Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Магас и уши

В 1231 г. монголы с юга вторглись на Кавказ, чтобы разбить Джалал ад-Дина, сына хорезмшаха. В 1237 г. монголы пришли с севера, разгромили царство черкесов и убили царя. А в 1238 г. начался новый поход против алан, главным событием которого стала полуторамесячная осада столицы Алании, города Магас. Очень интересно повели себя аланские феодалы. Они, похоже, стали массово переходить на сторону монголов. Вот как повествует об этих событиях китайская хроника «Юань-ши»:

В год свиньи (1239), зимой в 11 месяце, дошли до города асов. Город, благодаря своей неприступности долго не сдавался. В следующем году в 1 месяце Си-ли-цянь-бу с 11 готовыми умереть храбрецами взобрался по осадным лестницам, вперед же поставили 11 пленников. Они громко закричали: «Город пал». За ним полезли, как муравьи, один за другим все остальные воины, и город взяли.

Бадур и его братья Уцзорбухан и Матярша с народом пришли с выражением покорности. Матярша ходил с Монке походом на город Майгэсы и был начальником авангарда. В него попали две стрелы, но, воодушевившись храбростью, он овладел городом.

Юй-ваши был ас. Его отец Елебадур пришел с правителем его государства и подчинился Угэдэю. Ему было повелено быть в гвардии... особо был учрежден отряд асов, и ему было поручено командовать ими.

Хан-ху-сы был родом ас. Он был правителем владения асов. Когда войска Угэдэя достигли границ его, Хан-ху-сы с народом подчинился Угэдэю. За это Хан-ху-сы было пожаловано монголами звание «бадура», дана была золотая пайцза и повелено было властвовать над своею землею и народом.

Бату, с другими князьями, покорил роды Канли, Кибча, народы Асут и других городов частью полонены, частью сами поддались.

Странные это были правители. И странно даже не то, что они предали свой народ (это с правителями происходит сплошь и рядом), а то, что подданные совсем им не повиновались и правителям приходилось самим лезть на стены города в авангарде захватчиков, вместо того чтобы просто приказать открыть ворота. Такое это было «государство» — Алания.

Впрочем, есть одна мысль. Феодальная раздробленность зачастую сопровождается бурным ростом городов, которые могут получить даже некоторую независимость от феодалов или особый статус. Так было в Европе, так же могло быть и в Алании. Так что Магас был не совсем столицей Алании, у которой не было единого руководства, а, стало быть, и резиденции такового. Похоже, что это был «свободный» самоуправляющийся город, с собственным выборным правительством, войском, казной и прочим В мирное время это войско было гарантией против самодурства феодалов. Как свойственно городам, население Магаса было интернациональным: городские стены защищали от разбойников и аристократов, и купцов, и ремесленников самых разных национальностей, включая и нахов. Воздух города делает человека свободным. Когда пришли монголы, Магас весьма умело сопротивлялся (на крепости Руси у монголов уходило по 5 дней, а тут — 45). Алдары, князья Алании (асовосов-народа Асут-осетин), с радостью и готовностью предали Магас, так как сами были не против поучаствовать в грабеже и разорить «свой» город, который раньше щелкал их по носу. Заняв Магас, монголы и аланы уничтожили всех жителей.

И вот еще такая «мелкая» деталь. Начальство монголов приказало отрезать у каждого трупа правое ухо. Насчитали 270000 ушей. Так написано в источниках, но, поскольку цифра явно преувеличена (не могло быть на Кавказе города с населением в четверть миллиона), то пишут — 27 000. Ну, если уменьшать, то, может, и 2700. Древние хроники изобилуют преувеличениями и «условными» цифрами. Шифрами, магией. Например, 27 = 3×3×3, то есть тройка, помноженная на себя три раза. После взятия Булгара монголы тоже отрезали у трупов уши, посчитали, и, знаете, сколько оказалось? Ровно 270000, такое совпадение.

Но что меня смущает больше всего, так это другое совпадение. У чеченцев в их языческом прошлом был «индейский» обычай брать с убитого врага «цет» — правое ухо очень хорошо подходило. Считалось, что убитый, с которого взят «цет», если не будет отомщен, то в загробной жизни станет рабом своего убийцы. Они набирали себе «слуг» в свое посмертное хозяйство. В этом был смысл. Работорговля и рабовладение, по мнению язычников, продолжались и после смерти, так условия земного существования влияли на представления о трансцендентном.

Как это связано с нахами и о чем это нам говорит? Не знаю, может, просто предки чеченцев «научились» этому «полезному» обычаю у монголов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница