Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Признания царя Иосифа

Вопрос о размерах Хазарского каганата не один раз был предметом дискуссий в исторической литературе. Мнения варьировались от огромной территории, включая Заволжье и Среднее Поднепровье, до скромных земель в низовьях Волги и Предкавказье, в западном направлении едва доходивших до низовий Дона. В современной литературе, как указывалось выше, преобладает гипотеза М.И. Артамонова, развитая С.А. Плетневой.

Основной письменный источник, на котором зиждется эта точка зрения, — так называемая Еврейско-хазарская переписка Х в. Она представляет собой письмо министра финансов омейядского халифа в Испании Абдуррахмана II (912—962 гг.) Хасдаи ибн Шафрута к хазарскому царю Иосифу и ответ Иосифа на сие послание. Время написания документов — середина Х в. Хасдаи от еврейских купцов получил сведения о существовании где-то на востоке Европы государства, правители которого исповедуют иудаизм, и решил установить с ним контакты. Для нас важно не письмо министра, а ответ Иосифа, написанный незадолго до разгрома Хазарии киевским князем Святославом. Он по сей день является главным источником по истории Хазарского государства. Иосиф рассказывает об истории своей страны, о принятии хазарами иудаизма и о географии Хазарии.

Ответ Иосифа известен в двух редакциях, краткой и пространной. Обе они восходят к одному источнику. Древнейший вариант, дошедший до нас, датируется концом XI — началом XII в. Сохранился он в сочинении еврейского писателя того времени Иехуды бен Барзиллая («Барселонца»)1. Обнаружил и впервые опубликовал краткую редакцию письма Исаак Акриш в 1577 г. Текст был явно сокращен и содержал исторические неточности, поэтому его переводчики на европейские языки предостерегали ученых от использования письма как исторического источника.

Но подлинной сенсацией стала находка пространной редакции письма. Ее нашел в Каирской генизе (хранилище рукописей при синагоге) коллекционер древних книг по истории евреев и караимов Авраам Фиркович (1787—1874). В этом варианте содержались важнейшие дополнительные сведения по истории народов и территорий, располагавшихся по соседству с Хазарией. Но находку ждала непростая судьба.

Репутация А. Фирковича была неоднозначна. По происхождению и вере Абен Решеф2 был караимом. Это течение в древности (VIII в.) отделилось от основной массы иудаистов. «Караим» на иврите буквально обозначает «читающие». Эта секта отрицала Талмуд, признавая лишь Библию единственным источником веры. Большая община караимов находилась в Крыму, куда они переселились из Византии после набега крестоносцев в XIII в. После присоединения Крыма к России царские чиновники с удивлением обнаружили, что «евреи-караимы» говорят не на идише, а на диалекте крымско-татарского языка. Это объяснимо: караимы, в отличие от талмудистов, принимали в свои ряды и не-евреев, в данном случае крымских татар. Отношения между раввинистами и караимами, и так крайне напряженные, осложнились и тем, что ограничения в правах, установленные российским правительством, на караимов не распространялись. Авраам Фиркович был признанным духовным лидером российских караимов XIX в. Он всю вторую половину жизни посвятил собранию — по всей Европе и Ближнему Востоку — древних еврейских манускриптов. После смерти Фирковича в 1876 г. его коллекция (более 15 000 уникальных документов) поступила в Императорскую Публичную библиотеку. Среди этих рукописей было и письмо царя Иосифа. Но противостояние между караимами и талмудистами переместилось и на научную почву. Коллекция оказалась в руках правоверного еврея А.Я. Гаркави и подобных ему коллег-востоковедов. А. Фиркович был объявлен фальсификатором, а большая часть его собрания — подделками. Со статьями о фальсификациях Фирковича, якобы пытавшегося «удревнить» историю караимов и доказать истинность их веры, дружно выступили ученые-иудеи из Европы. Особенно угнетало раввинистов наличие в коллекции крымских иудейских надгробий VI в. и более ранних с тюркскими и иранскими именами. Ведь это свидетельствовало не в пользу господства талмудического иудаизма. Более того, находки Фирковича в случае их подлинности свидетельствовали против существования талмудизма в Хазарии.

Единственным защитником репутации Абена Решефа оказался великий востоковед Д.А. Хвольсон, к тому времени принявший христианство.

Гаркави организовал настоящую травлю Хвольсона, представляя последнего чуть ли не идиотом. Результатом мощного давления стал выход в свет труда Д.А. Хвольсона о крымских надгробиях, в котором ученый объявил все найденное караимским собирателем «подозрительным»3. Так ожесточенная дискуссия о рукописях Фирковича была фактически завершена, хотя А.Я. Гаркави почему-то продолжал кропотливо изучать «подделки», составляя их каталог. Только сейчас, через столетие, стали раздаваться голоса в защиту А. Фирковича4.

Тень «подозрительности» пала и на письмо царя Иосифа. Но П.П. Коковцов в исследовании 1930 г. доказал достоверность как краткой, так и пространной его редакций5. В ответе Иосифа Хасдаи ибн Шафруту, датируемом серединой Х в., действительно перечисляется огромное количество племен — данников Хазарии:

Краткая редакция

Она (Хазария. — Е.Г.) расположена подле реки, примыкающей к Г-р-ганскому морю6, на востоке на протяжении 4 месяцев пути. Подле реки расположены весьма многочисленные народы в бесчисленном множестве; они живут и в селах, и в городах, и в укрепленных городах. Их 9 народов, которые не поддаются точному распознанию и которым нет числа. Все они платят мне дань. Оттуда граница поворачивает (и доходит) до Г-ргана. Все живущие по берегу моря на протяжении 1 месяца пути платят мне дань (...)

С западной стороны живут 13 народов многочисленных и сильных, расположенных по берегу моря Кустантинии7. От туда граница поворачивает к северу до большой реки по имени Юз-г. (Возможно, имеются в виду гузы. — Е.Г.) Они живут в открытых местностях, незащищенных стенами, и переходят по всей степи, доходя до границ Хин-диим. (Возможна конъектура Хиг-риим (угры). — Е.Г.)

(...) Пределы моей страны. (Точка отсчета — устье Волги. — Е.Г.) В восточную сторону она простирается на 20 фарсахов пути, и в южную сторону на 30 фарсахов пути, и в западную сторону на 40 фарсахов пути... В северную сторону она простирается на 30 фарсахов пути.

Пространная редакция

Я живу у реки по имени Итиль, в конце реки Г-р-гана. Начало этой реки обращается к востоку на 4 месяца пути. У этой реки располагаются многочисленные народы... Вот их имена: Бур-т-с, Бул-г-р, Свар, Арису, Ц-рмис (черемисы. — Е.Г), В-н-н-тит (тоже, что В.н.нд.р арабо-персидской географии. — Е.Г.), С-в-р, С-л-виюн... Все они мне служат и платят мне дань... (Города Хазарии. — Е.Г.) С западной стороны — Ш-р-кил, С-м-к-р-ц, К-р-ц, Суграб, Алус, Л-м-б-т, Б-р-т-нит (перечисляются владения в Крыму и на Тамани. — Е.Г.). (...) Я еще сообщаю размеры пределов моей страны, в которой я живу. В сторону востока она простирается на 20 фарсахов пути до моря Г-р-ганского, в южную сторону на 30 фарсахов пути до большой реки по имени Угру8, в западную сторону на 30 фарсахов до реки по имени Бузан (очевидно, Дон. — Е.Г.), вытекающей из Угру, в северную сторону на 20 фарсахов пути до Бузана и склона реки к морю Г-р-ганскому9.

По словам царя Иосифа, многочисленные племена, живущие по Атилю (Волге), платят ему дань. В краткой, более поздней, редакции, вместо названий племен упоминаются «девять народов, которые не поддаются точному распознанию и которым нет числа». А.П. Новосельцев сопоставляет это сообщение с указанием Константина Багрянородного на девять «климатов» Хазарии, прилегающих к Алании10. Из этого востоковед делает вывод о том, что перечисленные Иосифом народы обитали западнее Волги. Единственной основой для такого сравнения является число «девять». Однако все данные византийского императора говорят в пользу классического расположения «климатов» в Восточном Крыму. В книге 11 Константин сообщает о постоянных нападениях, которые совершали аланы на хазар, когда переходили к Саркелу, Климатам и к Херсону11. Из этого сообщения следует, во-первых, что «климаты» находились в Крыму или в Восточном Приазовье, а во-вторых — что между Хазарией и ее приазовско-крымскими владениями находились независимые аланские племена. Севернее же и западнее, где помещает «климаты» А.П. Новосельцев, по мнению Порфирогента, жили черные булгары и печенеги12. А последний царь Хазарии прямо указывает на расположение даннических племен — по реке Атиль, а не западнее ее. Буртасы (бур-т-с), булгары (бул-г-р), савиры (с-вар), арису (эрзя?), черемисы (ц-р-мис) — народы, локализуемые именно в Поволжье.

Под последними тремя народами обычно понимаются восточнославянские племена, что подтверждается известным сообщением Повести временных лет:

«...Хазары брали дань с полян, и с северян, и с вятичей по горностаю и белке от дыма»13.

Однако сопоставление В-н-н-тит с названием города славян Вабнит или Ва-и — в восточном сочинении «Худуд аль-алам» и у Ибн Русте (см. выше) лишь весьма спорная гипотеза. Тем более что этот город в арабо-персидской географии называется самым восточным в стране славян, пограничным с землями русов. Племя с-в-р даже А.П. Новосельцев считает не северянами, а вариантом тюрко-угорского савир-сувар14. С этим можно согласиться, поскольку во второй половине I тысячелетия н. э. савиры были известны как в Западном Прикаспии (упоминаются у византийца Прокопия Кесарийского15), так и в Среднем Поволжье (по сообщению Ибн Фадлана16).

В отношении племени С-л-виюн, считающегося «несомненно, той частью славян, которая и согласно Повести временных лет платила дань хазарам», тоже не все ясно, даже если предположить тождество с-л-виюн и славян. В письме Иосифа этот народ локализуется в Поволжье. Кажется, славян на Волге в I тысячелетии н. э. быть не могло. Действительно, именно так считалось совсем недавно. Но последние исследования Среднего Поволжья показали, что в I—VII вв. там существовала именьковская археологическая культура, носители которой были славянами17. В конце VII в. большая часть именьковцев покинула Поволжье, но некоторые остались и слились с населением Волжской Булгарии. Именно из-за этих славян Волга в арабских сочинениях о событиях VII в. называется «Славянской рекой», а Ибн Фадлан присваивает булгарину Алмушу титул «царя Славян».

Включать же в территорию Хазарского каганата все перечисленные Иосифом племена неверно (этого не делает и царь Иосиф). В хазарском письме перечислены все народы, когда-либо за историю Хазарии ей подчиненные. Вполне естественно, что Иосиф был склонен преувеличивать мощь своего государства, доживавшего в середине Х в. последние годы. Следовательно, при поиске государственной археологической культуры Хазарии, если таковую возможно определить, необходимо исходить из границ собственно Хазарии, указанных в письме Иосифа и арабо-персидских географических сочинениях.

В краткой редакции письма сообщается, что в западную сторону Хазария простирается на 40 фарсахов, то есть менее чем на 300 км. Пространная редакция, восходящая к более древнему протографу, оценивает границы еще скромнее — около 200 км. В пространной редакции, кроме того, в числе пограничных пунктов с запада называется Ш-р-кил, то есть Саркел. Такова территория Хазарского государства с запада по данным еврейско-хазарских источников. Ясно, что по сравнению с современными хазароведами царь Иосиф, объяви он о таких границах сейчас, мог бы прослыть антисемитом (именно в этом обычно обвиняют тех ученых, которые не стремятся преувеличить рассказ Иосифа).

Следовательно, судя по указанному расстоянию, основная область СМК (лесостепной и степной варианты) — междуречье Дона и Северского Донца — постоянно в составе Хазарии не находилась. И это полностью совпадает с выводами Б.А. Рыбакова и Г.С. Федорова о размерах Хазарского каганата18. Основной творец «хазарского могущества» в современной археологии, С.А. Плетнева соглашается с такими границами, но датирует их «временем упадка Хазарии», Х в. (то есть временем переписки)19. К тому же периоду она несправедливо относит и информацию арабо-персидских источников.

Однако в традиции Джайхани (восходит к середине IX в.), а также в анонимном сочинении «Худуд аль-алам», данные которого датируются концом VIII — первой третью IX в. (см. часть I главу 2), Хазарский каганат локализуется даже в меньших пределах, чем указанные Иосифом. В «Пределах мира» границы Хаза-рии обозначены так (напомним):

«На восток от нее — стена, тянущаяся между горой и морем, и наконец море и некоторая часть реки Атиль; на юг Сарир, на запад горы, на север B.ra.dhas и N.nd.r (то же, что и V.n.nd.r. — Е.Г.)».

Западными соседями хазар здесь являются хазарские печенеги, обитавшие в Западном Предкавказье. О существовании Саркела, пограничного города на западе Хазарии, персидский аноним ничего не говорит. Это, во-первых, является еще одним подтверждением датировки источника о Восточной Европе до 830-х гг. (то есть до постройки Саркела). Во-вторых, из этого сообщения следует, что в конце VIII — начале IX в. Хазария не выходила за пределы Предкавказья и низовий Волги.

В тех же источниках упоминаются и зависимые от Хазарии народы: буртасы и хазарские печенеги. Плохо представлявшие Северо-Западное Причерноморье и Приазовье географы школы Джайхани не знали о хазарских владениях в этом регионе. Осведомленность в этом вопросе проявляют византийские современники. В VIII — начале Х в. между Хазарией и Византией шла борьба за Таврику. Однако кроме крымских владений Феофан Исповедник и патриарх Никифор упоминают лишь приазовских булгар как хазарских данников:20

«Из глубин Берзилии, первой Сарматии, вышел великий народ хазар и стал господствовать на всей земле по ту сторону вплоть до Понтийского моря21. Этот народ, сделав своим данником первого брата, Батбаяна, властителя первой Булгарии, получает с него дань и поныне»22.

А Константин Багрянородный сообщает о враждебности «черных булгар» к хазарам:

«...Так называемая Черная Булгария может воевать с хазарами»23.

Очевидно, что основная территория СМК с учетом этих известий не может быть признана частью Хазарского каганата, и соответственно сама археологическая культура — государственной для Хазарии.

Примечания

1. Коковцов П.П. Еврейско-хазарская переписка в Х в. — Л., 1932. С.

2. От начальных букв полного имени и фамилии Фирковича в еврейской графике: Авраам Бен Рабби Шемуэл Фиркович.

3. Хвольсон Д.А. Сборник еврейских надписей, содержащий надгробные надписи из Крыма. — СПб., 1884.

4. Вихнович В.Л. Караим Авраам Фиркович: Еврейские рукописи. История. Путешествия. — СПб., 1997.

5. Коковцов П.П. Еврейско-хазарская переписка. С. I—XXXVIII.

6. Каспийское море.

7. Черное море.

8. Кубань или низовья Дона, в бассейне которых кочевала часть венгерских племен до перехода в Паннонию.

9. Коковцов П.П. Указ. соч. С. 81—83; 98—102.

10. Новосельцев А.П. Хазарское государство. С. 108.

11. Константин Багрянородный. Об управлении империей. — М., 1989. С. 53.

12. Там же.

13. Лаврентьевская летопись. Ст. 19.

14. Новосельцев А.П. Хазарское государство. С. 157.

15. Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. — СПб., 1998. С. 139.

16. Путешествие Ибн Фадлана. С. 76.

17. Васильев И.Б., Матвеева Г.И. У истоков Самарского Поволжья. — Куйбышев, 1986. С. 150.

18. Федоров Г.С. Некоторые вопросы осмысления хазарского этноса и хазарской культуры в Дагестане // Актуальные проблемы археологии Северного Кавказа. XIX Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. — М., 1996. С. 149—151.

19. Плетнева С. А. От кочевий к городам. С. 186.

20. Наследниками хана Курбата, первый из которых, Батбаян, остался на земле отца — в Северо-Восточном Приазовье. — Е.Г.

21. То есть в северо-восточном Причерноморье.

22. Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения: «Хроника» Феофана, «Бревиарий» Никифора. — М., 1980. С. 61.

23. Константин Багрянородный. С. 53.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница