Рекомендуем

Тендер сигнализатор токсичных газов davkar.net/products/levelmeters/.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





1. Эпоха великого переселения народов и болгары

370 год явился началом новой эпохи в истории населения степей Северного Причерноморья и Прикаспия.

Неисчислимые орды Гуннского союза, «этот подвижный и неукротимый народ, пылающий неудержимой страстью к похищению чужой собственности, двигаясь вперед среди грабежей и резни соседних народов, достиг до аланов» (Марцеллин). Перейдя Волгу, они обрушились на аланов и сарматов, «многих перебили и ограбили, а остальных присоединили к себе»1, еще более укрепив свои силы, и ринулись на Запад.

В начале V в. центром гуннского объединения стала Паннония, но гунны удерживали за собой и степи Причерноморья, где кочевые племена составляли глубокий тыл и резерв гуннских полчищ. Здесь до середины V в. господствовали, очевидно, восточные группы гуннского объединения — акациры и хайландуры.

В 463 г. в Византии появилось посольство от новых пришельцев — сарагур, оногур и огур, вышедших с востока из-за Урала под натиском савиров (сабиров). Вскоре сарагуры подчинили акацир, но созданное ими объединение быстро распалось и имя сарагур вообще исчезло со страниц источников.

Савиры-сабиры, теснимые с востока «истинными аварами»-абарами, появились в Причерноморских степях не позднее VI в. Уже в 508 г. «гунны, называемые савирами», предприняли большой поход в Закавказье. На протяжении VI в. савиры, «этот народ и величайший и многочисленный»2, неоднократно принимали участие в войнах Византии и Ирана, выступая на стороне то одного, то другого из противников.

В 558 г. в Византии появилось очередное посольство нового племенного объединения — уархонитов, прозванных в Причерноморье аварами (псевдоавары). После непродолжительного пребывания в степях европейского юго-востока, псевдоавары уже в 568 г. обосновались в Паннонии. Псевдоавары являлись частью племенного объединения огур, обитавших к востоку от Волги до разгрома их здесь тюркютами, создавшими в VI в. в степях от Волги до Алтая обширную кочевническую державу — Тюркский каганат. В том же 558 г. вслед за псевдоаварами в Византию прибыло посольство тюркютов, а после 563—568 гг. между Византией и тюркютами устанавливаются союзнические отношения, подкреплявшиеся неоднократными посольствами.

Во второй половине VI в. тюркюты проникли в степи Западного Прикаспия и Причерноморья, где господство их продолжалось вплоть до 630 г. К этому же времени относится активизация в Прикаспии хазар3.

Письменные источники II—VI вв., описывая бурные события в степях нашего юга, как правило, ограничиваются только упоминанием господствующих групп племен. Лишь изредка встречаются названия второстепенных племенных групп, не стоявших во главе тех или иных объединений. Большинство племен, проникших в Восточную Европу в этот период, судя по их названиям, не было связано с предшествующим сармато-аланским населением.

Среди многочисленных пришельцев IV—VI вв. упоминаются также и болгары. В исторической литературе распространилось мнение, что наиболее ранние известия о болгарах восходят к «Истории Армении» Моисея Хоренского, использовавшего при написании своего труда отрывки из не дошедшей до нас «Начальной истории Армении» сирийского автора Мар Абас Катины. В двух таких отрывках и упоминаются болгары.

В одном из них описываются события, происходившие при царе Вахаршаке, правившем в 153—131 гг. до н. э. «Здесь Вахаршак созывает диких пришельцев, живущих на северной равнине у подошвы великой Кавказской горы, в долинах, в глубоких продольных ущельях, начинающихся с южной горы до устьев великой равнины, и приказывает им отказаться от разбоя и не заниматься угоном людей, а повиноваться царскому приказу и платить подати. Отпустив людей западных стран, он сам спускается на луговые земли близ пределов Шарая, называемые древними Верхним и Безлесным Басеном; [земли], которые впоследствии были заселены (курсив наш. — В.Г.) переселенцами Вхндур Булкара Вунда, по имени которого названы Ванандом. Селения [этих переселенцев] до сих пор называются именами братьев и потомков его [Вунда]»4.

Во втором отрывке речь идет о времени правления царя Аршака, сына Вахаршака (131—118 гг. до н. э.). «В дни его возникли большие смуты в цепи Кавказской горы в земле булгаров, из которых многие, отделившись, пришли в нашу землю и на долгое время поселились на юге от Коха, в плодоносных и хлебородных местах»5.

Попытаемся разобрать, насколько достоверны описанные события во времени. В первом отрывке достаточно ясно подчеркивается, что изменение названий местностей произошло «впоследствии», когда переселились болгары. Время же этого переселения не указано. Поэтому данный отрывок, кроме упоминания болгар и какого-то переселения их на юг, неизвестно когда, ничего не дает. Второй отрывок вначале кажется более определенным. В нем повествуется о смутах «в земле булгаров», отделении части племен и переселении также на юг.

Можно ли безоговорочно принять это известие за действительность и утверждать, что около 149—127 гг. до н. э. булгары устремились в Армению, первоначально же обитали к северу от Кавказских гор6.

Как показали последние исследования, Мар Абас Катина написал свой труд «Начальная история Армении» в конце IV в.7 Еще позднее отрывки из его «Истории» были использованы Моисеем Хоренским, причем именно в тот период, когда в Причерноморье на арену выступают, как крупная сила, болгарские племена. Вполне возможно, что, описывая действительные события, имевшие место на Северном Кавказе, армянские историки опустили названия уже давно забытых племен, сметенных в бурную эпоху переселения, и вставили в текст те названия, которые им были хорошо известны. Подобных случаев замены одних названий другими можно в источниках отметить не мало, поэтому некоторые исследователи и считают данное известие анахронистическим и недостоверным8.

Убеждает нас в этом и тот факт, что в «Истории Армении» территория к северу от Кавказских гор, названная «землей булгаров», означает не какую-нибудь небольшую область, а обширную страну. Но античные авторы предшествующего времени (II—I вв. до н. э.) были достаточно хорошо осведомлены о племенах Северного Кавказа и среди них ни разу не упоминается имя болгар.

И, наконец, если признать историческую достоверность сведений о болгарах, то придется согласиться и с другим известием той же «Истории», что во времена уже упомянутого Вахаршака в Армению проникли «толпы хазар и басилов»9, а также некоторые другие явные анахронизмы.

Столь же мало достоверны упоминания болгар в Анонимном Хронографе 354 г., где в перечне народов, обитающих к северу от Кавказских гор, на последнем месте стоят болгары10.

И только к концу V в. относятся первые достаточно правдоподобные сведения о болгарах, когда византийский император Зенон призвал их на помощь в борьбе с готами (480 г.) Автор этого известия Иоанн Антиохийский отмечает, что болгары — племя, ранее неизвестное Византии, и союзные отношения с ними были установлены впервые11.

После битвы 480 г., в которой болгары потерпели поражение, в западных источниках отмечается целая серия крупных выступлений болгар и их участие в многочисленных походах и сражениях как против Византии, так и внутри варварского мира12. Из этих известий достаточно ясно, что не позднее конца V в. на европейской политической арене появляется сильная и многочисленная, а может быть и не одна, группировка племен под именем болгар.

К середине VI в. относятся вполне достоверные сведения об обитании племен болгар где-то в степях юго-востока Европы.

В известной Хронике Захария Ритора читаем, что за Каспийскими «воротами [живут] бургары со [своим] языком, народ языческий и варварский; у них есть города и аланы, у них пять городов. Из пределов Даду живут в горах, у них есть крепости. Авнагур — народ, живущий в палатках, авгар, сабир, бургар, аланкуртаргар, авар, хасар, дирмар, сирургур, баграсик, кулас, абдел, ефталит — эти тринадцать народов живут в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверьми и оружием»13. Интересно отметить, что в данном источнике болгары упоминаются дважды, в одном месте как народ, имеющий города, а в другом, в числе «живущих в палатках». В перечень племен уже включены авары, появившиеся в Причерноморье не позднее 558 г., и нет еще упоминания тюркютов, что и определяет хронологически это известие.

К этому же времени относится сочинение готского историка Иордана, сообщающего, что «берег Океана держат Эсты», к «югу соседит с ними сильнейшее племя акатциров», и «далее за ними тянутся над Понтийским морем места расселения булгар, которых весьма прославили несчастья (совершившиеся) по грехам нашим»14.

Едва ли, судя по приведенным известиям, можно считать, что болгары, действовавшие в Центральной Европе и на Балканах, и болгары в Причерноморье составляли единое объединение. Скорее всего, уже в этот период болгары оказались разделенными на несколько групп. Отдельные племена болгар, входившие в состав других объединений, могли быть названы именами племен, стоявших во главе их, и наоборот.

Значительный интерес представляет не только время прихода болгар в Европу, но и обстоятельства, при которых они появились, с какими племенными группами они были связаны. При первоначальном появлении гуннской орды, включавшей в свой состав без сомнения и многочисленные негуннские этнические группы, западные авторы всех выходцев с Востока без различия называли гуннами. Например, Иордан в рассказе о Каталаунской битве говорит о «многочисленных народах и различных племенах», союзных с гуннами, но приводит только имена гепидов и остготов — племен европейского происхождения15. Эта традиция сохранялась иногда и позднее, когда собственно гунны фактически уже сошли с исторической арены.

После смерти Аттилы в 454 г., освобождения германских племен и распада гуннского объединения остатки гуннов под предводительством сыновей Аттилы Денгизиха и Ирниха отошли в Северо-Западное Причерноморье. В 468 г. гунны пытались установить союзные отношения с Византией, а после отказа последней Денгизих начал с ней войну и в 469 г. был убит. Но уже не позднее 463 г. в Причерноморье появилось новое объединение племен во главе с сарагурами, подчинившими в 466 г. восточную группу гуннов-акациров. Поскольку гунны господствовали в Западном Причерноморье до 468—469 гг., а между восточными гуннами-акацирами и сарагурами никаких иных племен не отмечено, остается предположить, что болгары, выступившие в 480 г. на Балканах в союзе с Византией, обитали здесь уже раньше, но именовались общим названием гуннов, в состав объединения которых они входили.

Таким образом, приход болгар с Востока связан непосредственно с движением гуннского объединения в конце IV в. н. э. И, по всей вероятности, уже в это время значительный массив болгарских племен оказался разделенным на несколько групп, часть которых осела в степях Восточного Причерноморья, а часть ушла на Запад.

Сведения о причерноморской группе болгар в VI в. крайне скудны. Кроме уже приведенных выше известий Захарии Ритора и Иордана, можно прибавить лишь легендарный рассказ, заимствованный как будто бы из «Церковной Истории» Иоанна Эфесского (умер около 586 г.) авторами XII—XIII вв. Михаилом Сирийцем и Бар-Гебреем. В хронике Михаила Сирийца передана легенда о том, как в царствование императора Маврикия (582—602 гг.) из внутренней Скифии вышли три брата. Дойдя до р. Танаис, один из братьев по имени Булгар отделился и ушел к р. Дунаю, где обратился с просьбой к Маврикию дать ему землю. Два других брата перешли в страну алан, называемую Берсилия, с жителями — пугурами. Когда над этой страной стал властвовать чужой народ, то по имени старшего брата Хазарика жители были названы хазарами. В этом рассказе много исторических несоответствий16. Интересно отметить, что Булгар и Хазарик названы братьями, а название страны Берсилия совпадает с названием одного из болгарских племен на Волге X в.)

Византийские историки VI в. Прокопий Кесарийский, Агафий и его продолжатель Менандр Протиктор вовсе не знают имени болгар, хотя и хорошо осведомлены о событиях в степях Причерноморья.

Во второй половине VI в. ведущую роль в Причерноморье занимают кутригуры и утигуры. Агафий пишет о них: «Народ гуннов некогда обитал вокруг той части Меотидского озера, которая обращена к востоку, и жил севернее реки Танаис, как и другие варварские народы, которые обитали в Азии за Имейской горой. Все они назывались гуннами или скифами. По племенам же в отдельности одни из них называются кутригурами, другие утигурами, некоторые ультизурами, прочие вуругундами»17.

По легенде, переданной Прокопием Кесарийским, утигуры и кутригуры — родственные племена и происходят от гуннов18, т. е., очевидно, они имели также восточное происхождение. Родственность этих племен подтверждается также словами одного из вождей утигур, что кутригуры говорят на одном языке с ними, ведут одинаковый образ жизни, носят одинаковую одежду и родственны им19. Но, несмотря на родственность, между этими племенными объединениями разгорелась ожесточенная борьба, подстрекаемая Византией, закончившаяся почти полным взаимным истреблением.

В цитированном отрывке Агафия упоминается племя вуругундов, в котором, вероятно, можно видеть и болгар, если сопоставить это имя с именем, приведенным у Мар Абас Катины в «Начальной истории Армении» — Вхндур Булкар Вунд20. В каком отношении болгары-вуругунды находились с кутригурами и утигурами — остается неясным, но Агафий делает следующее замечание: «Ультизиры и вуругунды считались могущественными и были знаменитыми до времени императора Льва и живших в то время римлян. Мы же, живущие ныне (Агафий умер в 582 г.), их не знаем и, думаю, никогда не узнаем или потому, что они, может быть, погибли, или же переселились в отдаленнейшие места»21.

Анализ событий, связанных с утигурами и кутригурами, позволяет локализовать первых в восточных областях Приазовья, а вторых в западных.

В период кратковременного пребывания псевдоавар в Причерноморье (558—568 гг.) они устанавливают тесный контакт с кутригурами, которые затем в значительном количестве переселяются вместе с аварами в Паннонию22.

Между 556 и 571 гг., как сообщает «История» Табари, тюркюты захватили восточную часть Северного Кавказа, победив б-н-дж-р, беленджер и хазар. Б-н-дж-р — пехлевийская форма названия болгар23. В зависимость от тюркютов попали также утигуры и аланы24. Господство тюркютов в степях Прикаспия и Северного Кавказа продолжалось до 630 г., когда после междоусобия каганат распался и утратил былое могущество. На развалинах Западно-Тюркского каганата возникло два новых крупных объединения, во главе которых на востоке в Прикаспии стали хазары, а на западе в Приазовье — болгары.

Так из незначительного племени, лишь изредка упоминаемого в письменных источниках, болгары неожиданно стали господствующей силой. Подобно всем предшествующим объединениям, Болгарский союз, или Великая Болгария, как ее называли византийские авторы, не состоял из этнически однородных племен.

Многочисленные племенные группы различного происхождения, проникшие в Приазовье за два с половиной столетия со времени нашествия гуннов и сохранившие еще во многом свои этнографические особенности, были теперь названы одним именем — именем болгар, ставших во главе нового большого объединения племен. Так, надо полагать, имя болгар приобрело широкое собирательное значение, как в свое время имя гуннов. Конечно, обстановка, в которой возникла Великая Болгария, была уже совершенно иная, так же как и иными были задачи, стоявшие перед этим новым объединением.

Создание Великой Болгарии связано с именем Кубрата, племянника Органы, одного из удельных тюркютских князей, известного на востоке под именем Моходу-Хэу. Органа стоял, вероятно, во главе племен наиболее западных областей каганата, включавших племена болгар и дулу. После смерти Моходу-Хэу в 631 г. в междоусобной борьбе в Джунгарии и распада каганата власть в уделе Моходу-Хэу и вместе с тем политическую самостоятельность унаследовал Кубрат, основавший династию Дуло25.

Исторических сведений о Великой Болгарии и Кубрате весьма немного. В «Хронике» Иоанна Никиусского (VII в.) сообщается, что Кубрат, племянник Органы, был в детстве крещен и принят в лоно христианства в Константинополе и вырос при императорском дворе. В этом же сообщении Кубрат выступает как вождь гуннов26, и насколько достоверен акт крещения и воспитания его при императорском дворе — сказать трудно.

В «Краткой истории» Никифора под 635 г. записано: «В те же самые времена восстал вновь Кубрат, родственник Органы, государь гунно-гундуров, против аварского кагана, и весь народ, который находился вокруг него, подвергая оскорблениям, прогнал из родной земли. [Кубрат] прислал послов к Ираклию и заключил с ним мир, который они сохранили до конца своей жизни. И Ираклий послал ему подарки и удостоил его сана патрикия»27. Из этих сообщений можно заключить, что Великая Болгария установила тесные союзнические отношения с Византией.

Но и это объединение оказалось весьма непрочным. После смерти Кубрата во времена правления императора Константина II (641—668 гг.) Великая Болгария распалась. Об этом имеются свидетельства средневековых авторов Никифора и Феофана, использовавших более ранний, не сохранившийся источник. Никифор пишет: «Теперь еще нужно сказать о так именуемых гуннах и болгарах, об их происхождении и устройстве. Около Майотидского озера по реке Кофине была расположена издревле известная Великая Болгария и жили так называемые котраги, одноплеменные с ними. Во времена же Константина, который умер на Западе, Кубрат, бывший государем этих племен, умер, оставив пятерых сыновей, которым он завещал никаким образом не отделять друг от друга жилья, и чтобы они добрым расположением друг к другу охраняли свою власть [государство]. Они же, мало заботясь об отеческом завещании, по прошествии недолгого времени отделились друг от друга, и каждый из них отделил себе свою часть народа. Из них первый сын, по имени Ваян, остался, согласно приказу отца, на родной земле по сю пору. Второй, именуемый Котрагом, переправившийся через реку Танаис, поселился напротив него; четвертый перешел через реку Истр в Паннонию, которая ныне находится под властью аваров, и поселился путем заключения союза среди местных племен; пятый же, обосновавшийся в Равенском Пантаполисе, стал подданным ромеев. Последний из них, третий брат, по имени Аспарух, перейдя реки Данапр и Данастр, поселился в местности около Истра, заняв удобную для поселения местность, называемую на их языке Оглом, неудобную и недоступную для врагов. Она ограждена с одной стороны впереди тем, что перед ней находятся теснины и болота, позади же она защищена стенами неприступных скал. Именно потому, что народ так разделился и расселился, племя хазар, жившее внутри области, именуемой Верилией, по соседству с Сарматией, часто нападало на него. И, пройдя все области, лежащие за Понтом Эвксинским, проникло через все земли до моря. И вслед за тем подчинило Ваяна и заставило производить уплату дани»28.

Рассказ этот записан Никифором между 673—680 гг., а несколько раньше, под 635 г., повествуется о Кубрате, но он называется вождем гунно-гундуров.

И, наконец, о переселении болгар имеются сведения в армянской «Географии», где рассказывается о том, что на Дунае, на одном из островов, «живет Аспархрук сын Хубраата, бежавший от хазар из Булгарских гор»29.

Время смерти Кубрата известно недостаточно точно: в царствование Константина II (641—668 гг.). Следовательно, не позднее третьей четверти VII в. и произошло переселение болгарских племен на новые места.

Болгарские племена покинули Приазовье под ударами хазар. В письме хазарского царя Иосифа сообщается: «В стране, в которой я живу, жили в-н-нт-р'ы. Наши предки хазары воевали с ними. В-н-нт-р'ы были более многочисленны, как песок у моря, но не могли устоять перед хазарами. Они оставили свою страну и бежали, а те преследовали их, пока не настигли их, до реки по имени «Дуна»30. В-н-нт-р'ы у царя Иосифа — это еврейская транскрипция имени гунногундуры или оногуры31. Таким образом, хазары называли оногурами, если не всех болгар, то орду Аспаруха, преследуемую до Дуная, что, вероятно, соответствовало ее этническому составу.

Значительный интерес представляет более точное определение этнического состава и локализация отдельных групп племен Великой Болгарии. Данных для этого немного.

В армянской «Географии» конца VI в. перечисляются четыре группы болгар: «В Сарматии лежат горы Кераунские и Гиппейские, которые выпускают из себя пять рек, впадающих в Меотийское море. Из Кавказа текут две реки: Валданис, текущая с горы Кракс, которая начинается у Кавказа и тянется на северо-запад между Меотидой и Понтом. Другая река, Псевхрос, отделяет Боспор от тех мест, где находится город Никопс. К северу от них живут народы тюрков и болгар, которые именуются по названиям рек: Купи-Булгар, Дучи-Булкар, Огхондор-Блкар-пришельцы, Чдар-Болкар. Эти названия чужды Птолемею»32. Локализация земли болгар к северу от реки Валданис [Кубань] по сведениям армянской «Географии» полностью согласуется со сведениями Феофана, что «от болота [Меотийского] к пределам реки Куфис [Кубани] ...расположена Великая Болгария».

Правда, Никифор указывает, что Великая Болгария была расположена «около Майотидского озера по реке Кофине, но тут же добавляет, что здесь же «жили котраги, одноплеменные» с болгарами. Локализация же котрагов-кутригуров к северу от Азовского моря, где-то в излучине Днепра, на чем мы еще остановимся ниже, заставляет помещать Великую Болгарию также рядом, т. е. не по р. Кофине (Кубани), а к северу от нее, как это указано у Феофана и в армянской «Географии». Следовательно, территория Великой Болгарии находилась в основном в Подонье и Северном Приазовье.

С чем могут быть отождествлены горы Кераунские и Гиппейские, одни из которых названы в другом месте Булгарскими? Согласно «Географии», они находятся в Сарматии и из них вытекают пять рек, впадающих в Меотиду. По всей вероятности. Гиппейские горы можно сопоставить с Донецким кряжем, а Кераунские горы — с Ергенями и Ставропольской возвышенностью Относить Гиппейские горы к Ергеням, как это делает М.И. Артамонов, едва ли правильно. Ергени находятся в Прикаспии, эта территория после распада Западно-Тюркского каганата оказалась подвластна хазарам, и здесь никак не могли жить болгары. Кроме того, только при таком отождествлении (Гиппейские — Булгарские горы — Донецкий кряж, т. е. район, занятый первоначальной ордой Аспарха) становится ясным сообщение Феофана о том, что старший сын Кубрата «Батбайян, заняв восточную часть отцовских владений, остался на своей родине до сего времени». В предложенной же интерпретации М.И. Артамонова наиболее восточные территории по Ергеням занимал Аспарух, что явно противоречит указаниям Феофана.

Племена во главе с Батбаем остались, таким образом, на востоке от Донецкого кряжа, по всей вероятности, в области нижнего течения Дона.

«Второй брат по имени Котраг, перешедший Танаис [Дон], поселился напротив старшего брата», — сообщает Феофан. Выражение «поселился напротив» только «перешедши» Танаис, по всей вероятности, надо понимать — на территории, расположенной сравнительно близко. Если нижнее течение Дона было занято племенами Батбая, то племена Котрага едва ли могли размещаться к востоку — там были хазары. Следовательно, они располагались южнее или севернее. Реальность самого Котрага ставится под сомнение, но бесспорно, что в этой группе преобладающими были племена котраги-кутригуры.

Кутригуры в период своего могущества занимали территории к северу от Азовского моря. Попав в зависимость к болгарам, они, надо полагать, остались на своих землях. И после распада Великой Болгарии котрага оставались здесь, на севере от Нижнего Подонья, а выражение «перешедши Танаис» можно правильно истолковать, принимая за Танаис не современный Дон, а Северский Донец и низовья Дона33, т. е. котраги перешли современный Северский Донец, поселившись, вероятно, в его верхнем или среднем течении.

Вернемся теперь к болгарским племенам, перечисленным в армянской «Географии»: Купи-Булгар, Дучи-Булкар, Огхондор-Блкар-пришельцы, Чдар-Болкар. В «Географии» сделано замечание — это «болгары, которые именуются по названиям рек», чему, однако, явно противоречит третье из перечисленных имен: «Огхондор» которое совершенно определенно является не названием реки, а племенным именем оногуров. Болгарами-оногурами были племена Аспаруха, что засвидетельствовано еще Константином Багрянородным, и эпитет «пришельцы» вполне соответствует их переселению на Дунай, о чем также сообщено в «Географии»34. В таком случае может быть поставлено под сомнение соответствие и других имен названиям рек.

К. Патканов отождествлял Купи — Куфис — Кубань35. Среди многочисленных различных племен этого времени нет ни одного подобного случая, чтобы к их именам прибавлялись названия рек. Но обычными являются сложные имена, состоящие из двух этнонимов: гуннугундуры, сарагуры, уннугуры, уархониты, кермихион, кутригуры и многие другие, в том числе и огхондор-булкар.

Нет ли в этом добавлении «по названиям рек» стремления автора «Географии» как-то объяснить происхождение сложных имен болгар? В таком случае «Купи» в имени Купи-Булгар можно, с известной долей достоверности, сопоставить с кутригурами, первая часть имени которых «кутри», а в разночтениях встречающееся «курти» имеет определенную близость к «купи». Следует также заметить, что «кутри», «курти» встречается и в других сочетаниях, что может свидетельствовать о самостоятельном значении этого этнонима. Константин Багрянородный среди семи мадьярских имен называет одно — куртигермат36. Герматы — это племя юрматы, сохранившееся среди башкир. Куртигермат — образование, включившее племенную группу «курти», как и кутригуры, образовавшиеся от смешения с огурами. Может быть, именно поэтому псевдоавары (уархониты), происходившие от огурских племен, при появлении в степях Причерноморья были весьма благосклонно приняты кутригурами37, как наиболее близкие, родственные племена. При движении в Паннонию вместе с псевдоаварами ушли в основном огурские группы, а в Приазовье остались кутри-котраги.

Если допустимо отождествление купи с котрагами, то, следовательно, Купи-Булгар является той группой болгар, которая, по свидетельству Феофана и Никифора, оказалась за Танаисом под начальством Котрага.

Второе болгарское племя в армянской «Географии» названо Дучи-Булкар. «Дучи» из всех этнонимов, связанных с болгарскими племенами, ближе всего стоит к Дуло, имени рода, из которого происходил Кубрат, и с именем которого связывает династию болгарских князей «Именник»38. Такое отождествление будет еще более убедительным, если имя Дучи-Булкар будет относиться к племенной группе Батбая. Феофан считает Батбая старшим сыном Кубрата, и наиболее вероятно, что Батбай унаследовал власть отца в роде или племени, откуда происходил сам Кубрат, т. е. в роде Дуло.

И. Маркварт, как известно, предлагал вместо Дучи читать Кучи39, а Ф. Вестберг — Кочо, считая, что это Днепр и, следовательно, Дучи-Булкар означает болгарскую группу по Днепру, где по более ранним сведениям должны быть размещены кутригуры. Ф. Вестберг считал также, что под «Великой Болгарией» следует разуметь земли от Азовского моря до Днепра приблизительно»40.

Однако в свете других источников для таких выводов нет достаточных оснований. Земли, занятые племенами Аспаруха, находились восточнее Днепра, о чем свидетельствуют сообщения как Феофана, так и Никифора.

«Аспарух, перешедши Днепр, Днестр..., — пишет Феофан, — поселился между Дунаем...» Аналогично и известие Никифора: «Аспарух, перейдя реки Данапр и Данастр, поселился в местности около Истра»41. В обоих источниках совершенно четко отмечено: «перейдя Днепр», следовательно, земли Аспаруха были восточнее Днепра, что вполне увязывается с предложенной нами локализацией их в районе Донецкого кряжа.

Кутригуры, если и жили по Днепру, то не далее его левобережья в излучине у Днепровских порогов, а не устья у Днепровско-Бугского лимана, к чему, как будто, склоняется М.И. Артамонов42.

В известном описании Агафия о междоусобице кутригуров и утигуров вождь последних Сандихл мстит вначале кутригурам на неприятельской территории, обращая в рабство ее обитателей. Затем он встретил «возвращавшихся из Фракии кутригуров и только перешедших Дунай и, перебив множество, отобрал все деньги и добычу. Те же, которым удалось ускользнуть, когда с трудом добрались до своих (курсив наш. — В.Г.) и присоединились к ним, вступили в войну с ними»43. Оговорка, сделанная Агафием, — «с трудом добрались до своих» — должна означать, очевидно, прежде всего значительное расстояние, их разделявшее, что никак нельзя сказать для территории у Днепровского лимана, но вполне приемлемо для левобережья Днепра у Порогов.

Одним из косвенных подтверждений предложенной локализации отдельных групп болгар может быть описательный прием, которым пользуется автор армянской «Географии». При описании однотипных объектов, расположенных по его представлению в широтном направлении, перечисление обычно начинается с востока. Так размещены горы Сарматии: Кераунские (Ергени) и Гиппейские (Донецкий кряж), народы тюрки и болгары. В таком порядке, очевидно, перечислены и болгарские племена. Но при той локализации, которая была предложена нами, Купи-Булгар — в верховьях Северского Донца, Дучи-Булкар — на Нижнем Дону и Огхондор-Блкар — на Дунае, на первый взгляд, появляется некоторое противоречие, поскольку наиболее восточная группа — Дучи-Булкар — стоит в «Географии» на втором месте, т. е. область ее расселения должна находиться западнее области Купи-Булгар. Однако здесь следует учесть ряд особенностей расположения этих двух областей. Разница в широтном расположении их весьма незначительна: Купи-Булгар находилась к северо-западу от Дучи-Булкар. На местности главными ориентирами являлись реки, что достаточно ясно и из самой «Географии», где вся область болгар указана к северу oт рек Валданис (Кубань) и Псевхрос (рукав Кубани). Реки к тому же служили основными путями сообщения, особенно для торговых экспедиций, в составе которых были и информаторы, сообщавшие различные географические данные.

Для того, чтобы попасть в область Купи-Булгар по Северскому Донцу, необходимо было из Азовского моря подняться вверх по Нижнему Дону, т. е. на восток через область Дучи-Булкар, что и дало основание автору «Географии» поставить племена Купи-Булгар на первом месте, считая их наиболее восточной группой болгарских племен.

Остается последняя группировка — «Чдар-Болкар», которая не поддается, по мнению исследователей, локализации44.

Если исходить из приема перечисления племен, каким пользуется автор «Географии», то Чдар-Болкар должна быть группой болгарских племен в Западной Европе. Эго вполне согласуется с тем, что Феофан сообщает о болгарских племенах в Паннонии и у Равенны, выводя их также из Великой Болгарии. Последнее мало вероятно. Как отмечалось, на Западе болгарские племена появились уже в конце V в.45, и о них, надо полагать, было известно автору армянской «Географии», как и Феофану.

Разгром болгарских племен Приазовья был первым шагом на пути укрепления и расширения возникшего в середине VII в. Хазарского каганата, основная территория которого находилась в низовьях Волги, где позднее и была построена столица Хазарии — Итиль.

Первый и наиболее сильный удар хазары нанесли восточной, точнее юго-восточной группе болгар, ближе всего находившихся к хазарской территории. Естественно, что именно эта группа и должна была попасть в зависимость к хазарам. Феофан сообщает, что племя хазары «сделало своим данником старшего брата Батбая, властителя первой Булгарии». Поход именно против этой группы болгар, может быть, был обусловлен и тем, что здесь находились представители рода Дуло (Дучи-Булкар), с которыми вели борьбу еще в период существования Тюркского каганата каганы из рода Ашина46, ставшие теперь во главе хазар.

Борьба Батбая с хазарами дала возможность Аспаруху, занимавшему земли к западу, собрать подвластные ему племена и бежать на запад, чтобы избежать участи своего старшего брата. Едва ли хазары преследовали Аспаруха вплоть до Дуная. Сообщения о преследовании имеются только в письме царя Иосифа, написанном явно в хвастливом тоне. По всей вероятности, учтя судьбу болгар Батбая, признали свою зависимость от хазар и болгары-котраги. Может быть, они лишь несколько продвинулись в верховья Северского Донца.

Ни в одном из письменных источников нет никаких указаний на существование еще какой-то группы болгарских племен, которую можно было бы сопоставить с будущими волжскими болгарами, вышедшими, бесспорно, также из Великой Болгарии Куврата. Может ли это быть случайностью, и как объяснить полное молчание источников об этой группе вплоть до X в.?

Византийских и армянских авторов интересовало главным образом лишь ближайшее окружение, т. е. области Причерноморья и Прикаспия. Их географические познания ограничивались именно этими областями. Описания бурных событий II—VII вв. у всех авторов касаются исключительно полосы степей Восточной Европы. Насколько ограничены и неопределенны были представления того времени о более северных глубинных областях, свидетельствуют экскурсы Иордана, считавшего причерноморских акациров соседями прибалтийских эстов47.

По-видимому, будущая волжская группа болгарских племен в период столкновения с хазарами занимала какую-то окраину Великой Болгарии, скорее всего северо-восточную, наиболее близкую к Волге. И когда хазары обрушились на Батбая, эта группа, как и орда Аспаруха, отошла на новые места — к северу, в Среднее Поволжье. Это событие осталось для византийских и армянских авторов не замеченным, поскольку, удалившись на значительное расстояние в глубь малоизвестной области, волжские болгары перестали играть активную роль в событиях причерноморских степей. Всякая иная локализация этой группы, кроме северо-востока современного Дона, создает непреодолимые трудности в их движении на Среднюю Волгу. Если размещать их на другой территории, то в своем продвижении на север они должны были пройти или через земли хазар, или через области нижнедонской или Северско-Донецкой группы болгарских племен, что мало вероятно. Ниже, при рассмотрении вопроса о племенах, входивших в состав различных группировок, мы еще вернемся к этому вопросу.

Примечания

1. В.В. Латышев. Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе. ВДИ, 1949, № 3, стр. 306.

2. Агафий. О царствовании Юстиниана. Перевод М.В. Левченко М.—Л., 1953.

3. См. подробно по истории племен Причерноморья: G. Moravcsik. Указ. соч.; М.И. Артамонов. История хазар. Л., 1962.

4. Моисей Хоренский. История Армении. Перевод Н. Эмина. М., 1893, стр. 55—56.

5. Там же, стр. 62.

6. А.П. Смирнов. О возникновении государства Волжских булгар, стр. 99; см. также Н.Я. Мерперт. К вопросу о древнейших болгарских племенах. Казань, 1959, стр. 7.

7. Я.А. Манандян. Начальная история Армении Мар Абаса. Палестинский сборник, вып. 2. М.—Л., 1956.

8. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 82.

9. Моисей Хоренский, стр. 134.

10. Chronographus anmi 354. Cap. XV. Liber generationis Monumenta Germaniae Historica. Auctores Historica. Auctores Antiquissimi, t. XI, стр. 105.

11. Johannes Antiochens. Fragmenta. «Excerta de Inisdies». Ed. C. de Boor. Berolini, 1905, стр. 135.

12. См. L. Moravcsik. Указ. соч., стр. 109 и сл.; В.Т. Сиротенко. Основные теории происхождения древних булгар...; М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 79 и сл.

13. Хроника Захария Ритора, кн. 12, гл. 7 (см. Н.В. Пигулевская. Сирийские источники по истории народов СССР. М.—Л., 1941, стр. 165).

14. Иордан, О происхождении и деянии гетов. «Getica». Перевод Ч. Скржинской. М., 1960, § 36—37.

15. Иордан, § 197—200.

16. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 128.

17. Агафий, стр. 147, V, 11.

18. Прокопий из Кесарии. Война с готами. Перевод С.П. Кондратьева. М., 1950, стр. 384.

19. Менандра Византийца продолжение истории Агафиевой. Византийские историки. СПб., 1860, стр. 320—321.

20. Моисей Хоренский, стр. 56, 320—321.

21. Агафий, стр. 147, V, 11.

22. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 110.

23. Там же, стр. 125, 137.

24. Менандр, стр. 420.

25. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 162 и сл.

26. Chronique de Jean, eveque de Nikion. Texte ethiopien, publie et traduit par H. Zotenberg. Paris, 1883.

27. Никифора, патриарха Константинопольского, Краткая история со времени после воцарения Маврикия. ВВ, III, 1950, стр. 359.

28. Никифор, стр. 363.

29. К. Патканов. Из нового списка географии, приписываемой Моисею Хоренскому. ЖМНП, 1883, март, стр. 26.

30. П.К. Коковцев. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932, стр. 92.

31. Там же, стр. 92, прим. 1.

32. К. Патканов. Указ. соч., стр. 28.

33. Б.А. Рыбаков. Русские земли на карте Идриси 1154 г. КСИИМК, вып. XLIII, 1952, стр. 20.

34. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 168—169.

35. К. Патканов. Указ. соч., стр. 29.

36. Константин Багрянородный. Об управлении государством. ИГАИМК, вып. 91, 1934, гл. 40.

37. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. ПО.

38. М.Н. Тихомиров. Указ. соч.; М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 170.

39. J. Marquart. Die Chronologie der alttürkischen Inschriften. Leipzig, 1898, стр. 88; он же. Die altbulgarische Ausdrücke in Inschrift von Catalar und der altbulgarischen Furstehliste. «Известия Русского археологического института в Константинополе», XV, 1911, стр. 15—16.

40. Ф. Вестберг. К анализу восточных источников о Восточной Европе. ЖМНП, 1908, XIII, XIV (февраль, март), стр. 45 и сл.; он же. Записки готского топарха. ВВ, вып. XV, 2—3, стр. 119.

41. Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта. Перевод В.И. Оболенского и Ф.А. Терновского. ЧМОИДР, 1884—1887, стр. 203; Никифор, стр. 363.

42. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 168.

43. Агафий, V, 25.

44. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 169.

45. В.Т. Сиротенко. Указ. соч., стр. 23.

46. М.И. Артамонов. Указ. соч., стр. 170—171.

47. Иордан, § 37.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница