Рекомендуем

NY medicaid fraud attorney

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Выводы

История ничему не учит. История рассказывает, «как это было», но не объясняет «почему». Тем более в истории глупо искать подсказок «что делать». Но ознакомившись с историей, человек лучше понимает основы и истоки современности. И может сделать выводы на будущее — впрочем, каждый сделает свои.

И даже я могу сделать свои выводы. Естественно, частные выводы, не претендующие на роль универсальных рекомендаций и постулатов.

В истории российского Кавказа мы видим, как то одно, то другое племя или народ принимает «переходящее знамя» лидера и гегемона из рук падающего собрата. Сначала это были тюрки, потом аланы, потом кабардинцы. Теперь пришло время чеченцев. Просто пришло время чеченцев — это не хорошо и не плохо, это просто упрямый факт. Все прежние гегемоны уже имели свой шанс проявить себя и использовали его каждый по-своему. Ставка делается только раз, и никакого реванша не будет. Никогда более не будут осетины так же сильны и влиятельны, как были аланы в регионе. Никогда кабардинцы не станут снова князьями всего Кавказа. История, как женщина, как царица Тамара или Клеопатра, она дает мужчине только один шанс. Следующий шанс тоже будет, но у другого мужчины. Это не значит, что другие народы должны сойти со сцены. Не значит, что их жизнь кончена, — вовсе нет. Но роль Гамлета в пьесе о Гамлете всего одна. Главную роль на сцене российского Кавказа в нашем веке будут играть чеченцы. Их много. Они пассионарны. Будущее, по крайней мере ближайшее будущее, — за ними. А там — кто знает.

Чеченцы долго ждали своего выхода на запасной скамейке, на задворках истории. И вот их час пробил. Если бы это случилось в Средневековье, то уже сейчас чеченский сапог встал бы от Терека до Кубани, чеченские войска покорили бы все окрестные народности, а чеченский князь стал бы ханом всего Кавказа. Но сейчас другое время. Сейчас все тоньше. Хорошо это или плохо? Просто это так.

Мне это нравится. Мне не нравится, когда обязательно нужно воевать. Я считаю, что у чеченцев сейчас прекрасные условия для развития, для роста, для обретения политического опыта и геополитического веса. Для создания собственной экономики и своего социума. И все это можно и нужно делать без войны. В средние века это было бы невозможно, а сейчас возможно.

У чеченцев есть все возможности. И есть только одно условие: чтобы использовать шанс, чтобы не пропала втуне благоприятная для нации историческая ситуация, чеченский народ должен сделать только одну вещь, всего одну, но самую важную: построить правильные отношения с великим русским народом и с государством великого русского народа — Россией.

Отношения гармоничные, основанные на взаимном уважении и взаимном признании национальных интересов друг друга. Иное будет катастрофической ошибкой. Epic fail, как говорят в Сети.

Самая большая ошибка — это пренебречь русскими. Посчитать русских слабыми. Обидеть русских. Никогда не обижайте русских. Русские никогда не бывают так слабы, как вам кажется. Не дай вам Бог изгнать русских или отобрать что-то у русских. Русские всегда возвращаются. Русские вернутся и вернут свое. Но когда русские возвращаются, они не умеют рассчитать силу и применить ее пропорционально. Они уничтожают все на своем пути. Не обижайте русских. Иначе, когда русские вернутся на землю с могилами их предков, живущие на этой земле будут завидовать своим предкам — мертвым.

И, с другой стороны, мне кажется, что основной ошибкой российских политиков, политологов и управленцев было упорное непризнание того обстоятельства, что на их глазах происходит генезис чеченской национальной государственности. Это процесс объективный, закономерный, даже неизбежный. В определенном смысле он не зависит от воли даже самих чеченцев. Просто этнос достиг той стадии, когда государственная жизнь становится для него насущной необходимостью. Российские власти всегда пытались бороться с частными проявлениями, не желая понять и признать сути самого исторического явления. Российская сторона всегда объясняла ситуацию исходя «из себя, любимой». Не признавая, что в историко-политических процессах, происходящих в Чечне, могут быть собственно внутренние, чеченские, основания и течения.

Например, россияне пытались характеризовать партии и силы в Чеченской Республике как «пророссийские» и «антироссийские», как будто другого критерия, кроме как отношение к России, и быть не могло. В действительности в последние десятилетия в Чечне вообще не было и нет ни одной пророссийской партии, силы или движения. И это не означает, что все силы обязательно антироссийские. На самом деле все они никак-российские просто потому, что они чеченские.

Чеченские политические элиты, движения и силы имели свои собственные программы, и в этих программах Россия была и остается естественным образом не целью, а средством. Поэтому на разных этапах одни и те же элиты могут действовать и как пророссийские, и как антироссийские. Например, консервативные националисты вначале занимали непримиримую антироссийскую позицию, а затем, пересмотрев пути достижения как своих собственных, так и национальных интересов в сложившихся реалиях, стали активно пророссийскими.

И это не преступление. Это жизнь.

Вернее, это политика. Национальная политика.

Повторюсь, что на этапе создания национального государства не могут быть актуальны никакие политические движения, кроме националистических.

И с этим не надо бороться. С этим невозможно бороться. С этим надо жить, понимая и, соответственно, строя свою политику так, чтобы достичь правильного баланса интересов, в идеале — гармонии. Внутреннюю жизнь, политическое и государственное развитие каждого народа в федерации надо не просто терпеть, но и уважать. Вместе с тем не забывая об интересах всего федеративного и многонационального государства.

Далее, по моему мнению, основным парадоксом с трагическими последствиями в многовековой национальной политике России — СССР — России, в частности на Северном Кавказе, было какое-то нелепо расточительное отношение к собственному русскому населению. Русских Россия (а потом СССР) то заселяла туда, куда не нужно было заселять, то потом бросала на произвол судьбы. Очевидно, что заселение русскими тех или иных территорий было неправильным шагом, потенциально опасным. Этого не нужно было делать. Однако, с другой стороны, если уж заселили, то ни в коем случае нельзя потом просто забыть и бросить! Если первое — просчет и глупость, то второе — преступление и предательство.

Да, Россия — многонациональное государство. Но это единственное государство русских. Во всем мире больше нет никакого другого государства, которое было бы обязано защищать интересы русских. После развала СССР только Россия могла и была обязана позаботиться о русском населении в отделившихся республиках, а также на собственных полуотделившихся мятежных территориях, в Чечне. Когда дудаевцы начинали понемногу притеснять русскоязычных соседей — это был пробный шар. Как отреагирует Россия? Съест?

Съела. И начались масштабные этнические чистки. И началась конфронтация. Россия сразу потеряла свой авторитет, даже авторитет силы — какой может быть авторитет у страны, не способной защитить своих? Я уверен, что если бы Россия с самого начала жестко и определенно отреагировала на притеснения русских в Чечне, вся эта дудаевско-фашистская вакханалия быстро закончилась бы. И не было бы последующих войн со всеми жертвами и разрушениями, не было бы и ныне выплачиваемой контрибуции.

Вы хотели пророссийскую партию? Единственной возможной пророссийской партией в Чечне могли быть ее русские жители. Они же могли быть естественным фактором взаимной интеграции. Теперь русских в Чечне нет. И не будет. Поздно.

Все чеченские партии — это прочеченские партии, только так. И не стоит обманываться их восторженным отношением к российскому национальному лидеру. Просто в Путине чеченцы увидели воплощение своей многовековой мечты — турецкого султана.То есть такого султана, который их прикрывает от внешних напастей и дарует формальный статус подданных, а сам далеко и во внутреннюю жизнь чеченцев не вмешивается. В свое время некоторые чеченцы были готовы даже Гитлера принять в этой роли, но Путин оказался лучше Гитлера.

Чеченцы в результате достигли своей исторической цели. Чеченское национальное государство построено. Да, оно еще на ранней стадии. Со всеми «прелестями» ранней стадии национальной государственности, известными нам, опять же, из истории различных народов. Но вполне возможно, что эти детские болезни оно преодолеет. Что позже появится богатая палитра мнений, живая политика, своя версия демократии. Но даже если чеченская государственность пойдет по пути дальнейшей исламизации — что ж, и это самостоятельный выбор чеченской нации. Нации, которая уже имеет собственное государство и сама решает, каким ему быть.

Чеченское государство существует в рамках Российской Федерации, но существует вполне комфортно. Правильный баланс интересов достигнут. Правильный для чеченского государства.

Остается вопрос: а что получила Россия?

У меня нет ответа на этот вопрос.

Я написал политическую историю Чечни.

Вопрос же о российских интересах относится к предмету политической истории России.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница