Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Ученые Арабского халифата о географии Восточной Европы

Очевидно, что Балтика и земли ильменских славян и кривичей из сферы поиска территории русов должны быть исключены. Другой интересующий нас ориентир в арабо-персидской географии, весьма легко поддающийся идентификации, — моря юга Восточной Европы — Черное и Азовское. Ведь именно там появились русы-росы в конце VIII — начале IX в., доставив немало проблем византийским колониям и «заставив» греческих святых спасать Сурож и Амастриду от варварского нашествия. Из первой главы очевидно, что Русь Причерноморская была такой же реальностью раннего Средневековья, как Крымская Готия или, к примеру, хазарские владения в Северном Причерноморье. Могут ли восточные географы ощутимо помочь в выяснении этнической природы черноморских русов, и может ли иметь отношение к этим русам Русский каганат?

Черное море (бахр Нитас — искаженная форма греч. «понтос») традиционно считалось «заливом», отходящим от восточной части Средиземного моря. Географы наиболее ранней школы Джайхани имели весьма слабое представление о Черном море, зная лишь наиболее восточную его часть. Показательны данные Ибн Русте: в разделе о мадьярах (то есть протовенграх) он рассказывает о прилегающем к их территории Румском море, в которое впадают две реки, одна из которых больше Джейгуна (Амударьи. — Е.Г)1. В остальном ученые этой школы пересказывали сведения, известные еще Птолемею и заимствованные у Баттани: там упоминается река Танаис (так назывался Дон в античных источниках).

Представители классической школы Балхи вовсе не знали о существовании Черного и Азовского морей; вместо них фигурировал упоминавшийся ранее Константинопольский пролив, идущий прямо от Константинополя на север до «конца земли». Вот как представлял этот пролив один из выдающих ученых этой школы аль-Истахри:

«Константинопольский пролив впадает в море Рума из моря Окружающего... от самого севера на конце земли, который не посещают из-за холода, и уходит он в бедную из бедных землю Йаджуджи Маджудж»2.

Первым из арабских географов, показавшим подробное знание берегов Черного моря, был аль-Масуди, основным источником для которого были не книжные традиции, а современные сведения, собранные им в беседах с торговцами и путешественниками. При описании в законченной им перед смертью «Книге предубеждений и пересмотра» (956 г.) также известного ему моря Майутис или Хазарского Масуди рассказывает о городах Крыма и Приазовья, а также племенах, населяющих Северное и Западное Причерноморье. Хазарским Масуди называет Азовское море, так как северо-восточный Крым и Керченский пролив были в то время под контролем хазар. Бахр Нитас аль-Масуди называл Русским. Из рек, впадающих в Понт, Масуди известны Дон (Танаис) и Дунай (NB: О Днепре Масуди не упоминает!). Интересно, что в более раннем труде «Промывальни золота и рудники самоцветов» (ок. 947/948 гг.) энциклопедист полемизирует с автором IX в. аль-Йакуби, называвшим Понт морем хазар, подчеркивая, что в его время морем хазар называется Каспий, а Понт — это море русов.

Очевидно, что Масуди безуспешно пытался соединить современные сведения и традиционные представления, чем и объясняются некоторые несоответствия. Море Майутис он называет началом Константинопольского пролива. Так же добросовестно он попытался скомпеллировать книжные и современные сведения о народах Европы.

Наиболее точные, не имеющие аналогов данные о берегах Черного моря приводит уже в середине XII в. Идриси. Здесь нужно сказать несколько слов об этом ученом, ибо еще не раз мы будем обращаться к его сочинениям по самым разным вопросам, связанным с проблемой русов. Главный труд этого сицилийского географа XII в. — «Развлечение истомленного в странствии по областям» («Нузхат аль-муштак фи-хтирак аль-афк», 1154 г.) и карта, к нему прилагающаяся. На этом источнике следует остановиться подробнее, ибо он представляет собой «сплав» известий как литературного, книжного происхождения, так и собранных самим автором, представителем совершенно иной географической школы — на западе халифата (Магриб).

Кроме этого, аль-Идриси приписывают еще одно географическое сочинение, составленное для сына Рожера Вильгельма I под названием «Сад приязни и развлечение души». Этот труд известен как «Малый Идриси» и практически не исследован, так как его текст даже не опубликован.

Главное же произведение аль-Идриси представляет собой географическое и этнополитическое описание «обитаемой Земли», причем ее граница в северном полушарии, по мнению аль-Идриси, проходит по 64° северной широты. Вся обитаемая территория делится на 7 равных климатов, каждый из которых, в свою очередь, механически разбит на 6 равных же частей.

Среди источников Идриси — и рассказы современных ему купцов и путешественников, и собственные впечатления, и работы арабо-персидских и европейских предшественников (Птолемей, Орозий, Ибн Хордадбех, аль-Джайхани, аль-Басри, аль-Масуди, Ибн Хаукаль и др.). Карта составлена по принципу труда Птолемея, причем при ее создании Идриси пользовался несколько иными источниками, чем при написании текста. Автор тщательно отбирал и систематизировал материал. Об этом свидетельствует хотя бы то, что у Ибн Хордадбеха Идриси заимствовал сведения о Византии, у Ибн Хаукаля — информацию о Северной Африке, Иране, Кавказе, Поволжье и Каспийском море, у Масуди — о Восточной Европе и Черном море и т. д., то есть самые достоверные сведения, которые могли быть в их трудах. При составлении карты, кроме труда Птолемея, были использованы данные Хваризми, а также неизвестные пока источники.

Сведения книжных источников, достоверные для II—X вв., переплелись в сочинении Идриси с рассказами современников. Особенно это ярко видно при изучении описания Руси. Там аль-Идриси привел данные всех известных ему традиций, повествующих о русах и славянах, в том числе и о Руссии-тюрк, под которой есть основания понимать Русский каганат (об этом ниже). Ведь, по признанию Идриси, Русь и особенно ее северные земли не были ему хорошо известны3. Работы Идриси занимают крайне важное место при локализации различных видов русов.

По форме эта информация представляет собой морскую лоцию (византийскую или итальянскую, но, судя по лингвистическим особенностям, не арабскую) с пространными характеристиками портовых городов. Причем Идриси использовал данные уже XII в., то есть не относящиеся к интересующему нас периоду. Эта информация была включена аль-Идриси в предисловие к его труду. В 6-й же секции VI климата, где географ пользовался в основном арабо-персидскими источниками (трудами аль-Масуди, Ибн Хаукаля), в качестве реки, впадающей в бахр ан-Нитас, называется некий Сакир — «рукав Атиля», идентичный Танаису античной и ранневизантийской географии.

Таким образом, можно сделать вывод, что Черное и Азовское моря в II—XI вв. также не входили в сферу основных торговых интересов Арабского халифата, чем и объясняются весьма скудные и размытые сведения о Северном Причерноморье в большинстве сочинений того периода. Наиболее ясное представление географы имели о северо-восточной части этого региона. Из рек большинству авторов был известен лишь птоломеевский Танаис, возможно — Кубань (если «две реки» у Ибн Русте — это низовья Дона и Кубань), у аль-Масуди добавляется Дунай. Важно, что Днепр появляется в арабо-персидских источниках (в форме Данабрис) только у Идриси в XII в., то есть арабам X—XI вв. не был известен даже появившийся в конце IX в. Днепровско-Черноморский путь (из варяг в греки), соответственно, и народы, обитающие на нем.

Иначе обстояло дело с Каспийским морем. Все его южное побережье, включая Закавказье (торговые и административные центры Ардебиль, Бардаа, Тифлис) и Табаристан, уже к началу IX в. входило в состав Арабского халифата. Кроме того, через Каспий шел Великий шелковый путь, большая часть которого, как указывалось выше, с VIII в. была под контролем арабских купцов. Это полностью подтверждают нумизматические данные, свидетельствующие о двух самостоятельных потоках арабских дирхемов в Восточную Европу VIII—IX вв.: первый — из Ирака через Каспий на Волго-Балтийский путь, второй — из западных частей халифата в Сирию, оттуда — в Закавказье и далее.

Поэтому Каспий являлся для арабской географии одним из самых важных и, соответственно, известных регионов, и Каспийское море получило много названий, связанных с именованием прилегающих к этому морю стран, народов и городов: Джурджанское море по названию крупного торгового центра на южном побережье, Хазарское море — по имени государства, контролировавшего устье Волги, то есть начало Волго-Балтийской магистрали. Существовало и много других названий, имевших локальный характер (Дербентское, Табаристанское и др.).

Главной рекой, впадающей в Каспий «семьюдесятью жерлами», арабо-персидские географы называли Атиль. Эта река (как и весь Каспийский регион) с особыми подробностями описана учеными школ Джайхани и Балхи, что не без оснований позволило выдающемуся востоковеду Б.Н. Заходеру объединить этот комплекс известий II—X вв. в «Каспийский свод сведений о Восточной Европе»4.

Как правило, этот водный путь давно безоговорочно отождествляют с Волгой. Однако Б.А. Рыбаков еще в статье о карте Идриси заметил, что это не совсем верно5, что признают и востоковеды. Дело в том, что географическая номенклатура у средневековых писателей не может быть отождествлена с современными топонимами, гидронимами, оронимами, каждый из которых точно соответствует какому-либо географическому объекту. Каждая река у арабо-персидских географов может быть тождественна нереальным жерлам рек, но торговым путям, использовавшимся арабами и их ближайшими деловыми партнерами. Такой гидроним может включать в себя несколько рек, исторически объединенных в одну торговую артерию. Этот тезис хорошо иллюстрируется представлениями о реке Атиль, мало изменившемся от Джайхани до Идриси.

Географическая традиция II—XI вв. за основное русло верхнего Атиля (варианты написания: Асиль, Исиль, Итиль) принимала реку Каму, причем истоки Атиля искали далеко на востоке. Истахри и Инб Хаукаль, например, считали, что начало реки в земле киргизов между гузами и кимаками. Автор «Худуд аль-алам» («Пределы мира», анонимное сочинение конца Х в.) выводил исток из северных гор. Вот его описание: «Исток Атиля — в горах к северу от Артуша; это самая большая и широкая река, текущая через страну кимаков... потом на запад между гузами и кимаками, пока не попадает в землю булгар, тогда течет на юг между тюркскими печенегами и буртасами, протекает мимо города хазар Атиль и впадает в Хазарское море»6.

То есть, по мнению автора «Пределов мира», начало Атиля — где-то на севере Алтая. И только пройдя тюркские кочевья — земли гузов и кимаков и побывав современными Обью, Иртышом, Ишимом, Тоболом, Белой, — Атиль, миновав булгар, становится привычной нам Волгой.

На карте Идриси истоки Атиля совпадают с рекой Белой за Уралом, в среднем течении — с Камой, и лишь от устья Камы — с Волгой. В тексте «Развлечения истомленного в странствии по областям», который является оригинальным по отношению к карте (хотя они и связаны между собой) даются несколько описаний Атиля в разных секциях VI климата:

«6-я секция VI климата.

...Аль-Хазар — это название страны, а ее столица — Исиль. Исиль — это название реки, которая течет к ней от русов и булгар и впадает в море аль-Хазар. Исток этой реки — в восточной стороне, в некой области «Опустошенной страны»7, затем река проходит через «Зловонную землю»8 на запад до тех пор, пока не пройдет позади булгар близ земли русов, после чего возвращается на восток и протекает через землю русов, за тем через землю булгар, затем через землю буртасов и течет в землю аль-хазар, пока не впадает в море.

8-я секция VI климата.

(Из трех рек начинается река Исиль)9. Все они (эти реки) берут начало в... горе, называемой Аскаска, и текут на запад, пока не соединятся в одну реку, которая затем течет до земли булгар, поворачивает на восток, пока не дойдет до границ земли русов, и там разветвляется. Один ее рукав течет до города Матраха (Тмуторокань. — Е.Г.) и впадает в море между ним и городом Русийа. Что касается второго рукава (выделение в тексте везде мое. — Е.Г.), то он спускается от земли булгар (здесь: Волжская Булгария. — Е.Г.) и течет на юго-восток до земли хазар и впадает за Исилем в море аль-Хазар»10.

Если первый отрывок имеет своим источником данные Каспийского свода, то второй является «творческой компиляцией» самого Идриси. В нем описание русла Атиля более удалено от реальности уже в низовьях (разделение нижнего Атиля на два рукава: первый — Нижний Дон, второй — собственно Волга).

Надо отметить, что при рассказе о Волго-Каспийском бассейне Идриси в XII в., имея под рукой огромное количество источников, пользовался старыми произведениями традиций Балхи и Джайхани. Это объясняется, во-первых, тем, что Идриси работал в Палермо при дворе норманнского короля Сицилии Рожера II, а не в мусульманской стране. Вторая причина более принципиальна: прошел уже век с момента окончательного распада Аббасидского халифата (процесс этот был мучительным и длился полтора столетия). Исчезла былая мощь халифата, в том числе и экономическая, постоянные войны ослабили Шелковый путь, а Волго-Балтийская магистраль по этой и ряду других причин из главной в Восточной Европе превратилась во второстепенную.

Новые сведения об этих областях не поступали, и добросовестным географам приходилось довольствоваться информацией двухвековой давности.

Итак, источники дают возможность сделать следующие выводы о представлениях арабских путешественников и географов о Восточной Европе II—XIII вв. Во-первых, никто из представителей халифата за весь указанный период не поднимался по Волго-Балтийскому пути на запад далее Волжской Булгарии, соответственно, арабские географы не представляли себе обитателей ни севера Восточно-Европейской равнины, ни Балтийского побережья.

Во-вторых, все они в II—XI вв. имели смутное представление о побережье Черного и Азовского морей, а также не знали Днепр как самостоятельную водную артерию. Поэтому русы с хаканом во главе, сообщения о которых относятся к IX в., не могли, очевидно, жить в Северном Причерноморье — слишком подробны сведения о них.

А все данные о Волго-Балтийском пути до Волжской Булгарии и связанных с ним народах приходится датировать не позднее 930-х гг. (Ибн Фадлан и аль-Балхи). Поэтому в источниках, восходящих к интересующему нас времени или написанных тогда, — IX — начало Х в. — этносы и государства Восточной Европы, имеющие подробное описание, следует помещать лишь на юго-востоке и востоке от левобережья Днепра до Среднего Поволжья.

Примечания

1. Хвольсон Д. А. Известия о хазарах. С. 26.

2. Калинина Т. М. Водные пространства. С. 92.

3. Коновалова И.Г. Восточная Европа. С. 124.

4. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. — Т. 1. М., 1962. С. 3—17.

5. Рыбаков Б.А. Русские земли по карте Идриси. С. 11.

6. Hudud al-'Alam. The regions of the World. A Persian Geography 372 a. h. — 982 a. d. / Tranl. by V. Minorsky. E.J.W. Gibb Memorial Series. New Series, XI. — London, 1970. P. 75.

7. «Опустошенная земля» — это земли западных уйгуров, которые в 840 г. стали жертвами опустошительного нашествия хакасов.

8. К северу от Каспийского и Аральского морей находились заболоченные области, источавшие вонь и мешавшие движению путешественников. Подробное описание «Зловонной земли» дано в 8-й секции VI климата, где она помещается рядом с кочевьями тюрков-карлуков, локализуемых в Восточном Приаралье.

9. Отождествляются с реками Южного Урала.

10. Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинении аль-Идриси. С. 83—85.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница