Рекомендуем

Физическая охрана объекта - основа системы охраны любого объекта.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Иго

С 1238 по 1240 г. длился второй аланский поход монголов. А в 1277 г. монголы пришли снова, на этот раз вместе с вассальными русскими князьями, чтобы разорить аланский город Дедяков. И с той поры периодически приходили с карательными экспедициями. Но в общем и целом Северный Кавказ с середины XIII в. вошел в состав монгольского государства — Золотой Орды.

Во второй раз предки чеченцев оказались в одном государстве с предками русских. Сначала — Хазарский каганат, потом — Золотая Орда; уже тогда можно было понять, что это судьба.

Государственное управление со стороны монголов ограничивалось сбором дани и привлечением покоренных народов к своим военным операциям против других народов, еще не покоренных. По всем внутренним вопросам подвластные народы осуществляли самоуправление. Права на самоуправление были достаточно широкими, но не полными. На выбор формы правления монголы оказывали влияние: им было неудобно общаться со всякого рода демократическими и племенными институтами, а проще было выдать ярлык, лицензию на управление, пайцзу, местному князьку, а потом уже с него спрашивать по полной и если надо будет — отрезать ему голову. Поэтому монголы способствовали сохранению и распространению феодального уклада; они поддерживали споры и распри между местными феодалами, давая ярлык то одному, то другому, чтобы они тратили силы в борьбе друг с другом и не могли объединиться против монголов. Так монголы делали на Руси, так же они поступали и на Северном Кавказе.

На Северном Кавказе периодически вспыхивали восстания против монгольского владычества. Такой вывод мы делаем из сведений о карательных экспедициях монголов. Но нужно иметь в виду, что основным источником дохода и главной статьей экспорта Золотой Орды была торговля рабами. А рабов нужно было всегда где-то брать. Поэтому даже если все народы и территории были более или менее покорны, какая-нибудь местность или народность все равно объявлялась непокорной, под любым предлогом, и высылался ограниченный воинский контингент для восстановления «конституционного» порядка, а главным образом для захвата полона. Рабы были для Золотой Орды — как сейчас для России нефть и газ, без экспорта рабов никак было не «сверстать бюджет». То есть главным богатством в Золотой Орде были люди. Но людям от этого не было совсем никакой радости.

Торговлей рабами занимались специальные купеческие республики — Генуя и Венеция. Они заключили с монголами взаимовыгодные договоры, получили земли на восточном берегу Черного моря, построили там свои города-колонии. За пленников торговцы расплачивались с монголами золотом, серебром, предметами роскоши. Рабы же через Константинополь поставлялись повсюду, где в них была потребность, большей частью на Ближний Восток.

Не только монголы поставляли генуэзцам и венецианцам «живой товар». Все народы Причерноморья и Северного Кавказа были вовлечены в работорговлю, причем как с пассивной, так и с активной стороны. Черкесы, аланы, половцы и прочие продолжали и во времена монгольского ига частным образом захватывать рабов из своих и соседских народов и продавать их купцам. Но самые масштабные поставки на государственном уровне делала, конечно, Орда — бизнес вновь обрел серьезную и стабильную основу, как во времена Хазарии.

Все это время предки чеченцев медленно и с трудом восстанавливали свою доаланскую численность и заново осваивали некоторые равнинные территории. Большая часть по-прежнему жила в горах, в которых стало еще более тесно оттого, что теперь там обосновались скрывающиеся от монголов аланские феодалы со своими дружинами. Иго было временем несладким, но нахи постепенно приспособились. То есть какие-то, хотя бы самые примерные, правила игры были. Нахские племена поставляли в монгольские войска рекрутов, платили «дань кровью», иногда восставали и были истребляемы, иногда сами участвовали в подавлениях восстаний соседей, понемногу грабили и наживались, если была возможность, а в остальном жили под протекторатом монголов чуть спокойнее, чем в «цветущей Алании».

Монгольское владычество перекроило этно-политическую карту Северного Кавказа. С гегемонией аланов было покончено раз и навсегда, уцелевшие будут прятаться в горах, смешиваясь с местным населением и превращаясь в осетин. Половцы тоже лишились могущества, рассеялись и, опять же смешиваясь с местными племенами, стали субстратом для формирования карачаевцев и балкарцев. Адыги стали мигрировать на восток; позже они сформируют отдельную ветвь своего народа — кабардинцев. Сами орды тюркских кочевников ассимилируются на местной почве и дадут начало ногайцам, кумыкам и др.

Отчетливее стали проступать контуры будущего чеченского народа. После Хазарии в долинах и горах Северного Кавказа осталось множество нахских, полунахских, нахско-дагестанских племен, ранее объединенных общей государственностью, а теперь ничем. Аланы и тюрки подвергли «слабонахские» племена ассимиляции и включили в субстрат собственных народов; таким образом, эта часть населения была выключена из процессов этногенеза собственно чеченской народности. Зато выделились «настоящие вайнахи», которые поначалу едва не были полностью истреблены, зато потом стали наращивать численность и формировать какое-то подобие национального самосознания.

И уж совершенно неожиданный поворот произошел благодаря Орде в судьбах славянского населения Северного Кавказа. Как мы помним, славянская колонизация территорий в долинах Дона, Кубани, Терека началась еще в первом тысячелетии. Юго-восточные славяне составляли часть населения Хазарии и уже тогда находились в тесном контакте с «горскими» народностями. Князь Святослав делал ставку именно на южное направление, поддерживал колонизацию и стремился создать южно-русское государство где-то на землях Северо-Кавказского федерального округа современной России. Но затем политическая ориентация Руси сменилась; южные земли ее больше не интересовали, даже русский город Тмутаракань был утерян. Без поддержки собственного государства захирели и колонии славян. Пара веков хаоса и беспредела, надо полагать, истощили славянские поселения, и уже никого или почти никого не оставалось в «городках» и «станицах».

Но монголы решили возродить «русскую линию». По указаниям ханов из русских княжеств на Северный Кавказ переселялись казаки — их уже тогда так и называли. Они несли военную службу в Орде, служа «прокладкой» между разными народами. Видимо, ханам не нравилось то, что помимо «законных» государственных набегов монголов народы Орды «незаконным» образом нападают друг на друга и чинят нелегитимный разбой. Казаков селили «для порядка», но они и сами были те еще разбойники. А все же минус на минус дает плюс, и казачья линия еще с тех времен обеспечивала стабильность в регионе.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница