Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Аланы на Балтике: неожиданный поворот

Следы аланской руси встречаются в письменных источниках, рассказывающих о южном побережье Балтийского моря (к сожалению, на этих землях не проводилось до сих пор серьезных археологических раскопок). Ведь салтовские русы были активными участниками торговли по Волго-Балтийскому пути и по магистрали по реке Рус на юго-восточный берег Балтики, амулеты русов изготавливались из балтийского чистого янтаря. Показательно, что этот янтарь поступал в распоряжение киевских ремесленников в конце I—XI вв., когда сквозного пути по реке Рус уже не существовало, сохранилась лишь западная его часть.

В посольстве Русского каганата в Византию в 837—839 гг., по свидетельству Бертинских анналов, были представители свеонов, которых император, «сочтя их скорее разведчиками и в той стране, и в нашей, чем послами дружбы, решил про себя задержать их до тех пор, пока неудастся доподлинно выяснить, явились ли они с честными намерениями, или нет».

Из рассказа епископа Пруденция видно, что своены, в отличие от русов с хаканом во главе, были франкам неплохо известны. Жили они недалеко от границ Франкской империи, не были ее союзниками или вассалами, что дало Людовику основания подозревать в них шпионов и задержать до выяснения обстоятельств (то есть были ли в действительности эти свеоны из Русского каганата, либо же из соседней с франками страны).

Свеоны известны были еще во времена римского историка Тацита (II в. н. э.). Тогда это было не большое островное племя, обитавшее в Балтийском море. Тацит сообщает, что «общины свионов обитают среди самого Океана (Балтийского моря. — Е.Г.)» и отличает их от свебов («шведов»), живших тогда на северо-востоке Германии. Уже тогда у свеонов были сильные дружины и хороший флот.

Многие ученые, считая свеонов и свевов-скандинавов одним народом, доказывают так скандинавское происхождение племени «русь». Но свеоны — это особое балтийское племя, занимавшееся торговлей на Волго-Балтийском пути и военными набегами на берега Балтики. Свебы-шведы появляются на другом берегу моря, в современной Швеции, уже в эпоху Великого переселения народов, то есть через четыре века после Тацита.

Но почти за тысячелетие от первого упоминания свеонов до написания Бертинских анналов этот народ, как и многие другие, растворился среди этносов побережья Балтики, в основном славян. В представлении франкских хронистов начала IX в. свеонами являлись, очевидно, все народы, обитавшие на Балтийском море.

О тесных контактах салтовских русов с жителями Южной и Юго-Восточной Прибалтики хорошо известно и по археологическим данным. Вполне вероятно, что на ободритской и прусской землях имелись уже русские колонии, куда могли и направиться русы с Северского Донца и Дона.

Большинство сообщений письменных источников об аланах или роксоланах на Балтике связаны именно с юго-востоком (точнее — областью между Неманом и Вислой), начиная с Географа Раввенского конца VII в.

Анонимная «Космография» (то есть описание мира), созданная около 700 г. в Раввене, — один из интереснейших памятников географической мысли Запада. В особенности уникальны ее сведения о северо-востоке Европы. Обычно «достижения» западных ученых того времени в описании этих мест сводились к пересказу Геродота и Плиния. Неизвестный географ из Раввены воспользовался не только информацией тысячелетней давности, но и внимательно проштудировал готских авторов, и не только Иордана и Кассиодора, но и недошедшие до нас сочинения. Поэтому «свежие» данные раввенца относятся к периоду от IV до конца VII вв. В «Космографии» говорится, что страна роксоланов находится около Океана (то есть Балтийского моря) и через нее протекает река Вистула (Висла)1.

Согласно прусским летописям, в IV в. н. э. роксоланы обитали у Балтийского моря между Вислой и Неманом. Также прусские хронисты сообщают, что «аланы вышли из Пруссии и Samojeden и могли быть племенем вандалов»2. Прусский летописец епископ Христиан и пользовавшийся его хроникой Лука Давид писали о южно-балтийских роксоланах как соседях пруссов, помогавших «их врагам мазурам в войне, последовавшей после пришествия мнимых готов в Пруссию. Почитают этих роксолан не за готов, а за руссов (Reussen. — Е.Г.3. Адам Бременский (XI в.) упоминает на восточном берегу Балтики алан, которые сами себя называли Wizzi, тюрок (Turci) и русов (Ruzzos). Причем Адам знает как руссов в привычном нам понимании — жителей Киевской Руси, «королем» которой был Ярослав Мудрый, так и другое племя с таким же названием, но живущее на юго-востоке Балтийского моря. Вот несколько отрывков из его «Деяний архиепископов Гамбургской церкви»:

«Болеслав, христианнейший король, в союзе с Оттоном III подчинил всю Склавинию, Руссию и пруссов...»

Конечно, можно пойти по простому пути и решить, что речь идет о нападении польского короля Болеслава I Храброго (992—1025) на Ярослава Мудрого в союзе со Святополком Окаянным в 1018 г., что зафиксировано в Повести временных лет. Так и поступил один из переводчиков «Деяний» М.Б. Свердлов4. Но во-первых, ни о каком подчинении Руси в 1018 г. речь идти не могла (русичи изгнали поляков). Во-вторых, у Адама союзником Болеслава назван германский император Оттон III, умерший в 1002 г., то есть задолго до похода на Киевскую Русь. Хорошие контакты с Германией Болеславу удалось наладить в 1000 г. при встрече с Оттоном в Гнезно. А после вступления на имперский престол Генриха II (1002 г.) польско-германские отношения резко и надолго ухудшились. То есть захват Руссии мог произойти в период с 1000 по 1002 г. В русских летописях сообщений об этом нет, поэтому речь у Адама шла о другой Руси. О какой?

Н.С. Трухачев, считавший, что именем «русь» мы обязаны балтийским славянам, думал, что Болеслав и Оттон III взяли остров Рюген5. Но и это невозможно. Остров Рюген, место обитания племени ругов (ран, руян), входил в Балтийскую Славонию. Раны называются Адамом Бременским своим именем. Он считает их «наиболее храбрым народом из склавов (славян. — Е.Г.)». У Адама упомянутая Руссия отличается от земель балтийских славян и расположена между Славонией и Пруссией, то есть там, где Раввенский аноним помещал роксолан.

В Восточной Прибалтике, рядом с «турками», мифическими амазонками и песьеголовыми бременский хронист и его комментатор, живший позднее, помещают алан:

«Если возвращаться с севера к устью Балтийского моря, первыми встречаются нортманны, затем выступает Скония, область данов, над ней на обширных пространствах обитают готы вплоть до Бирки. Затем на значительной территории царят свеоны (в это время свеоны по созвучию уже шведы. — Е.Г.) вплоть до земли женщин. Над ними, как говорят, живут Wizzi, мири, ламы, скуты и турки вплоть до Руссии (здесь — Киевская Русь. — Е.Г.)...

На этом море есть и другие многочисленные острова, все полные свирепых варваров, и по этой причине мореплаватели их избегают. Говорят, что в близи от этих берегов Балтийского моря находятся амазонки... Говорят некоторые, что они зачинают детей, проглотив глоток воды. Говорят также, что они становятся беременными от проезжих купцов или от тех, которые находятся у них в плену... И когда дело доходит до родов, то мужского пола рождаются песье головые, а женского — прекраснейшие женщины... Песьеголовые — те, которые имеют голову на груди. В Руссии их часто берут в плен, и они лают словами. Там есть также те, которые называются аланы или албаны, которые на их языке называются WIZZI, жесточайшие амброны. Они рождаются с седыми волосами...»6

Таким образом, у Адама Бременского упоминаются два народа, которых можно назвать по происхождению северными иранцами. Во-первых, это руссы, жившие между Пруссией и Славонией, известные еще Раввенскому анониму и прусским хроникам. Во-вторых, это аланы у восточного берега Балтийского моря рядом с финскими (мири — меря, ламы) и кельтскими (скуты — скотты, амброны) племенами. Причем аланы Адама Бременского живут именно около берега (очевидно, на каких-то островах), а не на побережье.

По мнению А.Г. Кузьмина, есть все основания связывать алан, русов и тюрок Адама с Руссией-тюрк восточной традиции, а значит — с салтовцами. Выдающийся ученый не без основания считает, что именно страну русов-алан знали скандинавские саги как «Хольмгард» (Holmgard).

С этим названием связано немало интересных и запутанных моментов. Более 100 раз встречается оно во всех видах древних скандинавских источников, впервые — в рунической надписи начала XI в. Именно там, по словам северных сказителей, правили русские князья («конунги») Вальдемар и Ярицлейв, то есть Владимир Святой и Ярослав Мудрый. В Саге об Олаве Трюггвасоне, где встречается одно из первых упоминаний «Руси», в Хольмгарде княжит Вальдемар, а события должны относиться к концу Х в. Но странно, что основные действия связаны с Виком — областью, которая платит князю Хольмгарда дань. О подчинении же Вика древнерусским князьям ничего не известно.

Обычно с Хольмгардом отождествляют древнерусский Новгород. Известно, что и Владимир и Ярослав были новгородскими князьями. Но при более внимательном прочтении источников оказывается, что название «Хольмгард» просто перенесено на Новгород, потому что правители Новгорода конца Х — начала XI в. звались русами. Раньше под Хольмгардом у скандинавов подразумевалось совсем другое место.

Первый компонент слова — это германское хольм («остров»). Второй, гард, во многих индоевропейских языках, в том числе и кельтском, который оказал значительное влияние на скандинавские диалекты, — «сад», «огороженное место». Таким образом, получается «огороженный остров», «остров-крепость».

Название Wizzi А.Г. Кузьмин сопоставляет с известной областью Вик на востоке Прибалтики, расположенной напротив острова Сааремаа. Именно Вик упоминается во многих сагах рядом с Хольмгардом. Ученый делает вывод о тождестве Сааремаа и Хольмгарда7. Казалось бы, одна из областей аланской Руси на Балтике найдена. Но, к сожалению, серьезных раскопок на острове до сих пор не проводилось, а без археологических данных любое предположение нельзя считать доказанным.

Но обращение к германским и скандинавским источникам еще раз опровергает норманнскую теорию о скандинавском происхождении русов. В сагах «русь» никогда не помещалась в Швеции.

В поисках салтовских русов помогают и исторические разыскания великого русского ученого М.В. Ломоносова. В своей «Древней российской истории» он пересказывает неизвестный, к сожалению, нам источник, который он именует «Преторием»:

«Алане были смешаны с курляндцами... А как сей народ на помянутом месте размножился, произошли великие споры. Для прекращения оных выбран королем Видевит или Вейдевутизалан... Вейдевут принял на себя чин верховного жреца... Таковое превращение аланволжских, то есть россан или россов к Балтийскому морю происходило не в один раз...»8

«Курляндцы» — это, конечно, название времен Ломоносова. Имеются в виду литовские племена курши и земгалы, обитавшие в южной и западной Латвии. Позднее, в XVI в., на их землях образовалось Курляндское герцогство. Источник Ломоносова — одна из многочисленных поздних прусских хроник, которые использовал и Бухгольц, и другие издатели XVIII в. Важно, что у М.В. Ломоносова была информация, по которой он смог проследить путь алан — россан (то есть салтовских русов) от Волги до Балтики, причем именно до юго-восточного берега, где и раньше знали роксолан.

Не исключено, что к аланской Руси на Балтике принадлежали киевские князья — Олег Вещий и Игорь. По крайней мере, ближайшей лингвистической параллелью к имени Олег является вовсе не «норманнское» Хельгу, а иранское Халег. Немало иранских имен упоминается и в договорах Руси с греками времен Олега и Игоря, о чем подробнее скажем ниже. Кроме этого, в X — начале XI в. Киев еще сохранил доставшиеся в наследство от Русского каганата торговые связи с южным побережьем Балтийского моря: янтарные украшения в Киеве тогда изготавливались из светлого балтийского янтаря, тогда как с XII в. стали использоваться уже темные местные сорта.

Примечания

1. Подосинов А.В. Северо-Восточная Европа в «Космографии» Раввенского анонима // Восточная Европа в исторической ретроспективе. — М., 1999. С. 233.

2. Buchholtz S. Versuch in der Geschichtte des herzogthums Mecklenburg. — Rostok, 1753. s. 48.

3. Святной Ф. Что значит в Несторовой летописи выражение «поидоша из Немец», или Несколько слов о Варяжской Руси. — СПб., 1844. Ч. 2. С. 42—43.

4. Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX — первая половина XII в. — М.; Л., 1989. С. 138—139.

5. Трухачев Н.С. Попытка локализации Прибалтийской Руси на основании сообщений современников в западноевропейских и арабских источниках I—XIII вв. // Древнейшие государства на территории СССР. — 1980. — М., 1981. С. 164.

6. Латиноязычные источники. С. 138, 140, 143—144.

7. Славяне и Русь: Проблемы и идеи. С. 466—470.

8. Ломоносов М.В. Древняя Российская история от начала Российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года // Сочинения М.В. Ломоносова. — Т. 5. СПб., 1902. С. 287—289.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница