Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





Экономика и занятия населения Хазарии

Целый ряд арабо-персидских писателей рассказывали о многочисленных стадах животных: овец и рогатого скота, а также о садах и пашнях в Хазарии (Гардизи, 1973. С. 36, 57; ал-Истахри, 1870. С. 221; Ибн Хаукал, 1939. С. 393; Худуд ал-'Алам, 1937. С. 161). Ал-Бакри отмечал, что хазарская овца настолько плодовита, что ягнится два раза в год (ал-Бакри, 1878. С. 60; 1992. С. 446). Из письма царя Иосифа также известно, что в Хазарии существовали сады с фруктовыми деревьями, виноградники и пашни (Коковцов, 1932. С. 87, 103). По сведениям Ибн Русте и Гардизи, хазары жили зимой в двух «городах» (С.р.г.шин и Х.б.лн.г, см. о них ниже, раздел «Города»), теплое время года они проводили в степи, а к зиме с урожаем возвращались обратно (Ибн Русте, 1892. С. 140; Гардизи, 1973. С. 36, 57). По данным ал-Истахри и Ибн Хаукала, вокруг столицы Хазарии Итиль не было деревень или областей (рустаков); поля отстояли на 20 фарсахов от города. Весной жители уезжали в поля для проведения сельскохозяйственных работ, а осенью, сняв урожай, возвращались в город; возделывали пшеницу (ал-Истахри, 1870. С. 220; Ибн Хаукал, 1939. С. 392). Еврейско-хазарская переписка свидетельствует о том же, уточняя, что жители города Итиль отправлялись в поля весной, примерно в апреле — мае (месяце нисан) (Коковцов, 1932. С. 85, 86). Ряд ученых связывали эти выезды населения с летней перекочевкой жителей в степь вместе со скотом, т. е. с кочевническим образом жизни (Артамонов, 2001. С. 539, 540; Хазанов, 2008. С. 421). Однако арабо-персидские писатели не упоминают о перегоне скота, а указывают на пахоту и сбор урожая, что противоречит идее кочевничества Арабские авторы по отношению к занятиям населения Хазарии применяли обычную аграрную терминологию: «поля», «урожай», «пахать» (Заходер, 1962. С. 140). Основной пищей хазар в Х в. арабские писатели называли рис (хотя археологические работы не подтверждают этого) и рыбу (ал-Истахри, 1870. С. 221; Ибн Хаукал, 1939. С. 392), иные писали, что в Итиле нет фруктов, но имеется очень хороший хлеб (ал-Мукаддаси, 1877. С. 361), что также свидетельствует об оседлости и земледельческом характере населения.

Царь со своими подданными весной объезжал владения (Коковцов, 1932. С. 85—87, 102, 103). Есть мнение, что он двигался от Волги к Куме, вдоль Восточного Маныча к Дону, по долине Дона и обратно на Волгу — по мере выгорания травы; эти выезды царя были традиционно кочевническими (Артамонов, 2001. С. 538—540; Плетнева, 1986. С. 50). Некоторые считают, что в Хазарии эти передвижения царя наполнились новым содержанием и, возможно, их следует называть полюдьем складывающегося феодального общества (Кобищанов, 1995. С. 219—223). Последнее предположение сомнительно как из-за недостаточности информации, так и невозможности рассматривать Хазарское государство как феодальное (Флёров, 2011. С. 208—212).

Ряд писателей отмечали, что население Итиля обитает в палатках из дерева и войлока и каркасных палатках (в переводе Н.А. Караулова, «в шатрах»), часть жилищ была сделана из глины. В Самандаре люди жили в каркасных палатках и жилищах из плетеных веток или камыша, однако отмечены прекрасные сады и виноградники (ал-Истахри, 1870. С. 222; Ибн Хаукал, 1939. С. 394; ал-Мукаддаси, 1877. С. 361; 1994. С. 288, 289). Ал-Мукаддаси описывал обширный округ хазар как очень грязный и отличающийся обилием овец и меда; о столице Итиль говорил как о месте хоть и с наличием деревьев, но сухом, суровом, неприятном, а о Самандаре писали как городе (балад), где много садов и виноградников (Ибн Хаукал, 1939. С. 92; ал-Мукаддаси, 1877. С. 355, 360—362; 1994. С. 282, 288, 289).

Если судить по указанным, довольно-таки отрывочным, сведениям источников, население Хазарии занималось разными отраслями хозяйства, что было обусловлено спецификой районов, входивших в состав Хазарии. Как считал Т. Нунан, экономика Хазарии, если рассматривать в отдельности ее разные регионы (округ столицы Итиль, области Нижней Волги, степи между Волгой и Днепром, Крым, земли буртасов) и отрасли (международная и внутрирегиональная торговля, нумизматические свидетельства), развивалась динамично и интенсивно в период 775—900 гг. Однако изменение направления торговых путей после 900 г. — от исламского мира к европейской России, через Волжскую Булгарию — резко ухудшило экономическое положение Хазарии, чем воспользовались ее враждебные соседи, стремившиеся к дестабилизации государства (Noonan, 2007. P. 207—244).

Отношения скотоводческого и земледельческого населения на протяжении существования Хазарии были неоднородны. В процессе завоевания хазарами степей Восточной Европы жившие там кочевники («протоболгары») лишались скота и пастбищ и переходили к оседлому или полуоседлому образу жизни (Науменко, 2004. С. 64—70; Тортика, 2006. С. 35, 36, 83—101). Такое положение дел рассматривалось как закономерное поступательное движение от таборного кочевания к полуоседлости, а затем и полной оседлости населения (Плетнева, 1982. С. 17—20). При этом само хозяйство кочевников включало в себя и земледельческие, и торговые, и ремесленные элементы; на разных стадиях мог превалировать тот или иной тип хозяйства (Марков, 2010. С. 9, 10). Тем не менее у кочевников образ жизни и способы ведения хозяйства воспроизводятся на протяжении веков, хотя народы в степях бывают различны (Тортика, 2006. С. 102—104). О хозяйстве населения Хазарии этого сказать нельзя, во всяком случае по письменным источникам. В них нет прямых свидетельств о кочевании хазарского населения или подвластных народов, за исключением печенегов, которые подчинялись хазарам, видимо, очень недолгое время и отнюдь не составляли большинства населения. А в последнее время археологические признаки кочевничества или оседлости населения на территории Хазарского каганата вообще подвергаются сомнению (Флёров, 2011. С. 212—217).

Печенеги были кочевниками, буртасы и булгары — оседлыми земледельцами и скотоводами, славяне были народом земледельческим. Как писал Т. Нунан, для того, чтобы понять экономику Хазарского каганата, необходимо выявить хозяйство каждого региона, входившего в его состав (Noonan, 2007. P. 208, 209). Регионы же были обширными и очень разнящимися по природным и климатическим условиям, по качеству земель.

Торговля

Важную роль в экономике Хазарского государства играла транзитная торговля, пути которой были весьма долгими. Один из торговых путей шел из Багдада (по данным Ибн Хордадбеха) или Рея (по сведениям Ибн ал-Факиха) к Джурджану (древней Гиркании), вдоль Каспия доходил до устья Волги, т. е. Хазарии, и шел вверх по этой реке, мимо страны буртасов до Булгара на Волге; отсюда маршрут продолжался до Хорезма и далее на восток (Ибн Хордадбех, 1889. С. 19, 119, 124; 1986. С. 62, 107, 109; Ибн ал-Факих, 1885. С. 270; Ибн Русте, 1892. С. 141; Ибн Фадлан, 1956. С. 121—141 (путь из Джурджана до Булгара); ал-Мас'уди, 1863. С. 25; ал-Истахри, 1870. С. 218; Ибн Хаукал, 1938. С. 15; 1939. С. 392, 393, 397).

Продолжительный торговый маршрут находился в руках купцов-русов, начинаясь в неких отдаленных частях страны славян и доходя до моря Румийского; более детально эта дорога не обозначена. Известно, что в конце пути властитель Рума (т. е. Византии) брал десятину с купцов (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154; 1986. С. 124). Ряд исследователей полагали, что речь идет о крымских владениях Византии, а пошлину взимал представитель хазарских властей (Marquart, 1903. S. 351; Вестберг, 1908. С. 371; Бартольд, 1963а. С. 825; Новосельцев, 2000а. С. 292). Однако Ибн Хордадбех называл Румийским морем Средиземное, тогда как Черное море — морем Хазар; следовательно, пошлина взималась в таможенных пунктах близ Константинополя (Калинина, 1986. С. 71; Литаврин, 2000. С. 142; Домановський, 2005. С. 8—12). Следовательно, к Хазарии этот отрезок международных путей не относился.

Иной маршрут, основанный на данных Ибн Хордадбеха, но измененный в соответствии с новой информацией, представил Ибн ал-Факих. Сообщение о маршрутах купцов-славян (вместо русов; отметим, однако, что Ибн ал-Факих нигде в книге не упоминает этноним ар-рус) выглядит как весьма сокращенный вариант аналогичного фрагмента из книги Ибн Хордадбеха. Здесь рассказано о славянских купцах, которые идут «от славянских окраин» до Румийского моря, где они уплачивают пошлину. Оттуда прибывают по морю к городу Самкарш иудеев, а «затем переходят к славянам». Другой их путь проходит от «моря славян» в «реку славян» до «пролива хазар», где уплачивается десятина, после чего путь лежит к Каспию (Ибн ал-Факих, 1885. С. 298). Похоже, что Ибн ал-Факих вводит иные, по сравнению с данными Ибн Хордадбеха, географические понятия, несмотря на то что сам фрагмент, несомненно, имеет основой вышеуказанный пассаж из книги Ибн Хордадбеха. Хазарский город Хамлидж (у Ибн Хордадбеха) заменен очень схожим словом халидж, что означает «канал», «пролив» или «залив», с эпитетом ал-хазари, т. е. «хазарский» (Там же. С. 7, 298). Не исключено, что подразумевается Азовское море, поскольку Ибн ал-Факих упоминает хазарский город Самкарш (или Самкуш), который исследователи соотносят с упоминаемым в письме хазарского царя Иосифа (пространной редакции) городом Самк.р.ц и С.м.крий(а) Кембриджского документа (Коковцов, 1932. С. 12, 119; Ибн ал-Факих, 1885. С. 298; Голб, Прицак, 1997/5757. С. 141, 142, 154); в него попадали славянские купцы из Румийского моря. Подавляющее большинство исследователей идентифицируют его с Таматархой, некоторые — с Керчью, хотя имеются сомнения в такой идентификации (Чхаидзе, 2008. С. 275—282, 7, 8. Сн. 7;). Хазары, вероятно, недолго и лишь частично контролировали Крым (Баранов, 1990. С. 148; Сорочан, 2005. С. 325—395; Могаричев, 2008. С. 32—36; Могаричев, Сазанов, 2012. С. 122—145).

В «Книге путей и стран» Ибн Хордадбеха находится также ставший хрестоматийным отрывок о торговых дорогах еврейских купцов ар-раз̱анийа, проходивших от Африки, Испании и Франции через Суэц и Красное море или Антиохию на Евфрате до Индии и Дальнего Востока. Заходили они и в восточноевропейские земли: «позади Румийи» (т. е. византийцев или Италии) (или, по другой рукописи, — «позади Арминии») в страну славян, затем в Хамлидж — главный город хазар, далее по морю Джурджана, затем в Балх и Мавераннахр (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154, 155; 1986. С. 124).

Путь в страну славян очерчен, как видно, весьма приблизительно; нельзя даже с уверенностью утверждать, мимо Византии, Италии или Армении он шел: Румийа в тексте Ибн Хордадбеха означает в одних случаях — Италию или Рим, в других — византийцев; впрочем, то же слово обозначает еще и Римскую империю, а также является просто прилагательным от слова Рум, т. е. означает «византийский» (Ибн Хордадбех, 1986. С. 87, 91, 97, 102—106; С. 279. Примеч. 78, 79 к § 55в).

Фрагмент о пути купцов ар-разанийа переведен разными исследователями тоже по-разному: А.Я. Гаркави, пользуясь еще только одной рукописью, привел ее вариант («за Арменией»); М. де Гуе и Т. Левицкий переводили «Италия»; Н. Велиханова оставила текст без объяснения (Румийа); Б.Н. Заходер подразумевал Византию (Рум), ошибочно полагая, правда, что текст относится к пути купцов-русов, а не евреев-раз̱аниев (Гаркави, 1870. С. 49; Ибн Хордадбех, 1986 С. 116; Lewicki, 1956. S. 138; Ибн Хордадбех, 1986. С. 124; Заходер, 1967. С. 85).

В свое время Т.М. Калинина предложила чтение «позади Византии», хотя допускалось, что может быть более верным вариант «позади Арминии», коль скоро есть нумизматические подтверждения такому торговому пути (Калинина, 1986. С. 72).

С одной стороны, монетные данные подтверждают существование пути из стран Магриба через Сирию и области Закавказья в Восточную Европу, земли восточных славян и хазар на Северский Донец и Дон в конце VIII — первой трети IX в. (Там же. С. 79). Дорога «позади Арминии», если выбрать чтение Оксфордской рукописи Ибн Хордадбеха, может означать путь через Партав и Дербентский проход в Хазарию в конце VIII — начале IX в. (именно этому периоду соответствует поток монет африканской чеканки: Янин, 1956. С. 101—103; Нахапетян, Фомин, 1994. С. 141, 142, 145), хотя нестабильность политического положения на Кавказе (Новосельцев, 1990. С. 191—200) могла и помешать регулярной торговле. Замечание А.В. Назаренко о том, что выражение «по ту сторону» (точнее, «позади») Арминии должно означать «севернее» или «западнее» (Назаренко, 1994. С. 28), не вполне корректно: наш автор мог ориентироваться отнюдь не на реалии и «рассматривать» Армению не относительно места своего пребывания в Табаристане, а опираясь на совершенно иные параметры, такие как южная ориентация карты, ориентационная информация первоисточника, давшего сведения о путях еврейских купцов, и т. д. (Подосинов, 1999. С. 319—329).

Есть также мнение, что Ибн Хордадбех указывал на трансъевропейский широтный путь от Пиренейского полуострова через Венецию и Австрийские Альпы или южнонемецкие земли в Баварскую восточную марку, Прагу, Краков, Киев в Хазарию (Назаренко, 1994. С. 25—29; 2001. С. 99—101). Хотя этот путь для IX в. нумизматических подтверждений не имеет, однако договоры между Венецией и королями Италии по поводу работорговли могут подтверждать версию о существовании пути, проходившего через Италию, для подвоза рабов (Бартольд, 1966. С. 346; Lewicki, 1956. S. 140. Kom. 176; Назаренко, 1994. С. 26; Мишин, 2002. С. 152—173).

Ибн Русте и Гардизи рассказывали о захвате русами славян и последующей продаже их в Хазаране и Булгаре, а также о пленении печенегов и торговле ими представителями тех народов, кто их окружал, т. е. кипчаками, хазарами и славянами (Ибн Русте, 1892. С. 145; Гардизи, 1973. С. 35, 38, 39, 56, 59). Хазары-идолопоклонники разрешали торговлю детьми и обращение их в рабство; также упоминалось, что рабов из числа славян и хазар привозили в Хорезм (ал-Истахри, 1870. С. 223, 305; Ибн Хаукал, 1939. С. 394). Таким образом, хазары участвовали в работорговле.

Ибн Хаукал отмечал, что русы оставляли в Хазаране десятину (Ибн Хаукал, 1939. С. 392.). Хазарский хакан получал средства от таможенных пошлин и торговых сборов в транзитных пунктах Крыма и Каспия (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154; Ибн ал-Факих, 1885. С. 271; ал-Истахри, 1870. С. 221; Ибн Хаукал, 1939. С. 392). А правитель булгар Алмуш получал шкурку соболя с каждого дома в качестве побора для уплаты царю хазар (Ибн Русте, 1892. С. 141; Гардизи, 1973. С. 39, 60; Ибн Фадлан, 1956. С. 136, 140, 141).

Еврейские купцы также везли меха: пушнину (ал-фира'), шкурки (ал-хазз), соболей (ас-саммур). Известный арабский литератор ал-Джахиз (ум. 869) в небольшом трактате «Рассуждения о торговле» также упоминал о мехах: горностае (ал-какум), хазарской и хорезмийской белке (ас-синджаб) (Lewicki, 1956. S. 28—33.). По-видимому, термины хазарский и хорезмийский в данном случае относились не к реальному происхождению пушнины, а к тем местам, из которых везли ее купцы. Ал-Йа'куби (ум. 897) в «Книге стран», рассказывая о Хорезме, упоминал, что именно там изготавливалась одежда, подбитая мехом (ал-вабр) соболя (ас-саммур), лисицы (ал-фанак), горностая (ал-какум), рыси (ал-вашак), белки (ас-синджаб) (ал-Йа'куби, 1892. С. 278) — мехами, имеющими, вероятнее всего, восточноевропейское происхождение.

Ал-Истахри (30-е гг. Х в.), описывая восточноевропейские земли и народы (хазар, буртасов, булгар, славян и русов), отмечал, что по всему свету возят шкурки ал-хазз, но водятся они только в областях булгар и русов, и «больше ни в каких климатах среди известных»; к хазарам из земель русов привозят мед и воск (ал-Истахри, 1870. С. 223). Он писал также, что из области русов под названием Арс̱а вывозят черных соболей (ас-саммур ал-асвад) (Там же. С. 221, 223). Ибн Хаукал, последователь и переработчик ал-Истахри, добавлял, что водятся меха ал-хазз только в северных реках земель булгар и русов. Этот автор подчеркивал, что самая хорошая и многочисленная пушнина этого сорта находится в стране русов и попадает («спускается») к ним по рекам, со стороны народов йаджудж и маджудж, а вывозится («поднимается») к булгарам, далее же путь ее лежал в Хорезм. Некогда, до разрушения городов Хазарии, конечный пункт торговли русов, по информации Ибн Хаукала, был в Хазаране (Ибн Хаукал, 1938. С. 110; 1939. С. 392, 396).

Во второй половине Х в. Шамс ад-Дин ал-Мукаддаси подробно описал предметы вывоза из Булгара в Хорезм, распространявшиеся далее по всему свету: соболь (ас-саммур), белка (ас-синджаб), горностай (ал-какум), один из видов лисиц (ал-фанак), куница (далак), лисица (ас̱-с̱а'алиб), бобр (хазз бусат), зайцы, козы, воск, стрелы, большая рыба, шапки, рыбий клей, рыбьи зубы (т. е. моржовый клык), бобровая струя, янтарь, амбра, лошадиные кожи, мед, орехи, соколы, мечи, кольчуги, береза (ал-халандж), рабы из славян, овцы, рогатый скот (ал-Мукаддаси, 1906. С. 324, 325). В.Р. Розен переводил этот фрагмент с рядом иных значений: «янтарь, юфть, барсы или гончие собаки» (ал-Бакри, 1878. С. 181). В.В. Бартольд также переводил некоторые слова по-другому: «меха соболей, горностаев, хорьков, ласок, куниц, лисиц, бобров...» (Бартольд, 1963б. С. 294).

Таким образом, хазарские правители активно участвовали как в международной, так и во внутренней торговле.

Города Хазарии

Сведения источников о городах Хазарии немногочисленны Их перечислил Ибн Хордадбех: Хамлидж, Баланджар, ал-Байда, Самандар, находившийся за Дербентом (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109). Названные в анонимном сочинении «Худуд ал-'Алам» названия Савгар, Х.т.л.г, Л.к.н., Сур, Масмада идентификации не подлежат, и расположение их неизвестно (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 161, 162).

Не ясно, что вкладывали в понятие хазарский «город» (мадина, балад) восточные авторы. Сравнивать эти «города» с давно существующими византийскими или ближневосточными можно только с пониманием того, что такого рода городов в Хазарии быть не могло (Заходер, 1962. С. 172; обзор археологических исследований памятников с выводом о том, что настоящих городов в Хазарии не было: Флёров, 2011).

Тем не менее некие «города» или, может быть, поселения или крепости названы, и упоминания о них следует рассмотреть.

Баланджар — по Йакуту, чья книга была в основном компендиумом данных более ранних арабских географов, город был главным в Хазарии, располагался за Дербентом (Йакут, 1866. С. 489, 490) и был древней столицей Хазарии (ал-Мас'уди, 1894. С. 2). Баланджар назывался первым городом на пути арабских войск в земли за Дербент (ат-Табари, 1879. С. 90, 2667, 2889, 2890ff.; 1881. С. 1453; Ибн А'сам ал-Куфи, 1991. С. 260; 1981. С. 48; ал-Йакуби, 1892. С. 360; Ибн ал-Асир, 1870. С. 187). О древности Баланджара, находившегося у входа в землю хазар и построенного неким мифическим сыном Йафета Баланджаром, упомянул Ибн ал-Факих (Ибн ал-Факих, 1885. С. 289); об основании Баланджара сасанидским шахом Хосровом Ануширваном писал Ибн Хордадбех (Ибн Хордадбех, 1889. С. 123; 1986. С. 109).

О местоположении города нет единого мнения. Некоторые ученые предлагали отождествить Баланджар с Варачаном армянских источников: у Мовсеса Каланкатуаци и в «Армянской географии» Варачан упомянут как город «хонов», т. е., возможно, хазар (Мовсес Каланкатуаци, 1984, I. С. 38; II. С. 30; Marquart, 1903. S. 166, но его же противоположное мнение: S. 492; Артамонов, 1962. С. 208; Плетнева, 1986. С. 26). Есть мнение, впрочем не поддержанное исследователями, что Баланджар и Хамлидж (как и Самандар) — это один и тот же пункт под разными названиями (Заходер, 1962. С. 178, 179). Других предположений о нахождении города много: на берегу одного из притоков р. Койсу; в районе реки и села Башлы; на месте города Итиль в низовьях Волги; на нижнем течении р. Уллучай; на побережье р. Сулак, у села Верхний Чир-Юрт в Дагестане; у селения Белиджи и т. д. (см. об этом: Новосельцев, 1990. С. 122—125; Ромашов, 2004. С. 188, 189). Некоторые ученые полагали, что название возникло от имени некоего народа баланджаров (Dunlop, 1954. P. 6; Ромашов, 2004. С. 187). Есть также точка зрения, что существовало два города под именем Баланджар — вблизи Дербента и «в земле хазар» (Аликберов, 2003. С. 103). Ни одну из этих идентификаций нельзя назвать доказанной.

Самандар — название этого города толкуется как «белый дом, дворец»; была проведена аналогия Самандара с городом ал-Байда, который тоже значил «Белая» (Новосельцев, 1990. С. 125, 126). Эта гипотеза едва ли верна, поскольку арабские историки, рассказывающие об арабо-хазарских войнах, отчетливо различали ал-Байда' и Самандар (см. ниже, ал-Байда'). Есть мнение, что название означает «крайняя дверь» (статью Л.И. Лаврова, на которую ссылается С.А. Ромашов, мне найти не удалось: Ромашов, 2004. С. 198; Плетнева, 1986. С. 28). Другие исследователи полагали, что название возникло от имени болгаро-хазарского племени в Северном Дагестане (Артамонов, 2001. С. 238; Dunlop, 1954. P. 6; Lewicki, 1956. S. 114). Существует также отождествление, не поддержанное исследователями, что Баланджар и Самандар, а также Хамлидж и Варачан — это одна и та же столица Хазарии, существовавшая под разными наименованиями (Заходер, 1962. С. 183). Есть также утверждение, что существовало два Самандара — после Баланджара один город стал столицей в районе селения Тарку, второй был перенесен после арабского наступления в округ близ современной станицы Шелковская (Магомедов, 1983. С. 53—60, 183, 184; Ромашов, 2004. С. 197).

Самандар был упомянут Ибн Хордадбехом как город, построенный Хосровом Ануширваном; находился он за Дербентом, где лежали земли хазар. Ибн ал-Факих повторил эту информацию и добавил, при перечислении правителей горного Кавказа, в конце владыку города Самандар (Ибн Хордадбех, 1889. С. 123, 124; 1986. С. 109; Ибн ал-Факих, 1885. С. 298). Ал-Балазури написал, что город был построен шахом Кавадом (ал-Балазури, 1866. С. 194); в одном из фрагментов то же повторил Ибн ал-Факих (Ибн ал-Факих, 1885. С. 288). Самандар как хазарский город упоминался историками, писавшими об арабо-хазарских войнах (ал-Балазури, 1866. С. 197; Ибн А'сам ал-Куфи, 1974. С. 71). Ал-Масуди указывал на Баланджар как столицу хазар, однако он же отметил, что столицей, до завоевания ее Салманом ибн Раби'а ал-Бахили, был Самандар, после чего она была перенесена в Итиль; он также приводил расстояния от Самандара до Дербента — 8 дней пути, до Атиля — 7 дней (ал-Мас'уди, 1863. С. 7). Ал-Истахри определял путь от Самандара до Дербента в 4 дня, а до Итиля — в 7 дней (ал-Истахри, 1870. С. 219). Ал-Истахри и Ибн Хаукал писали, что область Самандара граничила с Ширваном, а город находился между Хазараном (западной частью города Итиль) и Дербентом; расстояние от Самандара до Итиля определялось в 7 дней пути по пустынной местности, а между Самандаром и пределом владений страны ас-Сарир в Северном Дагестане — в 2 фарсаха (12—16 км) (Ибн Хаукал, 1939. С. 394).

А.П. Новосельцев полагал, что, несмотря на взятие города Салманом ибн Раби'а ал-Бахили, город продолжал быть столицей Хазарии до похода Марвана 737 г. Позже он также сохранял большое экономическое и политическое значение (Новосельцев, 1990. С. 125—128), поскольку в Самандаре правителем был родственник царя хазар (ал-Истахри, 1870. С. 222, 223; Ибн Хаукал, 1939. С. 394).

Город, по рассказу арабских авторов, был населен мусульманами, христианами и иудеями, жившими в шатрах и постройках из сплетенного дерева; в городе было много садов и виноградников (ал-Истахри, 1870. С. 222; Ибн Хаукал, 1938. С. 93; ал-Мукаддаси, 1877. С. 361). Процветание города продолжалось до 969 г., когда на него напали и разгромили русы (Ибн Хаукал, 1939. С. 393). Ал-Мукаддаси писал, что Самандар — большой город с садами и виноградниками, расположенный на берегу Каспия, между рекой Хазар, т. е. Волгой, и Дербентом.

Хамлидж

О Хамлидже Ибн Хордадбех писал:

Дорога между Джурджаном и городом хазар — Хамлиджем.

Это северный город, поэтому я упомянул о нем в этой части [книги]. От Джурджана до Хамлиджа, находящегося на конце реки, которая течет из страны славян и впадает в море Джурджана, по морю при попутном ветре 8 дней пути (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109).

[Купцы-русы], если отправляются по [Тан]ису — реке славян, то проезжают мимо Хамлиджа, города хазар Их владетель взимает с них десятину. Затем они отправляются по морю Джурджана и высаживаются на любом его берегу (Ибн Хордадбех, 1889. С. 154; 1986. С. 124; относительно реки славян см.: Тортика, 2006.

С. 257—297; Калинина, 2007. С. 120—134, 159—163).

Как бы ни интерпретировать «реку, текущую из страны славян», ясно, что Хамлидж находился при впадении Волги в Каспий и был таможенным пунктом. Некоторые исследователи считают его предтечей города Итиль (Marquart, 1903. S. 18; Lewicki, 1956. S. 29, 115; Zajączkowski, 1947. S. 50; Худуд ал-Алам, 1937. C 454).

У Йакута Хамлидж (в форме Хамлих) упомянут в трех статьях: о Баланджаре, городе ал-Байда' и Хамлидже (Хамлихе); он также приводит фрагменты с упоминанием Хамлиджа из стихотворений ал-Бухтури, которые до него встречаются в книге Ибн Хордадбеха (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109; Йакут, 1866. С. 730; 1867. С. 471). Издатель текста Ибн Хордадбеха М. Де Гуе отдал предпочтение именно этой форме названия (Хамлидж), хотя в тексте есть и вариант Хамлих. В.Ф. Минорский и Т. Левицкий предпочитали чтение Хамлих; Н.М. Велиханова — Хамлидж (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109).

Имя этого города (был упомянут Ибн Русте, Гардизи и Марвази) Б.Н. Заходер, вслед за Д.А. Хвольсоном, который в свою очередь ссылался на мнение В.В. Григорьева, читал как «хан-балык», т. е. «ханский город» (Ибн Русте, 1869. С. 58, 59; Заходер, 1962. С. 194). Также интерпретировали имя и соотносили город с торговой частью Итиля другие исследователи (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 454; Zajączkowski, 1947. S. 50; Большаков, 2010. С. 304, 305). Другие, согласившись с чтением названия как «ханбалык», не поддержали отождествления города с торговой частью Итиля, а считали его резиденцией верховного правителя (Заходер, 1962. С. 175, 176; Артамонов, 2001. С. 535, 536).

Д. Данлоп полагал, что Сар.г.шин и Х.т.л.г., упомянутые Ибн Русте и другими авторами (см. ниже, раздел «Итиль»), соответствуют двум частям более поздней столицы — Итилю и Хазарану; Х.т.л.г. он считал идентичным Хамлиджу и, соответственно, Хазарану (Dunlop, 1954. P. 108). П. Голден остановился на той версии, что Ханбалык и Хамлидж — это два разных города (Golden, 1980. P. 233). А.П. Новосельцев отказался от интерпретации названия города как «ханбалык». Он считал Хамлидж столицей Хазарии, которая впоследствии именовалась Итилем (Новосельцев, 1990. С. 130).

Есть версия, не поддержанная большинством исследователей, о местонахождении Хамлиджа на одном из городищ у р. Сулак (Магомедов, 1983. С. 51).

Атиль или Итиль — последняя столица хазар в устье Волги, названная по имени реки.

Большинство работ о столице Хазарии Итиль начинаются с признания неизвестности ее местонахождения. Ряд ученых, в том числе Л.Н. Гумилев, полагали, что ее остатки были смыты водами Каспия. В 1990 г. в дельте, на правом берегу р. Старая Волга или Бирюль (село Самосделка, в 43 км ниже Астрахани), археологи нашли крупное поселение. С.А. Плетнева высказала предположение о возможной идентификации его со столицей Хазарии (Плетнева, 1999. С. 193, 194). Некоторые исследователи поддержали эту точку зрения (Петрухин, 2006. С. 22, 23; Зиливинская, Васильев, 2008. С. 224—226; 2010. С. 270—273; Васильев, 2010. С. 241—249). Возможность отождествления Самосделки с Итилем показывают такие параметры городища, как расположение его в дельте Волги, на острове, окруженном протоками и разделенном ими на несколько частей, что совпадает с описанием Итиля в ряде арабо-персидских сочинений и письме хазарского царя Иосифа; находки обожженного кирпича вторичного использования, который, предположительно, мог использоваться для строений верховного владыки; юртообразные жилища в нижних слоях городища, характерные для укреплений хазарского времени, как было выявлено задолго до начала раскопок на Самосделке (Флёров, 1996).

Однако В.С. Флёров высказал мнение, что существующие размеры раскопанных площадей городища Самосделка, как и анализ находок, не являются достаточными для решительного подтверждения идентификации памятника с Итилем. Городище Самосделка остается малоизученным. В целом сплошная археологическая разведка дельты Волги не произведена (Флёров, 2011. С. 107—119; см. также: Афанасьев, 2009. С. 9).

И.Г. Семенов провел вычисления на основе данных арабо-персидских и еврейских письменных памятников, пытаясь идентифицировать Итиль с городищем Самосделка (Семенов, 2002а. С. 40—46; 2002б. С. 179—190). Методика исследований И.Г. Семенова была подвергнута справедливой критике. Были отмечены сомнительность отправных точек для определения местоположения города, безосновательность выводов, базирующихся на предположениях, а не фактах, и т. д. (Флёров, 2009. С. 123—142; 2011. С. 83—85). К этому можно добавить ненадежность самого определения такой меры длины, как фарсах: он равен примерно 6 км (Крачковский, 1957. С. 84; Хинц, Давидович, 1970. С. 72). Однако, как верно подметил М.И. Артамонов, критикуя расчеты Б.А. Рыбакова, «фарсах в разных условиях имел различную протяженность и точно так же, как вполне реальное понятие «день пути», не имел и не мог иметь постоянно и повсеместно один и тот же линейный эквивалент» (Артамонов, 2001. С. 524). Ссылка И.Г. Семенова на пояснения Н. Велихановой не верна: исследовательница дает примерную величину фарсаха 6 км в общем (Ибн Хордадбех, 1986. С. 142. Примеч. 3), а не специально для Закавказья, как пишет И.Г. Семенов (Семенов, 2002б. Примеч. 23). Но размеры фарсаха на разных территориях действительно могли быть очень разными и составлять от 5,6 до 9 км (Хинц, Давидович, 1970. С. 121). Измерения же «дня пути» (о нем см. далее) в 7 фарсахах = 35 или 37,5 км (Семенов, 2002б. С. 180) совершенно бездоказательны. Поэтому построения И.Г. Семенова не могут решить вопрос о местонахождении Итиля.

М.Г. Магомедов считал, что Итиль находится на острове Чистая Банка в северо-западной части Каспийского моря (Магомедов, 1994. С. 146, 147, 149). Однако проведенные там раскопки, как и исследования с помощью магнитосъемки, показали, что остатков городища там нет.

Известны попытки найти Итиль вне дельты Волги и Каспия.

В.А. Катунин, сетуя на недостаточно отчетливые сведения письменных памятников, предложил считать Итилем Правобережное и Левобережное Цимлянские городища на Нижнем Дону. Приводимые автором интерпретации слова «саркел», по данным арабских и византийских источников, к сожалению, весьма поверхностны: не ясно, почему названия, возводимые к слову «белая, белый дворец, дом, крепость», должны считаться доказательством приведенной версии (Катунин, 2000. С. 119, 120).

Г.Е. Афанасьев, на основании компьютерной обработки подкурганных погребений, которые он интерпретировал как хазарские, предложил считать доменом Хазарии территорию преимущественно левобережья Нижнего Дона (Афанасьев, 2009. С. 10). Однако для выдвинутого тезиса о том, что «бытовавшее в средневековой арабо-персидской литературе понятие Итиль, как центральный населенный пункт Хазарского каганата, является обобщенным», археологических свидетельств недостаточно. Да и этническая принадлежность подкурганных погребений остается дискуссионной. Так, Е.В. Круглов достаточно аргументированно ставил вопрос о принадлежности их разным этническим общностям, в том числе болгарам (Круглов, 2006. С. 279; 2008. С. 62—68). (О проблематике подкурганных погребений см.: Флёрова, 2001).

Г.Е. Афанасьев считает, что надежда на открытие на городище. Самосделка слоев хазарского времени очень слаба (Афанасьев, 2009. С. 9), что соответствует его предположению о расположении политического центра Хазарского каганата на Нижнем Дону. В связи с этим им приводится ссылка на мнение Т.М. Калининой, что, по данным арабских географов, ««река славян» — это обобщенное понятие водного пути с севера на юг» (Калинина, 2007. С. 104). Однако дальнейшее рассуждение Г.Е. Афанасьева о том, что в таком случае можно подразумевать и Волгу, и Северский Донец, и другие реки, не принадлежит Т.М. Калининой. И в цитируемом фрагменте, и в других работах ею подчеркивалось, что арабские географы не знали конкретных рек Восточной Европы, а имели лишь общее представление о существовании водного пути, связывавшего юг и север Восточной Европы (Там же. С. 101—134).

Л.В. Гуренко и А.В. Ситников утверждали, по материалам ал-Мас'уди о походе русов на Каспий в 912/13 гг., со ссылкой на одну из работ Д.В. Микульского, что «русы, получив разрешение у хазарского царя, переволокли свои суда с Дона на Волгу у того места, где находилась хазарская столица Атиль, а затем спустились по реке в Каспийское море» (Гуренко, Ситников, 2001. С. 37—40). Указанный текст действительно является пересказом фрагмента книги «Арабский Геродот» Д.В. Микульского (Микульский, 1998. С. 205), где кратко упоминаются известия ал-Мас'уди об этом набеге русов Авторы солидарны с замечанием Д.В. Микульского, что само по себе не служит доказательством того, что город Итиль находился на Переволоке. Утверждение авторов, что, по данным Ибн Хордадбеха, таможенный пункт Хамлидж, он же Итиль, находился на Переволоке, не выдерживает критики, поскольку Ибн Хордадбех писал о Хамлидже как о находящемся при впадении реки, текущей из страны славян, в море Джурджана, т. е. Каспий. Как бы ни интерпретировать реку, текущую из страны славян, впадает в Каспий Волга, и, следовательно, именно в этом месте указан город Хамлидж. Тезис авторов о том, что ал-Мас'уди говорит об Атиле как об узле, в котором «сходятся пути из Киева (через Дон. — Л. Г., А.С.) на булгар и Абаскун (город-порт на ЮВ побережье Каспия)» (Гуренко, Ситников, 2001. С. 37), не имеет подтверждения в сохранившихся двух книгах ал-Мас'уди, поскольку он вообще не упоминает Киев. Дальнейшую аргументацию авторов разбирать нет смысла, поскольку и ошибки, и нагромождение аргументов подчинены только одной идее: Итиль должен быть близ Переволоки.

В свое время Б.Н. Заходер предпринял текстологическое исследование сведений о городе Итиль арабо-персидских географов. Он пришел к выводу о существовании трех рассказов об этой столице, восходящих к одной старой редакции и отразившихся в книгах нескольких восточных авторов (Заходер, 1962. С. 184—186). Это не удивительно, поскольку специфика арабской (и вообще средневековой) литературы такова, что более поздние писатели зачастую повторяют рассказы ранних литераторов, не называя их имен и не предупреждая о том, что повествование несовременно. Иногда к старым материалам прибавляются новые известия. С.А. Ромашов писал, что Б.Н. Заходер выделил три традиции рассказов арабо-персидских географов о городе Итиль (Ромашов, 2004. С. 202), однако это неточность: Б.Н. Заходер говорил о трех рассказах, восходящих к одной и той же редакции IX в.

Б.Н. Заходер выделил первый рассказ о существовании двух расположенных рядом городов, население которых весной отправляется в степь, а зимой возвращается обратно; в них есть мусульмане, мечети и муэдзины. Эта информация восходит к «Анонимной записке» (или «Описанию неизвестного автора») о Восточной Европе, и Хазарии в частности, и повторяется рядом писателей (Ибн Русте, Гардизи, ал-Бакри, ал-Идриси, ал-Марвази, Мубаракшахом Мерверруди — правда, в последнем случае без названия городов, поэтому известия этого автора я опускаю). Ал-Бакри соединил данные разных источников (см. ниже).

Приведем цитаты из наиболее известных арабских источников о «городах» хазар.

Ибн Русте:

Их (хазар. — Т.К.) главный город (мадина) — Сар'ш.н, и у них [еще] другой город (мадина), называется Хаб.н.л.' или Х.н.б.л.'. Место, [где останавливается] его народ на зиму, — в этих двух городах. Когда наступает время весны, они выходят в степь и не уходят в них (в города. — Т.К.) до наступления зимы. В этих двух городах население из мусульман, у них есть мечети, имамы, муэдзины и начальные школы (Ибн Русте, 1892. С. 139, 140).

Гардизи:

У них два больших города (шахр), Саргыш (?) (Сар.г.ш) и Хылыг (?) (Хил.'); в этих двух городах они живут зимой. Когда наступает весна, они выходят в степь и не возвращаются в город до наступления зимы (Гардизи, 1973. С. 36, 57).

Ал-Марвази:

Их главный город (мадина) — Са.р'с. А там еще другой город (мадина), который называют Х.н.б.л.'. Они живут в этих двух городах зимой. Когда наступают весенние дни, они выходят в степь, где проводят все лето (ал-Марвази, 1942. С. *21, 33).

Недавно О.Г. Большаков на основании графических изменений предложил считать первое название города искаженным именем Саксин (Большаков, 2010. С. 304). Название «Саксин» впервые встречается в труде ал-Гарнати в XII в. Город был населен огузами и располагался на реке, «которая больше Тигра» (ал-Гарнати, 1971. С. 27). В тексте название города встречается в двух вариантах: Саджсин и Саксин, а «в местном произношении город назывался Сагсин» (Там же. С. 65. Примеч. 31). Множественность вариантов, на мой взгляд, затрудняет выдвинутое предположение о возможности прочтения «Саксин» вместо «Сар'ш.н.» в тексте Ибн Русте. Впрочем, задолго до О.Г. Большакова версию отождествления города Сар.ш.н с Саксином предлагали и другие ученые (Ибн Русте, 1869. С. 45; Худуд ал-Алам, 1937. С. 453, 454).

Идентификацию Саксина с сохранившейся частью разрушенного и впоследствии восстановленного Итиля предлагал целый ряд историков (Westberg, 1899. P. 291; Бартольд, 1963а. С. 706; Marquart, 1914. S. 56; Артамонов, 2001. С. 535; Федоров-Давыдов, 1966. С. 108; 1969. С. 253—261). М.И. Артамонов предлагал для Итиля-Саксина район г. Енотаевска — с. Селитренное на левом берегу р. Ахтубы (Астраханская обл.), на основании данных письма хазарского царя Иосифа (Артамонов, 2001. С. 527—531).

Варианты названия города Сар.ш.н (?) связывали с чувашским словом «белый», древнетюркским или венгерским «желтый» (Marquart, 1903. S. 1; Худуд ал-А̅лам, 1937. С. 452—454; Golden, 1980. P. 238, 239). Й. Маркварт и Б.Н. Заходер отождествляли город с Белой Вежей русской летописи (Marquart, 1903. S. 1; Заходер, 1962. С. 192). Б.Н. Заходер, считая рассказ Ибн Русте наиболее старым вариантом, предложил читать первое название как Саркел, тождественный русской «Белой Веже» и чувашскому «белый дом». При этом он идентифицировал город с Итилем, который якобы в раннее время тоже назывался Саркел (Заходер, 1962. С. 192). Предлагалась также идентификация города, в форме «Саригшин», с названием «Царицын» (Ибн Фадлан, 1939а. С. 102. Anm. 1); по народной этимологии — с тюркским «Сары-су» («желтая вода») (Golden, 1980. P. 225, 226). Последняя точка зрения порадует исследователей, желающих искать Итиль на Переволоке. Однако она представляется весьма сомнительной, поскольку все же точное значение названия «Царицын» неизвестно (Поспелов, 2002. С. 102).

Иные историки отождествляли это название с городом ал-Байда' («белый»), упомянутым Ибн Хордадбехом (Ибн Хордадбех, 1889. С. 124; 1986. С. 109); идентифицировали его либо с торговой, либо с «царской» частью Итиля в устье Волги (Marquart, 1903. S. 1; Zajączkowski, 1947. S. 50—52; Худуд ал-'Алам, 1937. С. 452—454). А.П. Новосельцев соотносил С.р.шин с Самандаром, «старой столицей Хазарии», но не приводил никаких доказательств (Новосельцев, 1990. С. 129).

Как видно, ни одно предположение о расшифровке, а тем более о местоположении города не имеет веских доказательств.

Имя второго города Б.Н. Заходер, вслед за Д.А. Хвольсоном, который в свою очередь ссылался на мнение В.В. Григорьева, читал как «хан-балык», т. е. «ханский город» (Ибн Русте, 1869. С. 58, 59; Заходер, 1962. С. 194). Так же интерпретировали имя и соотносили город с торговой частью Итиля другие исследователи (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 454; Zajączkowski, 1947. S. 50; Артамонов, 2001. С. 536; Большаков, 2010. С. 304, 305). Б.Н. Заходер и М.И. Артамонов, согласившись с чтением названия как «хан-балык», не поддержали отождествления города с торговой частью Итиля, считая его резиденцией верховного правителя (Заходер, 1962. С. 175, 176; Артамонов, 2001. С. 535, 536). Д. Данлоп полагал, что Сар.г.шин и Х.т.л.г. соответствуют двум частям более поздней столицы — Итилю и Хазарану; Х.т.л.г он считал идентичным Хамлиджу и, соответственно, Хазарану (Dunlop, 1954. P. 108). П. Голден остановился на той версии, что Ханбалык и Хамлидж — это два разных города (Golden, 1980. P. 233). А.П. Новосельцев отказался от интерпретации названия города как «хан-балык», но соотносил его с именем Хамлидж в книге Ибн Хордадбеха. Он считал Хамлидж столицей Хазарии, которая впоследствии именовалась Итилем (Новосельцев, 1990. С. 130).

Отметим, что по существу ВСЕ версии отождествления названий двух городов, упомянутых Ибн Русте, Гардизи и ал-Марвази, не могут быть достаточно надежными по простой причине: в «Анонимной записке» не упоминается о расположении их на берегу какой бы то ни было реки или морского побережья.

Только в рассказе ал-Бакри, ученого XI в., уделено внимание рассказу «Анонимной записки» и упомянуты два города хазар как находящиеся при устье реки, но здесь есть также известия других, более поздних авторов о городе Итиль. Ал-Бакри привел информацию ал-Истахри об имени страны («климата», иклим), разделении города на восточную и западную части и течении реки «от русов». Он вставил и сведения «Анонимной записки» о двух городах хазар, причем названия их искажены:

Хазар — имя климата, а город (мадина) их огромный, разделяется на две [части] к востоку и западу от реки Ис̱ил. Эта река выходит к ним от русов и течет в море Хазар, и там два города, называется один из них Бар.гиш, а другой Х.с̱.л.г. Больший из них западный. Окружает оба города одна стена. У них четверо ворот.

У них есть бани, рынки, мечети, имамы и муэдзины... Царь их придерживается еврейской религии. Жилище его во дворце, далеко от реки (ал-Бакри, 1992. С. 446).

Эти известия явно компилятивны, принадлежат разным источникам, поэтому вставка о двух городах из «Анонимной записки» не может служить доказательством ни их действительного расположения, ни определения местоположения города Итиль.

Второй рассказ ряда восточных авторов, по Б.Н. Заходеру, называет столицей Хазарии И(А)тиль и представляет его городом, состоящим из двух частей — торгово-ремесленной для населения разной религиозной принадлежности и царской, аристократической. В отличие от первого рассказа, авторы второго отмечают местонахождение столицы Информация содержится в книгах ал-Истахри, Ибн Хаукала, Шамс ад-Дина ал-Мукаддаси, в книге анонимного персидского автора «Худуд ал-'Алам», Ибн Фадлана.

Ал-Истахри:

Что касается хазар, то это — имя вида людей. Что же касается их города (балад), то это столица (миср), называемая Итил, и тем же именем называется река, которая течет через нее к морю Хазар. Нет у этой столицы (миср) ни множества округов (расатик — мн. ч. от «рустак» — округ. — Т.К.), ни изобилия казны (мулк) (ал-Истахри, 1870. С. 10).

А от Самандара до Ис̱ила — 7 дней1 по степям (мафавиз)2 (Там же. С. 219).

Что касается хазар, то это — название климата (иклим), а главный город (касаба) его называется Ис̱ил. Ис̱ил — имя реки, которая течет к нему (главному городу. — Т.К.) от русов и булгар. Он (город. — Т.К.) разрезается на две части, часть западнее этой реки по имени Ис̱ил, она большая из них, а часть [другая] — восточнее. Царь живет в западной части, и называется царь на их языке б.к, называется также бак. Эти две части в длину около фарсаха, их обеих окружает стена, но постройки в них рассеяны, а их дома [вроде] шатров3, покрытых войлоком, кроме немногих, построенных из глины. У них есть базары и бани. У них население из мусульман; говорят, превосходит 10 000 мусульман, и в нем около 30 мечетей. А дворец царя в отдалении от берега реки, и дворец его из обожженного кирпича, и нет ни у кого построек из обожженного кирпича, и не позволяет царь никому строить из обожженного кирпича, кроме себя. А в стене города четверо ворот, из них одни из этих ворот обращены в сторону реки, другие из них обращены в сторону степи (сахра')4, которая за городом (мадина) (Там же. С. 220).

Источник доходов этого царя — из наличности и торговой десятины, согласно пошлинам у них, на каждой дороге, на море и на реке. И у них [назначена] повинность для жителей кварталов и округов из всех видов того, что необходимо ему (царю. — Т.К.) из еды, питья и другого такого же5 (ал-Истахри, 1870. С. 221).

Нет при этом городе (мадина) сел (куран), однако [есть] у них расстилающиеся пашни. Выходят они летом на поля на расстояние около 20 фарсахов для посевов, а вывозят часть по реке, а часть по степи. Перевозят свой урожай на повозках и по реке. Большая часть их пищи — рис и рыба. А то, что везут от них из меда и воска, — это везут к ним из земель русов и булгар. А также шкурки бобров, которые возят по всему свету, не бывают нигде, кроме как в реках, что в стороне булгар, русов и Киева (Куйабы. — Т.К.), и не бывают больше ни в каких климатах среди известных (Там же. С. 221).

Восточная половина [города6] хазар, в ней большинство купцов и мусульман, [вообще] торговли, а западная всецело принадлежит царю, его войску и чистокровным хазарам (Там же. С. 221, 222).

Трон и шатер золотой, который у них не ставят никому, кроме хакана; шатер хакана, когда его разобьют, выше шатра царя, а жилище его в городе (балад) выше места жительства царя (Там же. С. 225).

От Ис̱ила до Самандара 8 дней [пути]... От Ис̱ила до первой границы буртасов — 20 дней [пути]. От Ис̱ила до печенегов — месяц пути. От Ис̱ила до булгар по степной дороге — около месяца, а по воде — около двух [месяцев] вверх, и около 20 дней — вниз (ал-Истахри, 1870. С. 227).

Ибн Хаукал

Поскольку Ибн Хаукал в основу своего труда положил сочинение ал-Истахри, повторять совпадающие или очень похожие фрагменты не имеет смысла. Поэтому ниже приведены только фрагменты с авторскими добавлениями оригинального характера.

Опустошили его (город Булгар. — Т.К.) русы и погубили Хазаран, Самандар и Итил в году 358(28.11.968—13.11.969)... А хазары — имя вида людей, город (балад) их был небольшим, имел две стороны, одна сторона называется Итил, по имени реки, другая Хазаран. А эта река течет из страны (балад) русов. И нет у этой столицы (миср) ни множества округов, ни изобилия [в] стране (мамлака) (Ибн Хаукал, 1938. С. 15).

Что касается хазар, то это название климата (иклим), а ее столица (касаба) называется Атул, а Атул — это название реки, которая течет к ним от русов и булгар и впадает в море хазар. И говорят, что исток этой реки — из [области] мрака, не знает никто ее начала и не достигал никто ее истока. Город (балад) разделяется надвое: одна из них — западнее реки, называется Итил, и она большая, а другая — восточнее. Царь живет в западной [части] из них, и называется она Хазаран. Восточная называется Итил. Называется царь на их языке бак. Обе части составляют в длину около фарсаха, и окружает обе [части] стена. (Ибн Хаукал, 1939. С. 389, 390).

Большая и лучшая часть шкурок [мехов] находится в стране русов, а спускается по рекам к ним и к их стороне со стороны йаджудж и маджудж, и немного поднимается к Булгару. Не прекращалось так до года 358, ибо русы [в этом году] разрушили Булгар и Хазаран. Вывозили шкурки и драгоценные меха в Хорезм по причине частого приезда хорезмийцев в Булгар и к славянам. И напали они (русы — Т.К.) на них (хорезмийцев — Т.К.), и грабили, и брали их в плен. Конечный пункт торговли русов долгое время был в Хазаране, и [поступала от них] десятая доля их богатств. А как уже говорилось, царь живет в западной половине из двух частей [города], и его приближенные, и войско чистокровных хазар (Там же. С. 392, 393).

Говорят, что от этой реки отделяется более 70 рек, а главное русло реки остается течь к Хазарану и впадает в море (Там же. С. 393).

У них (хазар. — Т.К.) есть трон под золотым шатром, разбивают [его] только для хакана, при выступлении его [в поход], и разбивка места для шатра, если выезжают на войну или в случае нападения на них, выше место разбивки шатра царя (малика; т. е. бека. — Т.К.), и обитель его (хакана.— Т.К.) в городе (балад) выше, чем его (малика, т. е. бека. — Т.К.) жилище. (Ибн Хаукал, 1939. С. 396).

Дошло до меня, что большинство их (людей, бежавших от русов. — Т.К.) вернулось в Итил и Хазаран во [время правления] могущественного Мухаммада ибн Ахмада ал-Азди, владетеля Ширвана...7 (Там же. С. 398).

От Итила до Самандара 8 дней... От Итила до начала пределов буртасов 20 дней. От Итила до печенегов — месяц пути. От Итила до Булгара по степной дороге около месяца, а по воде, поднимаясь, — два месяца, а спускаясь — около 20 дней (Там же. С. 398).

(Далее фрагмент об Итиле почти идентичен тексту ал-Истахри, см. выше).

...У одного человека из жителей Хазарана был сын, занимавшийся торговлей, искусный брать и предлагать. (Там же. С. 391).

(Фрагмент на с. 392 об отсутствии деревень и наличии пашен, обработке земель летом и уборке урожая по суше и по воде почти идентичен тексту ал-Истахри).

Таким образом, повторив большую часть сведений ал-Истахри, Ибн Хаукал добавил материалы о названии второй части Итиля — Хазаран — и о походе русов на Каспий, в результате чего были разрушены Итиль и Хазаран. Ибн Хаукал чаще оперирует названием «Хазаран», чем «Итиль».

Ал-Мукаддаси, Шамс ад-Дин

Этот автор приводит сведения об Итиле в двух главах: о Рихабе и Дейлеме. Рихаб — это «климат», состоящий из трех округов: Аррана, Арминии и Азербайджана. Н.А. Караулов писал о нем: «ар-Рихаб» значит «лесистый», «виноградоносный» (Караулов, 1908. Примеч. 1). Н.С. Сериков переводил ар-Рихаб как «равнинный» — в противопоставление названию климата ал-Джибал — «гористый» (ал-Мукаддаси, 1994. С. 313. Примеч. 66).

Нижеприведенные фрагменты даны с учетом переводов Н.А. Караулова (Караулов, 1908) и Н.С. Серикова (ал-Мукаддаси, 1994).

«О морях и реках ар-Рихаба» (ал-Мукаддаси, 1877. С. 23).

Некоторые говорят: скала Мусы в Шарване, море — озеро Табаристана (Каспийское море. — Т.К.) и селение Баджарван, а юноша был убит в селении Хазаран (Там же. С. 46)8.

[Города] при Итиле: Булгар, Самандар, Сувар, Баганд, Кайшава, Байда, Хамлидж и Баланджар (Там же. С. 51).

Административный центр (касаба)9 его (округа Хазар. — Т.К.) — Итил, а города его — Булгар, Самандар, Сувар, Баганд, Кайшава, Хамлих, Баланджар, ал-Байда' (Там же. С. 355)10.

Итил — большой город (касаба) на реке, которая впадает в озеро, называется [река] Итил. По нему (названию реки. — Т.К.) называется имя города, [расположенного] на берегу, со стороны Гиркании. [Река. — Т.К.] окружает ее (касабу Итил. — Т.К.).

В ней — деревья, и в ней множество мусульман. Царь их был иудеем, ему принадлежат налоги, а судьи — мусульмане, иудеи, христиане и идолопоклонники (Там же. С. 360).

Н.С. Сериков по-иному перевел фрагмент:

Итиль — большая касаба на реке, впадающей в ал-Бухайру, называют ее Итил. Ей было дано имя города (балад), [расположенного] по берегу, со стороны Джурджана11, каковой Джурджан окружает [касабу] (ал-Мукаддаси, 1994. С. 288).

Мне представляется здесь искажение смысла фразы: окружает город Итиль не область Джурджан (на южно-восточном побережье Каспия), а река Итиль. Перевод Н.А. Караулова:

Имя свое река получила от города, лежащего на берегу ее со стороны Джурджана (Караулов, 1908. С. 4).

А она (касаба; речь идет об Итиле. — Т.К.) — город (балад), вокруг него — стена12. Дома в нем расположены на обширно застроенном пространстве; он как Джурджан или больше (ал-Мукаддаси, 1877. С. 360).

Жилища их — палатки из дерева и войлока и каркасные палатки («шатры»: Караулов, 1908. С. 4), за исключением немногих, которые из глины. А замок султана — из обожженных кирпичей. Здесь — четверо ворот. Одни — со стороны реки, и к ним добираются на лодках, а другие — со стороны степи13. А столица (касаба) — суровая, сухая, неприятная. Там нет фруктов, но хлеб их — отличный, а пища их — рыба (ал-Мукаддаси, 1877. С. 361)14.

[Булгар] — на Итиле, ближе к озеру, чем город (касаба. — Т.К.) [Итил. — Н.С.] (Там же. С. 361)15.

Хазар — на другой реке, со стороны [климата. — Н.С.] ар-Рихаб. Лежит на одном берегу — самое обширное и здоровое из всех тех мест, что мы упомянули. [Некогда жители. — Н.С.] перебрались на морское побережье. Ныне они вернулись и приняли ислам (ал-Мукаддаси, 1877. С. 361)16.

[Город Самандар] обширнее Хазара (Там же. С. 361).

Таким образом, ал-Мукаддаси не проясняет ситуацию с местоположением города Итиль. Он привносит новые известия, но они малоопределенны: он как будто не идентифицирует Хазаран с частью Итиля. Он не отождествляет и Хамлидж с частью Итиля, считая его отдельным городом, находящимся в подчинении административного центра — Итиля. Он говорит о каком-то городе Хазар, определить местоположение которого невозможно. Вероятно, ал-Мукаддаси пользовался расспросными сведениями, но при этом активно применял данные ал-Истахри и Ибн Хаукала, а также ал-Мас'уди. Они писали, что среди жителей Итиля есть мусульмане, христиане, иудеи и язычники, для которых существовали отдельные судьи; описывали город Итиль, его жилища и места поклонения мусульман (ал-Истахри, 1870. С. 222; ал-Мас'уди, 1863. С. 11).

Источник данных ал-Мукаддаси о том, что город находился на берегу Каспия «со стороны Гиркании», выяснить затруднительно. Поэтому едва ли возможно полагаться на известия ал-Мукаддаси как на какое бы то ни было точное указание местонахождения города.

Ибн Фадлан. Перевод фрагмента был сделан А.П. Ковалевским и Н. Гараевой.

У царя хазар [есть] огромный город на реке Итиль (Н. Г.).

(= Атыл. — А.К.). Он состоит из двух сторон — в одной из этих двух сторон [живут] мусульмане, а в другой стороне — царь и его приближенные. Над мусульманами [начальствует] муж из [числа] приближенных <гулямов> (Н.Г.) (= отроков. — А.К.) царя, который называется хаз. Он мусульманин, и судебная власть над мусульманами, живущими в стране хазар и [временно] приезжающими к ним по торговым делам, предоставлена этому <гуляму> (Н.Г.) (= отроку. — А.К.)-мусульманину, так что никто не рассматривает их дел и не производит суда между ними, кроме него. У мусульман в этом городе [есть] соборная мечеть, в которой они совершают молитву и присутствуют в ней в дни пятниц. При ней [есть] высокий минарет и несколько муэ(а)ззинов (Ибн Фадлан, 1956. С. 156; Гараева, 2006б. С. 744).

Информация Ибн Фадлана едва ли имеет оригинальный характер, она весьма схожа со сведениями ал-Истахри. Возможно, это материалы литературного характера, связанные с книгами ал-Истахри или ал-Балхи. Однако фраза о том, что хазарский царь мог бы разорить минарет и казнить муэдзинов, в ответ на разрушение синагоги в Дар ал-Бабунадже (?) мусульманами в 922 г., в том случае, если бы царь не боялся погрома синагог в странах ислама, встречается только в книгах Ибн Фадлана и Йакута, повторившего Записку Ибн Фадлана.

«Пределы мира от востока к западу» («Худуд ал-'Алам мин ал-машрик ила ал-магриб») анонимного персидского автора. Нижеследующие фрагменты переведены В.Ф. Минорским на английский язык с комментариями (Худуд ал-'Алам, 1937) и частично — В.В. Бартольдом (Бартольд, 1973); мной было привлечено также первое издание фрагментов «Худуд ал-'Алам» (Худуд ал-'алем, 1930).

Еще одна река — Атил, которая начинается на той же горе к северу от Артуш; это могучая и широкая река, текущая через страну кимаков вплоть до селения Чубин; затем она течет в западном направлении вдоль границы между гузами и кимаками, пока не минует Булгар; затем она поворачивает на юг, протекая между тюркскими печенегами и буртасами, пересекает город Атил, относящийся к хазарам (az hadd-i Khazaran) (**к хазарскому пределу), и впадает в Хазарское море (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 75).

Как писал В.Ф. Минорский, информация напоминает, хотя и не в точности, сведения ал-Истахри о течении реки Ис̱ил (Там же. С. 216. Note 43). Отметим также, что в схожем фрагменте ал-Истахри не упоминает город Атил.

Итил — город (шахр), через который посередине проходит река Итил; он столица (касаба) хазар и местопребывание царя, которого называют тархан-хаканом; он из потомков Анса (?). Он живет в западной половине этого города, со всем войском; эта половина окружена стеной. В другой половине живут мусульмане и идолопоклонники. У этого царя есть семь судей (hakim) в этом городе из [представителей] семи разных вер (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 161; Бартольд, 1973. С. 544; Худуд ал-'алем, 1930. С. 38Б).

Этот фрагмент не оригинален, имеет основой материалы ал-Истахри и ал-Мас'уди.

Третий рассказ арабских авторов об Итиле, по Б.Н. Заходеру, посвящен подробному описанию столицы и представляет ее состоящей из трех частей (ал-Мас'уди, Ибн Са'ид, еврейско-хазарские документы, и ряд более поздних авторов).

Ал-Мас'уди:

Был столицей (дар) их государства Самандар, город (мадина) в 8 днях пути от города (мадина) Дербент (ал-Баб). Говорят, что Самандар и в наши дни населен народом из хазар, но так как в ранние дни ислама17 он был завоеван Сулайманом бин Раби'а ал-Бахили (имеется в виду арабский полководец Салман ибн Раби'а ал-Бахили. — Т.К.), да будет доволен им Аллах, то управление (мулк) было перенесено оттуда в город (мадина) Атил (в тексте: Ам.л, спутан с названием города Амол в Табаристане. — Т.К.), и между ним и между первым (Самандаром — Т.К.) семь дней Атил (Ам.л), в котором живет царь хазар в настоящее время, [состоит] из трех частей, [которые] разделяются великой рекой, вытекающей из верхней страны тюрок. И отходит от нее (реки. — Т.К.) ответвление около страны булгар (ал-бургаз), и впадает в море Меотис. Этот город (мадина) [расположен] по обеим сторонам [реки]. В середине этой реки лежит остров, на нем резиденция правительства (дар ал-мулк). Замок царя [расположен] на одной стороне острова, а он мостом из лодок соединяется с одним из берегов. Жители города (мадина)18 — мусульмане, христиане, иудеи и язычники (ал-Мас'уди, 1863. С. 7, 8).

Что касается тех, кто [живет] в их стране (билад) (хазар. — Т.К.) из идолопоклонников, то виды их — славяне и русы. Они [обитают] в одной из двух сторон этого города (мадина) (Итил. — Т.К.) (Там же. С. 9).

Большинство в этом городе (балад) — мусульмане, так как из них [состоит] войско царя. Они известны в городе (балад) как ал-ларисийа, и они являются переселенцами из окрестностей (нахва билад) Хорезма (ал-Мас'уди, 1863. С. 10).

Обычай столицы (дар) государства хазар тот, что в ней семь судей. Два из них для мусульман, два — для хазар, судят законом Торы; два — тех, кто [есть] в ней из христиан, которые судят законом Евангелия, а один из них (судей. — Т.К.) для славян, русов и других идолопоклонников, судят языческим законом, а это право разума (Там же. С. 11).

В его городе (балад)19 много мусульманских купцов и ремесленников, помимо ал-ларисийа, [они] съехались в его страну (билад) по причине справедливости и безопасности. У них соборная мечеть и минарет возвышается над царским замком, и у них другие мечети со школами, в которых дети обучаются Корану (Там же. С. 12).

У хазар [есть] лодки, плавают в них в реку выше города (мадина), [которая] течет в их реку от верхнего течения, называется река Буртас (Там же. С. 14).

После 300/912/13 года прибыло около 500 кораблей (русов. — Т.К.), в каждом корабле — 100 человек. Вошли в залив моря Понт (в тексте — Нитас, искаженное, в связи с перестановкой точек над и под арабскими буквами, название моря; так и далее. — Т.К.), соединенный с морем Хазар (Каспийским. — Т.К.). Там — люди, назначенные царем хазар, с сильным вооружением, сопротивляются тем, кто идет от этого моря, и тем, кто идет от той стороны суши, ответвление которой от моря Хазар примыкает к морю Понт. Это [надо] потому, что кочевые тюрки-огузы приходят к этой суше и зимуют там. Иногда замерзает эта вода, соединяющая реку хазар (Волгу. — Т.К.) с заливом моря Понт, переходят по ней огузы на своих конях, а это — великая вода, не проваливается под ними [из-за того, что становится] твердой, как камень. И так переходили тюрки в страну хазар Иной раз выходил к ним царь хазар, если не могли те, кто там был из его людей поставлен, отразить их, и препятствовал им переправиться по этому льду, и защищал свое государство. Летом же нет [здесь] пути тюркам для переправы. Когда же прибыли корабли русов к людям хазар, поставленным у начала залива, то они послали к царю хазар (просьбу. — Т.К.), чтобы им пройти по его стране, спуститься в его реку, войти в реку хазар и дойти до моря Хазар, которое [и есть] море Гиркании, Табаристана и других земель иноземцев (т. е. немусульман. — Т.К.), как мы упоминали, с тем, чтобы предоставить ему (хазарскому царю — Т.К.) половину того, что захватят у людей там, у того моря. Он позволил им это, и (русы. — Т.К.) вошли в пролив20 и достигли устья реки, стали подниматься по этому ответвлению воды, пока не вошли в реку хазар, и спустились по ней в город Атил, а это река большая, прошли мимо него (города — Т.К.), дошли до устья реки к месту впадения в море Хазар. А от того места до города Атил это река великая и воды ее обильны... Когда русы захватили добычу и им наскучило быть на нем (море. — Т.К.), они отправились к устью реки хазар и к месту ее впадения, послав к царю хазар (вестников — Т.К.), понесли ему богатства и добычу так, как и было договорено с ними (хазарами. — Т.К.). У царя хазар нет кораблей и нет людей, привычных к ним, а если бы такое было, то мусульманам (были бы. — Т.К.) от этого великие беды. Узнали об их злодеяниях ал-арсийа и те, кто в их (хазар. — Т.К.) царстве из мусульман, и сказали царю: «(Ты. — Т.К.) — друг наш и этого народа, а они напали на страну наших братьев-мусульман, проливали кровь, полонили женщин и детей». Не мог им помешать (царь хазар. — Т.К.), но послал к русам (людей. — Т.К.) и сообщил им о том, что мусульмане решили воевать с ними. Собрали мусульмане войско, вышли искать их, спустившихся по воде. А когда расположились лицом к лицу, отошли русы от судов. А было мусульман 15 тысяч, на конях, с оружием. Были с мусульманами некоторые христиане, из (числа. — Т.К.) живущих в городе Итил. Продолжалась битва между ними 3 дня, и с помощью Аллаха мусульмане одержали победу над ними, предали их мечу, и иные были убиты и утоплены. Спаслось их около 5000, и поплыли (они. — Т.К.) на судах к той стороне, которая граничит с землей буртасов; оставили свои суда и двинулись по суше, но некоторые из них были убиты народом буртасов, а некоторые — в стране булгар, у мусульман, они убили их. Счет тех, кто попал к ним, из тех, кого убили мусульмане на берегах реки Хазар, был около 30 000. И не возобновляли русы с того времени того, что мы описали (ал-Мас'уди, 1863. С. 18—24).

Исследователи давно интерпретировали этот путь русов на Каспий: по Днепру в Черное море, огибая Крым. Переговоры русов с пограничными властями Хазарии состоялись в Таматархе. По Керченскому проливу русы вошли в Азовское море, Таганрогский залив, который еще античными авторами считался устьем Дона, далее в Дон, проплыли вверх по нему до Переволоки, далее вниз по Волге до ее устья, пройдя мимо столицы (Григорьев, 1835. С. 239—242; Гаркави, 1870. С. 153, 154. Примеч. 11; Бартольд, 1963а. С. 831; Гарустович, Иванов, 2001. С. 13, 14; Тортика, 2006. С. 238, 239). Иные историки предполагали, что пограничным переговорным пунктом мог быть Саркел (Савельев, 1847. С. LXIII, LXIV; Гаркави, 1870. С. 153, 154. Примеч. 11). Ряд исследователей трактовали только часть маршрута: Г.Н. Гарустович и В.А. Иванов, например, даже не знали, что эти сведения ал-Мас'уди давно истолкованы, тем не менее они предложили свой, совершенно идентичный, вариант для района Переволоки (Гарустович, Иванов, 2001. С. 13, 14); И.Г. Коновалова упоминала лишь о части пути близ Тмуторокани (Коновалова, 2003. С. 180, 181). Заметим, что никто из вышеперечисленных исследователей не предлагал на основании информации ал-Мас'уди искать Итиль на Переволоке.

При всех отождествлениях маршрута русов, по данным ал-Мас'уди, нельзя забывать, что этот автор имел весьма своеобразные и даже в двух книгах отличающиеся друг от друга воззрения на реки Восточной Европы. Так, несмотря на то что он считал Каспий замкнутым бассейном, в который впадает только река хазар, т. е. Волга, и в приведенном выше рассказе, и в других фрагментах есть утверждения, что река хазар, впадая в Каспий, все же соединяется с морем Меотис посредством некоего рукава или залива. Он писал, что названия Понт и Меотис можно применять как к узкому, так и к широкому морю, поскольку по существу это одно и то же море, только разделенное проливом. Но в последней своей книге он изменил взгляд на Меотис: там это озеро оказалось далеко на севере, «под северным полюсом», неподалеку от необитаемого «города» Туле, хотя информацию других авторов (Ибн Русте, ал-Баттани и др.) о соединении Меотиса с Понтом он сохранил. Морем Хазар ал-Мас'уди именует Каспий, отмечая не единожды, что ранее морем Хазар именовался Меотис (вероятно, в данном случае имеется в виду Азовское море). Все эти рассказы объясняются впечатлениями, полученными автором от тех, кто видел и разливы Волги и Дона, и город Итиль, и Керченский пролив, но сам ал-Мас'уди не бывал в этих местах и пользовался, помимо расспросных, книжными данными (Калинина, 2003. С. 31—33; Калинина, Подосинов, 2005. С. 117, 118; Тортика, 2006. С. 235—239).

Река Хазар (впадающая в Хазарское море, т. е. Каспий. — Т.К.), которая проходит через город (мадина) Итил, нынешнюю столицу (дар) государства хазар. Перед этим их столицей (дар) был город (мадина) Баланджар (ал-Мас'уди, 1894. С. 62).

Баланджар был захвачен арабами в 722 г., затем в 732/733 и 737 гг. Но ранее ал-Мас'уди писал, что столицей Хазарии был Самандар, перенесенный в Итил после разорения города Салманом ибн Раби'а ал-Бахили в 652/53 г. (см. выше). Таким образом, по данным ал-Мас'уди, Итиль стал столицей либо в середине VII в., либо в первой половине VIII в. Значит, данные ал-Мас'уди о переносе столицы восходят к разным источникам и не могут быть достоверными. При этом сведения ал-Мас'уди подтверждают, что Итиль находился в устье реки хазар, т. е. Волги.

Труды авторов XI—XIII вв. демонстрируют главным образом зависимость от вышеприведенных источников, хотя в них имеется, хотя и в очень небольшом количестве, оригинальная информация.

Ал-Бируни. Нижеследующий текст учитывает переводы Х.С. Сираждинова и Г.П. Матвиевской (ал-Бируни, 1957; 1973), а также Н.А. Гараевой (Гараева, 2006а).

Таково же (имеется в виду такой же большой по размеру, как другие в мире, водоем, который считается морем, хотя не имеет связи с Окружающим Океаном. — Т.К.) море Джурджана (Каспийское море. — Т.К.), которое в действительности21 является Хазарским морем. Их разрушенный город (балад) находится близ впадения в него на севере реки Итил. Здесь на севере22 — земля гузов, а на востоке — земля Джурджана, а известно это море по порту Абаскун (ал-Бируни, 1957. С. 539).

Название мест, расположенных в климатах Долгота Широта Области и государства
заманы23 минуты градусы минуты
Главный город (мадина) хазар — а это развалины на берегу реки Итил 75° 20′ 46° 30′ Хазары

(ал-Бируни, 1957. С. 578).

Оно (море Каспийское. — Т.К.) простирается к Табаристану, земле Дейлем, Ширвану, Дербенту и области аланов, затем к стране (билад)24 хазар при впадении в него реки Итил, затем к областям гузов, и возвращается к Абаскуну (ал-Бируни, 1975. С. 101).

Итак, во времена ал-Бируни город хазар, имени которого автор не приводит, находился близ реки Итиль в разрушенном состоянии.

Ал-Идриси. Нижеследующие переводы выполнены И.Г. Коноваловой (ал-Идриси, 2006). Необходимые пояснения сделаны Т.М. Калининой.

[V климат, 7-я секция] Иногда жители Ис̱ила отправляются по нему (морю Табаристана, т. е. Каспию. — Т.К.) в Джурджан и в другие приморские страны. Затем они возвращаются в Ис̱ил и плывут на легких судах к реке Ис̱ил, поднимаются по ней, пока не достигнут [страны] ал-Булгарийа, а затем спускаются по верхнему рукаву до моря Нитас (Там же. С. 77, 110).

Фраза «плывут на легких судах к реке Ис̱ил» может быть истолкована как движение по одному из многочисленных притоков реки до главного русла; но, может быть, здесь всего лишь неясность информации для самого автора или переписчика. (О рукаве до моря Нитас см.: Там же. С. 142. Примеч. 26.).

Ис̱ил — город (мадина) [страны] хазар и ее столица (касаба). Он состоит из двух процветающих городов (мадинатани), [расположенных] на берегу реки, называемой по имени города. Правитель живет в [том] городе (мадина), который [стоит] на западном берегу реки. Купцы, рыночные торговцы и простолюдины обитают в [том] городе (мадина), который [находится] на восточном берегу. Длина города (мадинатийи) Ис̱ил около 3 миль. Обе части города окружены неприступной стеной. Большая часть построек города состоит из войлочных шатров; такие шатры используют тюрки. Знатные горожане строят [дома] из земли и глины, а дворец правителя выстроен из кирпича. Никто там не осмеливается возводить постройки из кирпича из страха перед правителем... Земледельческие угодья Ис̱ила прилегают к обоим берегам реки. Когда идет сев и когда наступает время жатвы, все жители — ближние и дальние — выходят в поля, снимают урожай, затем быстро перевозят его на берег реки, а потом грузят на суда, [поджидающие] на реке (ал-Идриси, 2006. С. 78, 110, 111).

Фрагмент, посвященный описанию хазарской столицы, имеет основой фрагмент из сочинения ал-Истахри (ал-Истахри, 1870. С. 219; ал-Идриси, 2006. С. 144. Примеч. 43).

От Ис̱ила до Самандара 8 дней. От Ис̱ила до первых рубежей [земли] буртасов 20 дней (Там же. С. 79, 111).

Указанное ал-Идриси расстояние между Итилем и Самандаром совпадает с данными ал-Истахри (ал-Истахри, 1870. С. 219; ал-Идриси, 2006. С. 148. Примеч. 67).

[VI климат, 6-я секция] Главное русло [реки Ис̱ил. — Т.К.] идет к городу (мадина) Ис̱ил, что на море Табаристана (Там же. С. 91. Примеч. 119).

Ал-Хазар — это многочисленные области (билад) между двумя морями. Ал-Хазар — мусульмане и христиане, есть среди них и идолопоклонники. Им принадлежат области и города (билад ва мудун), среди которых — Самандар, расположенный по ту сторону Дербента, Баланджар, ал-Байда, Хамлидж. Все эти города (ал-билад) построил Хосрой Ануширван, и они до сих пор населены и [существуют] сами по себе.

...От [города] Ис̱ил до Самандара 8 дней. От [города] Ис̱ил до первых рубежей [земли] Буртас 20 дней (Там же. С. 94, 120).

(Ср.: ал-Истахри, 1870. С. 219, 227; Ибн Хаукал, 1939. С. 287; Заходер, 1962. С. 179; ал-Идриси, 2006. С. 240. Примеч. 77, 81.).

Ал-Хазар — это название страны (би-л-иклим), а ее столица (касаба) — Ис̱ил (ал-Идриси, 2006. С. 95, 121).

[VI климат, 7-я секция] Большую часть рыбы они (жители города Намджан. — Т.К.) посыпают приправами, тем самым сохраняя ее, солят и грузят на свои корабли, [которые спускаются] в Хазарское море, и плывут вдоль побережья до города (мадина) Ис̱ил и в другие места и там торгуют ею и распоряжаются по своему усмотрению (Там же. С. 99, 123).

В данном случае сведения носят оригинальный характер. Для местоположения города Намджан предлагается район современного г. Орска на р. Урал (Там же. С. 250, 251. Примеч. 6).

Сведения ал-Идриси о городе Итиль по большей части повторяют информацию ал-Истахри, за исключением рассказов о городе Намджан; при этом употреблены обычные термины — «мадина», «касаба».

Ибн Са'ид ал-Магриби (перевод: Коновалова, 2009):

Пятая секция шестого климата.

К северу от него (города Бакджаван. — Т.К., см. о нем: Там же. С. 26, 35. Примеч. 4) находится город (мадина) Дербент (ал-Баб) — столица (ка'ида) султаната Дербента (ал-Баб). [Город, состоящий] из трех частей, располагается на большой реке Асил, около места впадения ее в море Табаристана. Южная часть [города] принадлежала мусульманам, северная — иудеям, христианам и огнепоклонникам. Та же часть, что на острове, была резиденцией хакана хазар, который был иудеем. Затем его [город] разрушили русы, и султанат хазар прекратил свое существование. Впоследствии [город] был заселен мусульманами, а потом его разорили татары. Местоположение города — 75 градусов долготы и 45 градусов широты (Там же. С. 19, 26).

Минимальная редакторская правка, обусловленная уточнением применения термина «город», принадлежит Т.М. Калининой.

Автор ошибочно называет город Итиль Дербентом. Сведения о столице хазар взяты из более ранних источников — вероятно, книг ал-Мас'уди, поскольку упоминается трехчастное деление города и пребывание хакана на острове Ибн Са'иду известно местоположение города (около впадения в Каспий) и разрушении его русами — очевидно, из книжных данных. Оригинальной является информация о разорении города татарами. Ибн Са'ид употребляет для обозначения столицы слово ка'ида.

Йакут ар-Руми ал-Хамави. Тексты переведены с учетом работы Н. Гараевой (Гараева, 2006в. С. 803—818).

Итил — первая и вторая его [буквы] — с кесрой, лам как в слове «ибилу» (т. е. звуки при произношении слова «Итил» должны произноситься так же, как в слове «ибил» («верблюд»). — Т.К.). Название великой реки, подобной Тигру, в стране хазар. Она течет из страны (билад) русов и булгар. И говорят, что Итил — столица (дар) страны хазар и река, которую так называют (Йакут, 1866. С. 112).

Булгар — с даммой, «гайн» с точкой (Там же. С. 722).

Между Итилом — городом (мадина)25 хазар и Булгаром по дороге [через] степи около месяца, а если добираться вверх по реке Итил — около двух месяцев, а вниз [по течению] около 20 дней (Там же)

Фрагмент имеет основой информацию ал-Истахри.

Хазару — огласовка [фатхой], в конце [слова] «ра» (Йакут, 1867. С. 436).

...Он (Ибн Фадлан. — Т.К.) сказал: «хазар — название климата, столица (касаба) называется Итил, а Итил — название реки, которая течет к хазарам от русов и булгар. Итил — город (мадина) Хазар — название царства, а не название главного города (мадина). Итил состоит из двух частей: часть западнее этой реки называется Итил, она большая из них, а другая восточнее [реки]. Правитель (малик) живет в западной из них. На их языке царя называют б.л.к., а также называют б.х.к. Размер этой западной части в длину около фарсаха. Его (город. — Т.К.) окружает ров (ас-сур)» (Там же. С. 436, 437)

Этот фрагмент, хотя Йакут ссылается на Ибн Фадлана, принадлежит ал-Истахри. См. выше.

У них рынки, бани. Там много жителей из [числа] мусульман, говорят, что их число превышает десять тысяч и у них около тридцати мечетей. Дворец царя [расположен] далеко от берега реки, его дворец из [обожженного] кирпича, царь не позволяет никому, кроме как для себя, строить из [обожженного] кирпича. У этой стены четверо ворот. За одними из них — река, за другими — степь, [расположенная] по ту сторону города (мадина) (Йакут, 1867. С. 437).

У этого города (мадина) нет деревень, однако угодья их обширны. Летом они выезжают в угодья, они простираются на двадцать фарсахов... (Там же. С. 437).

...Приезжают к ним от русов, булгар, Куйабы. В восточной части города (мадина) много торговцев, мусульман, купцов-путешественников (Там же. С. 438).

Материалы также схожи с материалами ал-Истахри и Ибн Хаукала.

У царя хазар огромный город (мадина) на реке Итил. Он состоит из двух сторон, в одной из этих сторон [живут] мусульмане, а в другой — царь и его приближенные. У мусульман в этом городе (мадина) — соборная мечеть, в которой они совершают молитву и присутствуют в ней в дни пятниц. При ней высокий минарет и несколько муэззинов (Там же. С. 439, 440).

Материалы также схожи с материалами ал-Истахри.

И вот, когда в 310(922/23) г. до царя хазар дошла весть, что мусульмане разрушили синагогу, бывшую в Дар ал-Бабунадж, он приказал, чтобы минарет был разрушен, казнил муэззинов и сказал: «Если бы, право же, я не боялся, что в странах ислама не останется ни одной неразрушенной синагоги, то обязательно разрушил бы [и] мечеть» (Там же. С. 440).

Вышеприведенный фрагмент принадлежит Ибн Фадлану (Ибн Фадлан, 1956. С. 148).

Самандар — первая и вторая буквы [в слове] с фатхой, потом «нун» с сукуном и «даль» с фатхой, а в конце «ра».

...Говорил ал-Азхари: «Самандар — место (мауди'у), а был Самандар столицей (дар) государства хазар. А когда завоевал его Салман ибн Раби'а, он перенес [столицу] в город (мадина) Итиль, а между ними расстояние — путь в семь дней». Сказал ал-Истахри: «Самандар — город (мадина) между Итилем, городом (мадина) владетеля хазар, и Дербентом... От Самандара до Итиля, города (мадина) хазар, восемь дней [пути]» (Йакут, 1868. С. 143).

Йакут ссылается на мнение лексикографа Абу Мансура ал-Аз-хари (895—980), «Книга исправлений» которого не сохранилась, и на ал-Истахри (см. выше). Сведения же о переносе столицы из Самандара в Итиль встречаются у ал-Мас'уди. Минорский относит это известие к 40—50-м гг. VII в. (Худуд ал-'Алам, 1937. С. 192). Об известиях ал-Мас'уди см. выше.

Кембриджский документ, или текст Шехтера (на древнееврейском языке):

...Имя нашей страны, как мы нашли (это) в книгах, Ар-к-нус26, а имя столицы (города царства — ир ха мамлаха) — Казар27, а имя реки, протекающей через него, Итиль28. Она направо от моря, идущего от вашей страны, по которому перебрались твои посланцы в Кустантину, а оно тянется, как я думаю, от великого моря. Город наш отстоит от этого моря на 2160 рисов. (Коковцов, 1932. С. 120, 121)29.

Еврейско-хазарская переписка:

Я (хазарский царь Иосиф. — Т.К.) тебе (еврейскому сановнику Хасдаю ибн Шафруту. — Т.К.) сообщаю, что я живу у реки по имени Итиль, в конце реки Г-р-гана30 (Там же. С. 98).

Еще ты спросил меня о месте моего проживания. Я (хазарский царь. — Т.К.) живу на этой реке, с помощью Всемогущего, и на ней три города (мдинот). В первом живет царица, и это мой родной город (ир). И это (город) большой, 50×50 фарсахов в длину и ширину, описывает окружность, расположен в форме круга. Второй, живут в нем иудеи, христиане, измаильтяне, и наряду с ними рабы из разных народов. Он средней величины, и (его размер) в длину и ширину — 8 на 8 фарсахов. В третьем живу я и (живут) мои князья, рабы, служители и приближенные ко мне виночерпии.

Он круглый в длину и ширину 3 на 3 фарсаха. Между этими стенами течет река. И у каждого рода наследие от отцов, место, где они располагаются. Они отправляются туда и располагаются там (станом). И я вместе со своими князьями и рабами идем и передвигаемся на расстояние 20 фарсахов, пока не приходим к реке, имя которой В-д-шан31, и оттуда движемся по кругу, пока не придем к краю города / области (ха-мдина)32 без страха и без боязни.

В конце месяца Кислева во дни (праздника) Хануки мы приходим к городу (ха-мдина). Таков размер нашей области (мдинатейну).

Перевод этого фрагмента для данной статьи выполнен гебраистом, к. и. н. Б.Е. Рашковским, которому я выражаю глубокую благодарность (см. также: Коковцов, 1932. С. 102).

...Я живу внутри островка; мои поля и виноградники и все нужное мне находится на островке. (Там же. С. 103).

Итак, последняя столица хазар Атиль или Итиль в устье Волги, названная по имени реки, в источниках IX в. не упоминается.

Подводя итоги приведенной информации арабо-персидских и еврейских источников о городе Итиль, невольно приходишь к старому заключению о недостаточности данных даже для определения местоположения города. Версия Б.Н. Заходера (да и других, как более ранних, так и позднейших исследователей) о едином источнике рассказов зиждится на присутствии во всех версиях почти идентичных данных о выездных сезонных работах близ города; присутствует этот рассказ и в еврейском памятнике. Все мусульманские авторы говорят о наличии мусульман и мечетей, о чем в еврейских источниках, естественно, речи нет. Мне представляется, что информация арабо-персидских авторов об Итиле несколько «выбивается» из выделенных Б.Н. Заходером трех рассказов. Не всегда эти рассказы являются всего лишь повторением старой редакции о двух городах хазар: очевидны дополнительные сведения о городе, вплоть до известий о разрушении и существовании развалин на месте столицы. В самом старом рассказе, как уже упоминалось, нет данных о положении двух городов на побережье моря или у реки. Эта часть рассказа в неизвестном первоисточнике могла просто не сохраниться, хотя иметь в виду отсутствие таких материалов все же следует, несмотря на то что ученые не сомневаются в идентичности двух городов «Анонимной записки» двум частям Итиля. Само название как калька имени реки в арабских источниках появляется только в Х в. Однако в Notitia episcopatuum Константинопольского патриархата, найденной К. де Боором в 1891 г., среди прочих на 42-м месте упоминается Готская епархия с центром в Доросе. Далее в перечне епископов, находящихся под юрисдикцией митрополитов, она располагается на 37-м месте. «В конце нотиции помещена небольшая глосса, уточняющая местонахождение некоторых епископий, и с ней, кроме прочих: ἐπαρχία Γοθίας α' ὁ χοτζίρων σύνεγγυς Φούλλων καὶ τοῦ Χαρασίου, ἐνῶ λέγεται τὸ Μάβρου Νερόν. β' ὁ Ἀστήλ, ἐνῶ λέγεται ὁ Ἀστὴλ ὁ ποταμὸς τῆς Χαζαρίας, ἔστιν δὲ κάστρον: Епархия Готская. [Епископ] хоциров [находится] совершенно близко [от] Фулл и [реки] Харасиу, [которая] называется Черная Вода. Астель, в то время, когда называется Астель река Хазарии, есть крепость» (Науменко, 2003. С. 134). Ученые подвергали сомнению хронологию памятника; упоминание Итиля относили к IX в. (Notitiae, 1981. P. 40; Артамонов, 2001. С. 353), хотя из-за спорности времени написания источника и здесь могут быть сомнения.

В письме царя Иосифа наиболее полно представлена картина летних работ вокруг города; само описание ближе всего к материалам ал-Мас'уди.

Итоги почти всех данных пытался подвести С.А. Ромашов Сопоставив сведения источников и мнения разных ученых, он предположил, что столица Хазарии «первоначально состояла из двух городов на берегах Волги друг против друга: западного Сарыгшина («Желтого города») (он же Астиль в «Списке епархий») (конец VIII в.) и восточного — Хамлиха». Главным городом, по мнению С.А. Ромашова, был сначала восточный город (конец IX в.). «Со временем (начало Х в — Ибн Руста) западный город стал доминирующим и название его Итил / Атил было распространено на обе части. Рядом с западной, большей половиной на острове стоял дворец царя. В то же время восточная часть иногда рассматривалась как самостоятельный город (Хазаран Ибн Хаукала) и даже как столица (Казар) кембриджского анонима — отголосок того времени, когда Хамлих был главным городом Хазарии» (Ромашов, 2004. С. 208).

Никаких доказательств такой теории С.А. Ромашов не приводит. Тезис о месте дворца рядом с западной половиной города источниками не подтверждается. Составленная таблица упоминаний западной и восточной частей города в сочинениях арабо-персидских авторов (Там же) нисколько не помогает делу: перечисление наименований не свидетельствует ни о перемене названий, ни о доминировании какой бы то ни было части города в любой отрезок времени.

Что же касается определения Итиля как города по источникам, то надо отметить, что арабские авторы применяют по отношению к нему, естественно, и термины арабские: мадина — «город, столица»; миср — «город, столица»; касаба — «главный город, столица»; балад — «страна, область, город»; дар — «столица», ка'ида — «столица»; персидский: шахр — «город».

По поводу еврейских источников я получила переводы и консультации от гебраиста Б.Е. Рашковского, которого сердечно благодарю за помощь. Он написал: «Для обозначения города использованы слова: ир — собственно самое общее слово для города в иврите. Фактически им могут называться любые поселения, как укрепленные, так и не. Поэтому есть специальные термины ир хума (буквально: город, имеющий стены) и ир мивцар — укрепленный город. В двух первых случаях («три города», «мы выходим из города») слово мдина точно имеет значение «город». Также, похоже, и четвертый случай («к этому городу»). С третьим посложнее. Он допускает двоякое толкование. Я в данном случае более предпочитаю интерпретацию Коковцова, чем таковую же Гаркави» (частное письмо).

Учитывая всю скудость данных, все же можно отметить в описании Итиля признаки именно ГОРОДА, хотя сама дефиниция термина в науке на данном этапе весьма расплывчата. Несомненные «приметы» города в нашем случае: административный центр с подчиненными городами и сельской округой; наличие правителя и его резиденции, а также судей в нем; существование мест для религиозных культов; население из числа ремесленников и торговцев. Если учесть, что имеются сведения о доходе правителей, можно считать, что имелось и распределение прибавочного продукта. Все эти признаки, однако, относятся в полной мере только к Х в. О настоящей архитектуре, планировке, количестве жилищ и проч. судить невозможно, ибо город не найден. Поскольку, по сведениям тех же источников, город был разрушен в конце Х в., то остается пока неясным, был ли у него преемник. Если был, то это, скорее всего, Саксин, на том же или другом месте. Решающую роль здесь должны сыграть археологические раскопки и обобщение полученных материалов.

Ал-Байда'

Ибн Хордадбех называл этот город среди трех городов Хазарии (см. выше). Ибн ал-Факих приводил рассказ, взятый им самим или его первоисточником из среднеперсидских хроник, о постройке стены у Дербента, уходящей одним концом вглубь моря, а другим — далеко в горы, Хосровом Ануширваном, которому некие люди сообщили, что Каспийское море у построенной им стены называется «Кирдбил». Название восходит, вероятно, к персидскому «округлый» (Ибн ал-Факих, 1885. С. 289, 290; Lewicki, 1969. S. 108. Kom. 291). Как писал Ибн ал-Факих, расстояние «между нами» и городом ал-Байда' хазар — четыре месяца пути по берегу моря. Возможно, это путь между Дербентом и устьем Волги. Указана также дорога между ал-Байдой и «стеной из железа, т. е. стеной Исфандийара, которая составляет два месяца пути» (Ибн ал-Факих, 1885. С. 290). Исфандийар — это персидский «падишах», восстановивший, по данным Дербент-намэ, «стену Алан», т. е. Аланские ворота (арабское название Баб ал-Лан) (Аликберов, 2003. С. 84).

Исследователи, начиная с Й. Маркварта, идентифицируют город ал-Байда' с Итилем; точнее, с его «белой» частью, поскольку ал-байда' сопоставляется по значению с тюркским словом «белый» (Marquart, 1903. S. 19; Худуд ал-'Алам, 1937. С. 454; Заходер, 1962. С. 193; Golden, 1980. P. 225). Есть также мнение, что ал-Байда' — это Самандар, если толковать название последнего как «белый город», исходя из среднеперсидского языка (Новосельцев, 1990. С. 126—128). М.И. Артамонов считал недостоверными сведения ал-Мас'уди о перенесении, после похода 'Абд ар-Рахмана (или Салмана) ибн Раби'а ал-Бахили в 642/43 г., столицы из Самандара в Итиль; однако после нападений на Самандар при Масламе ибн 'Абд ал-Малике и Марване ибн Мухаммаде город ал-Байда' на Нижней Волге стал столицей хазар; позднее он стал называться Итилем (Артамонов, 2001. С. 324—326).

Ряд историков упоминали этот город, рассказывая об арабо-хазарских войнах. Есть свидетельство, что ал-Байда' находилась в 200 фарсахах от Баланджара (ат-Табари, 1879. С. 2667, 2668). Речь идет об одном из походов мусульманского военачальника 'Абд ар-Рахмана во время правления халифа 'Усмана (644—656). По другим сведениям, при походе на хазар Марвана ибн Мухаммада в 737 г. арабские войска прошли хазарские города Баланджар и Самандар и достигли города ал-Байда, в котором находился хакан (Халифа ибн Хаййат, 1976. С. 364; Ибн А'сам ал-Куфи, 1974. С. 71; Ибн ал-Асир, 1870. С. 160). Эта информация не дает, к сожалению, никаких привязок для определения нахождения города, поскольку даже цифровым данным ат-Табари нельзя доверять: арабские писатели очень часто приводят цифры, которые могут быть искажены переписчиками, а возможно, и самими авторами. Фарсах обычно составляет около 6 км, хотя бывают и другие значения, вплоть до 9 км. В данном случае, если принять обычное значение фарсаха, получится 1200 км — малореальная величина для военного похода. Археологи не предлагают идентификации с каким-либо археологическим памятником. Была высказана остроумная догадка, впрочем ничем не подтвержденная, что ал-Байда' был не стационарным населенным пунктом, а местом стоянки хакана и перемещался по территории Хазарии (Гараева, 2002. С. 449. Примеч. 356).

Саркел — упомянутая в византийских источниках хазарская крепость на Дону, вблизи переволоки, находящаяся ныне на дне Цимлянского моря. Арабо-персидские источники не упоминают этот город.

Самкерц (Самкуш)

Название Смк.рц встречается в пространной редакции письма царя Иосифа (Коковцов, 1932. С. 102), в Кембриджском документе — в форме Смкрии или Смкрйи (Там же. С. 118, 182). Арабский автор упоминал город Самкуш (вариант — Самк.р.ш) еврейский (ал-йахуд), где купцы уплачивали пошлину хазарскому чиновнику (Ибн ал-Факих, 1885. С. 271). Большинство исследователей считают, что Самкуш (Самкарш) — это бывшее античное поселение Гермонасса, в средние века называвшееся Матраха = Матарха = Тмуторокань на Таманском полуострове (Marquart, 1903. S. 163ff.; Бартольд, 1963а. С. 826; Dunlop, 1954. P. 166ff.; Артамонов, 2001. С. 502ff.; Новосельцев, 1990. С. 115; Голб, Прицак, 1997/5757. С. 59. Примеч. 3; Калинина, 2000. С. 115; Тортика, 2006. С. 187—189ff.). Возможно, примерно с VII в. поселение на месте античной Гермонассы получило тюркское название Тумен-тархан (Таман-таркан), где «тумен» («таман») (др.-рус. «тьма») — это 10 000 воинов, а «тархан» («таркан») — титул главы этих войск; древнерусское название «Тмутороканью вероятно, происходило от греческой формы τά Μάταρχα, в свою очередь воспроизводящее имя Таматархан (Васильевский, 1912. С. 379, 380; Добродомов, 2002. С. 265—270, см. там же библиографию; Гадло, 2004. С. 37; Чхаидзе, 2008. С. 271, 272).

Есть мнение, что Самкерц (Самкуш) — это не Таматарха, а Керчь (Mosin, 1931. P. 322; Shepard, 1999. P. 266, 267). Предположение о тождестве Самкерца и Керчи (др.-рус. Корчев), однако, опровергается упоминанием и К.рц, и Самк.рц в письме хазарского царя Иосифа.

Некоторые исследователи выражают сомнение в возможности точной локализации города (Сорочан, 2001. С. 76; Айбабин, 2003. С. 77).

К.р.х — порт, упомянутый Ибн Русте:

[Мадьяры] совершают набеги на славян, ведут пленных вдоль морского побережья, пока не достигнут расположенного в стране ар-Рум порта, называемого К.р.х... Когда мадьяры со своими невольниками [доходят] до К.р.х., встречают их византийцы и устраивают там торг. [Мадьяры] отдают пленников, а берут византийскую парчу, шерстяные попоны и другие византийские товары (Ибн Русте, 1892. С. 142, 143).

Исследователи не единодушны в идентификации К.р.х. Впервые введший в научный оборот данные Ибн Русте (под именем Ибн Даста) Д.А. Хвольсон, как и другие исследователи в дальнейшем, справедливо полагал, что море ар-Рум у Ибн Русте — это Черное Имя порта переведено им как Карх; поначалу был идентифицирован с античным Каркинитом в Крыму, где и в начале X в., по мнению ученого, обитали греки (Ибн Русте, 1869. С. 121). Гипотеза была поддержана с уточнением, что, несмотря на возможную схожесть в названии, не следует проводить аналогии с Керчью, поскольку в IX в место контролировалось хазарами, а не византийцами (ар-рум); было предложено провести параллель с именем Κύριζος или Κόριζος — монастырем близ Керчи, позднее превратившемся в название «Керчь», др.-рус. «Корчевъ» (Westberg, 1900. P. 214; Бартольд, 1965. С. 458). Впоследствии были проведены аналогии имени порта с упомянутым в письме хазарского царя Иосифа названием К-р-ц (Westberg, 1899. P. 214; Коковцов, 1932. С. 102, 107. Примеч. 20; Худуд ал-'Алам, 1937 C. 182, 183). При этом П.К. Коковцов и В.Ф. Минорский считали, что имеется в виду город Керчь. Й. Маркварт уточнил, что Абу-л-Фида', писавший в XIII в., упомянул город ал-Карш, у входа в пролив, который соединял Азовское море с Крымом, на его западном берегу; соотносил его с Керчью (Marquart, 1903. S. 162, 163, 506). Т. Левицкий полагал, что соврем. Керчь, ср.-век Корчев (в виде Коризос, К.р.ц. и проч), являвшийся в античности греческой колонией «Пантикапей», принадлежал с конца VII в. хазарам, затем перешел под протекторат Византии (Lewicki, 1977. S. 105, 106. Kom. 176). Было уточнено, однако, что основой названия города Керчь являлось греческое имя «Кесария», которое заменило еще в античную эпоху топоним «Пантикапей» (Подосинов, 1996. С. 77—83).

Примечания

1. «День» — подразумевается «день пути». На вопрос о том, какое это расстояние — «день пути», на мой взгляд, единственного ответа быть не может. День пути, например, в Библии составляет примерно 7—8 часов пешего хода; iter pedestre римский — 28 725 м; сирийская мера пути, возможно, равна 44,5 км; в целом пеший день пути едва ли более 25 км, день конного пути — 50—75 км. «День пути» на Востоке на верблюде или лошади составляет примерно 25—30 миль, а миля тоже понятие не всегда точное и определенное. Расстояние дня пути обусловливается рельефом, наличием или отсутствием дорог, растительности и рек, временем года, погодой. Расстояние по морю или реке также зависит от целого ряда факторов.

2. Слово «мафавиз» — мн. ч. от «мафаза» — означает «пустыня, степь». Н.А. Караулов и О.Г. Большаков переводят «по пустыне» (Караулов, 1901. С. 40; Большаков, 2006. С. 746).

3. Н.А. Караулов переводит: «войлочные палатки» (Караулов, 1901. С. 41).

4. Н.А. Караулов переводит «степи» (Там же. С. 42); О.Б. Большаков предпочитает значение «пустыня» (Большаков, 2006. С. 747). Я предпочитаю вариант Н.А. Караулова.

5. Перевод Н.А. Караулова: «Источник доходов царя составляет взимание пошлин на заставах на сухих, морских и речных путях. На обитателях городских кварталов и окрестностей лежит повинность доставлять им всякого рода необходимый провиант, напитки и прочее» (Караулов, 1901. С. 44). Пер. О.Г. Большакова по тексту Ибн Хаукаля: «А поступления средств (абваб ал-мал) этого царя из таможенных пошлин и торговых сборов ('ушур) с товаров согласно их обычаям на каждой дороге, ведущей к ним. И для него есть обязательная доля с жителей кварталов и округов из того, что необходимо с каждого вида еды и питья» (Большаков, 2006. С. 747).

6. В тексте слово пропущено, но оно имеется в аналогичном фрагменте Йакута (см. ниже).

7. Мухаммад ибн Ахмад ал-Йазиди правил в Ширване в 981—991 гг.

8. Отрывок является комментарием к 18-й суре Корана, где идет речь о скале Моисея. Как видно из текста, ал-Мукаддаси привязывал всю историю к побережью Каспия, упоминая Ширван, Баджарван — местечко близ Ширвана — и Хазаран, тоже находившийся на побережье Каспия. Однако ал-Балазури (IX в.) идентифицировал Хазаран с Кабалой, городом на левобережном бассейне р. Кура. Ал-Мас'уди говорил, что Хазаран — это персидская форма названия народа, именующегося по-тюркски сабир, а по-арабски ал-Хазар (ал-Мас'уди, 1894. С. 83). Эти писатели не связывали Хазаран с Итилем.

9. Следую переводу Н. Серикова: «касаба» — «главный город» в значении «административный центр».

10. Из двух вышеприведенных фрагментов ясно, что ал-Мукаддаси включает в число хазарских владений города Волжской Булгарии, видимо не имея представления о ее самостоятельности. Он не идентифицирует города Хамлих и ал-Байда' с Итилем, считая их подчиненными административному центру Хазарии.

11. Ркп. С: «[к нему] восходит имя касабы, а она — рядом с Джурджаном» (ал-Мукаддаси, 1994. С. 288. Примеч. К).

12. В иной рукописи: «Иудеи играли там главную роль, и некоторые из них приняли ислам; над городом укрепление» (ал-Мукаддаси, 1877. С. 361. Nota «a»; Караулов 1908. С. 4); Ркп. С: «овладели ею иудеи и возвели вокруг города укрепление (хисн)» (ал-Мукаддаси, 1994. С. 288. Примеч. Л).

13. Слово сахра' означает и «пустыня», и «степь». Н. Сериков перевел: «пустыни». Перевод Н. Караулова: «степи; степь эта дикая, сухая без растительности и плодов» (Караулов 1908. С. 4). Мне представляется более точным перевод Н.А. Караулова. Информация имеет аналогии в книге ал-Истахри (1870. С. 220).

14. Данные очень напоминают информацию ал-Истахри, за исключением характеристики природных условий. В книге ал-Истахри нет сведений о фруктах и хлебе, но он писал об обработке земли и пашнях у хазар и о рыбе как основной пище (ал-Истахри, 1870. С. 221, 223).

15. Это высказывание ал-Мукаддаси не ясно. По данным ал-Мас'уди, река Итиль течет со стороны булгар к хазарам, «и суда непрерывно ходят по ней между землями булгар и хазар» (ал-Мас'уди, 1863. С. 14). Ал-Истахри тоже писал, что «Ис̱ил — название реки, которая течет к ним (хазарам. — Т.К.) из [областей] русов и булгар» (ал-Истахри, 1870. С. 220). Ближе к Каспию находился как раз город Итиль, а не Булгар.

16. Н.С. Сериков делает вставку в конце фразы: «(после того, как были иудеями)» (ал-Мукаддаси, 1994. С. 289). Среди жителей Итиля были еще и язычники, и христиане, поэтому вставка едва ли оправданна.

17. Проверяю свой вариант по переводам на французский язык Ш. Барбье де Мейнара (ал-Мас'уди, 1863) и В.Ф. Минорского (Минорский, 1963).

18. У Минорского: «столицы» (Там же. С. 193).

19. В.Ф. Минорский переводит: «в его стране» (Минорский, 1963. С. 195).

20. Употреблено слово «халидж» = «пролив» и «залив». В.Ф. Минорский переводит: «залив».

21. Перевод Н. Гараевой: «по праву» (Гараева, 2006а. С. 757). В арабском тексте «би-л-хакикатун» (ал-Бируни, 1955. С. 539). Я предпочитаю здесь перевод С.Х. Сираждинова и Г.П. Матвиевской (ал-Бируни, 1973. С. 437).

22. Перевод Н. Гараевой: «и здесь к нему примыкают с севера земля гузов, а на востоке — земля Джурджана...» (Гараева, 2006а. С. 757). В переводе С.Х. Сираждинова и Матвиевской: «Там, на северном берегу [сейчас] земля гузов...» (ал-Бируни, 1973. С. 437).

23. Заман — градусы в широтных измерениях. Заманы — градусы небесного экватора, а также его параллелей, дугами которых являются «дневные дуги» (Гараева, 2006а. С. 757. Примеч. 521).

24. С.Х. Сираждинов и Г.П. Матвиевская переводят: «стране» (ал-Бируни, 1975. С. 101); Н. Гараева ставит знак вопроса: «стране?» (Гараева, 2006а. С. 760). По смыслу можно было бы перевести и «город», хотя слово «билад» — «страна» или мн. ч. от слова «балад» — «страна», «область», «город».

25. Н. Гараева слово «мадина» переводит как «главный город» (Гараева, 2006а. С. 806, 811). Поскольку Йакут употребляет для столицы = главного города и другие термины, я предпочитаю переводить просто «город».

26. Об идентификации названия Ар-к-нус: древняя Гиркания (Коковцов, 1932. Примеч. 50; последние изыскания см.: Рашковский, 2009).

27. По поводу названия города Казар: старая часть столицы, резиденция хакана; ср. названия части Итиля «Хазаран» у Ибн Хаукала и города «Хазар» у ал-Мукаддаси (Коковцов, 1932. Примеч. 51).

28. Перевод фразы о столице Казар и реке Итиль — Б.Е. Рашковского.

29. Перевод Н. Голба: «...Имя столицы царства — казар, имя же реки, которая протекает через него, — 'TYL...» (Голб, Прицак, 1997/5757. С. 142).

30. В дельте Волги (Древняя Русь, 2009. С. 203. Примеч. 49).

31. В краткой редакции — В-р-шан, что позволило А.Я. Гаркави сблизить название реки с городом Варсан (Варачан / Баланджар в Дагестане?). Предположительно, р. Кума на Северном Кавказе. Точная идентификация затруднительна (Древняя Русь, 2009. С. 206. Примеч. 67).

32. Здесь П. Коковцов переводит как «город», А.Я. Гаркави — как «страна» (примечание Бориса Рашковского).