Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Среднее Поднепровье после падения Донской Руси

Ясно, что проследить путь русов Подонья в славянское Приднепровье весьма проблематично. К примеру, катакомбных погребений на Киевщине не обнаружено, только трупосожжения в салтовских сосудах. Конечно, это часть ассимилированных русов. Но по количеству и качеству вещей в могилах эти русы на социальную верхушку не тянут.

Определить же, как и откуда вернулась в Поднепровье русская элита, пока археологии не под силу. Это связано со сложными и бурными миграционными процессами, происходившими на будущей территории Киевской Руси в IX — первой половине X в. Миграции на территорию Восточно-Европейской равнины продолжались всю последнюю четверть I тысячелетия н. э. Ни один из летописных славянских племенных союзов не сформировался только на основе племен, уже живших здесь в VIII — начале IX в. Например, словене ильменские (будущие новгородцы) стали синтезом двух потоков миграции балтийских славян. Первый прошел в конце I—VII вв. и принес в Приильменье обычай захоронения в длинных (от 10—12 до 100 м) невысоких курганах, по обряду трупосожжения. Эти славяне пришли из Среднего Повисленья и района Мазурских болот, и связано было переселение с сильным похолоданием в Прибалтике. Рядом с ними с конца VII—VIII в. жили тоже славяне, хоронившие покойных в сопках (сопки — это особый вид могил — высокие крутобокие насыпи с уплощенной вершиной; основание сопок обкладывали кольцом из валунов). Эти славяне пришли из балтийского Поморья. В основании многих сопок есть темный слой золы — след от костров, которые жгли, чтобы освятить место захоронения. А к Х в. в Новгородчине появляются люди, оставившие курганные насыпи, похожие на приднепровские. Причем лингвисты установили, что знаменитый «цокающий» новгородский диалект появился раньше восточно-славянского языка. Примерно такие же процессы происходили на землях летописных кривичей, вятичей, радимичей и других. Сама восточнославянская языковая общность начала оформляться в XI в.1.

На земли славян волынцевской культуры в IX в. происходит массовая миграция славян из Среднего Подунавья. Именно с дунайскими славянами появляются семилучевые и семилопастные височные кольца радимичей и вятичей. Возможно, поэтому летописец утверждает, что эти племена произошли «от ляхов».

Вторая большая миграционная волна, также из Среднего Подунавья, фиксируется в начале Х в. С ней связано появление в Среднем Поднепровье трупоположений в срубных гробницах, ориентированных на запад, иногда с христианскими атрибутами2. Эти погребения давно привлекали ученых. С одной стороны, было очень соблазнительно объявить покойных русами — социальной и этнической верхушкой Киевского государства. Ведь среди них встречаются весьма богатые — с массой оружия, конем и женщиной-наложницей. Весь обряд этих трупоположений очень похож на похороны знатного руса, увиденные Ибн Фадланом на Волге в 922 г., и обряд, описанный Львом Диаконом в рассказе о походе Святослава на Дунай 971 г. Если бы не одно принципиальное отличие: русы Ибн Фадлана и Льва Диакона покойных сжигали, а значит, их нельзя объявить мигрантами с Дуная. И еще одна странность, не позволяющая отделить «авторов» трупоположений от славян: несмотря на различия в погребальном обряде, горшки и украшения, сопровождавшие покойного, были типично славянскими.

Особенно важно, что погребений по обряду ингумации до Х в. в Среднем Поднепровье пока не зафиксировано3. Значит, пришельцы никак не связаны с русами Олега Вещего. В то же время появляется на Среднем Днепре ранняя круговая керамика моравского типа (как мы помним, традиции гончарного круга были забыты после разгрома Русского каганата).

В.В. Седов связывает новую культуру с дунайскими славянами, утверждая, что для них ингумация стала характерна с VII—VIII вв., после длительных контактов с аварами в составе Аварского каганата4. По мнению А.Г. Кузьмина, это частично ассимилированные славянами руги из дунайского Ругиланда5. Эта миграция, как считает ученый, отразилась в летописной версии о выходе полян-руси из Норика (так называли с римских времен земли между верхней Дравой и Дунаем).

Действительно, поляне очень странное племя. Известна фраза из Начальной летописи: «поляне, которые ныне называются русью...», а также многочисленные рассказы одного из летописцев об отличии полянских обычаев от традиций других славянских племен. Вот как летописец сравнивает полян с другими славянами:

«Поляне, по обычаю отцов, кротки и тихи, стыдливы перед своими снохами и сестрами, матерями и родителями; глубоко стыдливы также перед свекровями и деверями. Имеют брачный обычай: не ходит зять за невестой, но приводят ее вечером, а на утро приносят за нее — что дают. А древляне жили зверинским образом, жили по-скотски... ели все нечистое, и брака у них не бывало, но умыкали девицу воды. И радимичи, и вятичи, и северяне имели одинаковый обычай: жили в лесу, как звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и снохах»6.

Можно подумать, что летописец-полянин просто хотел выделить свое племя среди других и придал полянам-язычникам черты, близкие к христианским. Но это не так. Описанные обычаи точно отражают традиции родовой общины и большой семьи, которых у славян Поднепровья не было. Это и покупной брак, и утренний дар мужа жене после первой брачной ночи, и перечисление родственников, перед которыми поляне «были стыдливы». Но и сам летописец, «предвидя» соблазны ученых объявить полян неславянами, подчеркивает:

«Полянеже, жившие особо, как мы уже говорили, были славянского рода и прозвались полянами, и древляне произошли от тех же славян и прозвались древлянами...»7

Особенности славянского племени полян подтверждают и антропология, и археология. С одной стороны, археологи согласны, что поляне произошли «от тех же славян», что и древляне, волыняне, дреговичи. Этими славянами были как раз дулебы, которым пришлось столкнуться в VII в. с аварами («обрами» русских летописей). Но выдающийся антрополог современности Т.И. Алексеева, изучая славянские погребения уже христианского времени (языческое трупосожжение не оставляло объекта исследования), обратила внимание: поляне отличаются от всех других славянских племен Поднепровья8. Но несомненно, что основу полян составили все же дулебы (археологическая культура — типа Прага-Корчак). Сам же полянский племенной союз значительно усилился во второй четверти Х в. после миграции с Дуная родственных племен, став доминирующим в регионе. Полянская элита «перекрыла» русскую, заимствовав этноним (этот процесс зафиксировал летописец).

Переселение с Дуная носило, судя по количеству трупоположений на Киевщине, массовый характер и сильно затронуло именно земли роменской культуры — наследницы волынцевской. Но уже в конце Х — начале XI в. материальная культура переселенцев и «коренных» жителей одинакова и различается социально, а не этнически, что говорит об очень быстрой ассимиляции. А «коренными» жителями Киевщины являлись носители волынцевской культуры, среди которых были и славяно-русы.

Примечания

1. Седов В.В. Славяне в раннем Средневековье. С. 358—382.

2. Ширинский С.С. Археологические параллели к истории христианства на Руси и в Великой Моравии // Древняя Русь и славяне. — М., 1978. С. 203—206.

3. Моця А.П. Погребальные памятники южнорусских земель II—XIII вв. — Киев, 1990. С. 85.

4. Седов В.В. Древнерусская народность. С. 203.

5. Славяне и Русь: Проблемы и идеи. С. 447—448.

6. Лаврентьевская летопись. Ст. 13—14.

7. Лаврентьевская летопись. Ст. 12.

8. Алексеева Т.И. Антропологическая характеристика. С. 165.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница