Рекомендуем

• В нашей организации sega купить без проблем.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Русские письмена: находки и свидетельства очевидцев

Одним из основных признаков государственности в Средневековье, несомненно, может считаться и единая система письма. Рунические надписи встречаются по всей территории юга Восточной Европы. Особенно изобилует ими Подонье и Прикубанье.

Считая их тюркскими на основании исследований А.М. Щербака, С.Г. Кляшторного, И.Л. Кызласова, сторонники хазарской принадлежности СМК признают, однако, что по-тюркски они «не читаются»1 или читаются с крайними натяжками и исправлениями2. Более того, в настоящее время признано, что в Саркеле «не было обнаружено ни одной надписи, которую можно было бы безоговорочно отнести к руническим болгарским текстам»3.

Между тем прямые аналогии руническим знакам на салтовской лощеной керамике и стенах белокаменных городищ имеются в сарматских знаках Северного Причерноморья4. Иранист Г.Ф. Турчанинов адекватно расшифровал данные эпиграфики Подонья, исходя из материалов сарматского и средневекового аланского письма, берущего начало в скифосарматском письме арамейского дукта5. Буквенные знаки, встречающиеся в руническом письме Верхнего Салтова и Маяцкого городища, а также в достоверно аланских надписях Надь-Сен-Миклоша (Х в.), впервые появляются в североиранских надписях Северного Причерноморья. Эти надписи выполнены красной краской на амфорах местного производства и датируются II—III вв. н. э.

Эти данные полностью согласуются с сообщениями арабо-персидской литературы о письменности у русов. В «Каталоге» Ибрагима ибн Иакуба, фрагмент которого опубликован еще Х.Д. Френом, имеется такой сюжет:

«...Он был послан к правителю русов одним из кавказских владетелей. Он рассказывал мне также, что у русов есть свои письмена, которые вырезаются на дереве... он показал мне кусок белого дерева, на котором были нарисованы знаки, изображающие, не знаю, целые ли слова или отдельные буквы...»6

Очевидно, что речь идет о рунической письменности народа, называемого «русы» и тесно связанного с Кавказом.

Подтверждение находим у персидского историка начала XIII в. Фахр ад-дина Мубаракшаха Марварруди, на это сообщение впервые обратил внимание В.В. Бартольд:

«У хазар также есть письмо, которое заимствовано ими у ветви румийцев, которая находится в близи них (хазар. — Е.Г.), и они называют этих румийцев русами. Хазары пишут слева на право и буквы не соединяют между собой...»7

Под словом «урум», «рум» здесь подразумевается аланское население. Среди кавказских алан христианство, судя по данным археологии, распространялось уже с VII в. Аль-Масуди сообщает, что царь алан принял христианство «при появлении ислама и при Аббасидах»8. В этой двойственности нет ничего удивительного. Правители нередко меняли религиозные убеждения в зависимости от политической ситуации. В первом случае, очевидно, аланский «царь» поддерживал Византию в ее борьбе с Сасанидским Ираном в начале VII в. Потом греки потеряли свое влияние в связи с неудачами во внешней политике и внутренними неурядицами. К началу IX в. Византия справилась с неурядицами, политическая обстановка внутри страны стабилизировалась. Восточная Римская империя быстро возвращала утерянные позиции в мире. И аланское руководство снова приняло «румийскую» веру, помня о непосредственной близости границ вновь набирающего силу государства. Здесь главное другое: оба обращения аланских «царей» произошли не позднее начала IX в. (с 833 г. Аббасидская династия теряет влияние, и халифат начинает распадаться). Русы, как уже мы видели, были этнически очень близки к аланам. Есть основания говорить и о русской колонии на Северном Кавказе на территории Алании. Алания в раннем Средневековье была известна на Востоке как «страна алановирусов»9(подробнее об этом — в 3-й части).

Как показал Г.Ф. Турчанинов, заимствованное хазарами у русов письмо соответствует сармато-аланскому руническому алфавиту, восходящему к арамейскому и сирийско-несторианскому (21 буква, написание слева направо, отсутствие «алеф»). Надписи же на керамике Саркела, построенного в 30-е гг. IX в. хазарами с помощью византийцев на левом берегу Дона, сделаны аланским письмом на тюркском языке10. Подтверждения этому заимствованию находятся при сопоставлении осетинского фольклора с сообщениями арабо-персидской литературы: персидский поэт, автор «Шахнаме» Фирдоуси называет письменность Хазарии «хаттским почерком», в то время как в осетинском эпосе «Нарты» упоминается «хаттский язык», употребляемый правителями нартов в общении между собой и с верховным богом11. Ученые считают, что слово «хаттский» имеет арабскую основу хатт (черта). Но это сомнительно. Вряд ли безымянные творцы древних «Нартов», аналогичных скандинавским сагам и этногенетическим преданиям других народов, стали бы пользоваться арабским словом для обозначения разговора священных правителей. Тем более что это слово обозначает письмо, а не устную речь. Скорее, это название уходит корнями в индоевропейскую древность (в XVII—XII вв. до н. э. известно в Малой Азии Хеттское государство, основанное индоевропейцами).

Таким образом, именно праболгарские кочевники степного Подонья, а вслед за ними и хазары, заимствовали у основателей Русского каганата — сармато-аланского населения — руническую письменность. Отдельный вопрос — когда это произошло? Ведь нельзя же обвинить в намеренном подлоге многих специалистов в рунической письменности, которые упорно считают донские надписи тюркскими. Руны евразийских степей, принадлежащие точно тюркам (орхонский, енисейский, таласский алфавиты), действительно очень похожи на салтовские. Однако связь между ними противоположна той, которую ищут тюркологи. Тюрки — более молодой этнос, чем североиранские народы (аланы, аорсы, сарматы и др.). Этногенез тюрков начался на обломках евразийской гуннской эпохи в предгорьях Алтая I—VI вв. н. э. из смешения хунну, монголов, угорских племен. После образования в начале VI в. Великого Тюркского каганата в сферу влияния тюрок попали ираноязычные народы Приаралья и Средней Азии — остатки канувших в Лету алано-сарматских государств Кангюй и Янцай. Эти люди как раз и передали тюркским племенам свою систему рунического письма. Так появились орхонские и енисейские знаки. Но праболгары и хазары, видимо, заимствовали аланскую письменность уже в Восточной Европе. Они переняли один из двух алфавитов Русского каганата — степной, иногда называемый «кубанским».

Очевидно, что данные эпиграфики не только не опровергают мысль о существовании Русского каганата с ядром на территории лесостепного салтовской культуры, но и приоткрывают некоторые аспекты его истории.

Таким образом, материалы археологии, нумизматики и эпиграфики полностью подтверждают сообщения арабо-персидской литературы о локализации русов с хаканом во главе в верховьях Северского Донца, Оскола и на Среднем и частично верхнем Дону.

СМК неправомерно рассматривать как государственную культуру Хазарского каганата, ибо различия между ее вариантами слишком велики. СМК в современном понимании определяется лишь как культурно-историческая общность, включающая также балкано-дунайскую культуру и культуру волжских булгар. Наибольшие же совпадения наблюдаются в пределах «СМК в узком смысле», то есть между лесостепным и степным ее вариантами. Именно эти два варианта по классификации, разработанной в современной археологии, правомерно объединить в одну культуру. Также характер этих совпадений позволяет предположить существование в Подонье единого сильного потестарного образования. Памятники материальной культуры свидетельствуют о высокой организации этого образования. Городища, для постройки которых требовалась мощная административная организация, обособленные поселки ремесленников-профессионалов (в особенности металлургов), организованное, специализированное и высокотехнологичное военное ремесло, оживленная торговля, собственная монета и письменность на территории от левого берега Днепра до Среднего Дона — все это дает возможность говорить о раннем государстве. Верхней хронологической границей его функционирования по данным нумизматики являются 830-е гг. В письменных источниках это государство обозначается как «Русский каганат».

Главным государствообразующим и политически доминирующим этносом в каганате были носители лесостепного варианта СМК — сармато-аланы, которые в письменных свидетельствах называются русами. Это подтверждает проведенная корреляция сообщений арабо-персидской литературы о русах с хаканом во главе и данных археологии и специальных исторических дисциплин.

Русский каганат был прежде всего военно-торговым государством с собственной производящей экономикой и развитыми ремеслами (гончарное, ювелирное дело, металлообработка на государственном уровне). Эти ремесла восходят к сармато-аланской традиции первых веков н. э., однако весьма быстро перенимались соседними этносами — прабулгарами и славянами Днепровского левобережья. Такой тесный контакт между племенами, а также данные о торговом пути по «реке Рус» позволяют предположить, что эти племена входили в состав Русского каганата. Судя по археологическим материалам, ближайшими торговыми партнерами салтовских русов были страны Северного Кавказа и Юго-Восточной Прибалтики, где заканчивался поток дирхемов преимущественно африканской чеканки. В начале IX в. в Русском каганате появляется собственная монета. Кроме того, русы имели свою руническую письменность, восходящую к скифо-сарматскому письму. Это сармато-аланское письмо заимствовали внутренние булгары и через их посредство — хазары.

В начале второй четверти IX в. у Русского каганата появляется опасный внешний противник на северо-востоке и юго-востоке, против которого строится ряд мощных крепостей по течению реки Тихая Сосна и в низовьях Дона. Южным врагом являлась Хазария. Конец же первой половины IX в., точнее по монетным находкам и дате строительства Саркела (сразу после разрушения ПЦГ), — конец 830-х — начало 840-х гг. отмечен разрушением некоторых крепостей, сожжением селищ и ремесленных центров.

Примечания

1. Винников А.З., Плетнева С.А. На северных рубежах. С. 27.

2. Бабичев М.А. О древнетюркских рунических надписях в аланских катакомбах // Советская тюркология. — 1970. № 2. С. 64—69.

3. Нахапетян В.Е. Эпиграфические памятники Саркела и их роль в изучении этнической истории Подонья // Вопросы этнической истории Волго-Донья. — Пенза, 1992. С. 44.

4. Соломоник Э.И. Сарматские знаки Северного Причерноморья. — Киев, 1959. С. 168—169.

5. Турчанинов Г.Ф. Древние и средневековые памятники осетинского письма и языка. — Владикавказ, 1990. С. 78.

6. Френ Х. Письмена древних руссов // Библиотека для чтения. — Т. XV. — Отделение Науки и художества. — 1836. С. 51.

7. Бартольд В.В. О письменности у хазар // Сочинения. — Т. 5. М., 1968. С. 466.

8. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербента I—XI веков. — М., 1963. С. 204.

9. Карсанов А.Н. Где находилась «страна аланов и русских»? // Актуальные проблемы археологии Северного Кавказа. XIX Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. — М., 1996. С. 84—86.

10. Турчанинов Г.Ф. Памятники письма и языка народов Кавказа и Восточной Европы. — Л., 1971. С. 96—99.

11. Туаллагов А. К вопросу о письменности средневековой Алании. По материалам Нартовского эпоса осетин // Актуальные проблемы археологии Северного Кавказа. XIX Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа. — М., 1996. С. 148—149.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница