Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





6. Становление Хазарского каганата

На вопрос о времени принятия хазарским правителем титула «хакан» ответить трудно, так как в нашем распоряжении имеются лишь очень противоречивые и разбавленные полулегендарным материалом, особенно у таких авторов, как ал-Куфи, Бал’ами, данные о хазарах в связи с их первыми столкновениями с арабами в 40—50-х годах VII в. И все-таки есть по крайней мере два источника, и, что особенно важно, оба ранние, дающие, как кажется, ответ на этот вопрос. Ал-Йакуби, автор IX в., весьма осведомленный о кавказских делах 40—50-х годов VII в., называет малика хазар хаканом1. Такой же титул встречаем у ал-Куфи (начало X в.)2. Следовательно, есть основания утверждать, что правитель хазар принял титул «хакан» в 30-х годах VII в., т. е. в период, когда после смерти его родственника Тун-шеху в Западнотюркском каганате начались смуты. Правда, в период с 634 г. до начала 50-х годов VII в. единство этого государства восстанавливалось3 и тюрки даже пробовали вмешаться в иранские дела, когда последний Сасанид Йадигерд III бежал от арабов в Хорасан4, но никаких данных о восстановлении даже номинальной власти тюрок в Восточной Европе нет. А затем в 50-х годах Западнотюркский каганат был подчинен Китаю5.

Здесь важно отметить еще одно обстоятельство: приняв титул «хакан», правитель хазар, по-видимому, оставил за собой и титул «джебу» («ябгу»), тогда как звание шада сохранилось за другим лицом.

Теперь попытаемся воссоздать ход становления Хазарского каганата в пределах Восточной Европы в 30—80-х годах VII в. В это время хазары столкнулись с арабами в районе Дербента, а затем в 60-х годах, пользуясь смутой в Халифате, активно вмешались в закавказские дела. Эти события будут нами рассмотрены, но представляется, что не они составляли главное содержание хазарской истории этого времени. Основной ее ареной в ту пору стало Предкавказье, а затем и более обширные районы Восточной Европы. Фактов в нашем распоряжении немного, но попробуем в них разобраться.

Как уже отмечено, в Предкавказье наряду с хазарами сложилась и другая крупная политическая сила — Великая Булгария6. Пределы ее в общем очерчены у византийских авторов — это Западное Предкавказье, район р. Кубань7, хотя некоторые историки8 относят западную границу Великой Булгарии к Днепру9. Противоречия здесь, однако, нет: собственно Великая Булгария была расположена в Прикубанье, а подвластные (по-разному) ей области могли охватывать и пределы юга современной Украины.

Относительно Великой Булгарии в последнее время возобладала точка зрения, что это область «вторичной колонизации» по аналогии с Великой Грецией, Великой Скифией и т. д.10 Аналогия явно неудачная. Великая Греция (Сицилия и Южная Италия в VII—IV вв. до н. э.) — это области, колонизованные из метрополии, собственно Греции. Более того, очевидно, греческое выражение правильнее перевести не как «Великая», а как «Большая» («мегалэ»), т. е. большая по величине территории. В случае с Великой Булгарией ситуация иная. Булгары, конечно, пришли в этот район, но откуда — мы точно не знаем. Михаил Сириец называет их «прародиной» внутренние области Скифии11, к которым западные информаторы могли относить и области Средней Азии и Хорасана12.

Возвышение Великой Булгарии источники связывают с правлением хана Куврата. Очевидно, его имеет в виду эфиопский источник, упоминающий о крещении булгарского правителя в Константинополе в 619 г.13 Полагают, что в начале 30-х годов VII в. (632 г.) булгары освободились от (номинальной) зависимости от Западнотюркского каганата14. Куврат умер во времена императора Константа II (641—668 гг.)15, оставив пятерых сыновей, которым завещал жить вместе и не враждовать друг с другом16. Но дети Куврата нарушили завет отца, и Булгарское объединение распалось. Из возникших «дочерних» орд лучше всего известны две: та, что вместе с ханом Аспарухом ушла на Балканы17, и орда старшего сына Куврата Батбаяна (Баяна), оставшаяся в Приазовье18. Согласно византийским источникам, уже после распада Булгарского объединения из глубин Берзилии (Верилии) вышел великий народ хазар и сделал орду Батбаяна-Баяна своим данником19.

Иначе представлены эти события в хазарских сказаниях. Отвечая на вопрос Хасдая ибн Шафрута, царь Иосиф рассказал, очевидно, предание из тех, что, по его словам, «известны всем старикам нашей страны»20. Согласно этому преданию, хазары некогда были малочисленны и воевали с народами, которые были многочисленнее и сильнее их21. Здесь надо обратить внимание на два момента. Во-первых, на указание о малочисленности хазар. Во-вторых, на то, что они воевали с другими народами22, без указания на подчинение хазар последним. Имя этих врагов хазар упомянуто лишь в пространной редакции письма Иосифа, где оно обозначено как вннтр. Исследователи давно пришли к выводу, что под вннтр следует понимать племена Булгарского союза23. События эти происходили где-то в 40—70-х годах VII в., после смерти Куврата. Но в отличие от византийских источников хазарские предания говорят о преследовании хазарами врагов до р. Дуна24, т. е. Дуная, с дополнительной констатацией факта поселения беглых вннтр, т. е. булгар Аспаруха, вблизи Константинополя25. И этому надо верить, так как степные (и частично лесостепные) районы Восточной Европы попали под власть хазар. Аспарух бежал на запад в 70-х годах VII в.26, и эта дата может служить конечной в процессе формирования Хазарского каганата и его территории (во всяком случае, в 90-х годах VII в. почти весь Крым был во власти хазар27).

Но как все-таки малочисленные хазары сумели победить многочисленных, «как песок у моря», булгар? Несомненно, здесь большую роль сыграла вражда между сыновьями Куврата. Но ведь Аспарух ушел на запад, преследуемый хазарами, и, следовательно, до этого булгары — плохо ли, хорошо ли — действовали против врага вместе! Следовательно, надо искать и другие причины победы хазар. Думается, источники при их внимательном рассмотрении дают ответ и на этот вопрос.

Выше я касался проблемы Барсилии и барсилов-басилов. Вспомним, что Михаил Сириец называл ее страной алан. Аланами склонны считать басилов и некоторые современные исследователи28. И хотя границы Барсилии очерчиваются по-разному, все-таки она была связана и с основной аланской территорией, т. е. для VII в. с Центральным Предкавказьем, несколько расширяя пределы на северо-восток. А в «Ашхарацуйце» записано, что у «хакана тэра» («владыки») хазар жена из народа басилов29. Поскольку в том же «Ашхарацуйце» упоминается бежавший от хазар Аспарух30, данные эти надо отнести к 70—80-м годам VII в. А они, как видим, подтверждают тесную связь басилов и Ба(р)силии с хазарами.

Наконец, в эту же канву фактов укладывается и сообщение Кембриджского документа о союзе Хазарии с царем алан, «так как царство алан (было) сильнее и крепче всех народов, которые (жили) вокруг нас»31. Правда, текст Кембриджского документа позволяет относить этот союз и к более позднему времени, когда царь хазар оттеснил хакана на второй план, но вряд ли это так, скорее здесь воспоминания (опять-таки из преданий) о событиях периода становления Хазарского каганата.

В пользу этого можно предложить и следующее соображение. Земля алан занимала центральную часть Предкавказья и вклинивалась на запад, т. е. в территорию, контролируемую булгарами. Следовательно, для алан было важно освободиться от власти булгар, а потому они и могли пойти на союз с хазарами, жившими на восток от их территории.

Именно союз с аланами помог хазарам сокрушить булгар, изгнать часть их на запад и подчинить остальных. В укреплении этого союза наверняка сыграли роль и подвластные хазарам родственные аланам маскутские племена Каспийского побережья.

На них стоит специально остановиться. Маскуты — это массагеты древности, впервые упоминаемые Геродотом в Средней Азии, где в борьбе с ними погиб основатель Древнеперсидской державы Кир Великий32. В Европу массагеты перешли, очевидно, в период передвижений сарматских племен в IV—III вв. до н. в., когда собственно сарматы перешли Дон и, устремившись на запад, покорили родственных им скифов33. Время появления массагетов в Восточном Предкавказье определить трудно, но, скорее всего, речь должна идти о I в. н. э., когда родственные массагетам аланы совершают свои известные походы в Закавказье и далее в Атурпатакан и Каппадокию34. Армянские источники знают маскутов в IV в. и тогда же упоминают их царство, которое находилось в не совсем ясных взаимоотношениях с Кавказской Албанией. Можно предположить, что в IV в. маскутские цари господствовали в этой стране. Во всяком случае, Фавст Бузанд пишет о маскутском царе Санесане (30-е годы IV в.)35. Любопытно, что Санесан назван царем гуннских войск и в то же время родственником армянских Аршакидов. В другом месте маскуты выступают для того же времени как союзники алан36.

Это позволяет сделать вывод, что в первой половине IV в. существовало сильное политическое объединение во главе с маскутскими племенами. Их сила была столь значительна, что они совершали успешные походы против Армении и даже овладели ее столицей Валаршапатом37. Возглавляемый маскутами союз, очевидно, был уничтожен в ходе гуннского нашествия. В прибрежной полосе Дагестана племена Гуннского союза столкнулись именно с маскутским населением. Ныне о нем осталась память разве что в названиях рек («Рубас» — «лисица», «Самур» — «соболь»); по-видимому, к маскутскому наследию надо отнести и «хазарские» города, носившие иранские названия (например, Самандар), но в те времена ситуация была иной. Однако пришедшие племена в своих контактах с маскутами на севере прибрежной полосы Дагестана оказались победителями.

В VII в. территория маскутов сузилась и, судя по данным «Армянской географии», этот этнос обитал в основном к югу от Дербента, т. е. в районе, который, как правило, хазарам не подчинялся.

Таким образом, этническая (и социальная) база, на которой возникло Хазарское государство, складывалась из синтеза местных (в основном иранского) и пришлых (тюркского и угорского) компонентов. Именно этот синтез обеспечил устойчивость, стабильность и конечный успех этого государства, которое первоначально было одним из многих политических образований на Северном Кавказе.

Что касается времени возникновения Хазарского каганата, то, думается, его нельзя датировать точно. Скорее всего, речь должна идти о большом отрезке, с первой четверти до 70-х годов VII в., когда победа над Булгарским объединением обеспечила гегемонию Хазарии в Восточной Европе.

Примечания

1. Ал-Йакуби. Тарих. Лейден, 1883. Т. 2. С. 194.

2. Ал-Куфи. Книга завоеваний. Баку, 1981. С. 10.

3. Очерки истории СССР, III—IX вв. С. 383—384.

4. Колесников А.И. Завоевание Ирана арабами. М., 1982. С. 137—145.

5. Очерки истории СССР, III—IX вв. С. 384.

6. Правильна именно форма Булгария, отраженная и в византийских источниках. См.: Чинуров И.С. Указ. соч. С. 34, 60, 153, 162.

7. Там же. С. 60, 110—111.

8. В. Златарский, Н.Я. Мерперт, А.П. Смирнов, М.И. Артамонов, Д. Оболенский, Л. Ангелов.

9. Altheim F. op. cit. Bd. 1. S. 85.

10. Трубачев О.Н. Славянские этнонимы — свидетели миграции славян // Вопр. языкознания. 1974. № 6. С. 51 и след.

11. Michel le Syrien. Op. cit. T. 2. P. 363.

12. Такой вывод можно сделать из Константина Багрянородного, который Персией называет государство Саманидов, куда входили и Хорасан, и Мавераннахр, и более северные области.

13. Golden P. Op. cit. Vol. 1. P. 44.

14. Раннефеодальные государства на Балканах. С. 137.

15. Чичуров И.С. Указ. соч. С. 111.

16. Там же. С. 61.

17. Там же. С. 61, 162.

18. Там же. Эти булгары Приазовья, или черные булгары, хорошо известны для IX—XI вв. из восточных, русских и византийских источников.

19. Там же. С. 61, 162.

20. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 74.

21. Там же. С. 75.

22. в древнееврейском тексте здесь использовано слово «гой» (Там же. С. 21), означающее именно «народ», а не «племя».

23. Там же. С. 92.

24. Там же. С. 75, 92 (датирует пребывание Аспаруха в дельте Дуная 679 г.).

25. Golden P. Op. cit. Vol. 1. P. 59.

26. Раннефеодальные государства на Балканах. С. 136—137.

27. В эти годы сосланный Юстиниан II установил с ними связь.

28. Гадло А.В. Указ. соч. С. 67—68.

29. Патканов К. Указ. соч. С. 16.

30. Сукри А. Указ. соч. С. 17.

31. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 116; Golb N., Pritsak O. Op. cit. P. 112—113.

32. Геродот. I, 201, 205—214. Мовсес Хоренаци, рассказывая о гибели Кира, его врагов именует маскутами (Мовсес Хоренаци. История Армении. II, 13).

33. Страбон (II, V; XI, II) в общем-то не очень различает скифов и сармат.

34. Дион Кассий. LXIX; Иосиф Флавий. Иудейская война. VII, 4. Дион Кассий считает, что массагеты и аланы — один народ. Такого же мнения Аммиан Марцеллин (XXIII, 6).

35. Фавст Бузанд. III, VI, 12—13.

36. Там же. Гунны (хоны) здесь явно заменили более старое (иранское) население степей. См.: Прокопий Кесарийский. III, XI, 9.

37. Фавст Бузанд. III, VII, 15.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница