Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава III. К вопросу об этническом составе и происхождении болгарских племен

Проблема происхождения болгарских племен и волжских болгар, в частности, не нова в исторической науке. По этому вопросу накопилась за два столетия обширнейшая литература, которая содержит не только исследования по отдельным аспектам этой проблемы, но и ряд обзоров различных источников1 и основных теорий2.

Длительное время изучение истории и вопросов происхождения болгарских племен базировалось исключительно на данных лингвистики и письменных источников византийских, арабских и некоторых других авторов раннего средневековья. Нет необходимости вновь обращаться к обзору всех источников, уже неоднократно подвергавшихся всестороннему анализу специалистов различных областей. Использование этих источников при решении проблемы происхождения болгарских племен и их этнической принадлежности привело к появлению нескольких взаимоисключающих теорий.

Одной из первых, еще в конце XVIII в., появилась гипотеза о тюркско-татарском происхождении болгарских племен (А.Л. Шлецер, И. Туннман и др.), которая в дальнейшем конкретизировалась в гуннской (К. Цейс, И. Маркварт, В.Н. Златарский и др.) или чувашской (А. Куник, В. Радлов, Файзеханов, Ашмарин и др.) теориях происхождения древних болгар.

Столь же давно существуют теории финно-угорского, точнее угорского, или урало-чудского, происхождения болгар (И.Х. Энгель, С. Клапрот, А. Гильфердинг, Н. Золотницкий и др.), а также гипотезы славянской принадлежности болгарских племен (И. Раич, Ю. Венелин, М. Оссон, Д. Иловайский и др.).

Как видно, по этнической принадлежности древнеболгарские племена относились к совершенно различным в языковом отношении семьям народностей. Наряду с этими теориями была высказана и точка зрения о смешанном происхождении болгар (Х.Д. Френ, П.И. Шафарик и др.).

Столь противоречивые мнения по вопросу об этнической принадлежности болгарских племен следует объяснить прежде всего крайней скудостью источников по данной проблеме. Как известно, язык, на котором говорили древние болгары до их расселения, не сохранился в дальнейшем ни у дунайских болгар, которые восприняли славянскую речь, ни у волжских болгар, которые подверглись вторичной тюркизации в Среднем Поволжье.

Известия средневековых авторов, довольно скупо освещающих историю болгар в связи с различными событиями в Северном Причерноморье, главным образом во второй половине I тысячелетия н. э., почти не содержат сведений об этнической истории болгар.

Следовательно, в решении проблемы языковой принадлежности можно было исходить лишь из каких-то косвенных данных. Наиболее ценным источником явился, бесспорно, «Именник болгарских князей», написанный на славянском языке и содержавший много слов какого-то другого непонятного языка3, которые вполне логично были отнесены к древнеболгарскому. После открытия «Именника» были обнаружены подобные же слова, правда, лишь единичные, и в других памятниках.

Еще около ста лет назад была предпринята попытка включить в круг источников по решению болгарской проблемы надгробные камни с надписями, часто встречающиеся на древних кладбищах Среднего Поволжья. Но надгробия относятся ко времени не ранее конца XIII в., т. е. к периоду после татаро-монгольского завоевания, и это создает известную трудность в использовании их для решения проблем, связанных с гораздо более ранним временем, и может ставить под сомнение некоторые выводы, полученные при их изучении.

Археологические материалы до недавнего времени фактически совершенно не привлекались к решению сложной проблемы происхождения болгар, а именно они и должны иметь здесь решающее значение. Впервые развернутая концепция происхождения волжских болгар по археологическим материалам была предложена А.П. Смирновым. Основные положения А.П. Смирнова сводятся к тому, что болгары в Приазовье являлись автохтонными племенами сармато-аланского происхождения, подвергшимися тюркизации в середине I тысячелетия н. э. В VII—VIII вв. часть болгарской орды после распада «Великой Болгарии» переселилась на Волгу и Каму, где ассимилировала местное финно-угорское население, обитавшее здесь с глубокой древности. Это население восприняло болгарский язык и в дальнейшем часть его вошла в состав Волжской Болгарии, а часть в состав чувашского народа4.

Но А.П. Смирнов при постановке вопроса о происхождении волжских болгар фактически не располагал археологическими материалами ранее X в. собственно болгарских племен ни в Приазовье, ни на Волге. Те большие экскурсы, которые неоднократно предпринимались этим исследователем в область памятников древних племен весьма обширной территории Волго-Камья, не могут, естественно, заменить изучение собственно раннеболгарских памятников. А они оставались до последних лет неизвестными. Поэтому выдвинутая А.П. Смирновым теория являлась только научной гипотезой, не подкрепленной фактическими материалами.

Только в начале 50-х годов выявились археологические памятники, позволившие перейти из области предположений и гипотез к анализу материалов конкретных памятников древних болгар. К числу этих памятников относится и Больше-Тарханский могильник на р. Волге, поэтому отдельные вопросы происхождения и этнического состава болгарских племен будут затронуты нами при анализе материалов как этого памятника, так и других, известных в настоящее время.

Но вначале обратимся к некоторым вопросам истории болгар по письменным источникам V—VII вв.

Примечания

1. G. Moravcsik. Byzantinotiuzcica, I. Die Bizantinischen Quellen der Geschichte der Türkvölker, Berlin, 1958; В.Т. Сиротенко. Византия и булгары в V—VI вв. «Уч. зап. ПГУ», т. XX, вып. 4. Исторические науки, Пермь, 1961. В приложении довольно обширная библиография по болгарской проблеме.

2. Н.И. Шишманов. Критиченъ прегледъ на въпроса за происхода на прабългарите. «Сборник за народни умотворения наука и книжнина», кн. 16—17, София, 1900; В.Ф. Смолин. К вопросу о происхождении народности камско-волжских болгар (Разбор главнейших теорий). Казань, 1921; В.Т. Сиротенко. Основные теории происхождения древних булгар и письменные источники II—VII вв. «Уч. зап. ПГУ», т. XX, вып. 4.

3. М.Н. Тихомиров. Именник болгарских князей. ВДИ, 1946, № 3.

4. А.П. Смирнов. О возникновении государства Волжских булгар. ВДИ, 1938, № 2(3); он же. Волжские булгары. Тр. ГИМ, вып. XIX. М., 1951; он же. Новые археологические данные о сложении культуры волжских болгар. КСИИМК, вып. XL, 1951, стр. 16 и сл.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница