Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Глава 3. Судьбы салтовской Руси

Вопрос о связи салтовской руси с правящим слоем Древнерусского государства, также как и с названием «Русская земля», является отдельной и весьма запутанной проблемой. Можно ли утверждать, что именно благодаря салтовцам славянское Поднепровье стало называться «Русью»? Ведь летописи ничего не сообщают об этом. Одних археологических данных о смешении русов Подонья со славянами явно недостаточно. Их след должен был остаться и в организации власти, и в культуре Древней Руси. Да и в письменных памятниках должны сохраниться данные о русах с иранскими корнями.

Куда ушла элита?

События 30-х гг. IX в. заметно изменили облик салтовской культуры. Конечно, большая часть населения осталась на своих местах. В начале XII в. летопись знает на Северском Донце ясов (так называли славяне степные сармато-аланские племена — но не самих русов). Очевидно, это и были осевшие на землю асы. Аль-Идриси упоминает о существовании в том же XII в. где-то в Подонье Руссии-тюрк, и такое представление долго будет держаться в литературной традиции восточных авторов, но у Идриси это скорее воспоминание, чем реальность.

Но часть населения Русского каганата покинула родину, что прослеживается археологически. Прежде всего это сделали род и окружение кагана — иного выхода у них не было. Прекращают пополняться наиболее знатные части катакомбных могильников, исчезают с территории салтовской культуры погребения, совершенные по обряду трупосожжения, и именно во второй четверти IX в. А эти люди занимали далеко не последнее место в социальной структуре Русского племенного суперсоюза. Пропадают и солнечные янтарные амулеты, оберегавшие русов.

Куда ушла салтовская элита — неясно. Путь на Днепр был временно отрезан — там обосновались венгры. Конечно, те, кто пришел в славянское Поднепровье раньше, имел там мастерские и уже почти ассимилировался со славянами, остались. Но принять новых беженцев возможности не было. Наиболее безопасным был путь на север, по верховьям Дона и Оке, хорошо знакомый русам по торговым делам.

Люди, оставившие салтовские жилища и трупосожжения, появляются ненадолго на боршевских поселениях, то есть на землях славян Среднего Дона, входивших в Русский каганат. Например, на селища славян на реке Воронеж в середине IX в. появляются салтово-маяцкие жилища (полуземлянки с очагом в центре) и лепная керамика салтовского типа, а также в могильниках — трупосожжения с салтовским керамическим комплексом1. То же явление наблюдается и на славянском городище Титчиха. На Титчихе обнаружены и аланские письмена салтовского типа на сосудах. А.Н. Москаленко, занимавшаяся раскопами Титчихи, не могла понять, почему грубая лепная и круговая салтовская керамика появляется здесь, казалось бы, вдали от известных археологических центров ее производства?2 Ведь собственно салтовских гончарных центров здесь не обнаружено. Объяснение может быть одно: русы не долго прожили на этом месте. Не успев создать своего производства, они двинулись дальше. А на время проживания в славянских поселках им хватило тех запасов, что были вывезены из центра каганата, а также той посуды, что была сделана в домашних условиях женщинами. После мадьярского разорения выбирать не приходилось.

Но все-таки кто-то из салтовцев остался среди славян на более длительный срок и вполне освоился, сумев заняться во — стребованными славянами ремеслами. Возможно, о пребывании там русов свидетельствуют рунические надписи на горшке из погребения у села Алекановка и пряслице из села Борки на Рязанщине, сделанные салтовским письмом по-славянски. Пряслице из славянского селища Борки (в 2 км от современной Рязани) было обнаружено в 1945 г. На пряслице в верхней части по кругу русскими письменами выведено: «908 анзи» (анзи — года), внизу — «918 лъта». Ясно, что авторы и первой, и второй надписи были христианами византийского образца (даты — по византийской христианской эре). Г.Ф. Турчанинов считает, что родным для авторов был один из североиранских диалектов, а не древнерусский язык: славянин написал бы «лъта 918»3.

Та же манера письма и культура — в надписи на горшке из погребения, обнаруженного в селе Алекановка, близкого к Боркам. Осенью 1897 г. один из первых профессиональных русских археологов В.А. Городцов при вскрытии погребения нашел глиняный горшок с круговой, сделанной до обжига, надписью из 15 знаков. В 1898 г. ему посчастливилось найти еще два обломка с надписями. Ритуальные сосуды были явно славянскими, как и само погребение. Конечно, это была сенсация: наконец-то мир увидит то самое славянское письмо «без устроения», «черты и резы», о которых писал в Х в. Черноризец Храбр! Особенно интересно было, что это женское погребение было христианским, а надписи сделаны не на кириллице. Чаще всего алекановские надписи пытались прочитать как скандинавские руны, но безуспешно. Не получили они прочтения и через тюркское руническое письмо. Граффити на горшке удалось прочитать только Г.Ф. Турчанинову как сармато-аланское письмо: первые восемь букв достоверно читаются как «славутие». Модно трактовать это как имя хозяина горшка. Однако до окончательных выводов еще далеко.

Население Алекановского поселка признается вятическим, и Г.Ф. Турчанинов считает, что славяне переняли аланское письмо4. Алекановские надписи датируются Х в., и скорее здесь мы имеем дело с завершением процесса ассимиляции славянами части русов, путь миграции которых шел через Средний и Верхний Дон и Оку.

Другая часть салтовцев этим путем вышла на Волго-Балтийскую магистраль. Какой-то информатор аль-Идриси считал, что Кукийана (центр одного из «видов» русов) находится в Волжской Булгарии, являясь «городом тюрок, именуемых Руса». А под 1229 г. Лаврентьевская летопись упоминает о «Пургасовой Руси» в Среднем Поволжье, которая участвовала в походе мордовского князя на Новгород. Вот это сообщение вместе с предысторией событий:

«В лето 6736 (1228)... Того же месяца (января. — Е.Г.) 14, великий князь Юрий5 и Ярослав... пошли на мордву: и муромский князь Юрий Давыдович, вступив в землю мордовскую, в Пургасову волость, пожег и потравил хлеб, побил скот и отослал к себе полон, а мордва бежала в свои леса... А болгарский князь (Волжской Булгарии. — Е.Г.) пришел на Пуреша, союзника Юрия, и, услышав, что великий князь Юрий жжет села мордовские, бежал прочь...

В лето 6737 (1229), в апреле пришла мордва с Пургасом к Новгороду, и отбились от них новгородцы; они же зажгли монастырь святой Богородицы и церковь, захватив много убитых. В то же лето Пурешев сын с половцами победил Пургаса, и перебил всю мордву и Русь Пургасову, а Пургас едва бежал с малым отрядом...»6

Из текста летописи совершенно ясно, что «Пургасова Русь» к русским княжествам отношения не имела. Иначе бы летописец пояснил, что заставило русских участвовать в набегах против своих соотечественников. Это какой-то этнос, носивший имя «русь», но совершенно обособленный. Также очевидно, что читателям XIII в. не нужно было пояснять, кто это такие.

В.В. Седов связывает «Пургасову Русь» с потомками именьковского населения7, но этноним «русы» по отношению к именьковской культуре II—VII вв. не зафиксирован ни в одном источнике. Были ли это салтовские русы — покажут археологические раскопки. А Волжский путь выводил мигрантов на берега Балтийского моря, с населением которого у русов были давние торговые контакты.

Примечания

1. Винников А.З. Славяне лесостепного Дона. С. 78—79.

2. Москаленко А.Н. Городище Титчиха. Из истории древнерусского поселения на Дону. — Воронеж, 1965. С. 161—162.

3. Турчанинов Г.Ф. Древние и средневековые памятники. С. 174.

4. Турчанинов Г.Ф. Древние и средневековые памятники. С. 178.

5. Юрий (1189—1238) — сын Всеволода Большое Гнездо, великий князь Владимирский (1212—1216, 1218—1238). Ярослав (1190—1246) — его младший брат, отец Александра Невского.

6. Лаврентьевская летопись. Ст. 451.

7. Седов В.В. К этногенезу волжских болгар // Российская археология. — 2001. № 2. С. 13.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница