 41, рис. 50; Синицын И.В. Позднесарматские погребения Нижнего Поволжья. — Изв. ин-та краеведения им. М. Горького, 1936, т. VII, с. 31, рис. 10; Smidt A.V. Kačka. Beiträge zur Erforschung der Kulturen Ostrusslands in der Zeit der Völkerwanderung [III—V. JH.] — Eurasia seprtentrionalis antigua. Helsinki. 1927, S. 7—15, 350; Werner I. Beitrage zur Archäologie des Attila-Reiches. München, 1956. S. 25, T. 31, 3; 46, 2.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница