Рекомендуем

• По выгодной цене дизайн проект дома только в нашей компании.

• Мы работаем и доставляем Микронаушники круглосуточно.

Поиск



Счетчики






Яндекс.Метрика





§ 3. Политическая история Хазарского каганата в VII—VIII вв.

Чтобы целенаправленно исследовать характер взаимоотношений Киевской Руси с Хазарским каганатом, необходимо проследить основные этапы политическую историю Хазарского каганата. В истории Хазарского каганата следует выделить следующие этапы: 1) первый этап — образование Хазарского государства как полувассального на окраинах Тюркского каганата (582—603 гг.); 2) второй этап — постепенное отделение Хазарского каганата и принятие титула кагана (603—630 гг.); 3) третий этап — развитие Хазарского государства; основной акцент политики правителей каганата в Предкавказье и обширных районах Восточной Европы (630—690 гг.); 4) четвертый этап — эпоха активной внешней политики (VIII — середина X вв.).

В этой связи необходимо отметить, что ранние упоминания хазар связаны с событиями в Закавказье (вторая пол. VI в.) и имеют немалые противоречия. Следует подчеркнуть, что этот факт представляется крайне приблизительным. В частности в VI в. существовало Тюркское государство, а с 588 года Западно-тюркский каганат, говоря о хане западных тюрок, арабские источники изображают его на Кавказе как некого Верховного сюзерена многих местных племен. Учитывая это, Новосельцев А.П. писал: «Хазары упоминаются чаще других племен, и это дает основание думать, что именно их политическое объединение постепенно к 90-м годам VI в. выдвигается на первый план в Восточном Предкавказье. Правитель хазар уже в начале 90-х годах VI в. титулуется как «царь» (152, с. 86).

Итак, что представляло собой тюркское государство Хазария? Хазария и хазары были упомянуты в памятнике латиноязычной европейской литературы «Космография» Анонима из Равенны (приблизительно 700 г. н.э.), в котором говорится, что это государство на территории Восточной Европы, возникшее в конце VII — начале VIII вв. в низовьях Волги на Северном Кавказе, «чрезвычайно обширная как в длину, так и в ширину страна, расположенная в равнинной местности». Правда, Б.А. Рыбаков подвергал сомнению, что это-де всего лишь «небольшое степное государство, не выходящее за пределы правобережных (т.е. Волги) степей» [191, с. 76]. В фундаментальном археологическом трактате С.А. Плетневой, напротив, был сделан вывод: «Хазарское государство было «могучей державой», которое сумело «на протяжении почти двух веков противостоять крупнейшему государству — Арабскому халифату» [170, с. 190]. Такое, по нашему мнению, возможно только сильному государству.

Учитывая это, Хазарское государство являло собой многосословное, многоплановое явление евразийской истории VII—X веков. Хазары — тюркский народ, первые сведения о котором относятся к середине VI века н.э. Хазары предстают в этих сведениях как активное воинственное племя, кочующее в прикаспийских степях. В новейшем исследовании востоковеда Г.М. Калининой [99] показано, что хазары до своего появления в Предкавказье обитали, по всей вероятности, в Средней Азии, в районе реки Сырдарьи, у восточной границы древнейшего высокоразвитого государства Хорезм, расположенного в нижнем течении реки Амударьи и сыгравшего в VIII—X вв. важную роль в истории Хазарского каганата. Так, по сведениям великого арабского ученого первой половины IX века, уроженца Хорезма, Мухаммеда ал-Хорезми, на Сырдарье даже существовал город ал-Хазар [29, с. 74—76].

При этом необходимо подчеркнуть, что началу расцвета тюркского государства благоприятствовали события, происходившие на ее территории. Очередной правитель тюркского государства Муган-каган (553—572 г.) распространил власть в центральной Азии, Южной Сибири, покорив монгольские племена, после чего северо-китайское государство превратилось в данников Тюркского каганата. Но эпоха расцвета Тюркского каганата быстро закончилась. В 582—603 годах произошел распад каганата — на Восточную (центрально-азиатскую) и Западную (средне-азиатскую) части, между которыми начались изнурительные войны. Именно это время благоприятствовало образованию Хазарского каганата. Западно-тюркский каганат представлял по сути конгломерат разных племен и достиг своего расцвета в эпоху правления Шегуе (609—618 гг.) и Тон-Ябгу (618—630 гг.). Апогеем достижений Тон-Ябгу была встреча с Византийским императором Ираклием под стенами Тбилиси. Акцент тюркского правителя на внешнеполитическую деятельность позволил сложиться Хазарскому каганату и способствовал принятия титула каган.

Переселившись в VI в. в прикавказские степи, хазары оказались в сфере влияния двух соперничающих держав — Византии и Ирана, которые вели давнюю борьбу за власть на территории между Черным и Каспийским морями. Византия, владевшая частью Крыма, имела возможность проникать в Причерноморье не только с юга, но и с севера, уже в VII в. сделала хазар своими союзниками [163, с. 268—269] против складывающегося мощного, молодого и энергичного государства — Арабского халифата. Арабский халифат возник на Аравийском полуострове в начале 630 года. Завоевав Иран, Арабский халифат тем самым сменил его в качестве главного соперника Византийской империи. И на протяжении четырех столетий, с середины VII и до середины XI вв., шла с переменным успехом борьба между Византией и Халифатом, где союзниками против арабов были хазары до второй половины VIII в. Поэтому, именно в целях сплочения для борьбы с арабами и возникает к середине VII века сильное Хазарское государство, центр которого находился на территории современного Северного Дагестана. Оно сумело в той или иной мере подчинить своей власти другие народы Северного Кавказа — прежде всего часть алан (предков осетин) и болгар (часть болгар под давлением хазар ушла на запад за Дунай, а другая — на север, в среднее течение Волги — нынешние казанские татары) [110, с. 199].

Наши исследования этого периода показали, что первоначальная связь Хазарии с Византией выражалась в установленном в середине VII века факте широкого распространения христианства у хазар-тюрков. Известный дагестанский археолог М.Г. Магомедов доказал, что уже в VII веке в тогдашнем центре Хазарии — Баланжаре, на реке Сулак, существовали церкви. Здесь были найдены многочисленные предметы христианского культа [139, с. 158173] — ранние памятники христианства на Северном Кавказе. Другой исследователь «хазарской проблемы», археолог и историк А.В. Гадло, писал: «...нельзя пройти мимо свидетельства ал-Бекри (арабский географ XI века, опиравшийся на более ранние сочинения) о том, что до принятия иудаизма хазарский царь исповедовал христианство» [73, с. 24].

О высокой развитости христианства в Хазарском каганате (до принятия иудаизма) свидетельствует вполне достоверный источник — «Мученичество Або Тбилели», написанный во второй половине VIII в. грузинским писателем Иоанном Сабаниедзе. В нем говорится о том, как князь грузинской области Картели бежал с захваченной арабами родины в Хазарию, а в его свите находился преданный ему араб, по имени Або. И именно в Хазарском каганате Або принял христианство, за что был после возвращения в захваченную арабами Грузию казнен как предатель. В «Мученичестве Або Тбилели» сообщается так же о том, что в Хазарском каганате «много селений и городов, которые беспрепятственно пребывают в вере Христовой» [41, с. 50].

Таким образом, развитие христианства в Хазарском государстве было обусловлено его тесными связями и военно-политическим союзом с Византией. Еще в 690 году свергнутый император Юстиниан II был сослан в Херсонес, откуда бежал в Хазарию в крымскую Готию, где женился на сестре хазарского царя Ибузира Глявана в 698 году. Вернув себе престол с помощью хазар и болгар, Юстиниан II не состоялся как император, так как начал войну с Хазарией из-за Крыма, а те поддержали его противника — херсонского армянина Вардака, который уже в 711 году захватил при поддержке хазарского войска Константинополь и был провозглашен императором под именем Филипп. В результате Византия сохранила за собой Херсонес, но Восточный (степной) Крым и Боспор окончательно отошел к Хазарскому каганату. Таким образом, ромеи и хазары-христиане стали союзниками в борьбе с арабами.

Позднее, в 732 году новый византийский император Лев III Исавр женил своего сына Константина на дочери хазарского царя Чичак (тюрк — «цветок»), получившей христианское имя Ирина. Впоследствии, в 775—780 годах, Империей правил их сын Лев IV, которому Хазары оказывали неоценимую военную поддержку. Благодаря хазарам Византии удалось не только устоять перед арабами, но и нанести им ряд чувствительных ударов [20]. Но не позднее 780-х годов Хазария разрывает союз с Византией, но это было уже другое государство — государство Хазарского каганата с официально принятой религией иудаизмом. Как отмечали В.Я. Петрухин и Д.С. Раевский [161, 162], именно под натиском арабов племена Хазарии расселились в середине VIII в. в Причерноморских степях, достигли лесостепи и мигрировали по Волге к северу до Волжско-Камского междуречья, земель Волжской Булгарии. В Нижнем Поволжье возник городской центр Хазарии — ал Бейда или Итиль [162, с. 200].

В результате, к концу VIII века Хазария превратилась в мощное государство, стало в один ряд с тремя другими империями — Византийской, Арабским халифатом и западноевропейской империей Карла Великого.

В этой связи встает вопрос: какие причины способствовали быстрому расцвету Хазарского государства, превратившего его в мощную империю? Почему недавнее кочевое государство вдруг стремительно начинает развиваться не только экономически и культурно, но и в котором происходят большие социальные перемены? Необходимо подчеркнуть, что в исследованиях, например Петрухина и Раевского, нет четкого ответа вопрос, почему Хазария, состоящая из кочевых племен, превратилась в могучее государство. Мы предполагаем следующее объяснение. Так, например, в первой четверти VIII в. Хорезм оказался под властью Арабского халифата, из-за чего многие хорезмийцы, не желая власти мусульман над собой, стали уходить из своей страны в Хазарию. В целом же массовый исход хорезмийцев произошел в 720 году. И благодаря давнишним дружеским связям Хорезма и Хазарии, а также учитывая, что тюркское государство Хазария еще в начале VIII в. вело решительную борьбу с общим врагом Хорезма арабами, завоевавшими Закавказье, то понятно, почему хорезмийцы переселились в Хазарию, а некоторая часть пошла еще дальше — в Древнюю Русь. И естественно, что они были приняты в Каганат как союзники — враги арабов [110]. Хорезмийцы, причем самая активная и образованная ее часть, принесли с собой опыт очень высокой цивилизации — в военном деле, в строительстве (воздвигнутые ими крепости сами говорят за себя), ремеслах и культуры в целом. Толстов писал: «Изгнанные из Хорезма, хорезмийцы, опираясь на союзников хазар, помогли создать «новый Хорезм» на Волге в виде Итиля... на месте пересечения трех путей (двух сухопутных и одного морского) из хорезмийских владений в Восточную Европу, на волжский водный путь и на Северный Кавказ, Дон и Черноморье» [214, с. 95, 97—98, 142].

Гипотеза С.П. Толстова о хорезмийском следе была отвергнута в трактате авторитетного хазароведа М.И. Артамонова. Он отрицал роль хазаро-хорезмийской связи. Но пройдут годы и новые археологические раскопки (например, археологические исследования дагестанского ученого М.Г. Магомедова), а также данные письменных зарубежных источников подтвердят роль хорезмийцев в становлении Хазарского государства. Исследуя характер и архитектуру крепостей, которые строились на рубеже VIII—IX вв. на территории Хазарии, археолог М.Г. Магомедов доказал хорезмийский стиль построения крепостей. Значит, хазарские крепости строили в VIII—IX веках хорезмийцы [139]. Кроме этого, дальнейшие археологические исследования вновь показали, что действительно на юго-восточной границе Руси в IX — первой половине X вв. находились мощные крепости и огромные поселения Хазарского каганата хорезмийского стиля. Особенно плодотворны были археологические работы 1930—1980-х годов, которыми руководили талантливые ученые М.И. Артамонов, И.И. Ляпушкин, С.А. Плетнева.

В 1989 году была опубликована работа С.А. Плетневой «На славянохазарском пограничьи», в которой в той или иной мере были подведены итоги многолетних исследований. В ней, в частности, отмечалось, что «Степи и лесостепи донского бассейна были в VII — начале X в. заняты населением, создавшим так называемую салтово-маяцкую культуру (по двум ее крупным памятникам), которая тождественна культуре Хазарского каганата. На всех трех крупных пересекающих эту территорию с севера на юг реках — Дону, Северском Донце, Осколе, — а также на берегах более или менее полноводных их притоков постоянно встречаются остатки укрепленных и неукрепленных поселений — городищ и селищ... их известно уже около 300. Несомненно, особый интерес возбуждают при первом же знакомстве городища: величественные развалины белокаменных замков, расположенных на высоких прибрежных меловых мысах... крепости располагаются там на расстоянии 10—20 км. одна от другой и создают по существу целостную линию мощных укреплений. Вплотную к этой линии с севера и запада подходили городища и поселения славян» [169, с. 7].

И, действительно, если условно провести на карте линию по «хазарскому пограничью», то мы увидим, что цепь из мощных крепостей, проходящая несколько южнее линии, на которой расположены ныне современные города (с востока на юго-запад) Воронеж, Старый Оскол, Белгород и Харьков — это «...белостенные крепости, стоявшие на высоких холмах, с которых река контролировалась иногда на десятки километров...» [там же, с. 187].

Кроме этого, после прихода хорезмийцев кочевое государство Хазария стремительно начинает развиваться не только в военном, экономическом и культурном плане; в нем происходят одновременно и большие социальные перемены. Каганат сумел заселить степи и лесостепи, расположенные южнее Руси, человеческой массой из различных кочевых народов — алан, булгар, узов и т.д. С поразительной быстротой кочевое население уже через несколько десятков лет, к началу IX в., становится оседлым. Эти народы занимались земледелием и ремеслами, обитали в основном в больших селениях. А ведь еще в начале VIII в., как показывает С.А. Плетнева, основное население Хазарского каганата находилось на стадии «таборного кочевания».

Все это свидетельствует о том, что Хазарский каганат уже к концу VIII в. благодаря хорезмийскому влиянию был для своего времени развитым и мощным государством. Но, несмотря на убедительные доказательства, некоторые историки до сих пор сомневаются и даже оспаривают факты археологических исследований. Так, например, Б.А. Рыбаков считал, что Хазарский каганат представлял собой «небольшое паразитарное государство», жившее только «за счет транзитной торговли». Далее он утверждал, что для его разгрома не нужен был «богатырский народ» [80]. Но в 1962 году был издан объемный трактат историка и археолога М.И. Артамонова «История хазар», в котором решительно пересматривался взгляд Б.А. Рыбакова. В частности, М.И. Артамонов писал: «Б.А. Рыбаков, больше всего озабоченный тем, чтобы представить Хазарию незначительным ханством... особенно возмущен теми размерами хазарских владений, которые очерчены в письме царя (хазарского) Иосифа... Однако вышеизложенные данные из истории хазар со всей убедительностью свидетельствуют, что Хазарский каганат был действительно огромной империей, обнимавшей почти всю южную половину Европы» [51, с. 386]. Эта государственность сумела в той или иной мере подчинить своей власти другие народы Северного Кавказа — прежде всего часть волжских булгар, предков казанских татар, и алан, предков осетин, и других окружавших ее соседей, но и успешно противостоять Арабскому халифату.

А.П. Новосельцев, в своей работе «Образование Древнерусского государства и первый его правитель» подтверждает мысль С.А. Плетневой о существовании сильного государства в Восточной Европе к IX веку: «...в ту пору наиболее сильным государством региона была Хазария... гегемония распространялась и на значительную часть восточнославянских земель» (имеется в виду южная и средняя Русь) [149, с. 3—20]. С.А. Плетнева в 1967 году в своем археологическом трактате писала, что Хазарский каганат был «могучей державой», которая сумела «на протяжении почти двух веков противостоять крупнейшим государствам того времени — Византийской империи и Арабском халифату» [170, с. 190]. Здесь необходимо уточнить, что противостояние Каганата и арабов относится к VII—VIII вв., а противостояние с Византией — на рубеже VIII—IX вв.

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы: во-первых, Хазария являла собой многослойное, многоплановое явление евразийской истории VII—X вв. Судьба хазар была изменчива и противоречива, историю которой следует разделить на два исторических этапа — с конца VII до последней четверти VIII вв. (основной религией было язычество и христианство) и с конца VIII до второй половины X вв. (официальной религией являлся иудаизм); во-вторых, начало первого исторического этапа формирования тюркско-хазарского этноса в государство следует рассматривать, как было сказано выше, с конца VII до второй половины VIII вв. (основной религией было язычество и христианство), этап, на котором Хазария имела тесные союзнические отношения с Византийской империей; в-третьих, хазарский этнос — это тюркский народ, первые сведения о которых относятся к середине VI в., где они представлены как активное воинственное племя, кочующие в прикаспийских степях, а к концу того же века появились в Предкавказье. До появления их в Предкавказье тюркские хазары обитали в Средней Азии, в районе реки Сырдарьи — у восточной границы древнейшего высокоразвитого государства Хорезм; в-четвертых, переселившись в прикавказские степи, они оказались в сфере влияния двух соперничающих держав — Византии и Ирана, а уже в VII в. Византия сделала хазар своими союзниками, против Ирана, а затем и Арабского халифата. Вплоть до середины VIII в. хазары принимают активное участие в борьбе против арабов; в-пятых, к середине VII в. возникает Хазарское государство, основной причиной которого, возможно, являлось желание сплотить в союз все племена, проживающие на ее территории, для борьбы с Арабским халифатом. Это государственность сумела в той или иной мере подчинить своей власти другие народы Северного Кавказа (болгар, алан и др.); в-шестых, в начале VIII в. Хазарское государство, основной религией которого было язычество и распространяющееся христианство, представляло собой союз воинственных племен тюркского и других народов, но основное население продолжало находиться на стадии «таборного кочевания»; в-седьмых, к середине VIII в. Тюркско-хазарское государство предстает уже как оседлое, занятое земледелием и ремеслами и обитающее в больших селениях с бурно развивающейся экономикой, главной причиной которого заключались в изменении уклада жизни тюркско-хазарского народа благодаря хорезмийскому влиянию. Именно благодаря массовому приходу в Хазарию в 720 году хорезмийцев, которые, не желая власти мусульман над собой, и произошёл резкий скачок экономического и политического развития Хазарского государства. Эмигрировав из Хорезма, где, естественно, были приняты как давние союзники в борьбе против арабов, хорезмийцы принесли с собой и весь опыт развитой цивилизации — ремесла, культуру, военное дело, торговлю, строительство и разнообразнейшие ремесла, достижения ирригации; в-восьмых, к концу 70-х годов VIII в. тюркская Хазария представляло собой мощное военное и христианско-языческое цивилизованное государство, могущество которого позволяло в большей степени как самостоятельно, так и в союзе с Византией успешно противостоять мощной империи — Арабскому халифату. Государство, представляющее собой тесный союз как собственно хазар, так и других этносов; и наконец, благодаря общей борьбе против Арабского халифата союзнические отношения между Тюркско-хазарским государством и Византийской империи ещё больше упрочились, что способствовало широкому распространению христианства у хазар и других народов.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница