Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 3. Русский каганат: место на карте

В каждой арабской энциклопедии Средневековья обязательно был раздел о происхождении народов. Всех жителей земного шара традиционно возводили к трем сыновьям Ноя — Симу, Хаму, Иафету. Европу и евразийские степи, по мнению арабов, населяли потомки Иафета. Вот как выглядел обычный список этих потомков: ас-сакалиба (славяне), хазары, тюрки, бурджан (дунайские болгары), ишбан (жители Испании), йаджудж и маджудж (мифические племена Гог и Магог)1. О русах, как и о многих других этносах, ничего обычно не сообщалось. Но в рукописи 1126 г. из Тегеранской библиотеки и у поздних авторов (XV в.) в числе сыновей Иафета, наряду с Чином, Тюрком, Хазаром, Саклабом, Майсаком и Кимари упоминается Рус2. Зная об особенностях арабо-персидских научных сочинений, можно предположить, что существовали и более древние генеалогии, в которых фигурировали русы. Тем более что почти во всех ранних энциклопедиях, созданных в халифате, русы занимают не последнее место.

Как правило, в ранних восточных географических сочинениях описание народов Восточной Европы располагалось в главе «Тюрки». Но под тюрками, поскольку они считались потомками Иафета, часто разумелись и индоевропейские этносы степи и лесостепи, например аланы. В конкретных рассказах о Евразии в «тюрки» записывают и славян, и русов, и мадьяр.

Наиболее подробные сведения приводили представители школ Джайхани и Балхи. Но если у ученых классической школы информация о «тюрках» может быть датирована не ранее начала Х в., то известия последователей Джайхани значительно древнее. Однако они также восходят к разным периодам. Связано это с трепетным отношением средневековых авторов к творениям предшественников. Причем нередко географ, взявшись за очередной труд, приводил список источников только один раз — в самом начале, а в главах мог и не делать ссылок. Из этого списка половина, как правило, не сохранилась до наших дней, о многих авторах неизвестно даже, в какое время и в какой области халифата они жили.

Поэтому задача предстоит сложная: определить максимально точно, в какое время было составлено каждое известие о русах. Это можно сделать только с помощью данных археологии, нумизматики, лингвистики и других наук, способных предоставить сведения о Восточной Европе конца I тысячелетия н. э.

В традиции школы Джайхани от Ибн Русте (начало Х в.) до аль-Марвази (середина XI в.) сохраняется последовательность при описании тюрок: гузы — киргизы — карлуки — кимаки — печенеги — хазары — буртасы — булгары — мадьяры — славяне — русы. По материалам археологии и письменных данных — китайских и среднеазиатских — расположение тюркских кочевых племен Азии в разное время приблизительно известно. Информация арабов совпадает с ситуацией IX в. Кочевья восточных гузов были близки к Китаю. Еще эти гузы (точнее, токуз-огуз — «девять племен») известны под названием уйгуров. Во второй главе мы кратко упомянули о трагедии, разразившейся на уйгурских землях в 840 г. Еще в VIII — начале IX в. Уйгурия была богатой страной, через которую пролегал сухопутный торговый путь от Дуньхуана до побережий Каспия. Но ко второй трети IX в. ситуация изменилась коренным образом. Во-первых, уйгуры пропустили через свои территории огромные массы киргизов, направлявшихся из Минусинской степи к Орхону. Киргизы ранее считались подвластным уйгурам племенем, но в 818 г. киргизский вождь объявил себя ханом (то есть независимым от уйгуров). Чуть позже в Уйгурию вторглись хакасы. С юга также наступал сильный враг — китайцы. Так из процветающего государства Уйгурия превратилась к середине IX в. в «Опустошенную землю». И если наши знакомые арабские и персидские ученые, например Ибн Русте, говорят об уйгурах как о самостоятельной силе — значит, сведения, которыми они пользовались, относятся к периоду до 840 г. и после 818 г.

Западнее селились киргизы. Очевидно, это те орды, которые только что прошли через Уйгурию. В Восточном Приаралье обитали карлуки, еще далее на запад — кимаки. От Северного Приаралья до северо-восточного берега Каспия простирались земли печенегов. То есть в первой части (до Волги, то есть до хазар и буртасов) наблюдается логическая последовательность — с северо-востока на юго-запад. Датируется она еще и по расселению большей части печенегов к востоку от Волги.

В части, касающейся Восточной Европы, такая логика нарушена. К примеру, возникает путаница с положением мадьяр (предков современных венгров) — то они являются соседями Византии, то живут на реке Атиль, то на берегу Черного моря. Так, в сочинении Ибн Русте о мадьярах сказано следующее: «Между землей печенегов и землей болгарских эсегель лежит один из краев мадьярских. Земля их обширна: одной окраиной своею прилегает она к Румскому морю, в которое впадают две реки, одна из которых больше Джайгуна; между этими-то двумя реками и находится местопребывание мадьяр»3.

Причем печенеги у Ибн Русте находятся за Волгой, а «болгарские эсегель» (Ас.г.л, Ас.к.л) располагаются вверх по Атилю от буртасов, соседей хазар, то есть мадьяры должны жить где-то на Средней Волге. Однако Ибн Русте следующей фразой перечеркивает это сообщение: Румское море — это однозначно Черное море, междуречье «двух рек» — известное по венгерским преданиям и данным Константина Багрянородного как Ателькюзу (буквально «междуречье»). То есть Ибн Русте пытался совместить два свидетельства: одно фиксировало мадьяр в Заволжье, а другое знает это племя уже в Северном Причерноморье, после продвижения на запад.

Коснулась ли эта путаница сообщений о славянах и русах? Сведения об этих народах настолько интересны, что мы приведем эту часть источника полностью (здесь будет использован перевод с арабского А.П. Новосельцева). Ведь ни одна другая восточная традиция не рассказывает о них так подробно. Рассказ о стране славян (ас-сакалиба4), следующий сразу после описания мадьяр:

И между странами печенегов и славян расстояние в 10 дней5 пути. В самом начале пределов славянских находится город, называемый Ва.т (Ва.ит). Путь в эту сторону идет по степям (пустыням?) и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса. Страна славян — ровная и лесистая, и они в ней живут. И нет у них виноградников и пахотных полей. И есть у них нечто вроде бочонков, сделанных из дерева, в которых находятся ульи и мед. Называется это у них улишдж, и из одного бочонка добывается до 10 кувшинов меду. И они народ, пасущий свиней как (мы) овец. Когда умирает у них кто-либо, труп его сжигают. Женщины же, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица. На другой день после сожжения покойника они идут на место, где это происходило, собирают пепел с того места и кладут его на холм. И по прошествии года после смерти покойника берут они бочонков 20 больше или меньше меда, отправляются на тот холм, где собирается семья покойного, едят там и пьют, а затем расходятся. И если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она особенно любила его, то она приносит к его трупу два столба, их вбивают стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, она становится на скамейку и конец (веревки) завязывает вокруг своей шеи. После того как она так сделает, скамью убирают из-под нее и она остается повисшей, пока не задохнется и не умрет, после чего ее бросают в огонь, где она и сгорает. И все они поклоняются огню.

Большая часть их посевов из проса. Во время жатвы они берут ковш с просяными зернами, поднимают к небу и говорят: «Господи, ты, который (до сих пор) снабжал нас пищей, снабди и теперь нас ею в изобилии». Есть у них разного рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длиной в два локтя, лютня же их восьмиструнная. Их хмельной напиток из меда. При сожжении покойника они предаются шумному веселью, выражая радость по поводу милости, оказанной ему Богом. Рабочего скота у них совсем немного, а лошадей нет ни у кого, кроме упомянутого человека. Оружие их состоит из дротиков, щитов и копий, другого оружия они не имеют. Глава их коронуется, они ему повинуются и от слов его не отступают. Местопребывание его находится в середине страны славян. И упомянутый глава, которого они называют «главой глав» («раисар-руаса»)6, зовется у них свиет-малик, и он выше супанеджа, а супанедж является его заместителем (наместником). Царь этот имеет верховых лошадей и не имеет иной пищи, кроме кобыльего молока. Есть у него прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги. Город, в котором он живет, называется Джарваб7, и в этом городе ежемесячно в продолжение трех дней проводится торг, покупают и продают.

В их стране холод до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывают деревянную остроконечную крышу, наподобие христианской церкви, и на крышу накладывают землю. В такие погреба переселяются со всем семейством и, взяв дров и камней, разжигают огонь и раскаляют камни на огне докрасна. Когда же камни раскаляются до высшей степени, их обливают водой, от чего распространяется пар, нагревающий жилье до того, что даже снимают одежду. В таком жилье остаются они до весны. Царь ежегодно объезжает их. И если у каждого из них есть дочь, то царь берет себе по одному из ее платьев в год, а если сын, то также берет по одному из платьев в год. И если поймает царь в стране своей вора, то либо приказывает его удушить, либо отдает под надзор одного из правителей на окраинах своих владений»8.

Насколько узнаваемы из рассказа арабского географа славянские быт и нравы! Ибн Русте точно воспроизводит известный археологам славянский обряд погребения: сожжение покойного и захоронение праха в кургане. Ему известны и музыкальные инструменты наших предков, и их занятия, и даже баня, и полюдье. И главу славян Ибн Русте называет не «малик» (король) или «хакан», а «раис ар-руса'а» — глава глав. Раисы в мусульманских странах Средневековья — выборные, самые уважаемые люди города, решавшие наиболее важные дела городской общины. Славянская система представительства завершалась племенным князем. Как известно, должность эта была выборной даже и в Киевской Руси, и выбирали князя самые уважаемые люди общины, в летописях называемые «старцами градскими». Находит аналогии в общественном устройстве Древней Руси и титул «главы глав» — свиет-малик. Как выяснил выдающийся ученый-востоковед ХХ в. Б.Н. Заходер, вторая половина слова представляет собой попытку перевода славянского «князь», а первая половина — почти точная передача корня «свят», «свет», традиционной составляющей имен-титулов в славянском обществе периода раннего государства (Свято слав, Свято полк)9. Б.А. Рыбаков добавляет еще одну замечательную аналогию. В договоре Олега с Византией 911 г. при перечислении знатных особ упоминаются «светлые и великие князья»10, под которыми, очевидно, разумеются главы славянских племенных союзов11.

Но о каких славянах идет речь? Часто это сообщение связывают со славянами Балканского полуострова, указывая на город Джарваб-Хорват и «наместника» главы славян — супанеджа. Еще Д.А. Хвольсон высказал предположение о том, что «супанедж» — это жупан южных славян. Но этнографические особенности, известные от Ибн Русте, свидетельствуют против балканского расположения «ас-сакалиба», которые жили по соседству с русами. По словам автора «Дорогих ценностей», славяне живут на лесистой равнине. Зимы в этой стране холодные; их бани (как, очевидно, и жилища) представляют собой типичные полуземлянки или даже землянки. И главное: покойников эти ас-сакалиба хоронят в «холмах», то есть курганах.

Этот рассказ Ибн Русте достаточно полон для убедительного сравнения с археологическими данными. В археологии есть критерии материальной культуры, по которым можно определить этнос (так называемые этноопределяющие признаки). Это обряд погребения, лепная керамика (та, что делалась для домашних нужд, а не на продажу) и характер жилища. О керамике восточный автор не упоминает, зато подробно говорит о двух других критериях. На Балканском полуострове неизвестны славянские курганы того времени. Славяне Балкан предпочитали зарывать прах умерших в грунтовые ямы, а жить — в наземных домах12. В связи с теплым климатом в полуземлянке необходимости не было. Все эти факты свидетельствуют против теории южной природы славян Ибн Русте. Термин «Хорват» связан, как говорилось выше, с «белыми хорватами» Повести временных лет, которые жили в бассейне Днестра, по соседству с тиверцами. «Хорваты» — это не единственный этноним, который встречается одновременно в землях Киевской Руси и на Балканском полуострове. По данным византийцев, Балканы населяли в числе прочих северы, драговиты (то есть дреговичи), смоляне13. Многие современные археологи и источниковеды придерживаются мнения, что племена с одинаковыми названиями — родственные, по крайней мере те, у которых этнонимы неславянские (слова хорваты и северы — северяне — иранского происхождения). Все они «вышли» из пеньковской археологической культуры, которая существовала в Среднем Поднепровье в I—VII вв. (подробнее о ней — в части III).

Таким образом, и среди будущих восточных славян были те, кто назывался хорватами, соблюдал деление своей земли на жупы и избирал для управления оными жупанов. А этнографические признаки, описанные Ибн Русте, великолепно подходят к славянским племенам Восточно-Европейской равнины. Именно среди них стал к VIII в. популярен курганный обряд погребения, они строили полуземлянки (в более северных районах, к примеру, в днепровской и донской лесостепи). То есть это были племена, потом вошедшие в состав Древней Руси.

Единственное, что странно: Ибн Русте считает, что славяне не были земледельцами. Знать такие подробности из жизни народа и не иметь представления о его главном занятии невозможно! Здесь может помочь сравнение текста Ибн Русте с творением какого-нибудь другого географа школы Джайхани. Примерно такое же описание славян имеется в анонимном сочинении, написанном в конце Х в., — «Пределах мира от востока к западу» («Худуд аль-алам мин аль-машрик иля-ль-магриб»):

«...Это большая страна, и в ней очень много деревьев, растущих близко друг от друга. И они живут между этими деревьями. И у них нет иных посевов, кроме проса, и нет винограда, но очень много меда, из которого они изготовляют вино и тому подобные напитки...»14.

При сравнении текстов двух авторов становится ясно, что Ибн Русте пользовался каким-то подпорченным источником, где отсутствовал отрывок о просе и медовом вине.

Сразу же за славянами Ибн Русте располагает русов. Это значит, что в представлении этого географа русы жили западнее ас-сакалиба (описание Восточной Европы у Ибн Русте идет с востока на запад). Знает восточный автор о русах следующее:

Что же касается ар-Руссийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, не здоров и сыр до того, что стоит только человеку ступить ногой на землю, как последняя трясется из-за обилия в ней влаги. У них есть царь, называемый хаканрусов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у них рождается сын, то он (рус) дарит новорожденному обнаженный меч, кладет его перед ребенком и говорит: «Я не оставлю тебе в наследство никакого имущества, и нет у тебя ничего, кроме того, что приобретешь ты этим мечом»15. И нет у них недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен. Единственное их занятие — торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям. Получают они назначенную цену деньгами и завязывают их в свои пояса. Они соблюдают чистоту своих одежд, их мужчины носят золотые браслеты. С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют (ими). У них много городов, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, и с чужеземцами, которые ищут их покровительства, обращаются хорошо, также как и с теми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. Если же кто из них обидит или притеснит чужеземца, то помогают и защищают последнего.

Мечи у них сулеймановы. И если какое-либо их племя (род) поднимается (против кого-либо), то вступаются они все. И нет тогда между ними розни, но выступают единодушно на врага, пока не победят его16. И если один из них возбудит дело против другого, то зовет его на суд к царю, перед которым (они) и препираются. Когда же царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны недовольны приговором царя, то по его приказанию дело решается оружием (мечами), и чей из мечей острее, тот и побеждает. На этот поединок родственники (обеих сторон) приходят вооруженные и становятся. Затем соперники вступают в бой, и кто одолеет противника, выигрывает дело. Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем, как будто бы они их (русов) начальники17. Случается, что они приказывают принести жертву Творцу их тем, чем они пожелают: женщинами, мужчинами, лошадьми. И если знахари приказывают, то не исполнить их приказания никак не возможно. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему на шею петлю, вешает жертву на бревно и ждет, пока она не задохнется, и говорит, что это жертва Богу.

Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют или обращают в рабство. Одни высокого роста, статные и смелые при нападениях. Но на коне смелости не проявляют, и все свои набеги и походы совершают на кораблях18.

(Русы) носят широкие шаровары, на каждые из которых уходит сто локтей материи. Надевая такие шаровары, собирают их в сборку у колен, к которым затем и привязывают. Никто из них не испражняется наедине, но обязательно сопровождают руса трое его товарищей и оберегают его.

Все они постоянно носят мечи, так как мало доверяют друг другу, и коварство между ними дело обыкновенное. Если кому из них удается приобрести хоть немного имущества, то родной брат или товарищ его тотчас начнет ему завидовать и пытаться его убить или ограбить. Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда, и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После этого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении.

Как видно, несмотря на расположение русов западнее славян, то есть дальше от границ халифата, автор «Дорогих ценностей» (а также другие представители географической школы Джайхани) не менее подробно описывает образ жизни этого этноса. Обычаи русов резко отличаются от славянских. И это обстоятельство всегда подталкивало ученых к острым дискуссиям. Норманисты (Х.Д. Френ, В.Р. Розен, В.В. Бартольд, А.П. Новосельцев и др.) объявляли русов варягами-викингами и помещали «остров» на севере Европы — в Скандинавии, в районе Новгорода, на Верхней Волге, связывая рассказ арабов и персов с эпизодом о призвании варягов в Повести временных лет. Как было показано выше, такое расположение острова русов невозможно (см. главу 2 данной части).

Те, кто придерживался славянского происхождения руси, полагали, что противоречия между славянами и русами носят не этнический, а социальный характер (русы как социальная верхушка Древнерусского государства). В этом случае остров русов объявлялся лишь частью русской территории, отдаленной от ее центра. Так, Б.А. Рыбаков локализует «остров» в устье Дуная19, в той земле, где находились города Переяславец и Киевец и которую князь Святослав Игоревич в 969 г. объявил «середой» (центром) своей земли20. Однако Святослав пытался завоевать Переяславец во второй половине Х в., то есть минимум на столетие позже написания восточными географами рассказа об острове русов. В середине IX в. эти территории занимала балкано-дунайская археологическая культура, в основе своей не славянская, а тюрко-болгарская. Хотя славяне Подунавья уже активно ассимилировали тюрок, последние в середине IX в. еще сохраняли этнические особенности: жили в похожих на юрты домах, хоронили покойных в грунтовых ямах и оставляли автографы на тюркском наречии21. Эти болгары известны арабам под названием «бурджаны». Что же касается версии о русах как о названии социальной верхушки восточного славянства, то и она не выдерживает критики. Во-первых, славянское общество середины IX в. не знало такого резкого расслоения. Археология свидетельствует о примерно одинаковом уровне жизни большинства славян Поднепровья. Во-вторых — и это главное, на Среднем Днепре (как, впрочем, и в других восточнославянских землях), в IX в. неизвестны захоронения в «могиле в виде большого дома» по обряду трупоположения (ингумации) вместе с любимой женой и богатым инвентарем. А для славян Поднепровья IX в. был характерен обряд трупосожжения.

Итак, русы Ибн Русте были не славянами, но и не скандинавами. Жили они, очевидно, близко от одного из популярных у арабов торговых путей, поскольку их этнографическое описание очень подробно. Одно странно: русы вообще не локализуются как соседи других народов. Ибн Русте, аль-Марвази, Гардизи добросовестно сообщают, например, между какими народами живут буртасы, или сколько придется ехать купцу от мадьяр до славян. А как добираться до такого полезного торгового партнера, как русы, у которых можно разжиться мехами и рабами, ничего не известно. Что это — тоже испорченный текст, как в случае со славянским земледелием?

Несколько другая картина представлена в анонимном сочинении «Худуд аль-алам мин аль-машрик ила-л-магриб» («Пределы мира от востока к западу»), автор которого ставил перед собой нехарактерную для Х в. задачу — показать все пределы ойкумены. Написанный в 982/983 гг. на персидском языке по заказу правителя области Гузган на севере Афганистана, этот труд имеет истоки в географической литературе II—X вв., соединяя в себе различные традиции этого периода. Единственная рукопись «Худуд» была случайно найдена в 1892 г. в Средней Азии А.Г. Туманским. Еще первый издатель этого уникального произведения, В.В. Бартольд обратил внимание на датировку содержащейся там информации: «...Сведения Анонима не могут относиться ни к его собственной эпохе, ни даже к эпохе Джейхани»22. То есть гузганец не автор и даже не составитель «Пределов мира», а лишь переписчик. Автора нужно искать в IX в.

Описание степей и лесостепей Евразии неизвестный географ дает после пределов Рума (Византии. — Е.Г.), причем интересно, что в состав Рума в «Худуд» входят все известные ему народы и государства Центральной и Западной Европы: славяне-христиане, булгары (область на северо-западе собственно Рума-Византии), город Рим, баски, остров Британия и Греция. Крайне важно упоминание западных славян как христиан, в отличие от дунайских болгар: крупнейшее славянское государство Центральной Европы Великая Моравия официально стало христианским в 30-е гг. IX в., а Первое Болгарское Царство — в 60-е гг. IX в.23. Следовательно, можно согласиться с предположением Б.А. Рыбакова, что источник рассказа «Пределов мира» о «Руме» был написан между 30-ми и 60-ми гг. IX в.24.

Описание жителей Евразии в источнике идет по единому принципу с запада на восток, а не с востока на запад, как гласит заголовок. Это значит, что в «Худуд», наряду с другими данными, включен единый пласт информации о евразийских степях. Причем в Восточной Европе упоминаются следующие народы: славяне — русы — внутренние булгары — мирват — хазарские печенеги — аланы — Сарир — хазары — буртасы и барадасы — v. n. nd. r. После этого загадочного народа автор переходит к Зангистану (Занджану, части Иракского султаната) и Абиссинии. Таким образом, в «Пределах мира» обитатели лесостепи и степи Восточной Европы четко отделены от зауральских кочевников. Славяне в этой части «Худуд» явно восточные, что видно и из их локализации.

Интересно также, что в источнике нет самостоятельного параграфа о мадьярах (предках венгров) в данном разделе. Они упоминаются в главе о зауральских кочевниках с подробным описанием территории и обычаев. Весь раздел о Восточной Европе, впрочем, как и другие, проникнут внутренней логикой, локализации в большинстве случаев четко и однозначно обозначены в системе геофизических ориентиров — горных цепей и рек.

Насколько хорошо знали арабские путешественники и географы периода до 930-х гг. племена Восточной Европы и пролегавшие через нее другие торговые пути, можно судить по имевшимся у них сведениям о реках (помимо Атиля), а также другом важном для купцов ориентире — горных хребтах. Однако определить положение этих ориентиров на современной карте, а также локализовать упоминающиеся у восточных географов племена и государства можно лишь при использовании материалов смежных дисциплин — археологии, нумизматики, лингвистики. Наиболее полные описания геофизических особенностей дают два источника — «Худуд аль-алам» и аль-Идриси.

Аноним является уникальным источником не только потому, что сохранился в единственной рукописи. В нем имеются географические описания, отсутствующие в других памятниках либо упоминающиеся там неясно. Прежде всего это река Рус — одна из трех (кроме Атиля и Руты) рек, помещаемая автором «Пределов мира» в Восточной Европе. В главе, посвященной природным ориентирам, даются следующие сведения: «Другая река (перед этим шел рассказ об Атиле. — Е.Г.) — Рус, которая вытекает из глубины страны славян и течет на восток, пока не достигнет границ русов. Далее она проходит границы Urtab, Slab и Kuyafa, которые являются городами русов, и пределы Khifjakh. Там она меняет направление и течет на юг к пределам печенегов и в падает в Атиль»25.

Следом идет описание другой загадочной реки — Руты (Ruta): «(Другая река — Рута, которая течет с горы, находящейся на границе между печенегами, мадьярами и русами. Потом она достигает пределов русов и течет к славянам. Там она достигает города Khurdab, принадлежащего славянам, и используется на их поля и луга»26.

Вокруг реки Рус сломано немало копий из-за этнической окраски ее названия. Давно доказано, что происходили такие гидронимы от названий племен, проживавших около данных водных артерий. Кроме этого, река Рус служила в «Худуд аль-алам» ориентиром для локализации славян, русов, печенегов и кипчаков.

В.Ф. Минорский, создавший единственный до сей поры перевод всего источника (на английский), осторожно отождествил реку Рус по неведомым, точнее норманистским, соображениям с Верхней Волгой27, хотя никаких следов печенегов на севере Восточной Европы никогда не было. В.В. Бартольд полагает, что Рус это Дон28. А.П. Новосельцев в работе 1965 г. связывал Рус с искаженным «Ра»/ «Рас» — Волгой, возводя ее название к птолемеевской традиции. Присутствие в источнике Атиля как знакомого арабам русла Волги он относил на счет «ошибки» гузганского автора, «не разобравшегося» в источниках29. В 1986 г. в ответе на разработки Б.А. Рыбакова (хотя он ни разу не упоминает в статье даже о существовании исследования академика) Новосельцев уже признает, что «если у Истахри Русская река — Волга, то у ХАА — Ока и Дон»30. Неонорманисты-востоковеды нового поколения придерживаются старой точки зрения А.П. Новосельцева. Они даже объединяют информацию о реке Рус классической школы и традиции Джайхани: нахрар-Рус в Х в. обозначает либо приток Атиля («Худуд аль-алам». — Е.Г.), либо весь Атиль (Ибн Хаукаль. — Е.Г.)31. Таким образом непозволительно смешивается информация двух направлений, черпавших сведения из разновременных источников: Волга стала называться Русской рекой после путешествия Ибн Фадлана и его встречи с какими-то русами. Школа Джайхани обладала более ранними сведениями.

Б.А. Рыбаков же в своем великолепном разыскании об ориентирах «Худуд» отождествляет реку Рус с Днепром и Доном (конъектура Рыбакова — Дуна32), считая, что в отрывке соединены сведения о двух разных реках с похожими названиями.

В отношении реки Руты мнения расходятся еще больше. Река Рута — последняя из водных артерий, которые локализует в Восточной Европе гузганский географ (далее идет описание реки Тигр). С ней связаны взаимные координаты русов, тюркских печенегов, мадьяр, славян. Традиционно Руту через конъектуру отождествляли с Дунаем33, город Khurdab — с искаженным названием южнославянского племени хорватов. Связано такое отождествление не только с «очевидностью» конъектур, но и кажущейся легкостью объяснения взаимных ориентиров. Так, славяне этого отрывка ХАА объявлялись западными и южными, а русами — соответственно, все восточнославянские племена. Однако славяне Центральной Европы фигурируют в ХАА под названием «славяне-христиане»34, а допущение конъектуры «хорват» дает возможность и локализации его между Днепром и Днестром (Белые Хорваты ПВЛ).

А.П. Новосельцев в 1960-е гг. также возводил данные о Руте к Птолемею (птолемеевский Рудон)35; позже он уже утверждал, что Руту «Пределов мира» невозможно нанести на современную карту, так как автор источника пользовался «не — совпадающими данными» (IX в. и современными ему)36. Причем скепсис данного заявления не оправдан: сам Новосельцев не может привести конкретных доказательств «разновременности» материала о Восточной Европе. Единственный его аргумент — то, что рассказ «Пределов мира» о городе Итиль «похож» на данные «арабского Геродота» Х в. — аль-Масуди37. Однако Масуди предоставляет новые, современные ему сведения о Северном Причерноморье, а не о Волго-Балтийском пути. Эту торговую магистраль автор «Промывален золота» представляет настолько плохо, что смешивает волжских булгар с известными ему дунайскими38. Информация о столице хазар была заимствована Масуди из более ранних источников, знакомых и ХАА и связанных со школой Джайхани39.

Б.А. Рыбаков предложил свою интерпретацию: Ruta ХАА — Ока, вытекающая со Среднерусской возвышенности, а Khurdab — вятический город Корьдно. При этом Рыбаков делает весьма спорный перевод английского текста В.Ф. Минорского: «Потом она (Рута. — Е.Г.) входит в пределы Руси и течет к Славянам»40, как бы объединяя славян и русов. Между тем в тексте идет речь о том, что Рута лишь достигает границ русов, не входя на их территорию, и, очевидно, поворачивая, течет к славянам.

Для локализации этих важных водных ориентиров целесообразно привлечь данные археологии и нумизматики, поскольку реки арабо-персидской географической литературы — это водные торговые магистрали. Их расположение определяется археологами по скоплению монетных кладов и предметов импорта. Для реки Рус у нас имеется и важный письменный ориентир: ее «нижнее течение» на юге впадает в Атиль (то есть в данном случае Волгу). Таких больших правых притоков Волга, конечно, не имеет, однако расстояние между Нижним Доном и Волгой в районе нынешнего Цимлянского водохранилища действительно очень невелико, и река, как и описывает источник, резко меняет направление в южную сторону. Поэтому можно согласиться с В.В. Бартольдом и Б.А. Рыбаковым в достаточно точном отождествлении нижнего течения реки Рус со средним и нижним течением Дона.

Карты находок кладов арабских дирхемов и восточного импорта показывают начало и среднее течение этой «реки», а реально — торгового пути по верховьям Дона, Северского Донца и правым притокам Днепра (Псел, Ворскла, Сула). Временные рамки этих кладов и импорта — VIII — первая половина IX в. Далее этот торговый путь теряет свое значение41. Представления восточных ученых о реке Рус становятся более смутными, а упоминания — редкими.

Русская река (нахрар-Русийа) подробно описана у дотошного географа XII в. аль-Идриси, собиравшего сообщения о ней из разных источников. В описании самой реки есть как отголоски книжной птолемеевской традиции, так «следы знакомства» с Доном и Северским Донцом:

«От Бутара (Феодосия. — Е.Г.) до устья Русской реки 20 миль. От устья Русской реки до Матрахи (Тмуторокань. — Е.Г.) 20 миль» (5-я секция VI климата)42 ...«В упомянутую Русскую реку впадают шесть больших рек, берущих начало в горе Кукайа43, а это большая гора, протянувшаяся от моря Мрака44 до края обитаемой земли. Эта гора простирается от страны Йаджуджа и Маджуджа на крайнем востоке и пересекает ее, проходя в южном направлени и до темного, черного моря, называемого Смолистым. Это очень высокая гора; никто не может подняться на нее из-за сильного холода и глубокого вечного снега на ее вершине. В долинах этих рек живет народ, известный под именем ан-нибарийа...»45.

Очевидно, что устье Русской реки у Идриси точно соответствует Керченскому проливу, а сама река — Дону и притокам в его верховьях (реки Воронеж, Медведица, Иловля, Битюг, Хопер). Народ ан-нибарийа — это угорские племена, обитавшие в верховьях левых притоков Дона.

Реку Руту, ориентируясь на монетные клады того же времени, реально отождествить в верхнем течении с Окой (действительно выходящей с гор — со Среднерусской возвышенности), но согласиться с трактовкой Б.А. Рыбакова славян в «Худуд аль-алам» как вятичей нельзя. Поселения предков вятичей IX в. обнаружены на Верхней Оке в очень небольшом количестве, причем ареал ранних вятичей соответствует территории финно-угорской мощинской культуры. В рассматриваемое время количество финно-угорского населения значительно превосходило пришлых славян, и для путешественников жители Верхней Оки скорее должны были быть финноуграми. Но автор «Пределов мира» как раз не знает жителей Среднерусской возвышенности. Монетные же клады ведут вниз по Оке до других правых притоков Днепра — Десны и Сейма46.

Таким образом, главные речные ориентиры гузганского анонима для локализации племен Восточной Европы таковы: река Рус — торговый путь VIII — первой трети IX в. от устья Волги по Нижнему и Среднему Дону, верховьям Северской Донца и правым притокам Днепра; река Рута — менее важная (судя по количеству находок) торговая артерия, соединявшая Среднее Поднепровье со Среднерусской возвышенностью через Сейм, Десну и Верхнюю Оку.

Кроме рек, в «Худуд аль-алам» дается такой важный геофизический ориентир, как «горы». Конечно, это не горные хребты в современном понимании. Вполне можно согласиться с Б.А. Рыбаковым, что для торговых экспедиций были хорошо ощутимы возвышенности как водораздельные линии47, тем более что «горы» ХАА никак не были заимствованы из античной географии, на что так любят ссылаться современные востоковеды48, если сведения источника идут вразрез с их априорным норманизмом.

В начале описания «пределов мира» аноним рассказывает о горной системе от Сирии до страны славян (приводится отрывок о Восточной Европе):

«...Горы тянутся строго на север между Арменией и Румом к началу территории Сарира... Тогда они поворачивают на восток, пересекая Сарир, Армению, Арран49 и Кабк по соседству с Хазарским морем. Далее они меняют свое направление и поворачивают обратно, на запад, проходя между Сариром и Хазарией, и достигают начала земли алан. Потом они идут строго на север дальше, до конца страны хазар. Потом они пересекают страну хазарских печенегов и отделяют внутренних булгар от русов, следуя к пределам славян. Тогда они избирают северное направление, пересекают славян, называемых Khurdab, после чего они достигают конца страны славян и там заканчиваются»50.

Б.А. Рыбаков сопоставил «горы» «Пределов мира» с крупными водоразделами Восточной Европы на основе собственного перевода текста Минорского и своей локализации упоминающихся при описании гор племен: упомянутая цепь включает у него Кавказ (соответствует фрагменту до территории алан включительно), Ставропольскую возвышенность (горы, идущие «строго на север» до конца страны хазар), Донецкий кряж и Днепровско-Волынский водораздел (от хазарских печенегов до славян), Среднерусскую возвышенность (до конца страны славян). Горы, включенные в описание народов Восточной Европы, академик локализует независимо от этой цепи51.

Действительно, перенести «горы» анонима на современную карту нельзя, не локализовав основные этносы, — это слишком взаимосвязанные ориентиры. Но принципиально принимая метод исследования, нельзя согласиться с частными выводами Б.А. Рыбакова. Прежде всего потому что составитель свода о Восточной Европе и Заволжье в «Пределах мира» — не компилятор, а очень грамотный и дотошный ученый, как правило, не допускавший ни повторений, ни пропусков информации (к примеру, все реки, упомянутые в разделе о реках, совпадают с водными ориентирами при локализации народов и государств). Поэтому искать горные системы параграфов, посвященных этногеографии, нужно в параграфе 5 «О горах и рудниках, в них существующих», часть которого только что была приведена.

Сообщение «Пределов мира» о народах Восточной Европы мы процитируем полностью, исключая лишь моменты, упомянутые раньше или явно легендарные и несущественные, тем более что ранее этот свод на русском языке не публиковался.

«§43. Описание страны славян

На восток от нее — внутренние булгары и некоторые из русов, на юг — часть моря Gurz52 и часть Рума. На запад и север от нее всюду пустыни и необитаемые земли Севера.53 У них два города: 1. Вабнит — первый город на востоке (страны славян), и некоторые из его жителей похожи на русов. 2. Хордаб — большой город и место пребывания царя.

§44. Описание страны русов и их городов

На восток от страны русов — горы печенегов, на юг — река Ruta54, на запад — славяне, на север — необитаемые земли севера. Это огромная страна, и обитатели ее плохого нрава, непристойные, нахальные, склонны к ссорам и воинственны. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут хаканрусов (Rus-khaqan). Страна эта изобилует всеми жизненными благами. Среди них есть группа моровват (muruvvat).55 Знахари у них в почете. Ежегодно они платят 1/10 добычи и торговой прибыли государю (sultan). Среди них есть группа славян, которая им служит. Они шьют шаровары приблизительно из 100 гязов хлопка, которые надевают и заворачивают выше колена. Они шьют шапки из шерсти с хвостом, свисающим с затылка. Мертвого хоронят совсем, что ему принадлежало из одежды и украшений. Они еще кладут в могилу с мертвыми еду и питье.

KUYABA — город (земля?) русов, ближайший к мусульманам. Это приятное место и есть резиденция царя. Из него вывозят различные меха и ценные мечи.

S.LABA — приятный город, и из него, когда царит мир, ведется торговля со страной булгар. URTAB — город, где любого чужеземца убивают. Там производят очень ценные клинки для мечей и мечи, которые можно согнуть вдвое, но как только отводится рука, они принимают прежнюю форму.

§45. Описание внутренних булгар

На восток от них — Mirvat, на юг — море Gurz, на запад — славяне, на север — Русская гора. Это страна без городов. Люди эти храбры, воинственны и внушают страх. Они имеют внешнее сходство с тюрками, живущими около страны хазар.

Внутренние булгары находятся в состоянии войны со всеми русами, но продолжают торговые отношения со всеми, кто живет вокруг них. У них есть овцы и оружие для ведения войны.

§46. Описание страны Мирват

На восток от них — некоторые горы и некоторые из хазарских печенегов, на юг от них некоторые из хазарских печенегов и море Gurz, на запад — некоторая часть последнего и внутренние булгары. На север от них — некоторая часть последних и горы V.n.nd.r. Они христиане и говорят на двух языках — арабском и румском. Они одеваются как арабы. Они дружески настроены и к тюркам, и к румийцам. У них есть палатки и войлочные хижины.

§47. Описание страны хазарских печенегов

На восток от нее гора хазар, на юг от нее аланы, на запад от нее море Gurz, на север от нее мирваты. Раньше эти люди составляли группу тюркских печенегов. Потом они пришли сюда, завоевали эту страну и поселились здесь. У них есть войлочные хижины и палатки, крупный рогатый скот и овцы... Хазарские рабы, которые продаются в странах ислама, в основном оттуда. Три последние упомянутые страны не слишком одарены природой.

§48. Описание страны алан и ее городов

На восток и на юг от нее — Сарир, на запад Рум, на север — море Gurz и хазарские печенеги. Вся эта страна рассечена горами... Их царь — христианин. Они владеют 1000 больших поселений. Среди них есть и христиане, и идолопоклонники. Некоторые из них живут в горах, а другие — на равнинах (...)

§49. Описание страны Сарир и ее городов

На восток и юг от нее — границы Армении, на запад — границы Рума, на север — аланы. Это совершенно прекрасная страна, состоящая из гор и равнин. (...)561. Замок царя — огромнейшая крепость на вершине горы. Место царя — в крепости, и говорят, что у него есть большой трон из красного золота. (...)

§50. Описание страны хазар

На восток от нее — стена, тянущаяся между горой и морем, и наконец море и некоторая часть реки Атиль; на юг Сарир, на запад горы, на север B.ra.dhas и N.nd.r57. Это очень приятная и процветающая страна с большими богатствами. От туда поступают коровы, овцы и бесчисленные рабы.

1. Атиль — город, разделенный рекой Атиль. Это столица хазар и место пребывания царя, который называется Tarkhankhaqan и является одним из прямых потомков Ansa(?). Он живет со своей дружиной в западной части города, отгороженной стеной. В другой части живут мусульмане и огнепоклонники. У этого царя в городе семь наместников (судей), принадлежащих к семи различным верам. Если возникает более серьезная тяжба, они спрашивают у царя, как поступить, или сообщают о решении, принятом в отношении этой тяжбы.

2. Самандар — город на берегу моря. Это приятное место, где живут купцы и имеются рынки.

3. Khamlikh, Balanjar, Bayda, Savghar, Kh.tl.gh, L.kn, Swr, Ms...t58 — города хазар, все с мощными стенами. Основной источник благополучия и богатства царя хазар — из приморских городов.

4. Tulas, Lugh.r — два региона страны хазар. Люди здесь воинственны и обладают большим количеством оружия.

§51. Описание страны буртасов

На восток и юг от них — гузы, на запад — река Атиль, на север — страна печенегов. Жители мусульмане, но говорят на особенном языке59. Царя называют Mus (?). У них есть палатки и войлочные хижины; они разделены на три орды: Б.р.зула, Аш.к.л, Б.лкар. Все они пребывают в войне друг с другом, но если появляется враг, они примиряются.

§52. Описание страны B.radhas

На восток от нее Атиль, на юг — хазары, на запад — V.n.nd.r, на север — тюркские печенеги. Они — народ, исповедующий веру гузов. У них есть войлочные хижины; мертвых они сжигают. Их богатство — в пушнине. У них два царя, которые держатся обособленно друг от друга.

§53. Описание страны V.n.nd.r

На восток от нее — B.radhas, на юг — хазары, на запад — горы, на север — мадьяры. Они трусливы, слабы, бедны...

Все эти страны, которые мы перечислили… в северной части ойкумены»60.

Мадьяры, гузы и тюркские печенеги упоминаются анонимом среди кочевников Заволжья61.

Исходя в данном случае из сведений источника и современной геофизической карты, не нарушая строгой системы «Худуд аль-алам» (не разрывая горных цепей Восточной Европы), а также учитывая, что расположение некоторых племен вполне точно известно по археологическим данным, перенесение взаимных ориентиров анонима дает следующий результат:

• на Атиле (то есть до среднего течения Волги, поскольку речь идет о Восточной Европе) с юга на север — хазары, буртасы (на восток от Волги) и бурадасы (на запад);

• Заволжье: 1) на юго-восток от верхнего течения Атиля (Кама и Урал) — гузы; 2) на запад от гузов — тюркские печенеги;

• Среднее течение современной Волги и Приволжская возвышенность, с юга на север — V. n. nd. r, мадьяры;

• Кавказ: хазары, хазарские печенеги, Сарир, аланы, мирват;

• Северное Причерноморье, Приазовье и Нижний Дон (с востока на запад): мирват, внутренние булгары, славяне;

Верховья Дона, Северского Донца и правые притоки Днепра (река Рус) — область русов.

Одни племена из перечисленных практически неизвестны современным ученым. Это мирват и v. n. nd. r. Для других этносов спорно их место жительства (внутренние болгары, хазарские печенеги, буртасы). Но упоминаются в «Пределах мира» и народы, чья территория не вызывает сомнений. Точно известна локализация в период с VIII по Х в. алан в Центральном Предкавказье, хазар в Нижнем Поволжье и прикаспийском Дагестане и государства Сарир на западе Дагестана (археологическиая культура авар начиная с VIII в.62). Результаты современных археологических исследований этих районов точно соответствуют для VIII—X вв. ориентирам анонима. Поскольку информация ХАА о степной и лесостепной зоне составляет единый комплекс, нет оснований не доверять и сведениям источника о других народах и государствах этого региона. Новейшие разработки в археологии и лингвистике позволяют более точно датировать данные источника, кото — рым пользовался автор этого свода.

Прежде всего это размещение мадьяр на Средней Волге, причем в Заволжье. Такая локализация уникальна в восточной географической литературе. Еще Б.Н. Заходер отметил сложность мадьярской тематики в различных арабо-персидских традициях: одна группа сведений говорит о мадьярах-кочевниках, другая — об оседлых племенах, контактирующих с Византией63. Наиболее архаичная «кочевая» тематика развернута только школой Джайхани, первоисточником которой, напомним, считают так называемую «Анонимную записку», благодаря главным образом информации о мадьярах датирующуюся не позже 880-х гг.

Такая датировка появилась в связи с существованием научного мифа о переселении мадьяр в Центральную Европу в 890-х гг. Миф возник из необъяснимого доверия к данным Повести временных лет об «уграх», шедших мимо Киева в 898 г.64. Легенда сия была развеяна еще К.Я. Гротом в конце XIX в., указавшим, что угры-мадьяры в Центральной Европе упоминаются впервые в 30-е гг. IX в., причем в большом количестве65. Например, византийский источник — Продолжатель Георгия Амартола упоминает, что в 830-х гг. болгарский царь Крум, испытывая трудности в войне с Византией, обратился за помощью к уграм (венграм), находившимся поблизости66. Это подтверждают и современные исследования67.

Однако будет интересно сравнить локализацию мадьяр в ХАА (Средняя Волга) с данными классиков школы Джайхани, а именно Ибн Русте. У последнего местом жительства мадьяр указывается и Поволжье, и Северное Причерноморье. Из этого следует, что источник Ибн Русте располагал более поздними сведениями, чем составитель «Пределов мира». Ведь появление мадьяр в Причерноморье датируется сейчас довольно точно данными археологии и косвенным подтверждением письменных источников — «Деяний венгров» и Константина Багрянородного — началом IX в.

Локализация мадьяр до конца VIII в. также в общих чертах известна современным исследователям, хотя вопрос о точном расположении дискутируется. Предки мадьяр жили в степях Зауралья и со второй половины VI в. по вторую половину VII в. находились в зависимости от Тюркского каганата. В середине VII в. в Западном Тюркском каганате начались смуты и он начал быстро распадаться (знаковым событием стало образование самостоятельного Хазарского каганата). Примерно в это время и началось формирование мадьярского этноса из кочевых племен, расселившихся по рекам Уфа, Белая, Кама. В венгерских преданиях, зафиксированных в «Деяниях венгров», упоминается, что где-то в Среднем Поволжье и Прикамье находилась «Великая Венгрия»68. Большинство археологов в настоящее время отождествляет с Великой Венгрией кушнаренковско-караякуповскую археологическую культуру, памятники которой расположены по берегам рек Белая, Уфа и Урал69. Основные этнические признаки мадьяр по данным археологии — это подкурганные захоронения в ямах, головой на север или северо-запад, с остатками конской шкуры (череп и кости ног животного). Таким образом, гора, упоминающаяся в «Худуд аль-алам» как восточная граница мадьяр, — это хребты Урала.

Но судя по другим ориентирам, данным гузганским ученым, территория мадьяр70 должна охватывать и собственно Среднее Поволжье. На юг от мадьяр упоминаются «христиане v. n. nd. r», которых аноним локализует западнее Волги. Эта информация географа также подтверждается археологическими находками. С конца VIII в. на востоке территории будущей Волжской Булгарии известны памятники хусаиновского (позднекушнаренковского) типа, которые большинство ученых отождествляет с мадьярами71, а в первой четверти IX в. отдельные курганы с кушнаренковскими чертами встречаются в верховьях Дона, на Хопре и Медведице.

Небольшая часть мадьяр осталась в этих местах и после того, как их соплеменники ушли в поисках родины на запад. Доминиканский монах Юлиан, венгр по происхождению, путешествовал на восток в 1235 и 1237 гг. Один из его приближенных оставил записки о путешествии, из которых известно, что в это время по левым притокам Средней Волги жили люди, понимавшие язык придунайских венгров и сохранившие предания об общем с ними происхождении. В начале XV в. францисканцы пытались (без успеха) обратить в католичество жителей Верхнего Дона, говоривших на мадьярском языке и остававшихся язычниками. Предприятие не удалось по причине вмешательства русского великого князя Василия II72.

Описание восточноевропейских земель у анонима крайне интересно еще одним фактом: в «Пределах мира» не упоминается Волжская Булгария, в отличие от всех других восточных сочинений. Эту непонятную «забывчивость» гузганского ученого обычно объясняют «разновременностью» его источников и «путаностью» сведений о Поволжье. Основанием для такого предположения, возможно, была фраза географа, следующая сразу после описания народов Восточной Европы о городах Булгар и Сувар. Эта информация действительно взята из труда какого-то представителя школы аль-Балхи, однако автор «Пределов мира» не счел возможным вставить ее в единый текст о евразийском севере, которым он пользовался, а лишь осторожно, не комментируя, дополнил его:

«Эти все страны, которые мы перечислили... — все верной части ойкумены. Булгар — город, которому принадлежит маленькая провинция на берегу Атиля. Жители все мусульмане... Сувар — город около Булгара...»73

Однако возможна и другая интерпретация молчания о стране волжских булгар с учетом данных археологии данной территории (Среднее Поволжье и Прикамье). Дело в том, что первые погребальные памятники, достоверно относимые к булгарам, в Среднем Поволжье датируются концом VIII в. (Кайбельский и первый Большетарханский могильники). Некоторые ученые причисляют к булгарам немногочисленные пока памятники так называемого новинковского типа второй половины VI—VIII вв.74. Но от материалов «булгарского компонента» Волжской Булгарии II—X вв. новинковские памятники отличаются по этноопределяющим признакам археологической культуры — лепной керамике и обряду погребения75. Большое сходство же «новинковцы» обнаруживают с позднесарматской турбаслинской культурой (среднее течение реки Белой).

Сарматы — североиранский этнос, давно обосновавшийся в степях Заволжья и Восточной Европы и игравший немалую роль в ее истории. Античным писателям они известны с III в. до н. э., когда стали важной политической силой в жизни Причерноморья. В конце II в. до н. э. они были союзниками скифов против греков, а в I в. до н. э. уже вытеснили остатки скифских племен с берегов Черного моря. С тех пор на античных картах «Скифия» (причерноморские степи) стала называться «Сарматией».

Политическую власть сарматов в III в. н. э. подорвали вторгшиеся в Причерноморье готы, а в IV в. готы, сарматы и аланы были разбиты гуннами. После этого некоторые племена присоединились к гуннам и участвовали в Великом переселении народов, другие остались в Причерноморье, а третьи ушли туда, откуда полтысячелетия назад лежал их путь в Европу, — на берега Волги и Камы. Там существовало несколько позднесарматских культур, которые медленно, но неотвратимо смешивались с более сильными угорскими этносами.

Это заметно и в новинковских курганах: восточная — в отличие от праболгарской западной — ориентировка погребенных, деформация черепов (типично сарматская традиция), меловая подсыпка в могилах. Наконец, сарматской чертой был и обряд обезвреживания покойных — перемещение костей трупа, чтобы он не смог покинуть могилу и потревожить живых76.

Ранее основным аргументом тюрко-болгарской принадлежности могильников новинковского типа считались так называемые «курганы с ровиками» и обычай класть кости ног и череп коня в ногах умершего. Но те же самые признаки связывали и с протовенграми, и, как мы убедились, не без основания. Недавно же В.Е. Флерова весьма убедительно показала связь «курганов с ровиками» именно с позднесарматскими, а не тюркскими традициями77.

Первый этап формирования культуры волжских булгар датируется концом VIII — первой половиной IX в., когда на юге и юго-западе будущей территории Волжской Булгарии появились весьма немногочисленные иммигранты, оставившие Кайбельский, 1-й и 2-й Большетарханские могильники. Раньше считалось, что эти переселенцы пришли с территории Хазарского каганата — из степного Подонья. Но более тщательные исследования показали, что между археологической культурой Донских степей и ранними волжскими болгарами имеются различия как во внешнем облике, так и в традициях культуры. А наибольшие аналогии памятникам Средней Волги прослеживаются в материальной культуре Саратовского и Волгоградского Поволжья78.

То есть Волжской Булгарии как влиятельной политической силы, государства, контролировавшего торговлю на Средней Волге, в конце VIII в. еще не было.

Интересно, что автор «Анонимной записки», на которую опирается школа Джайхани в описании Восточной Европы, уже достаточно подробно знает булгар, проживающих в трех днях пути от буртасов вверх по Волге, уже оседающих на землю и торгующих с хазарами и русами. Во многих ранних работах этой традиции арабо-персидской географии сохранилось следующее свидетельство:

«Булгарская земля смежна с землей буртасов. Живут булгары на берегу реки, которая впадает в Хазарское море и называется Атиль, и она между хазарами и славянами. И царя их называют Алмуш, и он приняли слам... Они — трех разрядов. Один разряд называется б.р.сула, другой разряд — ас.к.л. и третий — булгары. Средства существования каждого из них водном месте. Хазары торгуют с ними, также и русы привозят к ним товары. И все, кто из них был на берегах той реки, везут свои товары для торговли с ними.»79

Этот рассказ можно датировать весьма точно. Именно царь Алмуш в 920 г. направил посольство в Багдад с просьбой о помощи против Хазарии, в составе которого приехал знаменитый Ибн Фадлан. Сам Алмуш принял ислам около 902 г., но был вассалом Хазарии, его сын как заложник находился в Атиле.

О кочевом племени ас. к. л., обитающем, возможно, где-то в районе среднего течения реки Белой и подчиненном главе булгар Алмушу, упоминает Ибн Фадлан. О барсилах же известно с VI в. н. э. как об обитателях северо — западного Прикаспия и низовий Волги.

В «Пределах мира» имеется такой же отрывок о «трех разрядах» с теми же названиями и с точным термином «живущие в одном месте», но по отношению к буртасам (см. выше). Первичность сообщения анонима перед Ибн Русте подтверждается незначительным числом булгар в Поволжье и отсутствием Волжской Булгарии как самостоятельной политической силы в период, описанный анонимом.

Понимание автором «Худуд» булгар как «разряда» буртасов можно объяснить с привлечением археологических данных: народность волжских булгар формировалась по меньшей мере из трех основных этнических компонентов, представ — ленных культурой степей Волгоградского Поволжья, кушнаренковской и ломоватовской культурами80. Буртасы анонима, так же как и упомянутые культуры, располагаются преимущественно на восток от Волги.

По расчетам Б.А. Рыбакова, основанным на данных традиции Джайхани и информации Идриси, земля буртасов «начиналась несколько севернее Саратова и простиралась почти до волго-донской переволоки близ Волгограда»81. Хотя Б.А. Рыбаков помещает всех буртасов на запад от Волги (вразрез с источником), его расчеты по ориентиру север-юг верны. Интересно, что они совпадают с местом жительства одного из этносов, сформировавших народность волжских булгар.

В «Пределах мира» подробно описаны «внутренние булгары», которых аноним локализует в Приазовье и на Нижнем Дону. Это племя долго не давало покоя исследователям, ибо без определения его места жительства невозможно понять положение русов. Поэтому если ученого устраивали русы в Киеве, внутренние булгары поселялись на Дунае82 или в лучшем случае — в Западном Причерноморье83, если нет — объявлялось, что автор «Худуд» «путает» дунайских булгар с волжскими, имея в виду, конечно, последних84. Но внутренние булгары — не следствие плохой информированности анонима. Византийский император Константин Багрянородный и Повесть временных лет знают (эти сообщения можно датировать до середины Х в.) в Восточном Приазовье, Западном Предкавказье и на Нижнем Дону, в непосредственной связи с Хазарией (у Константина Багрянородного) «черных булгар». Это заметил еще в XIX в. Н. Ламбин85. По словам Константина Багрянородного, из реки Днепр киевские русы попадают (вплавь) в Черную Булгарию, Хазарию и Сирию. В Повести временных лет «черные булгары» упоминаются в договоре князя Игоря с Византией 944 г., среди обязательств русов по Корсунской стороне:

«Если придут черные болгары и станут воевать в Корсунской стороне, то повелеваем русскому князю, дабы не пускал их, иначе причинят зло и его стране»86.

То есть точно там, где располагаются внутренние булгары «Пределов мира». Археологические раскопки второй половины ХХ столетия показали, что сведения источников подтверждаются: именно в этом районе были найдены кочевья этнических булгар (их антропологический тип хорошо известен — круглоголовый, с монголоидной примесью), соответствующие так называемым приазовскому и крымскому вариантам салтово-маяцкой археологической культуры VIII—X вв.87 Грунтовые ямные погребения, традиционно называемые «булгаросалтовскими», известны там по меньшей мере со второй половины VII в.

По данным византийских письменных источников, именно в Западном Предкавказье и Восточном Приазовье в 630-е гг., после распада Западно-Тюркского каганата, племенами оногуров (унногундуров) и кутригуров (котрагов) была образована Великая Булгария. Просуществовала она менее полувека, до смерти хана Курбата. После этого, согласно «Хронографии» Феофана Исповедника и «Бревиарию» патриарха Никифора (источники конца VIII — начала IX в.), пятеро сыновей хана рассорились и вместе со своими ордами «удалились друг от друга»88.

Три орды (глава самой известной из них — Аспарух, основатель Первого Болгарского царства) ушли на Дунай. Орда же старшего сына — Баяна (или Батбаяна) осталась «на земле предков доныне»89, а «второй брат, по имени Котраг, перейдя реку Танаис (низовья Дона. — Е.Г.), поселился напротив первого брата». Далее сообщается о появлении хазар из «Первой Сарматии» (Северо-Западного Прикаспия) и захвате ими земель Черноморского побережья по юго-восточную сторону от низовий Дона, в том числе и подчинении орды Баяна.

Таким образом, «внутренних буглар» «Пределов мира» следует связать с ордой Баяна и, возможно, Котрага, византийских источников и археологической культурой кочевников Приазовья второй половины VII—X в.

Причем описание образа жизни внутренних булгар в «Худуд» подтверждается археологически: в этих местах действительно была «страна без городов», жители которой «имели овец и оружие». В таком случае северная граница внутренних булгар — «гора», отделяющая их от русов, — это Донецкий кряж.

На запад от внутренних булгар и на север от Черного моря и Крыма в низовьях реки Руты, то есть в Поднепровье в «Пределах мира» располагается земля славян, западнее и севернее которой автор источника помещает «необитаемые пустыни севера». Обычно «славян» ХАА помещают не восточнее Дуная90. Но здесь очевидно имеются в виду славяне Восточно-Европейской равнины, ибо западно — и южнославянские земли аноним описывает в главе, посвященной Руму. Фраза о «необитаемых пустынях севера» еще раз свидетельствует о том, что мусульманский мир раннего Средневековья не имел представления о севере Восточной Европы. Такая локализация так же подтверждается данными археологии: в VIII—IX вв. на левобережье Днепра была известна славянская культура типа Луки-Райковецой, на правом берегу — волынцевская в VIII в. и роменская в IX в. Подробное описание образа жизни славян, которое можно объяснить расположением волынцевской культуры в западной части торгового пути по «реке Рус», у автора «Худуд», как мы убедились, почти полностью совпадает с материалами традиции Джайхани, даже выглядит несколько сокращенным.

Наконец, восточными соседями славян «Пределы мира» называют русов — это единственный из арабо-персидских источников II—X вв., который локализует этот этнос в системе взаимных координат. Восточный ориентир — «горы печенегов», северная граница анониму неизвестна, на западе — восточные славяне, на юге — некая река Рута (низовья Дона). По территории русов протекает река Рус — торговый путь, включающий среднее и верхнее течение Дона, Северский Донец и правые притоки Днепра.

Кроме того, «некоторые русы» названы западными соседями мадьяр и тюркских печенегов91. Тюркские печенеги, согласно анониму, проживали по обе стороны Атиля: к востоку от них названы гузы, к югу — буртасы (племена Заволжья) и b. radhas92 (указаны к западу от Атиля). Из других источников известно, что гузы (огузы) после распада Великого тюркского каганата жили в бассейне Урала.

О печенегах информации меньше. Но они нам более интересны, учитывая, что наш аноним знает в Предкавказье и «хазарских печенегов» в Восточной Европе. Самоназванием главного печенежского племени было «кенгересы» или «кангар». Конечно, эти кангары имели опосредованное отношение к великому североиранскому государству Кангюй, существовавшему в Приаралье в последних веках до н. э. — начале I тысячелетия н. э. После проникновения в Туран гунно-угорских орд там начался процесс тюркизации местных жителей иранского происхождения. И в VI—VII вв. этноним «кангары» обозначал тюркоязычных кочевников. Об этом говорят рунические надписи, сделанные на тюркском языке. В начале VIII в. в Восточном Приаралье из тюрок, угров, сарматов и других северных иранцев-кочевников уже оформилась печенежская этническая общность, говорившая на западно-тюркском диалекте93. К IX в. печенеги продвинулись к северному берегу Каспийского моря и в заволжские степи. Севернее и восточнее, в степях Зауралья, обитали другие тюрки-кочевники, кипчаки. Отсюда знаменитое средневековое название степной зоны Казахстана — Дештикыпчак («Кипчакская степь»). Позднее кипчаки смешались с кангарами, образовав народ, известный на Руси под именем половцев.

«Горам печенегов», если учитывать расположение мадьяр и печенегов, соответствует Приволжская возвышенность. Один из входящих в нее хребтов — водораздел Дона и Средней Волги и Суры, который «проходит между бассейнами Хопра, Вороны и Суры, окаймляя с севера и запада степное пространство между Волгой... и Средним Доном»94. В таком случае река, на которой мадьяры стоят зимой и которая «отделяет их от русов», — Средний Дон и его притоки — Хопер и Медведица. Как мы говорили раньше, на этих реках еще в XV в. обитали мадьяры. Это и есть восточная граница русов с хаканом во главе, упоминаемых в «Пределах мира». Южная граница также известна — это низовья Дона и Донецкий кряж («Русская гора», отделяющая внутренних булгар от русов). О северных пределах Русского каганата источник свода о Евразии «Худуд» не знал, как и о северных и северо-западных районах Восточной Европы в целом.

Описание же страны русов у анонима заставляет искать их за пределами восточнославянского мира (см. выше).

Сведения об остальных народах Восточной Европы указывают на датировку информации не позднее первой трети IX в.95. Дата написания «Худуд аль-алам» — 982/983 гг. Как известно, один из ярко окрашенных этнических признаков археологической культуры славян-язычников — трупосожжение; ингумация никогда не была характерна для восточных славян I тысячелетия н. э. Это очень серьезное свидетельство в пользу неславянского происхождения русов нашего источника.

Текст о русах, как мы видели, в значительно более подробном виде содержится в работах практически всех ученых школы Джайхани с одним расхождением: у Ибн Русте, Гардизи, аль-Марвази и др. Рассказ о русах с хаканом во главе начинается с описания лесистого и болотистого «острова русов» в три дня пути длиной, окруженного озером или морем. Причем если остальные народы Восточной Европы даны в системе взаимных координат, то русы их не имеют. Единственное, что можно отметить: «остров русов» в изложении с востока на запад следует за славянами96.

Обычно исследователями отсутствие «острова» рассматривается как сознательная редактура автора «Пределов мира», при локализации народов Восточной Европы якобы опиравшегося на сведения Х в. Аргументы приводятся следующие: «соседями русов названы печенеги и совсем не упомянуты венгры, бывшие в то время уже в Паннонии»97.

Нам уже представился случай убедиться, что мадьяры «в это время» были не на Дунае, а в Среднем Поволжье, поскольку сведения ХАА о степных и лесостепных племенах к западу и к востоку от Волги аутентичны. Печенеги указаны как соседи с востока, а не с юга (как это было бы логично для Х в.).

Сравнение же сообщений о мадьярах у гузганского географа и в традиции Джайхани дает возможность определить взаимную датировку сведений о степи и, следовательно, о славянах и русах. Последователи Джайхани98 не только локализуют мадьяр между Кубанью и Доном — они компилятивно вставляют эту информацию в источник, которым пользовался автор «Худуд» (фраза из «Пределов мира» подчеркнута):

«Между землей печенегов и болгарских Эсегель99 лежит один из краев мадьярских. Земля их обширна. Одной окраиной она прилегает к Румскому морю (Черное море. — Е.Г.), в которое впадают две реки, одна из которых больше Джейгуна (Амударьи. — Е.Г.). Между этими-то двумя реками и находится место пребывание мадьяр»100.

Три «разряда» буртасов переносятся, очевидно, автором «Анонимной записки» на булгар, так как кроме булгар Подонья ему уже известна и Волжская Булгария (в «Записке» имеется ее подробное описание, как мы убедились из «Дорогих ценностей» Ибн Русте).

Уже по этим сведениям можно осторожно предположить, что во времена автора «Записки» локализация русов представляла затруднение для восточных географов. Напомним, что торговая магистраль по реке Рус, судя по данным археологии, перестала существовать во второй трети IX в. Значит, арабы уже не были экономически связаны с этим регионом.

Само описание «острова русов» дает возможность немалого простора при переводе с арабского, начиная со слова джазира, которое может обозначать как остров, так и полуостров, и даже междуречье (аль-Джазира — северная часть Месопотамии, а также междуречье Белого и Голубого Нила). В самой старой из сохранившихся редакций сообщений об «острове»101 — у Ибн Русте — указано не море (бахр), а озеро или маленькое море (бухайра). Более поздние географы говорят либо об озере, либо о море. В сочинение Марвази попало как море, так и озеро102. Обычно этот фрагмент переводят так: «А что касается русов, то они живут на острове в море... там деревья и леса, вокруг них — озеро»103. В таком виде сообщение выглядело явно нелогично. Это дало возможность В.Ф. Минорскому, переводившему и комментировавшему текст, отметить возможность другого перевода: «...около104 них — озеро»105. То есть «остров русов» может быть не только островом, но и полуостровом, и не в море, а в озере (маленьком море) или около него. Но можно попробовать переводить отрывок из Марвази без оглядки на то, что потом сей «остров русов» нужно будет куда-нибудь поместить и желательно туда, где вы планируете найти русов. То есть не изменяя, например, род и число местоимений в зависимости от ваших целей. Тогда получится следующее:

«А что касается русов, то они живут на острове в море... И на нем леса и деревья, и около него («острова». — Е.Г.) маленькое море (или озеро. — Е.Г.)».

Если верить Марвази, то получается, что земля русов разделяет море и маленькое море или озеро. А по Ибн Русте, русы живут просто на маленьком море или озере. Таким образом, определить расположение «острова русов» на основании только восточных источников невозможно.

Чем позднее, свежее сведения о Восточной Европе в арабо-персидской литературе I—XII вв., тем сложнее и запутаннее становится сообщение о народе русов. У ученых классической школы (основатель — аль-Балхи, род. ок. 850 г. — ум. в 30-х гг. Х в.) появляется рассказ о «трех группах русов» — один из самых известных и неясных сюжетов восточной географической литературы. Надо отметить, что сюжет пользовался не только популярностью, но и доверием ученых, так как его посчитал нужным вставить в свое сочинение гузганский аноним (именно в части характеристики трех групп русов, которые он считал городами, стоящими на одной реке Рус недалеко друг от друга)106. Вот как выглядят русы и их «группы» у географа Х в. аль-Истахри:

«Русы. Их три группы (джинс). Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куй-аба, и он(город) больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийа, и (третья) группа их, называемая аль-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе.

И люди для торговли прибывают в Куйабу. Что же касается Арсы, то неизвестно, чтобы кто-нибудь из чужеземцев достигал ее, так как там они (жители) убивают всякого чужеземца, приходящего в их землю. Лишь сами они спускаются по воде и торгуют, но не сообщают никому ничего о делах своих и своих товарах и не позволяют никому сопровождать их и входить в их страну. И вывозятся из Арсы черные соболя и олово (свинец?). Ирусы — народ, сжигающий своих мертвых... и одежда их короткие куртки... и эти русы торгуют с Хазарами, Румом и Булгаром Великим, и они граничат с северными пределами Рума, их так много и они столь сильны, что наложили дань на пограничные им районы Рума, внутренние Булгары же христиане»107.

В «Книге путей и государств» аль-Истахри сохранилась наиболее ранняя и, по мнению Б.Н. Заходера, полная редакция этого сообщения108. Составление этого дорожника датируется 930—931 гг., то есть после знаменитого путешествия Ибн Фадлана на Волгу. Ибн Фадлан — секретарь мусульманского посольства в Волжскую Булгарию 921—922 гг. Посольство было отправлено из Багдада для помощи главе булгар Алмушу, желавшему освободиться от хазарской дани. Поэтому с послами была отправлена немалая сумма денег — несколько тысяч динариев (золотых монет). По дороге к булгарам, которая заняла почти год, динарии «испарились», и Алмуш получил лишь моральную поддержку. «Записка» Ибн Фадлана халифу аль-Муктадиру появилась как следствие этого казуса — ведь исчезновение финансов надо было объяснить. Нельзя сказать, что объяснение послов выглядело изящно, но зато оно полно этнографических описаний встреченных по пути народов. Благодаря им этот отчет превратился в арабском мире в «бестселлер», который переписывали много раз. В Булгаре послы встретили неких русов, которые сжигали покойных в ладье и выглядели, по словам Ибн Фадлана, так:

«И я не видел людей с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны. Они не носят ни курток, ни хафтанов, (но носит) какой-либо муж из их числа кису, которой он покрывает один свой бок, причем одна из его рук выходит из нее. С каждым из них имеется секира и меч и нож, и он (никогда) не расстается с тем, о чем мы сейчас упомянули. Мечи их плоские, с бороздками, франкские. И от края ногтей кого-либо их них (русов) до его шеи (имеется) собрание деревьев и изображений и тому подобного. А что касается каждой женщины из их числа, то на груди ее прикреплено кольцо или из железа, или из серебра, или меди, или золота, в соответствии с (денежными) средствами ее мужа и с количеством их. И у каждого кольца — коробочка, у которой нож, также прикрепленный на груди... Они грязнейшие из тварей Аллаха — (они) не очищаются от испражнений, ни от мочи, и не омываются от половой нечистоты и не моют своих рук после еды, но они как блуждающие ослы. Они пребывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атиле»109.

Именно из «Записки» Ибн Фадлана, как видно из текста, и были позаимствованы Истахри и вслед за ним другими представителями школы аль-Балхи новые сведения о Восточной Европе. Русы «Пределов мира» и Джайхани, с одной стороны, и русы Балхи и Ибн Фадлана — с другой, представляют совершенно разные народы. Об этом свидетельствует описание сожжения в ладье мертвого руса у Ибн Фадлана и позаимствовавших эти сведения классической школы и аль-Масуди. Очевидно, что и впечатления от внешнего вида русов у Ибн Фадлана и у школы Джайхани, мягко говоря, разные.

Известие о появлении этих русов на Атиле датируется примерно 920 г. И эти русы сжигают мертвых, торгуют с Румом и граничат с северными пределами Рума. Красочно описанное трупосожжение, а также торговые партнеры и границы свидетельствуют о том, что это совершенно другое племя.

Однако вернемся к трем группам русов. И Истахри, и Ибн Хаукаль вплетали эти данные в старую канву Ибн Хордадбеха, аль-Джайхани, аль-Басри. Сведения о трех группах русов датируются сейчас востоковедами не позднее второй половины IX в.110 и, значит, не имеют отношения к русам Ибн Фадлана с их специфическим представлением о гигиене и сожжением трупов.

С начала XIX в. этот рассказ пытались интерпретировать и востоковеды, и историки-слависты, и археологи. В результате выявилось два принципиальных подхода.

Одни ученые пытались локализовать эти «виды» на огромной территории в границах Киевской Руси XI в. Аргументация этой линии строится на неоднозначности арабского «синф» (вид, группа, племя, род). Куйаба и Славийа были безапелляционно объявлены Новгородом и Киевом: «локализация первых двух групп русов — Куйабы в Киеве, Славии в центре, находившемся на месте будущего Новгорода или рядом с ним, не вызывает особых разногласий у исследователей»111.

Что касается Арсы, то здесь среди представителей первого направления разгорелись жаркие споры. Ведь несмотря на то что жители Арсы страдают ксеноктонией, то есть так не любят иноземцев, сведений о них больше всего. Версии, естественно, напрямую зависели от того, кем считал русов автор. Например, норманист А.П. Новосельцев видел в Арсе Белоозеро112, а представитель «роксоланского» направления Д.И. Иловайский — Тмутаракань113.

Другой подход — это локализация в одном месте. Опорой ему служат данные «Пределов мира» и карты аль-Идриси, где «группы» обозначены как города на реке Рус. Эти три города располагали то в Поволжье, то на Днепре или даже в Балтийской Славонии114.

В настоящее время большинство ученых, занимающихся этой проблемой, придерживаются первого подхода. Но рассказ о видах русов, перемещаясь во времени и пространстве от Гузгана до Кордовы с IX по XV в., подвергался историческим изменениям. Несмотря на трепетное отношение средневековых географов к предшественникам, они проецировали на древние тексты свое современное отношение к тем же русам, свои представления о них.

Описания видов русов крайне разнородны. Если аль-Истахри говорит о Куйабе как о разряде, ближайшем к булгарам, то в «Худуд аль-алам» это город, «ближайший к мусульманским землям». Как было показано выше, свод данных о Восточной Европе «Пределов мира» может датироваться не позднее первой трети IX в., когда булгары не входили в понятие «мира ислама», ибо приняли эту религию только в начале Х в. Таким образом, можно предположить, что замена «мусульманские земли» на «булгаре» была произведена под впечатлением «Записки» Ибн Фадлана, побывавшего в Булгарии как раз в пору принятия ислама.

В отношении «самого загадочного» центра русов — Арсы (Уртаба) гузганский ученый приводит вообще уникальные данные о производстве там «очень ценных клинков для мечей и мечей, которые можно согнуть вдвое, но как только отводится рука, они принимают прежнюю форму». Понятно, что это описание противоречит сообщению Ибн Фадлана о «плоских, бороздчатых, франкских» мечах. Свойствами, описанными анонимом, обладает только один вид стали — булат. Секрет изготовления булата, давно (со времен Аристотеля) известный на востоке, в частности в Персии, был открыт в Европе (кстати, в России) лишь в начале XIX в. В традиции Джайхани, очевидно, описание русских мечей «Худуд аль-алам» трансформировалось в «соломоновы мечи» русов. Еще И. Хаммер сделал предположение, что эпитет «соломоновы» может быть приложим к булатным мечам, изготовлявшимся в Хорасане.

Очевидно, это противоречие заставило Истахри и его последователей исключить из рассказа о группах русов сюжет о мечах.

Сейчас нам важно не выявление первоначального варианта: были в тексте IX в., который использовался в «Пределах мира», три города русов или это вставка, сделанная под влиянием географов классической школы. Вполне допустимо, что в начале IX в. на торговой артерии «Рус» существовали такие города. Наиболее значимо понимание этих данных географами начиная, очевидно, с Х в., когда действительно под «группами» подразумевались крупные и очень разные территориальные образования (схема интерпретации сведений первоисточника о булгарах).

Особенно ярко это видно на карте аль-Идриси и в его сочинении «Нузхат аль-муштак», где соединяются разные традиции арабо-персидской географии:

«6-я секция VI климата. Внешняя Русь. Русов — два вида. Один их вид — это тот, о котором мы говорим в этом месте (Внешняя Русь. — Е.Г.). А другой их вид (наиболее отдаленная Русь) — это те, которые живут по соседству со страной Ункарийа (Венгрия. — Е.Г.) и Дж(а)сулийа (Македония. — Е.Г.). Русов три группы. Одна их группа называется равас, и правитель ее живет в городе Кук(и)йана. Другая их группа называется ас-Салавийа, и правитель ее живет в городе Салав. Этот город стоит на вершине горы. Третья группа называется аль-Арсанийа, и правитель ее пребывает в городе Арса. Город Арса — красивый укрепленный город на горе, и местонахождение его — между Салави Кук(и)йана. От Кук(и)йаны до Арсы четыре перехода, а от Арсы до Салав четыре дня. Купцы-мусульмане из Арминийи (Армения) доходят до Кук(и)йаны. Что касается Арсы, тошайхаль-Хаукали сообщает, что никто из чужеземцев туда не проникает, так как они обязательно убивают всякого чужестранца, входящего к ним, и никто не отваживается войти в их землю. От них вывозят шкуры черных леопардов115 и черных лисиц и свинец — все это вывозят от них купцы Кук(и)йаны.

...От города Нарус в восточном направлении до города Салав сто тридцать пять миль... От города Салав до города Кук(и)йана из земли булгар восемь переходов. Кук(и)йана — город тюрок, называемых Руса»116.

В тексте у Идриси в качестве одной из «Русий» имеется в виду Киевское государство. Описание его городов — Киева, Смоленска, Канева и других — находится в 5-й секции VI климата117. А вот на карте и в приведенной 6-й секции восточнославянские земли находятся вне классификации русов. Да и расположены эти русы восточнее городов Поднепровья, известных Идриси по рассказам современников (XII в.). А русов и на карте, и в тексте два вида: Русийатюрк, иначе «внешняя Русийа», которой и принадлежат города Кукийнана, Салав и Арса, и «другой вид — это те, что по соседству со страной Ункарийа и Джакумийба». Этот «другой вид» Идриси называет «наиболее отдаленной Русийей».

О двух видах русов говорит в восточной литературе только аль-Идриси. Это свидетельствует о его стремлении создать непротиворечивую картину из сведений о разнородных племенах русов, данные о которых он почерпнул из различных источников. В данном случае он разделяет Русийю-тюрк, располагавшуюся где-то на пространстве от Русской реки до Атиля, и Прикарпатскую Русь. Города Поднепровья в своем комментарии к 6-й секции аль-Идриси к какой-либо Руси не относит. Важно упоминание о русах-тюрках. Идриси специально выделяет их, остальные виды русов тюрками не считая. Почему? Очевидно, рассказ о них Идриси взял из древней, возможно, IX в., рукописи, в которой сведения о трех городах русов помещались в главе о тюрках. Кстати, именно так и есть в «Пределах мира».

В данном случае пока нет смысла браться за локализацию «видов» русов. Главное — что арабо-персидские географы I—XII вв. знают их несколько, причем разноэтничных.

* * *

Можно подвести первые итоги. В арабо-персидской географии Средневековья древнейшими сведениями (из тех, что сохранились) о русах обладал анонимный автор «Пределов мира». Именно с них начинаются и сообщения о русах с хаканом во главе. Этот корпус известий о Восточно-Европейской степи и лесостепи, который можно считать достоверным. Это доказывают сопоставления с археологическим материалом, который датируется концом VIII — началом IX в. не позднее 830-х гг. (появление мадьяр в Причерноморье и прекращение торговли по «реке Рус»). Русы локализуются в данном сочинении на территории среднего и верхнего течения реки Дон, Северский Донец до правых притоков Днепра, ограничиваясь с востока западной частью Приволжской возвышенности и Средним Доном, с запада восточными славянами и с юга — Донецким кряжем и булгарами Подонья.

Сюжет об «острове русов» — это позднейшая вставка, которую можно приблизительно датировать временем сочинения «Анонимной записки» (вторая половина IX в.). Сюжет об «острове» возник, скорее всего, так: хорошо знакомые арабам русы Подонья сменили место жительства, сохранив ненадолго торговые связи. От них арабы узнали, что теперь их поставщики мехов и рабов обитают на неком острове или полуострове и плавают на кораблях. Его точное расположение не указано, ибо арабских торговцев не интересовало в коммерческом плане. Русы в сочинении «Худуд аль-алам» и трудах школы Джайхани иноэтничны по отношению к восточным славянам.

Комплекс известий о русах в «классической» традиции относится к началу Х в. и повествует о другом племени со схожим или тем же названием, о чем свидетельствует противоположность основных этнических признаков, характерных для русов IX и X вв.

Очевидно, что в арабо-персидской средневековой литературе можно выделить несколько традиций, рассказывающих о разных периодах и совершенно различных народах Европы с похожими этническими названиями. Соединение их можно видеть на карте Идриси середины XII в., где в Подонье располагается Русийатюрк, на Дунае — противоположная ей «наиболее отдаленная Русь», а города Среднего Поднепровья, составляющие «древнейший объем Киевской Руси», перечисляются вне данной классификации, то есть племя русов понимается как неславянское.

Наиболее же подробные и ранние описания относятся к так называемому Русскому каганату, локализуемому восточными источниками в верховьях Донца и Дона. Судя по удачному сравнению данных археологии с информацией о других племенах, в этом районе должна находиться высокоразвитая культура, как раз принадлежавшая русам. Именно обращение к ней позволит определить этническую принадлежность русов и восстановить политическую историю первого Русского государства.

Примечания

1. Бейлис В.М. Библейская история русов и славян в версии аль-Масуди // Восточная Европа в древности и Средневековье. Спорные проблемы истории. — М., 1993. С. 4—5.

2. Рыбаков Б.А. К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси // Советская археология. — Вып. XVIII. М., 1953. С. 128—150.

3. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах. С. 25—26.

4. Впервые арабы и персы услышали о славянах от византийцев еще в VII в. В это время склавины и анты (так называет их Прокопий Кесарийский) сильно беспокоили границы Восточной Римской империи. Оттуда и форма этнонима — ас-сакалиба, которая происходит от «склавинов» византийских источников.

5. 1 день пути = около 30 км.

6. Важное свидетельство о социально-потестарном устройстве славянского общества (союзы и «сверхсоюзы» племен).

7. Допускается конъектура «Хорват». В таком случае речь идет о территории белых хорватов Повести временных лет, однако город с таким названием неизвестен.

8. Новосельцев А.П. Восточные источники. С. 387.

9. Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. — Т. 2. М., 1967. С. 119.

10. Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских летописей. Т. 1). — М., 1997. Ст. 33.

11. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 173.

12. Седов В.В. Славяне в раннем Средневековье. — М., 1995. С. 150—166.

13. См.: Седов В.В. Славяне в раннем Средневековье. С. 152—153.

14. Hudud al-'Alam. The regions of the World. A Persian Geography 372 a. h. — 982 a. d. / Tranl. by V. Minorsky. E.J.W. Gibb Memorial Series. New Series, XI. — London, 1970. P. 158.

15. Данный обычай — явное свидетельство матриархальных традиций в обществе русов.

16. Анонимный автор «Худуд аль-алам» тот же сюжет о единодушии относит к буртасам.

17. Столь важная роль жрецов характерна для ираноязычных обществ.

18. Этот сюжет присутствует во всех сочинениях, относящихся к географической школе Джайхани, и связан с сюжетом об острове русов.

19. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 345 (карта).

20. Лаврентьевская летопись. Ст. 67.

21. Бешевлиев В. Първобългарски надписи. — София, 1979. С. 57, 58.

22. Худуд аль-алем. Рукопись Туманского с введением и указателем В. Бартольда. — Л., 1930. С. 19.

23. Очерки истории культуры славян. — М., 1996. С. 274.

24. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 197.

25. Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 75.

26. Ibid. P. 76.

27. В.Ф. Минорский вообще локализовал ориентиры «Пределов мира» с крайней осторожностью, а на современную карту большинство из них предпочитал не переносить (см.: Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 435).

28. Худуд аль-алем. Рукопись Туманского. С. 29.

29. Новосельцев А.П. Восточные источники. С. 379.

30. Он же. «Худуд аль-алам» как источник о странах и народах Восточной Европы // История СССР. — 1986. № 5.

31. Древняя Русь в свете зарубежных источников. — М., 1999. С. 192.

32. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 215.

33. Худуд аль-алем. Рукопись Туманского. С. 29.

34. Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 157.

35. Новосельцев А.П. Восточные источники. С. 380.

36. Он же. «Худуд аль-алам». С. 95.

37. Новосельцев А.П. «Худу аль-алам». С. 96.

38. Заходер Б.Н. Каспийский свод. — Т. 2. С. 23.

39. Там же. — Т. 1. С. 225.

40. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 211.

41. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского Средневековья. Домонгольский период. — М., 1956. С. 102.

42. Коновалова И.Г. Восточная Европа. С. 96—97.

43. Эта гора — собирательный, полумифический образ, отражающий смутные представления арабских географов о севере Восточной Европы. Определить ее местонахождение невозможно.

44. О море Мрака Идриси говорит еще в 5-й секции VII (более северного) климата: «Что касается западного края моря Мрака, то он граничит с северной ар-Русийа, отклоняется в северном направлении, затем поворачивает на запад, а за этим поворотом нет уже никакого прохода» (Коновалова И.Г. Восточная Европа. С. 73). В другом месте, при описании Восточной Прибалтики, Идриси также говорит о море Мрака, где находятся «острова амазонок» (там же, С. 194). Все это позволяет говорить, что в «западном крае моря Мрака» отразились смутные представления Идриси о Финском и Ботническом заливах Балтийского моря. Само название «море Мрака» — того же рода, что и гора Кукайа и Йаджудж и Маджудж, то есть относится к легендам арабской космографии.

45. Там же. С. 97.

46. Кропоткин В.В. О топографии кладов куфических монет в Восточной Европе // Древняя Русь и славяне. — М., 1978. С. 111—117.

47. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 213.

48. Древняя Русь в свете. С. 193.

49. Ар-ран — название Кавказской Албании со времени захвата Закавказья Арабским халифатом, то есть со второй четверти VIII в. — Е.Г.

50. Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 67.

51. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 213—219.

52. Часть Черного моря.

53. Далее описание страны славян очень похоже на то же у Ибн Русте. Об отличиях мы говорили выше.

54. По смыслу эта «река» отождествима с низовьями Дона (возможна конъектура Дуна).

55. В.Ф. Минорский объясняет термин «моровват» как рыцарство (P. 159)

56. Пропущен сюжет об огромных мухах.

57. Очевидно, V. n. nd. r.

58. Местонахождение этих городов, кроме Баланджара и Самандара, неизвестно.

59. Ибн Фадлан подобное сообщает о гузах (Путешествие Ибн Фадлана на Волгу/ Пер. и комм. (А.П. Ковалевского); под ред. И.Ю. Крачковского. — М.—Л., 1939. С. 60), однако более скептически относится к мусульманству «турок».

60. Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 158—163. Далее следует рас — сказ о городах Булгар и Сувар — явная вставка из более позднего источника. После этого следует рассказ о Зангистане.

61. Ibid. P. 101.

62. Бейлис В.М. Из истории Дагестана VI—IX вв. (Сарир) // Исторические записки. — Т. 78. М., 1963. С. 249—266.

63. Заходер Б.Н. Каспийский свод. Т. 2. С. 47.

64. Лаврентьевская летопись. От. 25.

65. Грот К.Я. Моравия и мадьяры с половины IX до начала X века. — СПб., 1881. С. 225.

66. Шушарин В.П. Русско-венгерские отношения в IX в. // Международные связи России до XVII в. — М., 1961. — С. 134.

67. Дъерффи Д. Время составления анонимом «Деяний венгров» и степень достоверности этого сочинения // Летописи и хроники. 1973. — М., 1974. С. 115—123.

68. Шушарин В.П. Ранний этап этнической истории венгров. Проблемы этнического самосознания. — М., 1996. С. 112.

69. Иванов В.А. Magna Hungaria — археологическая реальность? // Проблемы древних угров на Южном Урале. — Уфа, 1988. С. 53—66.

70. Размеры мадьярской земли, по данным «Пределов мира», — 150 на 100 фарсахов (длина и ширина, примерно 900 на 600 км) (Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 101).

71. Халиков А.Х. Протоболгары и протовенгры в Среднем Поволжье и Нижнем Прикамье // Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. — Казань, 1990. С. 11.

72. Шушарин В.П. Ранний этап. С. 112, 157, 159.

73. Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 163.

74. Матвеева Г.И. Могильники ранних болгар на Самарской Луке. — Самара, 1997. С. 10.

75. Казаков Е.П. К вопросу о турбаслинско-именьковских памятниках Закамья // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н. э. — Самара, 1996. С. 40—49.

76. Там же.

77. Флерова В.Е. Хазарские курганы с ровиками: Центральная Азия или Восточная Европа? // Российская археология. — 2001. № 2. С. 71—82.

78. Казаков Е.П. Культура ранней Волжской Болгарии. (Этапы этнокультурной истории). — М., 1992. С. 41.

79. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах. С. 22—23 (араб. текст).

80. Каазков Е.П. Культура ранней Волжской Болгарии. С. 235—258.

81. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 225.

82. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах. С. 150—151.

83. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 215.

84. Новосельцев А.П. «Худуд аль-алам». С. 98.

85. Ламбин Н.О. О Тмутараканской Руси // Журнал Министерства народного просвещения. Т. LXXI. — Спб., 1874. С. 60—61.

86. Лаврентьевская летопись. Ст. 51.

87. Плетнева С.А. Хазары. — М., 1986. С. 44—46.

88. Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения: «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. — М., 1980. С. 61, 160.

89. То есть по меньшей мере с середины VII в. по начало IX в. эти праболгарские племена находились в Восточном Приазовье.

90. Это расположение связано с датировкой сведений «Пределов мира» не ранее середины Х в. и неверным представлением о «русах» анонима как о Киевской Руси (локализовать русов ХАА на севере Восточной Европы действительно невозможно).

91. Hudud al-'Alam. The regions of the World. P. 101.

92. Буртасы и b. radhas — очевидно, один и тот же этнос, часть которого проживала на правом, а часть на левом берегах Волги.

93. Вайнберг Б.И. Этногеография Турана в древности. VII в. до н. э. — VIII в. н. э. — М., 1999. С. 306.

94. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. С. 213.

95. Косвенным подтверждением такой датировки корпуса сведений «Пределов мира» служит то, что автор, упоминающий о знаменитых ученых халифата VIII в., не знает о выдающихся географах конца II—X вв., труды которых были известны во всем арабском мире.

96. В начале XIV в. Шамс ад-дин Мухаммад ибн абу Талиб ад-Димашки говорил об «островах» русов в море Майутис (Азовском море) (Заходер Б.Н. Каспийский свод.. т. 2, с. 79—80), однако это очевидная позднейшая глосса.

97. Новосельцев А.П. Восточные источники. С. 379.

98. Аль-Марвази (середина XI в.), также относимый к школе Джайхани, используя основу того же рассказа, переселяет мадьяр на Дунай, хотя и описывает их между волжскими булгарами и славянами (Minorsky V. Sharaf ai-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India. — L., 1942, p. 35).

99. Иранист И.Г. Добродомов, опираясь на тезис о наибольшей архаичности сообщений школы Джайхани, выводит «Эсегель» от ираноязычного названия реки Оскол — одного из мест жительства салтовских булгар (Добродомов И.Г. Из аланских следов в топонимии Европейской части СССР // Имя — этнос — история. — М., 1989. С. 16). Иранские корни данного названия весьма вероятны, но эти данные не противоречат нашим выводам. Древнейшие поселения волжских булгар имели очень много черт, сближающих их с культурами ираноязычных кочевников.

100. Хвольсон Д.А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах. С. 26.

101. Заходер Б.Н. Каспийский свод. Т. 2. С. 78.

102. Minorsky V. Sharaf ai-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India. — L., 1942, p. *23 (араб. текст).

103. Заходер Б.Н. Каспийский свод. Т. 2. С. 79.

104. Хавалай в значении «около» употребляется намного чаще.

105. Minorsky V. Sharaf ai-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India. — L., 1942, p. 36.

106. Эту краткую вставку (если это вставка) аноним, возможно, позволил себе сделать, ознакомившись с каким-то новейшим и подробным исследованием автора, знавшего о походе русов на Бердаа в 943 г. (поход на Бердаа в ХАА находится в главе, посвященной арабскому миру).

107. Новосельцев А.П. Восточные источники. С. 411—412.

108. Заходер Б.Н. Каспийский свод. Т. 2. С. 102.

109. Путешествие Ибн Фадлана на Волгу. — М.; Л., 1939. С. 141.

110. Древняя Русь в свете. С. 218.

111. Калинина И.Г. Восточная Европа. С. 145.

112. Новосельцев А.П. Восточные источники. С. 414—418.

113. Иловайский Д. Начало Руси. — М., 1996. С. 189.

114. В.Я. Петрухин выдвинул гипотезу о трех группах русов как о «сакральной легенде», подобной распространенному мотиву о трех братьях, и соответственно ее недостоверности (Петрухин В.Я. Три «центра» Руси. Фольклорные истоки и историческая традиция // Художественный язык Средневековья. — М., 1982). Однако аргументация этой версии фактически сводится к присутствию в рассказе о группах русов числа «три», сомнительным аналогиям со скандинавскими сагами и т. д.

115. Ибн Хаукаль говорит о черных соболях.

116. Коновалова И.Г. Восточная Европа. С. 146.

117. Там же. С. 126—132.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница