Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Конец истории

Собственно, на этом политическая история Чечни заканчивается. Для взвешенной исторической оценки современности необходима временная дистанция и переход к какому-то иному этапу. Мы можем дать только несколько тезисов.

Москва поддержала передачу власти сыну Кадырова главным образом потому, что убедилась в реальной способности сил, сплоченных вокруг Кадырова-старшего, контролировать ситуацию на своей территории. Новая администрация продолжила бескомпромиссную борьбу с подпольем и достигла значительных успехов, хотя и с сомнительным результатом в плане ликвидации терроризма вообще — активность бандитских формирований, вытесненных из Чеченской Республики, переместилась на территорию соседних Дагестана и Ингушетии. Был продолжен — мягко, но настойчиво — проводимый предшественниками курс на фактическую самостоятельность чеченского государственного образования при внешней демонстрации лояльности Москве и лично российскому президенту, позже премьер-министру. И в этом новая администрация достигла полного и безоговорочного успеха: режим контртеррористической операции (КТО) был отменен, и исчезли все ограничения в самоуправлении и все оговорки и препятствия в осуществлении власти.

Время широкой коалиции, однако, закончилось. Установился режим личной власти главы республики со всеми особенностями подобного режима.

Производительная экономика до настоящего времени не развилась достаточно, чтобы обеспечить рабочими местами население республики, и регион остается сугубо дотационным. Экономическая, культурная, политическая и социальная интеграция Чечни в российское пространство остается очень низкой и, пожалуй, продолжает сходить на нет.

Русские беженцы в республику не вернулись. Напротив, русскоязычное население продолжило свой исход, пока территория не стала практически мононациональной.

В политической и информационной сфере царит единообразие. Полным ходом идут процессы клерикализации всех сторон жизни.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница