Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Работорговля

Это факт, который многие историки стеснительно обходят стороной. Говоря о международной торговле в раннем Средневековье, нам рассказывают про серебро, меха, пряности, мед, соль, вино, посуду, ткани и украшения и забывают упомянуть, что главным предметом торговли были не шкурки лисиц и не золотые подносы, а «живой товар» — люди, рабы. Собственно работорговля и создала потребность в международных экономических отношениях и на долгие годы стала основой внешней торговли всех стран и обществ. Почему так?

В то время не только не существовало международного разделения труда (которое в нормальных, «идеально-капиталистических» условиях создает предпосылки для внешней торговли), но даже простое разделение труда находилось в зачаточном состоянии. Значительная часть населения Евразии жила натуральным хозяйством, люди питались тем, что сами добывали от земли, реки или из леса. Носили то, что сами шили. Металлические изделия ковал свой, местный кузнец. Среднестатистическая сельская община создавала сама практически все необходимое для жизни общинников, а что-то выменивала в близлежащем городе на продукты своего труда. Насущной потребности в международной торговле не было. Даже соль стали употреблять сравнительно недавно, и не в качестве вкусовой добавки, а когда поняли ее способность консервировать пищу (проблема консервации и сохранения продуктов стояла остро — периодический голод был связан с тем, что в обильные сезоны не удавалось сделать запасы еды — все пропадало; плюс походы, снабжение армии — появление солонины сделало возможным дальние переходы войска без промежуточных баз).

Искусственную потребность в импортных товарах создавали высшие классы, паразитирующие сословия общества, аристократы и богачи, которым нужны были заморские яства, украшения, предметы роскоши, то есть группы, склонные к избыточному потреблению. Справедливости ради надо заметить, что другой статьей импорта были технологии и продукты высоких технологий, необходимые не только элитам, но и в целом государству и обществу: оружие, книги, архитектурные решения и пр. Но чтобы купить что-нибудь ненужное (или даже нужное), надо продать что-нибудь ненужное. Иначе говоря, для того чтобы импортировать товары, нужно экспортировать товары.

Предметы роскоши и продукты высоких технологий, которые могли заинтересовать верхушку диковатых в то время северных обществ, находились большей частью на юге, на Ближнем Востоке. Но что интересного северные страны могли предложить взамен? Меха? Да, но много ли мехов действительно нужно в Багдаде с температурой зимой +10—20° С? Мед, воск? Прекрасно, но тоже не равнозначно. Нефтью тогда еще не торговали, да и нефть у них была и есть своя.

А вот что было нужно, так это людской ресурс, дешевый, желательно бесплатный. Старые, развитые (иногда даже дряхлеющие) цивилизации Юга имели огромную потребность в рабочей силе: для плантационного сельского хозяйства, для потогонных ремесленных мастерских, для общественных, коммунальных, оросительных, фортификационных работ. А также для сферы услуг: бытовых, интимных и прочих. Экономика Юга была сосредоточена в больших городах — мегаполисах, которые всегда нуждаются в гастарбайтерах. Сейчас города получают гастарбайтеров экономическим принуждением, а ранее принуждение было простым, прямым, открытым — гастарбайтеров заковывали в колодки и цепи и привозили в мегаполисы. Так формировались миграционные потоки.

В раннем Средневековье людей с Севера и с Запада захватывали, обращали в рабство и продавали на Юг и Восток. Кто захватывал? Чаще всего свои же соседи (как и много позже, африканских рабов продавали белым работорговцам в Америку свои же африканские соплеменники). Например, варяги-северяне захватывали славянских и прочих рабов и продавали в Византию и в Хазарию. И кочевники-тюрки захватывали славянских и прочих рабов и продавали в Византию и в Хазарию. Вообще, кто угодно захватывал каких угодно рабов и продавал. В этом была основная цель военных экспедиций и даже существования некоторых государств. Похоже, Киевскую Русь варяги основали именно для удобства торговли рабами. А транзитом и торговым посредничеством в работорговле занимались еврейские купцы по всей Европе, в Азии и Северной Африке.

Еще о том, почему именно работорговля стала основой внешнеэкономических отношений. Иметь рабов из числа местных, из числа соплеменников неудобно по многим причинам: они знают язык и могут сговориться со свободными и между собой; они знают местность и могут сбежать; у них есть недалеко друзья и родственники, которые могут помочь им сбежать или укрыть беглецов; закабаление соотечественников непатриотично и не прибавляет элитам популярности в глазах масс; разделение единоплеменников на рабов и свободных создает нездоровое социальное напряжение в обществе; вид закабаленных сородичей имеет неблагоприятное воздействие на дух нации, лишает энтузиазма и оптимизма, погружает в депрессию, которая не способствует экономическому процветанию и воинской доблести. А рабы-иностранцы не знают местного языка или знают его плохо, поэтому ничего не понимают или понимают не все, их можно и нужно обучить только необходимым командам; вряд ли они смогут договориться с угнетенной частью местного населения на общий бунт — местные, даже самые бедные, считают себя выше рабов, а рабы считают всех местных своими врагами; рабы-иностранцы и между собой не могут договориться, так как они из разных племен; бежать им некуда, они не знают местности; и внешне, и языком, и поведением они отличаются от местных, так что бежать им бессмысленно — поймают на соседней улице; на рабов-иностранцев не распространяются местные «адаты», то есть правила морали и нравственности, поэтому их можно эксплуатировать как угодно, в том числе сексуально, издеваться и даже убивать; наличие рабов-иностранцев создает в местном обществе здоровый дух национального превосходства, оптимизм, веру в могущество и праведность властей, преданность монарху, убежденность в избранности своего народа, мессианство, острый патриотизм и прочие полезные государству настроения.

Если пытливый читатель отметил для себя из вышеприведенного абзаца пару или несколько причин, почему ультрасовременному капитализму в его самой продвинутой и культурной форме до сих пор нужны и выгодны иностранные мигранты, приезжие рабочие, гастарбайтеры, то такие выводы остаются на совести читателя: автор в данном случае рассказывает только о раннем Средневековье.

И в раннем Средневековье рабами лучше всего было иметь иностранцев, привезенных издалека, чтобы они дорогу забыли и вернуться никогда не могли. И еще — подвергнуть их культурному шоку, чтобы лишить воли к сопротивлению и превратить в зомби (представьте жителя германских лесов, оказавшегося на рынке в Хорезме). Но подвергали не только культурному шоку. Мужчин-рабов перед продажей кастрировали. Кастрация была болезненной процедурой, проводилась в антисанитарных условиях, и после нее многие пленники умирали. Но выжившие становились менее опасны и более покладисты. Кастрированный раб стоил в Кордовском халифате вчетверо больше некастрированного! В центрах работорговли располагались поточные фабрики, пыточные по кастрации рабов.

Массовая принудительная миграция северян не привела к значительным изменениям в этнической картине стран юга. Кастрированные рабы-мужчины умирали на чужой земле, не оставляя потомства. Рабыни-наложницы могли иметь потомство, но это другая сложная история, требующая отдельного исследования, и не политического, а генетического и антропологического.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница