Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





1. Территория и население

Проблема территории Хазарского каганата и (в меньшей мере) его населения всегда привлекала внимание исследователей уже потому, что источники содержат об этом много данных (хотя весьма сложных и противоречивых). Такой материал есть в письме царя Иосифа Хасдаю ибн Шафруту, значительный комплекс сведений этого рода находим у арабских географов.

Данные царя Иосифа крайне противоречивы. Это не случайно, так как Иосиф, последний (или предпоследний) царь Хазарии, рисовал своему далекому корреспонденту явно не современную ему Хазарию, а Хазарскую империю эпохи ее расцвета (VIII—IX вв.). Установить это можно в основных чертах при сопоставлении с другими источниками.

В советской историографии 40—50-х годов проявилось чрезмерно нигилистическое отношение и к этому источнику, и к хазарской проблеме в целом1. Подобные взгляды были подвергнуты справедливой критике М.И. Артамоновым2, хотя последний со своей стороны допускал иногда неточности в сторону преувеличения роли Хазарии и ее территориальных размеров. В наши дни ряд ученых исследовали южную (кавказскую) границу Хазарии3. Весьма основательно эти вопросы изучались зарубежными специалистами4.

Таким образом, проблема не нова; и для того чтобы как-то в ней разобраться, необходимо прежде всего выработать наиболее удобную и эффективную методику исследования. Чаще всего границы Хазарии пытаются определить вне времени, т. е. как какие-то стабильные, не изменявшиеся на протяжении трех веков. Но границы5 этого государства, как и других, не были неизменными. К сожалению, сам характер наших источников не дает возможности достаточно четко установить их отдельно, скажем для VIII, IX, X вв. Дело в том, что арабские источники (в основном географические сочинения) рисуют пределы Хазарии главным образом для IX — начала X в. и только по Кавказу их информация более обширна и охватывает VII—VIII вв. Византийские источники вносят здесь важные коррективы для конца VII— начала VIII в. и кануна падения Хазарии (40-е годы X в.). Для IX—X вв. незаменимы известия русской летописи.

Ниже я разбираю сведения о территории и населения Хазарии в отдельных группах источников (хазарских, мусульманских, византийских, древнерусских). Это позволит показать, как представляли пределы Хазарии ее современники и сами хазары, и это лучший и наиболее надежный в наше время ответ на вопрос о границах Хазарского каганата.

С древнейших времен государства, контролировавшие Закавказье, имели заслон от вторжений с севера в районе Дербента. Здесь находилось самое узкое в Западном Прикаспии пространство между морем и горами. На одном из языков восточных иранцев, очевидно массагетском (маскутском), этот проход назывался Чора или Чола6. Позже у арабов мы встречаем его обозначение как Сол—Сул7. Установлено, что укрепления здесь появились еще в VIII—VII вв. до н. э.8 Затем здесь держали гарнизоны персидские цари, позже сасанидские шахи. Арабская историческая традиция связывала эти укрепления с именем Искандера зу-л-Карнайн — Александра Македонского, которому на Востоке вообще приписывали все укрепления севера, в том числе и легендарную стену Йаджуджа и Маджуджа (Гога и Магога). Разумеется, это легенда: древнейшие укрепления воздвигало местное население, возможно, при царях Кавказской Албании, а самый мощный цикл стен, уходивший в горы одной стороной и в воды Каспия другой, воздвигался при Сасанидах в V—VI вв., т. е. в период после гуннского нашествия, когда угроза вторжения кочевников в Закавказье стала особенно реальной. В это же время была построена и Дербентская цитадель, господствовавшая над проходом Чора. Естественно, она и стала пограничной крепостью Сасанидов на севере.

Система укреплений Дербента слыла неприступной, но тем не менее известно, что и она не выдерживала ударов северных завоевателей. Трудно сказать, как это происходило: действовали ли враги измором, или помогала измена, переходили ли в руки «северных племен» только нижние укрепления у моря, или сдавалась сама цитадель. Очевидно, бывало по-разному. В период войны 20-х годов VII в., в год убийства Хосрова II (628 г.), хазары, согласно Мовсесу Каланкатваци, овладели Чора и даже разрушили его до основания9. Вероятно, они захватили нижний город, т. е. собственно город в проходе Чора, тогда как цитадель уцелела. Во всяком случае, она не была разрушена.

Вскоре, однако, при неясных обстоятельствах Сасаниды вернули Дербент. В сражении при Кадиссии (637 г.), где иранским войском командовал наместник северного кустака Сасанидской державы Рустам ал-Азари, участвовал и некий Хормуз, из царей Баб ва-л-абваба, т. е. Дербента, попавший в плен к арабам10. Трудно сказать, что это за «цари Дербента», но, скорее всего, речь идет о наследственных правителях крепости и ее округи.

Когда к Дербенту в 22 г. х. (642/643 гг.) подошли арабские войска, в городе сидел малик (царь), которого одни источники называют Шахрбараз11, а другие — Шахриаяр12. Очевидно, правильно первое — Шахрбараз, встречающееся довольно часто среди имен сасанидской знати13, тогда как «шахрийар» — титул, новоперсидское «правитель страны», соответствующее среднеперсидскому «шатрдар». Этот титул можно признать идентичным арабскому «малик». Шахрбараз сдал Дербент Абд ар-Рахману ибн Раби’а на условиях освобождения от дани и обязанности защищать Дербент от северных врагов. В качестве последних у Бал’ами указаны русы14, которых в оригинале труда ат-Табари нет15.

Однако в том же или в следующем году халиф Омар передал управление Дербентом Абд ар-Рахману ибн Раби’а16, который был «комендантом» крепости до 32 г. х. (652/653 гг.)17. В 652/653 гг. Абд ар-Рахман ибн Раби’а совершил неудачный поход против хазарского города Баланджар и был убит18 (в некоторых источниках фигурирует и брат Абд ар-Рахмана Салман19). Поражение арабов в походе на Баланджар есть и у других историков20, хотя порой оно обрастало легендарными подробностями21.

После убийства третьего «праведного» халифа Османа (656 г.) в Арабском государстве начались смуты, особенно усилившиеся после гибели четвертого халифа Али (661 г.)22. В этих условиях князь (ишхан) Кавказской Албании Джуаншер сумел стать практически самостоятельным, хотя для этого ему пришлось лавировать между Халифатом и Византией23. В своей северной политике Джуаншер явно действовал на стороне арабов. В 42 г. х. (662/ 663 гг.), когда войска главного претендента на власть халифа Омейада Муавии воевали с византийцами и аланами24, союзники последних — хазары вторглись в Албанию, но были разбиты Джуаншером и прогнаны за ворота Чоры25. Следующий поход «гуннов» в Закавказье привел к их мирному договору с Албанией26. В 670 г. Джуаншер был убит при не вполне ясных обстоятельствах. Албанским князем стал его племянник Вараз-Трдат. Жена Джуаншера была дочерью правителя хазар27, и это, очевидно, послужило поводом для «великого князя гуннов» Алп-Илутвера вмешаться в албанские дела, «как бы мстя за кровь Джуаншера»28. Очевидно, хазарские набеги на Албанию стали системой29, и в конечном счете Вараз-Трдат направил к царю гуннов посольство во главе с епископом Исраэлом30. Согласно Мовсесу Каланкатваци, итогом явилось крещение Алп-Илутвера. Из текста сочинений Мовсеса Каланкатваци не всегда ясно, где проходила северная граница Албании31, но в 80-х годах VII в. Дербент был во власти «гуннов»32. Очевидно, захвачен он был в 70-х годах, после гибели Джуаншера, когда Вараз-Трдат попал в столь стесненное положение, что одно время платил дань Хазарии, Византии и Халифату33.

После стабилизации положения в Халифате при Абд ал-Малике (685—705 гг.)34 наместник халифа, его брат Мухаммед ибн Мерван, покорил Армению и другие части Закавказья35 и в 698 г. взял Чора36. В 705 г. албанский князь Шеро с частью азатов был увезен в Сирию37, очевидно, из опасения, что албанцы присоединятся к восставшим армянам38. Княжеская власть в Албании была ликвидирована, и страна вошла в состав большого северного наместничества Халифата39. Дербент вновь стал пограничным пунктом между Халифатом и хазарскими владениями. И он оставался таковым в последующее время, хотя роль правителей этого пограничного города менялась. Случалось, что в период арабо-хазарских войн первой половины VIII в. армии хазар прорывались через Дербент, но переходил ли сам Дербент в руки хазар даже на короткое время — мы утверждать не можем.

Обычно Дербент входил в наместничество Армения, иногда в Азербайджан. Согласно дербентским хроникам конца XI в., самостоятельное правление эмиров Дербента началось в 869 г.40 Территории, им подвластные, неизвестны, но они были невелики, и, кроме Дербента и его округи, включали область Маскут (небольшую территорию от Дербента до р. Самур на юге) и г. Шарабан, которые подчинились Дербенту в 833 г.41 Северная граница Дербентского эмирата не менялась и в X—XI вв.

Теперь следует рассмотреть вопрос о том, в каких отношениях с Хазарией находились горные области Дагестана. Ближайшими горскими соседями Дербента были Табасаран и страна лезгин («ал-лакз» арабских источников). Табасаран (Табарсаран) — небольшая область в бассейне р. Рубас, на юго-запад от Дербента; табасаранцы — особый этнос, говорящий на языке лезгинской группы42. Название Таба[р]саран удивительно напоминает древнее наименование другой прикаспийской области, в пределах современного Ирана, — Табаристан (современный Мазандеран). В исторически обозримую эпоху мазандеранцы говорили на языке иранской группы43, но в глубокой древности могло быть иначе и на южном берегу Каспийского моря могли бытовать другие языки, тем более что в древности дагестанские языки были распространены далеко на юг, в пределах Ирана44, да и в раннем средневековье на них говорила большая часть населения Кавказской Албании45. Островки этих языков существуют и ныне в Азербайджане и Грузии46.

Арабские писатели для раннего времени дают немного сведений о Табасаране. У ранних арабских географов есть рассказ о постройке Сасанидами в горах и предгорьях Кавказа 360 крепостей47 или городов48, среди которых указан и Баб табасаран-шах49 (т. е. ворота табасараншаха). Табарсаран-шах упомянут среди горских правителей у ал-Белазури применительно к середине VII в.50; ал-Куфи пишет, что малик Табасарана вместе с правителем лезгин и другими подчинился Салману ибн Раби’а в 25 г. х. (643/644 г.)51. По-видимому, правитель Табасарана в последующее время держался определенной тактики: переходил на сторону сильного в зависимости от того, кто владел Дербентом. После решительной победы Мервана ибн Мухаммеда над хазарами в 737 г. арабам пришлось совершить экспедиции против горных владетелей. Правитель же Табасарана вместе с другими мелкими владетелями Южного Дагестана прибыл к арабскому наместнику52, признав тем самым власть Халифата. В X в. правители Табасарана лавировали между Ширваном и Дербентом53.

Страна лезгин также имела своего правителя (малика), упоминаемого источниками, но он выглядит более самостоятельным. Согласно ал-Куфи, этот правитель признал власть арабов в 643/644 г.54, но позже, во времена наместничества Джарраха, сотрудничал с хазарами55. Мервану же пришлось вести войну с царем лакзов Арбисом ибн Басбасом, и в течение года арабы совершили набеги на область последнего. Арбис был убит, и только после этого его подданные покорились Мервану56. В X в. царство ал-Лакз являлось «оплотом Ширвана»57, однако его маликам подчинялись не все лезгины.

Крупнейшим владетелем Горного Дагестана был «сахиб ас-сарир» («владетель трона»), чья территория именовалась «мамлакат сахиб ас-сарир»58. Название связано с легендами о передаче Сасанидами этому владетелю золотого трона. Значимость «владетеля трона» подчеркивалась и тем, что его иногда именовали «хакан ал-джабал» («хакан гор»)59; ал-Белазури приводит и еще один титул — вхрарзан-шах60. Титул явно иранский, но хорошо до сих пор не объясненный. Если соглашаться с большинством исследователей, рассматривавших в качестве «страны» «владетеля трона» область аварцев61, то некоторые соображения высказать можно. Сами аварцы, как известно, называют себя «ма’арурал», т. е. «горцы», аварцами же их именуют кумыки и даргинцы, их северо-восточные соседи, отделяющие аварцев от плоскостной территории (уже это наводит на мысль о случайном звуковом совпадении этнонима аварцев Дагестана и раннесредневековых авар, которые, кстати, в этот район и не заходили). Близкое слово есть у раннесредневековых авторов. Ибн Русте пишет, что малик (он же «сахиб ас-сарир») зовется «авар» (у Гардизи «аваз»)62. А армянский автор X в. Товма Арцруни среди кавказских народов, принявших христианство, называет «аврhаз [к]»63. Позже «аухар» фигурируют в период походов Тимура в Дагестан. В.Ф. Минорский предложил объяснение титула «вхрарзан-шах» как «шах людей из Вахрар»64, но «вхрарзан» можно понять и как «урожденный, происходящий из народа (рода?) Вахрар».

В данном случае важно установить отношения этого политического образования к Хазарскому каганату. Источники молчат о роли «сахиб ас-сарир» в событиях VII — начала VIII в., из чего можно заключить, что страна последнего оставалась в целом в стороне от арабо-хазарских конфликтов. Только в последний период наместничества Мервана ибн Мухаммеда роль этого владетеля вырисовывается более определенно. Вскоре после победоносной войны с хазарами Мерван в 121 г. х. (738/739 гг.) совершил поход в глубь территории «сахиб ас-сарир аз-захаб» («владетеля золотого трона»), завоевал его крепость и разорил землю. Согласно ат-Табари, побежденный обязался платить джизию в виде 1 тыс. (рабов) и отдал заложников65. По ал-Куфи, горный владетель обязался поставлять в Дербент 500 рабов-мужчин и 500 «белокурых, с длинными ресницами, чувственных наложниц-девственниц», а также 10 тыс. динаров и более тысячи литров66 провизии67. Однако нет оснований утверждать, что такое положение сохранялось долго. Смуты в Халифате в 40—50-х годах VIII в., несомненно, способствовали укреплению независимости «сахиб ас-сарир». В IX — первой половине X в. он выглядит как самостоятельный государь, проводящий независимую политику в отношении и эмиров Дербента, и хазар. Ал-Мас’уди для первой половины X в. пишет об успешных походах «владетеля трона» на хазар68.

В Горном Дагестане и соседних районах Азербайджанской ССР раннесредневековые источники упоминают и иные политические объединения (филан-шаха, туман-шаха, Лайзан, Шандан, Хайтак и др.)69. Но мы точно даже не знаем, где они располагались, источники о них смутны и противоречивы70. Поэтому в данном случае нет смысла разбирать отношения этих труднолокализуемых «государств»71 с хазарами, хотя, например, в отношении Шандана известно, что он был покорен Мерваном ибн Мухаммедом72, а позже (в первой половине X в.) являлся «злейшим врагом мусульман» и союзником хазар73. Главный же вывод — Горный Дагестан в состав Хазарского государства никогда не входил, как не являлся и частью Арабского халифата.

Перейдем к Алании — крупнейшему северокавказскому политическому образованию раннего средневековья. Как сказано выше, именно аланы были той силой, с помощью которой хазары вышли победителями в сложной борьбе за гегемонию на Северном Кавказе. Аланское объединение и после этого сохранилось как самостоятельная политическая единица со своим правителем (шахом74, маликом75), хотя его реальная роль была сложной и не всегда одинаковой.

Кроме того, следует считаться и со следующим обстоятельством. Судя по всему, аланы в домонгольское время заселяли (вместе с другими этносами) значительные пространства Центрального Предкавказья. Но точные пределы их расселения мы установить не можем. Письменные источники, описывая «страну алан», рисуют лишь приблизительные ее контуры. Исследования археологов (особенно В.А. Кузнецова) на территории Северной Осетии дали богатый материал по аланам. Есть все основания считать, что аланы в I тыс. н. э. были основным населением и в равнинной части современной Чечено-Ингушетии. Там найдены большие городища, в которых, однако, усматривают и хазарские города. Более того, аланы жили и в Подонье, где ясское население известно и позже и где они обитали вместе с оседавшими на землю булгарами. Киевский князь Святослав именно там воевал с Яссами в 965 г. Однако не вся территория, где обитали аланы, подчинялась «царю алан». Подонье входило непосредственно в состав Хазарского каганата.

Достоверно известно, что пределы Аланского царства76 на юго-востоке были сопредельны или близки владениям «сахиб ас-сарир»77, т. е. начинались где-то в районе современной Чечено-Ингушетии. Столица алан Магас78 (название, скорее всего, объясняется из иранских языков как «великая»79) была расположена в центре страны, точное местонахождение ее неизвестно80. Она была разрушена в период нашествия монголов81.

Алания в IX—X вв. была густонаселенной страной, «состоявшей из непрерывного ряда поселений»82.

Нас прежде всего интересует вопрос — являлось ли царство алан частью Хазарского каганата? Источники на него дают отрицательный ответ, поскольку аланы всегда выглядят как самостоятельный субъект политики, то выступая в союзе с хазарами (чаще), то склоняясь на сторону Византии или Халифата. Последнее наблюдалось крайне редко, хотя такие случаи были, например, в 103 г. х. (721/722 гг.)83.

Таким образом, с 20-х годов VIII в. хазаро-аланский союз стал давать трещину. Принятие же хазарской знатью иудаизма в конце VIII — начале IX в. усилило стремление Алании к самостоятельной политике. Условия того времени толкали аланских правителей на сближение с Византией, что выразилось в принятии царем Алании христианства. Когда это произошло, точно неизвестно. Ал-Мас’уди пишет неопределенно: «При появлении ислама и при Аббасидах»84, т. е. точной даты он не знал, но, скорее всего, это произошло при первых Аббасидах, т. е. христианином царь алан стал во второй половине VIII в. или даже в IX в. В.А. Кузнецов, специально исследовавший этот вопрос, отмечает раннее проникновение христианства к аланам (V—VII вв.), но его вывод о первом десятилетии X в. как начале христианизации алан выглядит спорным85. Эта дата может считаться временем учреждения аланской митрополии86, но принять христианство царь Алании мог и раньше, иначе бы это было бы на памяти ал-Мас’уди (ум. в 956 г.). Мне представляется более реальной широкая датировка принятия аланами христианства — IX в., время, когда и хазары были в хороших отношениях с империей. В X в. эти отношения опять испортились; война царя алан с хазарским царем Аароном, инспирированная Византией, окончилась поражением алан87. Но последствия этого события в Кембриджском документе явно преувеличены. Правда, вероятно, в связи с этим поражением царь алан после 320 г. х. (932 г.) отрекся от христианства88, возможно под давлением хазар, но в 333 г. х. (944/945 гг.) аланы вместе с частью жителей Дагестана («лазги» источников) участвовали как союзники русов в походе в Закавказье89, а это говорит скорее об их самостоятельности.

Целесообразно коснуться еще одного вопроса. Через Дарьяльское ущелье (Дар-е алан, т. е. Аланские ворота) издревле проходил второй после дербентского (через Чора) путь, связывавший Северный Кавказ с Закавказьем. Контроль за этим горным проходом всегда был очень важен прежде всего для Грузии, хотя враги с севера появлялись порой и другими путями90. В период усиления Грузии Дарьял контролировали грузинские цари. В VI в. за контроль здесь боролись Иран и Византия. Особенно преуспели персы, почему и в мусульманское время бытовала легенда о постройке «кала’т ал-алан» легендарным персидским царем Испандийаром, сыном Биштасфа91. Арабы закрепились здесь в конце VII в., поставив гарнизон, снабжавшийся из «тифлисского пограничья» («сагр»)92, и очень дорожили своим присутствием в этом пункте.

Между Тбилиси и Аланскими воротами обитало племя санарийцев, или цанар, неоднократно упоминавшееся арабскими и кавказскими источниками93. Об этнической принадлежности цанар и их территории идут споры. Некоторые ученые считают их кавказскими племенами, возможно близкими чеченцам и ингушам94. Ряд грузинских исследователей склонны связывать цанар со сванами95. Недавно Г.В. Цулая, оспаривая мнение о близости цанар вайнахам, определил их как этническую группу горной части Восточной Грузии96. Г.Г. Мкртумян страну цанар отождествляет с Кахети97, хотя самих цанар он склонен связывать с вайнахами98. Вопрос остается спорным, но, хотя цанары и были в IX—X вв. связаны тесно с Кахети, отождествлять их территорию с этой восточногрузинской областью, по крайней мере для IX в., оснований нет. Позже они постепенно слились с грузинами.

Цанары были достаточно самостоятельными и, подчинившись формально Халифату, неоднократно восставали. Самое крупное восстание имело место в 851—853 гг., когда цанары, ожидая нашествия войска арабского полководца Буги99, обратились за помощью к Византии, хазарам и «сахиб ас-сакалиба» («владыке славян»)100.

Значительную часть территории современного Краснодарского края заселяли адыгейские племена, или, как их называли соседи (аланы, персы, арабы, восточные славяне), кашаки (касоги). В византийских источниках их именовали зихи (очевидно, западные адыги) и касаки (вероятно, восточные)101. Известно о них немного, хотя характеристика, данная им ал-Мас’уди102, — свидетельство многочисленности адыгов. Тот же ал-Мас’уди особо отмечает разрозненность кашаков, которые подвергались нападениям алан и сохраняли независимость благодаря приморским крепостям103. О набегах алан на эти территории сообщает и Константин Багрянородный. Возможно, часть адыгов в VIII—IX вв. подчинялась хазарам104.

Информация мусульманских писателей о Западном Кавказе вообще скудна. Даже наиболее сведущий из них ал-Мас’уди, после описания кашаков и народа «семи земель»105, в котором, скорее всего, надо видеть печенегов южнорусских степей (это, конечно, гипотеза, но она вытекает из контекста источника), излагает сказки о таинственной рыбе, от которой люди отрезают мясо с одного бока, который затем мясом зарастает, об обезьянах, удивительно смышленых, но не имеющих языка, и т. д.106

В степных районах Западного Предкавказья (к северу от Кубани) продолжали обитать оставшиеся здесь булгары, очевидно, жившие и далее, вдоль побережья Азовского моря. Ал-Мас’уди их не упоминает, хотя, возможно, именно эти булгары скрываются под искаженным названием одного из четырех турецких племен нукрда107 (три другие — йаджни, баджгурд и баджанак108), которые в 932 г. под главенством царя печенегов напали на византийский город Влндр109. Эти булгары упомянуты в «Худуд ал-алам»110, у Константина Багрянородного111, в русских источниках112. Вопрос о них изучен плохо.

Если после раскола Булгарской орды хазары преследовали Аспаруха до Дуная и восточные булгары подпали под хазарскую зависимость, то в первой половине X в. эти булгары (по крайней мере их западная часть, в Северном Приазовье и у Днепра) были самостоятельны.

Очень любопытно указание Константина Багрянородного на девять климатов Хазарии, прилегающих к Алании, из которых в Хазарию в первой половине X в. (а возможно, и раньше) приходили «все средства жизни и богатства»113. Р. Дженкинс и Д. Моравчик отказались комментировать это место, заявив, что местоположение климатов неизвестно114. Попытаюсь хотя бы приблизительно определить район этих климатов.

П.К. Коковцов вслед за А.А. Куником и др. помещал их в Восточном Крыму115, делал попытку сопоставить эти климаты с данными письма Иосифа. Но в краткой редакции письма Иосифа речь идет о народах; сначала сказано, что они бесчисленны, затем названы девять народов, прилегающих к реке116, без точного указания с какой стороны, но с пояснением, что живут эти девять народов в селениях («кфарим»), городах («ирим») и укрепленных городах («ирей мивцар»), или городах-крепостях117. Текст же пространной редакции ответа Иосифа гласит, что у р. Атиль живут многочисленные народы, обитающие в селах («кфарим»), городах («ирим»), одни в неукрепленных («празот»), другие в укрепленных («мивцарим») поселениях118. А затем перечислены народы: буртасы, булгары, свар (савиры), арису119, црамис120, вннтит121, суур122 и цлавиун123, т. е. как раз народы, жившие на запад от Волги.

Таким образом, основа для сравнения климатов Константина и народов Иосифа есть. Можно предположить, что климат в данном случае соответствует административно-территориальной единице Хазарской державы. Во главе таких единиц в Хазарии стояли наместники (тудуны), конкретно известные нам для Крыма и Волжской Булгарии.

Сопоставление списка народов Иосифа с материалом Константина Багрянородного приводит к следующим выводам. Речь идет о восточноевропейских владениях Хазарии, куда не входила коренная территория последней (Приморский Дагестан и соседние территории до устья Волги). Именно эти климаты или народы и являлись главным источником дани для хазар, собственная территория которых, исключая части Приморского Дагестана, была бедна природными ресурсами. К подвластным землям (климатам) относились земли буртасов (мордвы)124, Волжской Булгарии (с Сува-ром), марийцев, части славян и некоторые другие территории, очевидно в Подонье. Район Подонья. был особенно важен для хазар, их крепости располагались и по Дону, и по Северскому Донцу. Известнейшая из них, Саркел (Белая Вежа), была построена византийцами по просьбе хазар в 30-х годах IX в., но археологам известны и другие хазарские укрепления здесь125. Они давали хазарам возможность контролировать торговые пути не только по Волге, но и с Волги (через Переволоку) на Дон, Азовское море, Крым и т. д., учитывая, что международная торговля была одним из главных источников существования Хазарии и ее господствующего класса.

Хазарская застава существовала и на кавказском берегу Керченского пролива. Контроль над этим проливом всегда был крайне важен для хазар. Уже арабские писатели IX — начала X в. неоднократно упоминают эту крепость. В частности, Ибн ал-Факих в описании маршрута славянских купцов указывает Самкуш еврейский («ал-йахуд»)126, который отождествляется с Смкрц письма Иосифа127 и Смкрии Кембриджского документа128. Исследователи справедливо видят в этой крепости Таматарху византийских источников129 (позднейшую русскую Тмутаракань)130. Правда, авторами, поддерживающими пресловутую легенду о Черноморской Руси131, высказывается точка зрения о русской Тмутаракани уже в IX в. К сожалению, она повторяется иногда и в серьезных трудах132. Между тем хазарские документы, а также арабские источники опровергают ее. Правда, текст Константина Багрянородного прямо не подтверждает принадлежность Таматархи в 40-х годах X в. Хазарии, но там нет и намека на присутствие в этом городе русов. ПВЛ впервые говорит о русской Тмутаракани в 80-х годах X в. (988 г.), когда Владимир посадил туда своего сына Мстислава. Логично сделать вывод, что Тмутаракань была занята Святославом во время войны с хазарами 965 г., когда он воевал с касогами133, а именно они и обитали в этом районе. Учитывая текст трактата «Об управлении государством», можно предположить, что в 40-х годах X в. власть хазар на Тамани не ощущалась, хотя, как видим, хазарский царь и десять лет спустя считал этот район принадлежащим Хазарии.

Особо стоит вопрос о хазарской власти в Крыму. В VIII—IX вв. присутствие хазар здесь было столь значительно134, что Черное море называлось Хазарским135, хотя у хазар флота не было и по Черному морю они не плавали в отличие от русов X—XI вв., по имени которых Черное море тогда стало именоваться Русским136.

В X в. и, вероятно, несколько раньше (в конце IX в.?) положение изменилось. В краткой редакции письма Иосифа просто упомянуты 13 народов на берегу Константинопольского (Черного) моря без их названий и локализации. Иное дело — пространная редакция этого документа, где конкретно перечислены 13 названий местностей и городов: Шркил137, Смкрц138, Крц139, Суграй140, Алус141, Лмбт142, Бртнит143, Алубиха144, Кут145, Манкт146, Бурк147, Алма148, Грузин149. Все они, кроме Саркела и Самкерца, расположены в Крыму. Но список крымских названий охватывает почти весь полуостров. Еще в VI в. византийцы владели там только Херсонесом, остальная территория была у гуннов150. Ситуация же, изложенная у Иосифа, скорее всего, сложилась в последней трети VII в. Существовала ли она в его время? По-видимому, в полной мере нет, хотя четкого ответа на этот вопрос мы пока дать не можем151.

Пределы Хазарии на северо-западе из письма Иосифа сколько-нибудь ясно не вырисовываются. Упоминание Саркела, кажется, свидетельство того, что в середине X в. это был пограничный город. Дальше на запад в то время кочевали печенеги, которые, согласно трактату Константина Багрянородного, выглядят не только самостоятельными от хазар, но и одной из трех важнейших политических сил (другие — Русь и Венгрия) Восточной Европы152.

У Иосифа после упоминания (в краткой редакции) и перечисления (в пространной) 13 «народов» отмечается, что далее граница идет на север, где в пространной редакции упомянуты какие-то б. ц. р. h. В данной редакции этот народ локализуется на реке Ва. г. з.153, в краткой просто сказано, что граница идет на север до большой реки Юз. г.154 В б. ц. р. h., которые характеризуются как кочевники, справедливо усматривают печенегов155, в реке Ва. г. з.-Юз. г. пытаются видеть Днепр, понимая его название здесь как искажение турецкого Узу (Узень)156. Данное слово в тюркских языках означает «река»157, применительно к Днепру это название находит подтверждение на итальянских картах XV в.158 Однако в целом довод не очень убедителен, ибо синхронных данных нет. К тому же Иосиф здесь явно искажает суть дела, когда пишет, что б. ц. р. h. платят ему дань и даже «служат ему» (пространная редакция)159.

Затем упомянуты некие хин. дим (краткая редакция) или х. г. рим (пространная). Это венгры160, так как до них доходят пределы б. ц. р. h.

После этого совершенно неожиданно Иосиф переходит к описанию своей столицы в устье Волги, отмечая, что он не пускает корабли русов проходить (в Каспийское море)161. Отсюда можно сделать вывод, что либо в документе есть лакуна о северной границе Хазарии, либо по каким-то причинам хазарский царь не придал этой границе должного значения и не зафиксировал ее в своем послании.

Правда, выше специально отмечено, что страны хазар расположены у реки, название которой есть в пространной редакции (Атиль)162, и это, кажется, указывает на то, что бассейн Волги (исключая ее верховья) был в X в. главной частью Хазарского государства. По-видимому, и Волжская Булгария не смогла до похода Святослава сбросить хазарское иго, хотя в 921/922 гг. такая попытка была сделана.

Сложен вопрос и о восточной границе Хазари. Царь Иосиф утверждает, что пределы его государства доходили до Хорезма и Гургана163, но в это трудно поверить даже для более раннего времени. Ни один арабский или персидский источник не дает и намека на хазарскую власть не только в Гургане, но и в Хорезме. Из Хорезма происходила мусульманская гвардия хазарского царя164, но власть Хазарии на Хорезм не распространялась. Слова Кудамы (IX в.) о том, что «границы Хазарии (проходят) от Армении до Хорезма из (областей) Хорасана»165, возможно, свидетельство распространения в раннее время (VIII в.?) хазарского влияния на какую-то часть заволжских степей. Но принадлежность хазарам Мангышлака166 сомнительна. Когда же Ибн Фадлан ехал из Хорезма в Бурлгар, он не пересекал хазарские владения.

У Кудамы ибн Джафара, кроме упомянутого определения пределов Хазарии, есть указание на протяженность византийских владений от Пафлагонии до «билад ал-Хазар» («страны хазар»)167. Кудама использовал сведения ал-Джарми, побывавшего в византийском плену в первой половине IX в.168, и, возможно, эта часть сведений о хазарах имеет византийский источник. Тогда «страна хазар» здесь, скорее всего, крымские владения каганата.

Указания арабских авторов группы Ибн Хордадбеха—ал-Джайхани169 о границах Хазарии очень схематичны и общи. Рассказы их о хазарах, буртасах, мадьярах, печенегах и славянах170 позволяют заключить, что данный цикл известий можно датировать временем до 90-х годов IX в., когда печенеги заняли территорию между венграми171 и хазарами. Более или менее точная граница проведена по Кавказским горам172. Этими же материалами пользовался анонимный автор «Худуд ал-алам», сделавший попытку «очертить» пределы страны хазар. И у него точна только кавказская граница, тогда как северные и западные пределы Хазарии обрисованы либо очень общо, либо просто фантастично173.

Ал-Мас’уди и географы «классической школы» (ал-Истахри, Ибн Хаукаль, ал-Мукаддаси) специально о границах Хазарии не пишут, скорее всего, потому, что, исключая кавказскую, они их толком не знали, а приводить сомнительные данные не хотели.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. В районе Кавказа Хазарии подчинялось в основном Восточное Предкавказье с береговой полосой вдоль Каспия до Дербента. Здесь был древнейший центр Хазарии, откуда власть хазар распространилась на другие территории Восточной Европы. Крупнейшие местные этносы (аланы, кашаки) в VII—VIII вв., а также частично в IX в. были связаны с Хазарией, хотя говорить об их прямом подчинении каганату оснований нет. Уже в VII в. хазары закрепились в Крыму, Подонье и на Нижней Волге. С середины VIII в. Поволжье174 и Подонье становятся главными областями Хазарии. Каганату подчинялись буртасы, Волжская Булгария, часть восточных славян. В период расцвета Хазарии (70-е годы VII в. — VIII в.) ее власть на западе простиралась до Дуная. В IX в. ситуация изменилась, и к концу столетия пределы Хазарии не заходили на запад далее Дона и его притоков. Восточная граница каганата не простиралась далеко в глубь Заволжья175.

Теперь остановлюсь в общих чертах на этническом составе населения Хазарии. Уже из предшествующего изложения ясно, что он был очень пестрым, настолько сложным, что сколько-нибудь детальная характеристика его невозможна.

Прежде всего надо рассмотреть вопрос о самих хазарах, местах их расселения. «Родина» хазар находилась в Восточном Предкавказье, где они и сложились из смешения пришельцев савиров и тюрок с местным, в основном иранским, населением степной и прибрежной (прикаспийской) полосы. Здесь хазары обитали и позже, после крушения каганата. Они упоминаются в дербентских хрониках конца XI — начала XII в.176, ал-Гарнати (середина XII в.)177.

Создается впечатление, что хазары уже в VII в. расселялись в разных, преимущественно окраинных, опорных пунктах. Первоначально одним из таких пунктов являлось устье Волги, куда затем был перенесен и центр государства. Здесь хазары известны и в середине XII в.178 Русская летопись их именует саксинами179, т. е. жителями г. Саксин, сменившего разрушенный русами Атиль. Большая хазарская колония возникла в Крыму, где сохранилась и после падения Хазарии180. Наконец, хазарская колония была на Дону, прежде всего в районе Саркела. Возможно, здесь в 20—30-х годах XI в. набирал хазар в свою дружину князь Мстислав Владимирович181.

Другие центры расселения хазар нам неизвестны. Но уже это показывает, что хазары в своем государстве не имели компактной территории, а составляли как бы островки в пестром этническом мире юго-востока Европы.

Ал-Истахри и Ибн Хаукаль делят хазар на две группы («синф»). Одна именуется «кара-хазар» («черные хазары»). Они смуглые, почти черные, подобные индусам. Представители другой группы белые, красивые182. В литературе есть суждения об этой классификации хазар183, объяснение которой дать трудно. Но по-видимому, хазары в IX—X вв. были народом довольно смешанным в расовом отношении и не вполне сходным с ранними хазарами (VII в.)184.

Специально разбирать этническую принадлежность прочих обитателей Хазарии не представляется необходимым, так как в отношении большинства из них никаких проблем нет: ясно, кто такие аланы, булгары, кашаки, славяне, венгры, печенеги. Единственный этнос, из-за которого идут последнее время споры, — это буртасы. Некоторые ученые пытаются доказать, что они иранцы185. П. Голден склонен причислить буртасов к уграм186. Наиболее обоснована старая точка зрения, отождествляющая буртасов с мордвой187.

Примечания

1. Рыбаков Б.А. Русь и Хазария (к исторической географии Хазарии) // Академику Б.Д. Грекову ко дню семидесятилетия. М., 1952; Он же. К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси // Сов. археология. 1953. Т. 18. С. 128—150.

2. Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962. С. 37.

3. Работы А.Я. Федорова и Г.С. Федорова, С.А. Плетневой, А.В. Гадло, В.А. Кузнецова и др.

4. Труды Д. Данлопа, П. Голдена, Д. Людвига, Д. Немета, К. Цегледи и др.

5. Понятие «государственная граница» в ту эпоху не совпадало с современным. Тогдашние границы не охранялись и не определялись столь тщательно, как сейчас. Но они существовали хотя бы потому, что определенная территория составляла объект налогового (даннического) обложения в пользу того или иного государства. Речь идет именно о государственной территории, поскольку существовали различные (сложные) виды зависимости одних государств от других. Трудность в том, что подобные виды зависимости в силу специфики эпохи или наших источников о ней не всегда определенны. Но понятие «государственная граница» существовало всегда с тех пор, как возникло государство.

Особенности были и у кочевых политических объединений, когда на их рубежах с оседлыми обществами могли возникать своеобразные нейтральные территории, появление которых связано со спецификой кочевого хозяйства. См.: Егоров В.А. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. М., 1985. С. 31.

6. Название зафиксировано в двух вариантах, которые отражают разные иранские наречия.

7. Ибн Хордадбех. Китаб ал-масалик ва-л-мамалик. Лейден, 1889. С. 123; Ат-Табари. Тарих ар-русуль ва-л-мулук. Сер. 1. С. 895.

8. Кудрявцев А.А. Великий город на Каспии. Махачкала, 1982.

9. Мовсес Каланкатваци. История страны алуанк. Ереван, 1984. С. 78.

10. Ал-Мас’уди. Мурудж аз-захаб. Париж, 1865. Т. 4. С. 208.

11. Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 1. С. 2664, Официально он носил, очевидно, титул «марзпан» («пограничный правитель»).

12. Бал’ами. Тарих-е Табари. Тегеран, 1958. С. 336.

13. Имя это означает «вепрь страны».

14. Бал’ами. Указ. соч. С. 336.

15. Новосельцев А.П. и др. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965. С. 364—365.

16. Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 1. С. 2667.

17. События этих лет по-разному освещены в источниках.

18. Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 1. С. 2667.

19. Там же. С. 2890; Ибн ал-Асир. Ал-камиль фи-т-тарих. Каир, 1934. Т. 3. С. 66.

20. Ал-Куфи. Книга завоеваний. Баку, 1981. С. 11; Ал-Белазури. Китаб футух ал-булдан. Лейден, 1866. С. 204.

21. Особенно в изложении Бал’ами.

22. Беляев Е.А. Арабы, ислам и Арабский халифат в раннее средневековье. М., 1966. С. 156—180.

23. Мовсес Каланкатваци. История... С. 93—116.

24. Ат-Табари., Указ. соч. Сер. 2. С. 16; Ибн ал-Асир. Указ. соч. Т. 3. С. 210.

25. Мовсес Каланкатваци. История... С. 100—101.

26. Там же. С. 102—103.

27. Там же. С. 103.

28. Там же. С. 120.

29. Там же. С. 123 (набеги из года в год). О нашествии на Армению см. также: Левонд. Патмутюн. СПб., 1887. С. 16.

30. Мовсес Каланкатваци. История... С. 123—134.

31. Мовсес Каланкатваци (Там же. С. 123) описывает путь Исраэла от Пероз-Кавада (Партава) до р. Кура, после пересечения которой и начиналась тогда граница Албании.

32. Там же. С. 124.

33. Там же. С. 156.

34. Беляев Е.А. Указ. соч. С. 187—188.

35. Тер-Гевондян А.Н. Армения и Арабский халифат. Ереван, 1977. С. 73—74.

36. Мовсес Каланкатваци. История... С. 160.

37. Там же.

38. Тер-Гевондян А.Н. Указ. соч. С. 75—78.

39. О нем см.: Там же. С. 85—92.

40. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. М., 1963. С. 64.

41. Там же.

42. В наше время численность табасаранцев 85 тыс. человек. См.: Брук С.И. Население мира. М., 1986. С. 144.

43. Основы иранского языкознания: Новоиранские языки. М., 1982. С. 447—554.

44. Дьяков И.М. Языки древней Передней Азии. М., 1967. С. 88, 165.

45. Климов Г.А. Введение в кавказское языкознание. М., 1986. С. 81—108.

46. Там же. С. 81.

47. Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 123.

48. Ибн ал-Факих. Китаб ал-булдан. Лейден, 1885. С. 287.

49. Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 124.

50. Ал-Белазури. Указ. соч. С. 196.

51. Ал-Куфи. Указ. соч. С. 9 (в переводе З.М. Буниятова — Табаристан).

52. Там же. С. 56.

53. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 126.

54. Ал-Куфи. Указ. соч. С. 9.

55. Там же. С. 17.

56. Там же. С. 56—57.

57. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 191 (текст ал-Мас’уди).

58. Ибн ал-Факих. Указ. соч. С. 291.

59. Ал-Белазури. Указ. соч. С. 196.

60. Там же.

61. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 132—136; Бейлис В.М. Из истории Дагестана VI—XI вв. (Сарир) // Ист. зап. 1963. Т. 73. С. 249—266.

62. Ибн Русте. Ал-А’лак ан-нафиса. Лейден, 1892. С. 147; Бартольд В.В. Соч. М., 1963. Т. 8. С. 40.

63. Товма Арцруни. Патмутюн арцрунеац тан. Ереван, 1985. С. 274. На др.-арм. яз. В. Варданян в новоармянском переводе заменил «аврhаз[к]» на «апхазнер», т. е. абхазы (Там же. С. 275), хотя оснований для этого нет. Абхазы жили далеко от цанар, названных рядом, да к тому же христианство было в раннем средневековье и у аварцев. О христианстве части населения ас-Сарира пишут уже ранние арабские источники. См.: Ибн Русте. Указ. соч. С. 147.

64. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 134.

65. Ат-Табари. Указ. соч. Сер. 2. С. 1667.

66. Более 400 кг.

67. Ал-Куфи. Указ. соч. С. 55.

68. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 204.

69. О них см.: Там же. С. 137—142.

70. О филан-шахе одни источники говорят как о самостоятельном владетеле, напр. Ибн Хордадбех (Указ. соч. С. 123), ал-Белазури (Указ. соч. С. 157); другие отмечают, что титул «филан-шах» принадлежал «сахиб ас-сарир» (ал-Мас’уди, см.: Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 203).

71. У нас нет доказательств, что все эти политические объединения можно рассматривать как государства.

72. Ал-Куфи. Указ. соч. С. 56.

73. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 48 (хроника Дербента).

74. Персидский титул. См.: Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 17; Моджмал ат-таварих. Тегеран, 1939. С. 422 и др.

75. Собственно аланский титул был, очевидно, багатар. В арабских источниках он есть в форме «бгайр» у Ибн Русте (Указ. соч. С. 148). Багатар — иранское слово, пере шедшее в славянские (богатырь) и тюркские (бахадур) языки. Багатар — эристав овсов упомянут в грузинской хронике. См.: Картлис цховрэба. Тбилиси, 1955. Т. 1. С. 261.

76. См.: карты в книге В.А. Кузнецова «Очерки истории алан» (Орджоникидзе, 1984. С. 96, 142).

77. Данные Ибн Русте и ал-Мас’уди (Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 204, 221).

78. Упомянут у ал-Мас’уди (Там же. С. 204). Город называется и в источниках XIII в. Варианты его названия есть в китайских источниках. См.: Bretschneider E. A mediaeval researcher from eastern asiatic sources. L., 1888. Vol. 1. P. 316—317.

79. Кузнецов В.А. Указ. соч. С. 161.

80. В.Ф. Минорский (Указ. соч. С. 145) помещает ее по соседству с Орджоникидзе; В.А. Кузнецов (Указ. соч. С. 161) полагает, что Магас был расположен в ущелье Большого Зеленчука.

81. Кузнецов В.А. Указ. соч. С. 257—259.

82. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 205 (данные ал-Мас’уди).

83. Ат-табари. Указ. соч. Сер. 2. С. 1437.

84. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 204.

85. Кузнецов В.А. Указ. соч. С. 197—202. Прокопий Кесарийский (II, XXIX, 15) называет алан и абасгов христианами.

86. Кузнецов В.А. Указ. соч. С. 204.

87. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932. С. 117.

88. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 204 (данные ал-Мас’уди).

89. Bar Hebraci. Chronicum Syriacum. P., 1890. P. 180. Вспомним и указание Константина Багрянородного на то, что аланы могут нападать на девять климатов Хазарии, прилегающих к Алании. См.: Constantine Porphyrogenitus. De administrando imperio. Wash., 1967. Vol. 1. P. 64—65. Указание царя Иосифа на то, что все аланы до пределов афкана (абхазов) платят ему дань (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 101—102), вряд ли соответствует истине, тем более что это сообщение присутствует только в пространной редакции письма хазарского царя.

90. См.: Летопись Картли. Тбилиси, 1982. С. 47.

91. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 204—205.

92. Там же.

93. Ибн ал-Факих. Указ. соч. С. 294; Товма Арцруни. Указ. соч. С. 274; Иованнес Драсханакертци. История Армении. Ереван, 1986. С. 207; и др.

94. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 211; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В. Пути развития феодализма. М., 1972. С. 40.

95. С.Н. Какабадзе, М.Д. Лордкипанидзе и др.

96. Джуаншер Джуаншериани. Жизнь Вахтанга Горгосали. Тбилиси. 1986. С. 47.

97. Мкртумян Г.Г. Грузинское феодальное княжество Кахети в VIII—XI вв. и его взаимоотношения с Арменией. Ереван, 1983. С. 14 и др.

98. Там же. С. 39.

99. Ал-Йакуби. Тарих. Лейден, 1883. Т. 2. С. 598.

100. Новосельцев А.П. и др. Указ. соч. С. 371—372.

101. Понятие Касахия есть у Константина Багрянородного (Op. cit. Vol. 1. P. 186—187). У него Касахия упомянута после страны Папагия, из чего можно заключить, что название «кашаки» («касоги») относилось не ко всем адыгам, а только к северо-восточной их группе.

102. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 206—207.

103. Там же. С. 206.

104. Об этом есть данные в письме Иосифа (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 101), но сведениям этого царя не всегда можно верить. Гораздо существеннее указание грузинских летописей (Летопись Картли. С. 48) об освобождении абхазов от власти Византии во второй половине VIII в. с помощью хазар, которые не могли быть связаны с Абхазией иначе, чем через земли адыгов. Это дает известные основания полагать, что власть (влияние?) хазар над адыгами в VIII в. была велика.

105. Ал-Мас’уди. Мурудж аз-захаб. Париж, 1863. Т. 2. С. 47.

106. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 208—209.

107. Во всяком случае, объяснение этнонима как «бродники» (Там же. С. 209) для X в. невероятно.

108. Название первого из них труднообъяснимо, второе — вероятно, мадьяры.

109. Ал-Мас’уди. Мурудж аз-захаб. Т. 2. С. 59—60. Одно из самых сложных известий о Восточной Европе этого автора. Объяснения (Marquart J. Osteuropäische und ostasiatische Streifzuge. Leipzig. 1903. S. 60—74; Dunlop D. The History of the Jewish Khazars. Princeton, 1954. P. 212) малоубедительны. Вопрос не может быть прояснен из-за отсутствия параллельных источников.

110. Худуд ал-алам. Л., 1930. Л. 8а.

111. Constantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 64—65.

112. ПСРЛ. М., 1962. Т. 1. С. 51, 84.

113. Constantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 64—65 (отдельно идет речь о византийских климатах в Крыму).

114. Ibid. L., 1962. Vol. 2. P. 62. В.Г. Васильевский определял климат как город и район, область (Васильевский В.Г. Труды. СПб., 1909. Т. 2. С. 171—197), но сами климаты искал на Дунае (Там же. С. 201).

115. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 107.

116. Название реки здесь отсутствует, но в пространной редакции письма Иосифа названа р. Атиль.

117. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 24 (др.-евр. текст).

118. Там же. С. 31 (др.-евр. текст).

119. Этноним неясен. Есть попытки возвести его к названию части мордвы (эрзя), таинственному третьему «виду» русов (Арса) и т. д. См.: Там же. С. 99.

120. Т. е. марийцы.

121. Этноним сопоставляют с названием города («мадинат») Вантит у Ибн Русте (Указ. соч. С. 143). У Гардизи и автора «Худуд ал-алам» также идет речь о городе («шахр») Вабнит или Вантит славян (Бартольд В.В. Указ. соч. Т. 8. С. 38 (перс. текст); Худуд ал-алам. Л. 370). Некоторые видят в винтит славянское племя вятичей (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 99; Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 147; Lewicki T. Znajomośc krajow i ludow Europy u pisarzy arabskich IX і X w. // Slavia Antique. Warszawa; Poznan. 1961. T. 8. S. 161 и дp.). Другие исследователи (А.Я. Гаркави, Й. Маркварт, А.П. Новосельцев) высказались за отождествление этого города с Киевом (Новосельцев А.П. и др. Указ. соч. С. 394). Разумеется, это тоже гипотеза, но она сопоставима с ПВЛ, которая отмечает власть хазар над Киевом.

122. Очевидно, вариант савир-сувар.

123. Это, несомненно, та часть славян, которая и согласно ПВЛ платила дань хазарам.

124. Об этом см.: Новосельцев А.П. Древнейшие государства на территории СССР: Некоторые итоги и задачи изучения // История СССР. 1985. № 6, С. 97.

125. Хотя политически в этом районе в VIII—IX вв. господствовали хазары, для IX в. надо учитывать мадьяр и печенегов.

126. Ибн ал-Факих. Указ. соч. С. 270. Другие варианты изданий и рукописей см.: Новосельцев А.П. и др. Указ. соч. С. 385.

127. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 102.

128. Там же. С. 118.

129. Такова первоначальная форма названия. См.: Васильевский В.Г. Указ. соч. Т. 2. С. 374—380.

130. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 106—107; Golb N., Pritsak O. Khazarian Hebrew Documents of the Tenth Century. Ithaca; L., 1982.

131. Ее абсурдность доказана еще учеными прошлого века, тем не менее ее сторонники появлялись в 20—30-х годах, не исчезли они и ныне.

132. См., напр.: Якобсон А.Л. Крым в средние века. М., 1973. С. 57.

133. ПСРЛ. Т. 1. С. 65.

134. Именно Крым стал одним из трех районов сосредоточения хазарского этноса, который там фиксируется и после крушения Хазарии. См. данные Петахьи Регенсбургского в кн.: Три еврейских путешественника XI и XII ст. СПб., 1881. С. 4—5.

135. Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 104, 105 (на с. 103 это название относится даже к Азовскому морю). В X в. Хазарским стало называться Каспийское море, но у ал-Мас’уди Хазарским названы и Черное, и Каспийское моря (Ал-Мас’уди. Китаб ат-танбих. Лейден, 1894. С. 60, 140). Ал-Мукаддаси (Китаб ал-такасим. Лейден, 1877. С. 16, 19) также называет оба моря Хазарским, оговаривая, что Черное море так названо у ал-Джайхани.

136. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 196; ПСРЛ. Т. 1. С. 7.

137. Саркел.

138. Самкерц.

139. Керчь.

140. Судак (Согдайа).

141. Алушта.

142. Лампас-Ломбадис (селения Малый и Большой Ламбат).

143. Очевидно, Партенит.

144. Алупка (?).

145. Готия или Киты.

146. Мангуп.

147. Возможно, Палакион (Балаклава).

148. Алма (около Бахчисарая).

149. Гурзуф. См.: Коковцов П.К. Указ. соч. С. 105—110.

150. Прокопий Кесарийский. I, XII, 96, 97.

151. О ситуации в Крыму в VI—XI вв. см.: Васильевский В.Г. Указ. соч. Т. 2. С. 351—427.

152. Constantine Porphyrogenitus. Op. cit. Vol. 1. P. 50—55 и след.

153. Коковцов П.К. Указ. соч. С. 32 (др.-евр. текст), 102 (перевод).

154. Там же. С. 24 (др.-евр. текст), 82 (перевод).

155. Там же. С. ПО.

156. Там же. С. 83.

157. Узу как название Днепра известно из турецкого и крымско-татарского языков. См.: Будагов Л.З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий. СПб., 1869. Т. 1. С. 134—135.

158. Врун Ф. Черноморье. Одесса, 1879. Т. 1. С. 22. Не исключено, что эта река — Дон (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 83) или даже Ока. Последнее подкрепляется данными ПВЛ о подчинении вятичей хазарам до 60-х годов X в. Ср. также с описанием пределов Хазарии в конце пространной редакции письма Иосифа (Там же. С. 33 (др.-евр. текст), 103 (перевод)), где западная граница Хазарии фиксируется по р. Буз. н., вытекающей из р. Угру, которая составляет южную границу. Есть основания в последней видеть Дон, а в первой — Северский Донец или Оку.

159. Там же. С. 32, 33 (др.-евр. текст), 82, 102 (перевод).

160. Там же. С. 83.

161. Там же. С. 83, 102.

162. Там же. С. 31 (др.-евр. текст). П.К. Коковцов (Там же. С. 98) транскрибирует название реки как Итиль, но текст оригинала дает возможность читать как Атиль.

163. Там же. С. 81—82, 99—100.

164. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 193—194.

165. Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 259.

166. Артамонов М.И. Указ. соч. С. 386.

167. Ибн Хордадбех. Указ. соч. С. 255. Ср. у Хасдая ибн Шафрута (Коковцов П.В. Указ. соч. С. 63), которому хорасанские послы поведали, что по суше между Византией и Хазарией живет много народов.

168. О нем см.: Кранковский И.Ю. Изб. соч. М.; Л., 1957. Т. 4. С. 131—132.

169. См.: Новосельцев А.П. и др. Указ. соч. 372—408.

170. Ибн Русте. Указ. соч. С. 139—145; Бартольд В.В. Указ. соч. Т. 8. С. 35—39 (данные Гардизи); Sharaf al-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India. L., 1940. P. 21—22.

171. Венгры (ал-маджарйе) помещаются между печенегами и страной Аскал «из булгар» (Ибн Русте. Указ. соч. С. 142).

172. Ибн Русте. Указ. соч. С. 139—140; Sharaf al-Zaman Tahir Marvazi... P. 20—21.

173. Например, на востоке Хазарии указана стена («дивар»), которая тянется между горами и морем (Худуд ал-алам. Л. 386). Известие, очевидно, заимствовано из «отчета» Саллама ат-Тарджумана (о нем см.: Крачковский И.Ю. Указ. соч. Т. 4. С. 137—141).

174. Обратим внимание на концовку пространной редакции письма Иосифа (Коковцов П.К. Указ. соч. С. 103), где практически вся Хазария связывается с бассейном Волги («страна (наша) тучна, в ней много лугов, полей... все они орошаются из (нашей) реки и от (нашей) реки получают растительность»).

175. В письме Иосифа даются размеры (городов) и расстояния в фарсангах. Но этим цифрам нельзя доверять. Например, город (столица) хазар указан имеющим размеры 50 на 50 фарсангов (т. е. 350—400 км), а ниже все пределы страны хазар на восток, юг, запад и север даны соответственно равными 20, 30, 30, 20 фарсангам! См.: Коковцов П.К. Указ. соч. С. 102—103.

176. Минорский В.Ф. Указ. соч. С. 75.

177. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131—1153 гг.). М., 1971. С. 55.

178. Там же. С. 27.

179. ПСРЛ. Т. 1. С. 453.

180. Три еврейских путешественника... С. 4—5.

181. ПСРЛ. Т. 1. С. 147.

182. Ал-Истахри. Китаб ал-масалик ва-л-мамалик. Лейден, 1870. С. 223; Ибн Хаукаль. Китаб сурат ал-ард. Лейден, 1939. Т. 2. С. 394.

183. Артамонов М.И. Указ. соч. С. 400; Golden P. Khazar Studies. Budapest, 1980. Vol. 1. P. 142—143.

184. Мовсес Каланкатваци. История... С. 78, 80.

185. См. выше.

186. Golden P. Op. cit. Vol. 1. P. 89—90.

187. Новосельцев А.П. Древнейшие государства на территории СССР. С. 97.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница